Другая сказка

Слэш
PG-13
Закончен
1032
автор
САД бета
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
— А кто любит тебя? — Дракон провел ладонью над камином, и огонь вспыхнул ярче.

— А меня жизнь любит, — рассмеялся Кот.

— Давай я тебя буду любить? — предложил Дракон, разводя широкие объятия — хоть сейчас кидайся к нему на широкую грудь, сворачивайся клубочком и спи до весны. — А ты меня. Так гораздо веселее, не правда ли?

— А разве так можно? — не поверил Кот.

— А ты пробовал? — развеселился Дракон.
Примечания автора:
Написано на третий раунд Поединка в БМ с условием: "что-то новое, что-то старое, что-то взаймы, что-то голубое. Берём классический сюжет (сказка, миф, роман, повесть), одного персонажа обязательно оригинального оставляем, второго своего авторского вводим, третьего заимствуем из другого сюжета, и обязательно должен быть кто-то голубой)"
Ссылки на работы других участников Поединка:

Лана2019Свет: https://ficbook.net/readfic/9949209
YKET https://ficbook.net/readfic/9919508/25525023
Золушка: https://ficbook.net/readfic/9878584
Captain Dean: https://ficbook.net/readfic/9878401
Алиса: https://ficbook.net/readfic/9886188
Ригвена: https://ficbook.net/readfic/9882330
Арт от моей дорогой САД. Спасибо! https://imageup.ru/img115/3662155/skazka.jpg

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1032 Нравится 27 Отзывы 107 В сборник Скачать
Настройки текста
Настоящего имени Кота в сапогах никто не знал. Кот и кот. Гибкий, смуглый, кудри темные, буйные, потертой черной атласной лентой перехвачены. Хитрый плут, бездомный поэт, беззаботный балагур и везучий пройдоха, солнечно-улыбчивый всем без разбору, что цветочнице, что хмурому мяснику. Глянет — сердце тает, как масло на горячей булке. Ну и сапоги, конечно, замечательные: мягкие, высокие, обнимающие стройные мускулистые ноги, с тяжелыми, литыми, матово-золотыми пряжками. Не иначе Кот их у пьяного сборщика налогов стащил. Портки-то у Кота были потертые, и спал он то в стоге сена, а то и просто под деревом — благо ночи в начале сентября еще пригожие, звездные, земля теплом парным дышит. Ну а коли дождик, так всегда находилось, кому его привечать. Кот же. Ласковый. Лапы большие мягкие, глаза зеленые, что летняя трава. Цветочница жене мясника божилась по большому секрету — в темноте светятся. Жена мясника тайну сохранила, раз слово дала, и не сказала почти никому. Только самому мяснику на ухо. А тот, понятно, цветочнику. На рассвете, не успел колокол на ратуше утро отмерить, вилы воздух у кошачьего уха распороли и рукав рубашки пригвоздили. Однако кот на то и дьявольское отродье. У него девять жизней. Ушел в тот раз. Знамо дело, с таким характером подолгу Кот на одном месте не задерживался. Так и болтался по свету яркой залетной вспышкой счастья: потертая бархатная шляпа с облезлым петушиным пером, рубашка с пропоротым вилами рукавом, старые шрамы, ноющие на погоду, но настроения не портящие. Гонору полные штаны, а в голове хмельной ветер и дурацкие мечты без меры: слава, роскошь, подвиги. По его словам выходило, что все ему по плечу: и дракона победить, и жениться на особе королевских кровей. Про то Кот всем, кто на его пути попадался, рассказывал. Только дочерей у короля не было. Один сын. Вот Кот, дурная голова, и брякнул раз, что женится не на принцессе, прости господи, а на принце. Тем более что слава о красоте наследника престола по всему миру шла. Кот не спал, не ел, и с утра до ночи высокопарными стихами рассыпался. И ладно бы просто красоту Принца воспевал в тех стихах, да только про маленькую тугую задницу там куда больше было, чем про его светлый лик. А уж про анус Принца, который Кот не иначе как «прекрасной звездочкой» называл, там, в тех стихах, и подавно было подробно-преподробно. Как и про то, что Кот сделает, когда звездочку ту достанет. Кот был щедрым парнем и делился своими стихами со всеми, кто желал слушать, а желали многие. Целые толпы собирались и внимали. И про как, и по скольку раз, и про стройные ноги Принца на широких котячих плечах. Толпы росли, слухи множились, молва вперед Кота бежала из деревни в деревню и добралась наконец до королевского дворца. Быть на свободе при таком раскладе Коту оставалось недолго. Стража схватила его как раз, когда он воспевал родинку в виде сердечка на молочно-белой пышной половинке Принца. Заткнули богохульный рот первой попавшейся тряпкой, скрутили и в темницу бросили. Хотели подальше от греха, но Принц как узнал, что Кот теперь считай во дворце, впал в необыкновенное волнение. Успокаивали его и король, и королева-мать, и учитель танцев, и пуще всех главный камердинер. Принц рыдал, размазывал тушь по щекам и в парик пудренный сморкался. — А он страшный? — переспрашивал каждые пять минут. — Волосатый? Огромный? А если он меня изнасилует? — Не изнасилует, — убеждал камердинер и хлопотал вокруг: розовой душистой водой прыскал, виски уксусом мазал, пудрой посыпал. Хотели уже пиявок заграничных ставить, чтобы у Принца дурь оттянуть из его маленькой наследной головы, как тут по новой понеслось: — А посмотреть на него можно? И как ни уговаривали Принца отказаться от этой затеи, все впустую. Принц обмирал, бледнел, млел и желал видеть пленника. Долго собирался: банты голубые шелковые на туфлях, каблуки серебряные высокие, шелковые белые чулки, камзол бриллиантами усыпан, парик выше кафедрального собора. Сзади придворные соболиную мантию несли, спереди лепестки розовые под ноги кидали. Кот как увидал такую красоту, чуть не ослеп. Вскочил, шляпу сдернул с головы, кудри по плечам рассыпались. Подмел петушиным пером пыль с золотых пряжек и застыл в поклоне. Принц скривился и концом трости в Кота потыкал. — Правда, что ты дракона ради меня обещал победить? — процедил и кружевным платочком нос прикрыл. Не то чтобы воняло от Кота, но так, на всякий случай. Кот, чего греха таить, не «ради», а просто так ляпнул, когда хмельного вина перебрал, и уже забыть успел. Да и много чего он обещал за свою жизнь. Взять хотя бы цветочницу. Но не разочаровывать же юное создание. Тем более что у Кота девять жизней. Авось пронесет. — Ради тебя, все что захочешь, — Кот глазами из-под волос, на лицо упавших, полыхнул и зубами белыми оскалился. — Только и ты уж родинку в форме сердечка покажи! — Да как ты смеешь, жук навозный?! — выскочил вперед камердинер. — Пусть дракона победит, тогда покажу, — кокетливо посулил Принц и улыбнулся из-за платочка. — Так ведь сожрет его Дракон, Ваше Высочество, — смутился камердинер. — Разумеется, сожрет, — легко согласился Принц. — Что ж поделать, коли я так хорош, что за меня и умирать сладко. И, вообще, когда ради тебя подвиги совершают, это приятно. — И распорядился: — Отпустите его. — А коли вернусь, выполнишь обещанное? — отряхнулся Кот, растирая запястья, освобожденные от оков. — Да и меч хоть какой-нибудь дайте. Что ж я на дракона с пустыми руками. Принц равнодушно плечиком пожал и велел вытолкнуть Кота взашей за городские ворота. Следом за ним в пыль дорожную меч из тех, что попроще, кинули. Посмеялись и двери захлопнули. Кот потер отбитую задницу, погрозил кулаком стражникам, прихватил меч и пошел вперед насвистывая. Чего тянуть? Путь-то неблизкий. Замок Дракона был аж за ведьминой пустошью. Вгрызался в свинцовое небо зубами-шпилями, щетинился пушками в бойницах. Выше облаков уходила башня, с которой Дракон срывался сразу в полет. О самом Драконе знали мало. Нет-нет да и уходил воевать с ним какой рыцарь, чтобы прославиться. Многие с собой для верности целые армии брали, только не возвращался никто. Оно и понятно: каждую пройденную милю хрустело что-то под сапогом у Кота: то белая обглоданная воронами кость, а то и пробитый железными драконьими когтями череп. Кот передергивался всем телом, шипел и дальше шел. Мечты о заветной родинке последний ум высосали. Да и вера в свои девять жизней. Короче, дурак дураком. Ворота замка оказались гостеприимно распахнуты, охраны было не видать. Хотя зачем дракону охрана? Кот долго бродил по роскошным огромным залам, заваленным книгами, картами и всякими непонятными диковинками. В конце концов добрел до лестницы. Такой высокой и крутой, что непонятно было: то ли на башню она, то ли до самого неба. Делать нечего. Пришлось Коту наверх взбираться. И чем выше он поднимался, тем сильнее сердце обмирало. Дракон все-таки, а не мешок гороха. На самом верху башни, над облаками, в огромной круглой комнате, насквозь прошитой солнечными лучами, ложащимися крест-накрест на мозаичный пол, сидел великан-не великан, а только росту мужик был исполинского. По рукам и шее его змеились вверх, словно языки пламени, искусные татуировки, каменно-литые мышцы волнами перекатывались, задубевшая на ветру кожа шрамами покрыта, в ушах и носу кольца, виски выбриты, а волосы, черные как смоль, в косу стянуты. Огромное кресло под ним прогибалось, ноги небрежно закинуты на решетку пылающего камина и огонь лизал подошвы сапог, а мужик знай щурился от удовольствия. — Ты кто? — спросил он незваного гостя, отшвыривая с колен потрепанную книгу. — Кот в Сапогах, — ответил Кот и перекинул из руки в руку меч, непонятно на что надеясь. — А где Дракон? Великан пожал плечами, встал нехотя, мускулами могучими поиграл и вдруг ни с того ни с сего кинулся камнем в открытое окно. Не успел Кот и глазом моргнуть, как свет в комнате померк и бумаги со стола смело вихрем, поднятым огромными крыльями. У Кота аж дыхание сперло от такой красоты: вокруг башни, заворачивая облака в спираль, кружил огромный, как замок, и могучий, как сто волов, дракон. Чешуя его отливала на солнце серебром, хвост вспарывал небо, а крылья разрезали весь белый свет на небо и землю. Еще мгновение, и дракон снова рядом с Котом на пол приземлился в человеческом облике, но голый. Видать, обращаться туда-сюда с одеждой не получалось. Кот глазами любопытными сразу Дракону пониже пояса застрял. Где тоже все было могуче-драконье. — Нравлюсь? — хмыкнул Дракон и не думая прикрываться. Дошел до своего кресла, устало развалился, шкуру на себя натянул, отдыхая. — Нравишься, — сознался Кот. — Ну теперь говори, зачем пришел, — хмыкнул Дракон. Кот задумался. Так засмотрелся на полет Дракона, что и забыл, зачем явился. — Хотя не говори. Я и сам знаю. Убивать меня, конечно. — Ну не то чтобы… — смутился Кот. — Но если я тебя убью, то мне Принц родинку на попе покажет. В народе говорят, она у него в виде сердечка. — Брешут в народе, — густо хмыкнул Дракон, и стекла в окнах звякнули. — Нет у него никакой родинки на заду. Мушку клеит фальшивую. — А ты откуда знаешь? — Кот удивился прежде, чем расстроился. — Я многое знаю, Кот, — покачал головой Дракон, внимательно Кота разглядывая. — Так скажи мне честно, зачем тебе меня убивать? Ради родинки? Ради славы? Ради денег? — А ради чего ж еще? — удивился Кот и добавил неуверенно: — И потом я ж не просто так. Я Принца любить буду… — А Принца уже камердинер регулярно любит, — расхохотался Дракон и вдруг посерьезнел: — А кто любит тебя? — Он провел ладонью над камином, и огонь вспыхнул ярче. — А меня жизнь любит, — рассмеялся Кот, думая, что цветочница все же не считается. — Давай я тебя буду любить? — предложил Дракон, разводя широкие объятия — хоть сейчас кидайся к нему на широкую грудь, сворачивайся клубочком и спи до весны. — А ты меня. Так гораздо веселее, не правда ли? — А разве так можно? — не поверил Кот. — А ты пробовал? — развеселился Дракон. — Нет, но… — переминался с ноги на ногу Кот, но нырнуть в огненные Драконьи объятья и правда очень хотелось. — Тогда оставайся. Плут ты и пройдоха. Не место тебе во дворце — душно там и лживо. Да и нравишься ты мне, — мирно предложил Дракон. — Скоро замок снегами завалит, будем у камина валяться. Буду тебя любить, холить и лелеять и на спине катать. Знаешь, как летать здорово? Ничего на свете больше не надо, только небом дышать. А потом каждую ночь нежить буду как свое сокровище. Отоспишься у меня на руках за зиму, подумаешь как следует, а весной решишь: нужна тебе родинка на холодной чужой заднице или тут со мной навсегда поселишься. Кот почти сдался, когда Дракон добавил, гася остатки его сомнений: — И потом, ты же понимаешь, что если будешь биться со мной, я тебя все равно убью? — Похоже, у меня нет вариантов, — развеселился Кот. — Похоже на то, — подмигнул Дракон и распахнул объятия гостеприимно.

***

Куда пропал Кот, никто толком не знал. Поговаривали, что его сожрал Дракон, что жил за ведьминой пустошью. Его зловещая тень закрывала алое солнце на закате, когда Дракон изредка вылетал из своей башни, что терялась в облаках. В такие минуты Принц щурился на небо и тяжело вздыхал о непонятном. Иногда становилось жалко Кота. Глупый был, но красивый. Принцу даже казалось, что он слышит его восторженный голос откуда-то с неба, вслед за проносящейся над землей драконьей тенью: — Йуху-у-у-у!
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net