«Будь ты проклят и вылези из моей головы»

Слэш
NC-17
В процессе
67
Размер:
256 страниц, 51 часть
Описание:
Деревню Листа накрыл страх.
Страх перед убийцей, что не оправдывался мотивом. Не имел совести, честности. Убивал каждого. Но убивал с условиями. Когда солнце зайдёт ‒ начнётся охота без правил, которой не занимать в искусстве Смерти.
Но кого Коноха пошлёт на такое задание? На задание, которое решит, будут ли новые трупы или счастливый конец.
Выбор очевиден. Одарённый ниндзя, что копирует техники и считается лучшим ‒ Какаши Хатаке. Вот только, каков итог?
Победа..?
Посвящение:
Читателям, Смерти и главным героям фанфика.
Примечания автора:
→ Каждая часть равна чуть больше трёх-пяти страниц, но это лишь помогает содержать график выхода глав. Три дня пройдёт и новая глава (если, конечно, не возникнут сложности в виде болезни, плохого самочувствия соавтора или автора), так же каждая глава выходит ровно в 23:00 (не спрашивайте почему, просто так).
!Внимание! Этот срок может очень сильно увеличится, так как у нас начались сложные времена, но главы будут выходить. Иногда сильно опаздываем, но не забываем 😅

→ Прислушиваемся к отзывам, да и любим их читать. Грешим таким, что ж с нас взять.

→ Отдельная благодарность тем, кто видит ошибки в тексте и пользуется публичной бетой.

→ Последователи Джирайя! (Только давайте вы не будете терзать нас. Мы не хотим закончить так же, как любимый старик-извращенец)

→ Основанно на реальной боли :)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
67 Нравится 57 Отзывы 14 В сборник Скачать

«Глава XXXIII. Опасная игра!»

Настройки текста
— К тебе привыкнешь… С укором и какой-то весёлой досадой бурчит учитель, тупя взгляд и сразу переключаясь на действия шиноби, что так любит подёргать его нервы, играя скорую мелодию, что не имела названия, но все её знали. Каждый бы её почувствовал, эту мелодию, что забралась в самое сердце и выскочила в самый неожиданный момент. Мягкая, успокаивающая мелодия, что в голове Ируки играла под ускоренный лад под руководством одного красноречивого ниндзя. Кстати, у каждого эта игра на нервах своя. Может неряшливая, неспокойная, а иногда мягкая и очень нежная. Она меняет темп со временем… Что за мелодия? Большой секрет. Но в то же время всеобщее достояние, что описывают миллионы стихов, рассказов, пьес. Теперь догадывайся, а Ирука проследит за каждым движением Какаши, что слегка скучающе достал карты. Они выделялись на тёмном фоне своими яркими узорами с красным солнцем посередине. Наверно, оно было бы забавным, если б не имело лицо демона, что хитро открыло пасть в угрожающей улыбке. Ох, что-то учителю не нравиться в этой лукавости… Ирука устало погоядывает в сторону, задумываясь и тут же выпадая из мира. Конечно ненадолго, но этих секунд хватило, чтобы сказать опрометчиво, не задумываясь: — Конечно. И через пару минут… С удивлением и интересом посмотреть в сторону ниндзя. Усмехается и задумчиво прокручивает своё мастерство в картах. Что ж… Опыт не так велик, как хотелось бы. Жаль. Даже не удивится в проигрыше, но азарт подогрело чувство риска, что внезапно ударило в голову. А если и выиграет то, что же он загадаст..? Что ж… секрет, но от этого он лишь задумчиво тянет, посмеиваясь: — Видимо… я подписал смертный приговор на о-о-очень «весёлую» игру. Весёлую и опасную, для него же, игру. Если уточнить, что именно за желания, то это только добавит мыслей и переживаний. Так что вслух он сказал лишь первую часть, которая получилось слишком весёлым и обречённым тоном. Он не против сыграть, просто играет на публику, коим является Какаши. Чай снова оказывается в руке, а обладатель карих глаз делает большой глоток перед тем, как усмехнутся и произнести: — Ну, что ж…. Начнём игру? Слышится азарт в голосе учителя, что, на удивление, появляется очень редко. Прям диковинка среди всего разнообразия эмоций, что умудрялся вместить один человек. За окном слышатся крики ворон. Опять они расшумелись. Ну и пусть… Главное, что дождь потихоньку стал сбавлять обороты, затихая и играя на фоне. Недавно только лил во всю, а теперь начал уходить куда-то в сторону других деревень, лесов, озёр. Их тоже ждал шквал из холодной воды, что подарили небеса Конохе и его жителям. Осталось только сказать дождю: «пока-пока!». В руках оказывается несколько карт, хотя большая часть была довольно неплохой, вторая же ‒ хм… дурацкой. Ему явно не везёт в таких играх, но… Тут он мог отключить одну свою черту, которая бы только выдавала все его действия. Эмоциональность. Да, иногда он мог позволить себе быть полной глыбой, что устало перебирает карты. Например, сейчас. Хотя… Что-то ему стало вдруг непривычно прятать что-то от знакомого ему шиноби, но это же игра… За спиной тихо тикают часы, не попадая в такт незатейливой мелодии дождя. Но зато это мерное движение стрелок достаточно подогревало азарт. Подливало масла в огонь, создавая иллюзию того, что время просто-напросто остановилось. Замедлилось. Все ангелы, если таковые существовали, оставили разбор их грехов на потом, любуясь началом игры. Что-то Какаши подсказывало, что как минимум первую партию он выиграет точно. Изначально причиной тому являлась уверенность в себе. Играй он против Джирайя, ещё бы мог сомневаться. Там шансы на победу были даже немного меньше, чем пятьдесят процентов. Но вообще Хатаке было очень и ещё раз очень интересно узнать, чтобы мог загадать Ирука? Вдруг у него есть какое-то извращённое альтер-эго? Собственно именно поэтому он собирался сыграть минимум до первой победы Ируки, ну... или хотя бы пока последнему не надоест. Какаши точно знал, что ему это точно не наскучит. Он мог тратить часы напролёт на эту игру, особенно, если играл на деньги. Порой правда он умудрялся втягивать так свою пятую точку в долги, но старался их выплачивать довольно быстро. Неприятно жить с осознанием, что на твоих плечах лежит кроме долга перед деревней и её жителями, долг перед каким-то определённым человеком. И сейчас мы говорим не о моральном, а о материальном долге, то бишь о деньгах или каких-то похожих вещах. Восемь карт... Все они достаточно удачные. Вообще Какаши не считал какие-то комбинации безвыигрышными. Из всего можно выудить смысл и толк, если правильно играть с правильным человеком. А это делать он умеет. Даже без Шарингана, который он кстати говоря почти никогда не использовал минимум из-за того, что так играть просто не интересно. Что ж.. дилер ходит первым. И вот Хатаке уже положил одну из карт на стол поверх одной из восьми, ещё изначально красующихся посередине стола. Только вот в отличие от многих людей, он не намеревался играть в гробовой тишине, будто бы у обоих игроков под горлом держат кунаи. Он предпочитал разбавлять обстановку непринуждённой беседой. Возможно, она кого-то отвлекала, но по крайней мере не Какаши и не его самого частого игрока – мастера Джирайя. Порой так случалось, что они оба могли просто позабыть об игре, взахлёб болтая о чём-то. Можно ли такую беседу считать своеобразным приёмом по отвлечению человека от процесса игры?.. Вряд ли.. всё-таки она лёгкая и почти никакого труда и мозгового штурма не вызывала своей кажущейся сложностью. К тому же... если уж кто-то и нуждается в полной тишине то, что составляет труда вежливо попросить хитрого шиноби заткнуться хотя бы на время? — Ты уже придумал... «...что ты попросишь меня сделать?» – хотел сказал Какаши, но дикое желание заставить того вновь смутиться вновь повернуло ход его мыслей в иное русло. Ниндзя облакотился об одну руку, незаметно улыбнувшись. Хитро прищуривая единственный глаз, делая свой а-ля сногсшибательный взгляд: — ...придумал, какое «наказание» получит Какаши-сенсей в случае проигрыша..? — О, несомненно. Мило улыбается Ирука, как будто это не звучало так двусмысленно, как предполагал рассудок. Хотя было видно как уши слегка прибавили красного оттенка. Сложно сдержаться, чтобы остаться в состоянии «спокойствия», когда твой собеседник-соперник в игре отпускает такие довольно интересные фразочки в твою сторону. Хотя слегка сжавшиеся у карт руки могли и выдать некую нервозность в движениях. Но… он их точно хотел скрыть..? Обычно он мог такое пропустить мимо ушей, ничего не выражая… Но с Какаши это как-то не выходило, как бы не старался. Это нечестно! На счёт наказания… Что ж. Он пытается блефовать, что выходит хоть и с лёгким фальшам. Он опять старается просто переключиться на игру, но в голове застревает фраза и это чёртово лицо. Когда же он перестанет так им манипулировать? Наверно, никогда… Карта легко летит на стол, сочетая пёстрые картинки вместе, что легко создают тот ещё пейзаж. Осталось ждать нового хода, задумчиво говоря: — Только не рисуйте разврат в голове, Какаши-сенсей. Это же просто игра… на желание. — усмехается учитель, кладя следующую карту вслед карте конкурента. Рука подпирает голову, что тяжело возлагают на ладонь. Устало бормоча следующие слова, Ирука вглядывается в собеседника, что так и норовил отвлечь от карт: — Хотя зная вас… Могу предположить, что мне не стоит проигрывать. Кажется, у Какаши завязалась своя собственная игра, которая именуется «смути Ируку-сенсея за двадцать четыре часа» и к его шкале общей суммой в ровно одну сотню очков прибавилось ещё десять. Но пока что Какаши не удавалось смутить несчастного учителя на все сто баллов. Он конечно мог предполагать, что же такое надо сделать, но... Ах, чёрта-с-два, ему что, начали нравиться парни?! Что только с человеком и не сделает двухнедельное лежание в больнице... Во всяком случае одного вида Умино с растрёпанными распущенными волосами было достаточно, чтобы дух что-то непривычно захватывало и опускало вниз живота, заставляя передёргивать плечами и мотать головой из стороны в сторону в надежде отогнать так и норовящие залезть поглубже в голову мысли и их продолжения. — Да будет тебе... Как всегда растягивая некоторые слоги говорит Какаши, тихо посмеиваясь, попутно пытаясь найти подходящую карту для себя из имеющихся. — У тебя складывается какое-то не совсем правильное представление. Может показаться, что ты считаешь, что мои мысли постоянно заняты всякими непристойностями и ладно бы с девушками... с тобой! Он тихо усменулся, добавляя ещё карту на стол и лениво разглядывая учителя напротив. Сейчас ведь просто обязаны прибавиться ещё минимум тридцать очков в его мини-игру, которая кстати говоря его знатно затянула. Он уже как-то и позабыл о том, где он сидит, в каком виде и что его волосы так-то уже давно стали достаточно сухими и полотенце теперь не играет почти никакой роли в высушивании растрёпанных седых локонов. Фигура учителя вздрагивает, а взгляд плывёт к своему собеседнику, что произнёс много лишнего, слишком много… Взгляд отражает тот ещё укор, но лицо… Что ж, свои тридцать очков Какаши получает сразу. Реакция на слова последовала незамедлительно, как и самые разнообразные мысли и какой-то стыд, что не сравнить ни с чем в мире. Такое жгучее чувство то ли обиды на себя, то ли на того же Какаши. Мог бы и не пытать его этими мыслями в голове, что возникали только от весёлого взгляда хитрых тёмных глаз, что давали свой эффект в виде лёгкого румянца на скулах, что прикрыли рукой, на которой и покоилась голова учителя. Теперь же она скрывала лёгкое безобразие на лице. Глаза плывут снова к картам, а слова выходят уж слишком скованно и даже слишком тихо: — Я этого не говорил. Слышится за своеобразной маской, которой отгородился учитель, кладя несколько карт, что пёстро слетают с руки и с досадой ложатся на стол. Поверх других карт бросается одна и Какаши тянется за следующей, однако... колода уже пуста. Наступило время подводить итоги их короткой партии и Какаши кладёт оставшиеся в своих руках карты, из общей суммы которой можно выделить только одну комбинацию: аме шико. Три ярких карты, отдельную комбинацию которых именуют «санко», а также «человек под дождём». И этого достаточно, чтобы получить семь очков из десяти возможных. Но не будем врать. Сейчас его волновали далеко не карты. Вид бедного учителя академии завлекал куда больше, чем даже азартная игра. Ах, Джирайя-Джирайя.. что же ты такое пропускаешь... Что ж… учитель не удивлён такому подбору карт со стороны Какаши. «Везение» или судьба, но карты у Ируки попались скудные. Можно просто начинать горевать в душе и… быть вполне довольным возмущением со стороны, что недавно вызвало у него смущение. Если так посмотреть, то это значило, что опасности в такой игре нет, а желание будет довольно простым. Настигло какое-то облегчение, но оно сразу скрылось за каким-то непонятным чувством скуки. Это даже Умино понять не дано. Конец игры. Его конец. Но он лишь откидывается на спинку, вздыхая и выдавая очередное предложение, поправляя выбившиеся волосы, что небрежно легли за ухо. Они раздражали… — Что ж… Ваше «неизвращённое» желание..? Тянет хмуро проигравший, что уже почти и не слышит звука дождя, который ещё смел капать за окном. Хотя… это не так волновало, скорее, было очень страшно и нервозно от нависшей тишины. Да, слова Какаши ранее слегка успокоили, ведь по тону было почти понятно, что его друг смеётся с такой глупой ситуации. Что ж… видимо сейчас ему станет ещё веселее, а Ирука потратит нервы в ожидании какого-то там действия. Хотя какое оно могло быть?
Примечания:
Если есть вопросы, во что именно играют мужчины, то тут краткая информация. Если интересно, то дальше уже сами почитаете про правила игры:

Ханафуда (яп. 花札) — разновидность колоды игральных карт японского происхождения, используемая для нескольких игр, и самой игры с использованием такой колоды. Дословно переводится как «Цветочными картами».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты