Сладости на Хэллоуин

Слэш
Перевод
NC-17
Закончен
1281
LizaMonk переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/12565252
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Описание:
Юнги не любил вечеринок, пластиковые клыки во рту были неудобны, а пунш имел неприятный привкус. Но он решил, что всё не так уж и плохо, когда встретил парня в самом симпатичном костюме чирлидерши, какой он только видел в своей жизни, включая и самое главное — юбку.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1281 Нравится 11 Отзывы 318 В сборник Скачать
10 октября 2020, 14:29
Настройки текста

🎃 🍬 🍭 🍫

Откровенно говоря, Юнги не знал, зачем он здесь. Музыка была громкой, пунш, напоминающий собой кровь, имел ужасный вкус, людей было слишком много, и они создавали неприятный запах потных тел, когда жались друг к другу на танцполе. Юнги потягивал свой напиток, с безразличием наблюдая за ними, и его голова приятно гудела, совсем чуть-чуть, от выпитого алкоголя. Его клыки начали беспокоить его, но ему не хотелось их вынимать. На самом деле, было довольно уместно находиться в костюме вампира и потягивать что-то похожее на кровь. Классика — это верный выбор, решил он ещё до вечеринки. И если он был слишком ленив, чтобы за несколько недель до этого, как все остальные его друзья, подумать о чём-то другом, то не признавался в этом. Краем глаза он видел, как Хосок тёрся о кого-то и одновременно лизался с ним. Юнги с явным отвращением сморщил нос. Именно Хосок был тем, кто притащил его на эту вечеринку, и всё же бросил его на произвол судьбы в ту же секунду, как только ему на язык попал алкоголь. Юнги раздражённо цокнул языком, отворачиваясь, чтобы не видеть, как его лучший друг трётся о парня в прикиде зомби. Он даже хихикнул про себя при мысли о том, что Хосок вернётся в их общую квартиру с лицом, покрытым размазанным гримом. Он посмотрел на часы, раздумывая, стоит ли сказать Хосоку, что собирается домой, или лучше оставить его заниматься тем, чем тот занимается. Ему стало интересно, были ли Намджун и Сокджин где-то поблизости? Но решил, что они делают что-то такое, о содержании чего он не хотел бы знать. В конце концов, он остановился на том, чтобы задержаться и ещё немного выпить, прежде чем отправиться домой к своему ноутбуку и тёплой постели. Одной этой мысли было достаточно, чтобы на его лице появилась улыбка. Может быть, ему ещё удастся немного поработать, ведь крайний срок его проекта почти дышал ему в затылок, а документ с эссе по теории музыки был ещё едва начат. От одной лишь мысли об этом у него во рту появился неприятный привкус, заставивший его одним махом допить оставшиеся несколько глотков своего напитка и направиться в кухню за новым. Там было тише, хотя и не намного. Он не посмотрел на то, что это было, пока не налил в стакан и в следующую же секунду не осушил его почти наполовину. Он не смог сдержаться и закашлялся, когда напиток прошёл вниз по горлу в желудок, вызывая в них приятный огонь. Водка, подумал он про себя, прежде чем вернуться в гостиную с полупустым стаканом. Заметив свободный диван, он сразу же направился к нему и с глухим звуком упал на мягкие подушки. Его взгляд блуждал по комнате и танцполу без всякой реальной цели, с трудом пытаясь сфокусироваться, прежде чем не застрял на чём-то… точнее сказать, на ком-то. На невысоком парне со светлыми волосами, которые трудно было не заметить. Он был частично скрыт танцующей перед ним девушкой в костюме кошки, и видны были только его голова и плечи. Его улыбка была настолько яркой и радостной, что заставляла его глаза практически исчезнуть. Юнги почувствовал, как что-то шевельнулось у него в груди, парень был определённо очаровательным. Он подумал о том, чтобы пригласить его потанцевать вместе, и, возможно, это приведёт к тому, что он узнает имя этого милашки, а, может быть, даже и номер его телефона. Внезапно вечеринка перестала казаться такой скучной, как несколько минут назад. Юнги медленно потягивал напиток, наблюдая за парнем и ожидая удобного случая, чтобы заговорить с ним. Он подумал, что, возможно, выглядел немного жутковато, но не мог винить себя за то, что был не в состоянии отвести от него глаз — парень был красивым. Девушка перед ним передвинулась, и Юнги поперхнулся своей выпивкой, увидев костюм чирлидерши и самую маленькую на свете юбку, которая двигалась вместе с покачиванием бёдер парня, выставляя напоказ ещё больше его загорелых ног, чем было уже видно. Когда тот обернулся, чтобы посмеяться над чем-то, что кто-то сказал — а это был парень в том, что Юнги мог определить только как костюм отца-основателя — взгляд Юнги опустился на его задницу, которая была едва прикрыта мини-юбкой. Вся кровь в его теле, казалось, устремилась вниз, когда его взгляд скользнул по гладким, крепким, мускулистым бёдрам. Он судорожно сглотнул, его глаза были всё ещё широко раскрыты и напоминали собой большие блюдца. Он почувствовал, что возбуждается при виде этого зрелища, даже если и совсем немного. Его пальцы дёрнулись при мысли о том, чтобы крепко обхватить эти бёдра и размять их, впиваясь пальцами в твёрдую плоть. Находясь в таком ошеломлённом состоянии, Юнги даже не подумал о том, насколько жутким он казался. Он сделал ещё один глоток своего напитка, чтобы уменьшить сухость во рту, пытаясь не подавиться им снова. На самом деле, парень был настолько сногсшибательным, что Юнги почти боялся заговорить с ним, боялся, что его затмит ослепительная улыбка парня и его исчезнувшие из-за неё глаза. И он чуть не вздохнул вслух, когда его взгляд снова упал на ноги парня — на эти крепкие бёдра, которые так и хотелось укусить. Юнги покачал головой, как будто это могло помочь ему избавиться и от этих мыслей тоже. Он похлопал себя по щекам, чтобы снова прийти в чувства. Щёки были очень горячими, и он мог себе представить, какими розовыми они, должно быть, выглядели. Он не слишком много выпил, ну что такого было в этом пунше? Его сердце чуть не остановилось, когда он встретился глазами с парнем, который на долю секунды задержал на нём взгляд, прежде чем мило улыбнуться. Юнги почувствовал, как у него внутри всё опустилось, руки внезапно стали липкими, а во рту пересохло. Если бы он не был так ошеломлён, то отругал бы себя за то, что был настолько поражён человеком, имени которого он даже не знал. Парень не отвёл глаз, и Юнги тоже, их взгляды встретились, и между ними пробежал электрический ток. А потом на лице парня появилось такое выражение, которое выглядело почти игривым. Указательным пальцем он поманил Юнги на танцпол, и его милая улыбка сменилась ухмылкой. Юнги судорожно сглотнул, прежде чем для храбрости допить остатки своего напитка, и его голова приятно гудела, когда он шёл к танцполу, а взгляд парня всю дорогу следовал за ним. Как только он оказался на танцполе, парень тут же очутился перед ним, искусно двигая телом, пока Юнги старался не выглядеть полным идиотом. — Привет, — с улыбкой произнёс парень чуть громче обычного, чтобы его было слышно сквозь шумную музыку. Его голос был мягким и ровным, и немного высоким. Голос, который соответствует этому лицу, подумал немного испуганный и запыхавшийся Юнги. Когда парень приподнял бровь, глядя на него, он понял, что не ответил, поэтому выдавил из себя «хэй» с покрасневшим лицом, надеясь, что тот этого не заметит. Однако, судя по тому, что уголки губ парня изогнулись в довольную ухмылку, Юнги понял, что это не так. — Итак, — сказал парень, его глаза медленно осматривали каждый дюйм тела Юнги от макушки до обутых в сапоги ног. Юнги сделал вид, что дрожь не пробежала по его спине. — Я видел, как ты смотришь на меня, — нахально заметил парень, и Юнги покраснел до самого основания шеи, пытаясь выдавить из себя ответ. — О, — тупо пробормотал он, отводя глаза. — Прости, если это доставило тебе неудобство. Парень хихикнул, и этот звук был таким чистым и лёгким, что Юнги показалось, будто его сердце растаяло. — Нет, это не так, — ответил он, и на его лице появилась несколько застенчивая улыбка. — Не буду врать, я вроде как пытался привлечь твоё внимание, — прежде чем Юнги с раскрасневшимися щеками и огромными, как блюдца, глазами смог что-нибудь ответить на это, парень взял в руку его накидку и стал разглядывать ткань. — Красивый костюм, — вновь подняв на Юнги глаза, заметил он с играющей на губах улыбкой. И Юнги поклялся, что она превратилась в ухмылку, когда он смущённо пробормотал «спасибо». Он наклонил голову, чтобы избежать зрительного контакта с парнем, который лишь проследил за его взглядом и тоже наклонил голову с ухмылкой, всё ещё присутствовавшей на его лице. — Т-твоя юбка… — удалось выговорить Юнги, его щёки пылали. Он кивнул самому себе. — …выглядит хорошо, — он попытался не съёжиться от того, как прозвучали его слова из-за фальшивых клыков во рту. Парень почти застенчиво улыбнулся, услышав этот комплимент: — Спасибо, она милая, правда? — спросил он, покачивая бёдрами слева направо, чтобы продемонстрировать, какой лёгкой и струящейся она была. Юнги молча кивнул, всё ещё слегка раскачиваясь в такт ритму. Он не понимал, почему так плохо танцует, он чувствовал музыку своим сердцем, но не мог двигаться под неё, его полу-стояк тоже не облегчал этого, и он просто надеялся, что это было не слишком заметно. Парень, должно быть, заметил его неуклюжие движения, потому что мило улыбнулся, а потом повернулся и взял его за руки, направляя их к своим бёдрам. Юнги осознал, насколько маленькими были его руки и внутренне засюсюкал. Парень вытянул шею и с милой улыбкой посмотрел на него. Он много улыбался, и это было ярко, но не так шумно, как у Хосока. Это так мило, думал Юнги. — Просто двигайся со мной, ладно? — предложил парень, получив в ответ от Юнги робкий кивок. Они танцевали некоторое время, и Юнги надеялся, что у него не дрожат руки. Их наводящая на определённые мысли поза не помогала стояку, с которым он «щеголял». — Меня зовут Чимин, кстати, — неожиданно сказал парень, вытягивая шею и снова улыбаясь. Юнги ухмыльнулся при мысли, что, наконец, узнал его имя. — Юнги, — ответил он и мог поклясться, что Чимин уставился на него с широко раскрытыми глазами. Но ещё до того, как он успел мысленно подвергнуть это сомнению, кто-то врезается в Чимина, сбивая того с ног и толкая спиной на грудь Юнги, а задницей на его ширинку. Они оба замерли, и Юнги понял, что Чимин знал. Он уже приготовился отступить назад и извиниться, а, возможно, и даже похоронить себя где-нибудь в какой-нибудь дыре, когда почувствовал через одежду лёгкое трение о свой член. Он тихо охнул, зная, что этот звук достиг уха парня, стоявшего перед ним. А Чимин, казалось, прощупывал почву, когда снова потёрся задницей о ширинку Юнги, вынуждая того ещё крепче сжать его бёдра. Он поднял руку, чтобы обхватить Юнги сзади за шею, притягивая их тела вплотную друг к другу и прижимаясь тёплой спиной к его груди. Он продолжал тереться о него, вынуждая его зарычать и зарыться лицом ему в шею, и вся прежняя застенчивость в мгновение ока куда-то исчезла. Край юбки Чимина немного задрался вверх, и его мягкая кожа оказалась рядом с грубой тканью штанов Юнги. Юнги чувствовал, что с каждой секундой возбуждался всё больше и больше, и то, как Чимин хныкал и наклонял голову набок, тоже не помогало. Он с жадностью прильнул губами к шее парня, покрывая нежную кожу порывистыми и грубыми поцелуями. Одна из его рук скользнула вниз, чтобы коснуться бедра Чимина, заставляя того заскулить, когда он сжал его твёрдые мышцы. Чимин обернулся и, облизывая губы, посмотрел на него из-под полуопущенных век. «Пойдём», — торопливо пробормотал он, прежде чем взять Юнги за руку, выводя их обоих из гостиной к лестнице, ведущей на второй этаж. Юнги молча следовал за ним, его сердце качало кровь в венах со скоростью света, а голова гудела как от алкоголя, так и от возбуждения из-за того, что происходит. Чимин был красивым, и одна лишь мысль о том, чтобы прикоснуться к нему, наполняла его чем-то приятным, но неописуемым. Он решил оставить всё, как есть, чтобы всё шло своим чередом, и наслаждаться временем, которое проведёт с симпатичным парнем, держащим его за руку и ведущим их в спальню, закрывая за ними дверь. Как только они оказались наедине и вдалеке от вечеринки, то замерли, не зная, что делать, когда у них появилась возможность делать всё, что они захотят. Чимин по-прежнему смотрел на Юнги такими же голодными глазами, как и раньше, но не делал ни малейшего движения, чтобы прикоснуться к нему в каком-то ином смысле, чем просто держать его за руку. Юнги глубоко вздохнул, прежде чем сделать шаг вперёд и соединить их губы, чувствуя, как Чимин растворяется в поцелуе. Парень положил одну из своих маленьких рук на щёку Юнги, удерживая его на месте, и до потери сознания целовал его. Чимин отстранился, и его лицо исказила гримаса недовольства: — Вытащи эти грёбаные клыки, — чуть ли не зарычал он, и Юнги, не раздумывая, тут же вынул изо рта пластиковые клыки и бросил их куда-то на пол, возвращаясь, чтобы, не теряя ни секунды, поцеловать его снова. Губы Чимина были мягкими, его язык и рот были влажными и горячими, такими горячими, что Юнги казалось, словно его сжигало изнутри. Чимин был тёплым, настолько тёплым, что Юнги стало интересно, не воспламенится ли он. Юнги на долю секунды отстранился, чтобы полюбоваться чертами лица Чимина, его красивыми розовыми губами и полуприкрытыми глазами со смоки айс и подводкой, его прямым носом и безупречной кожей. — Чёрт, ты такой красивый, — не сдержавшись, пробормотал он, заставив Чимина улыбнуться, прежде чем снова поцеловать его. Юнги не знал, был ли это алкоголь в его организме, который сделал его таким смелым, или это было связано с самим Чимином. Он положил руки на бёдра парня, прижимая их тела друг к другу, и покусывал его нижнюю губу, заставляя Чимина хныкать. Он почувствовал, как руки парня нетерпеливо дёрнули его за пуговицу джинсов, и только тогда с неохотой слегка отстранился. — Чимин, я… я не знаю насчёт этого, — пробормотал он, и его щёки вспыхнули. Чимин тут же отдёрнул руки, словно обжёг их, и стыдливо уставился в пол, чувствуя, как кровь приливает к его полным щекам. — Я обычно не настолько напористый, — признался он Юнги. — Но, чёрт возьми, я пьян, а ты милый, и мне так хочется отсосать тебе. Юнги пропал. Он не мог винить себя за то, что тупо кивнул и выдавил из себя «о’кей». Чимин несколько удивлённо посмотрел на него, прежде чем его шок не сменила решимость, и теперь он уже возился с джинсами Юнги, пытаясь расстегнуть пуговицу и молнию настолько быстро, насколько это могли сделать его маленькие пальчики. Юнги хотел уже засюсюкать, глядя на то, как сосредоточенно высунулся язык из уголка его рта, но у него не было на это времени, потому что Чимин расстегнул его штаны и стянул их вниз, опускаясь перед ним на колени. Юнги был мокрым, спереди его серые боксеры украшал выступивший предэякулят, на который с жадностью и набросился Чимин. Он лизнул пятно, вынудив Юнги ахнуть и запустить пальцы в его повреждённые обесцвечиванием волосы. Он слегка дёрнулся, когда Чимин, как котёнок, стал лизать поверх боксеров кончик его члена. — Не дразни меня, — почти прорычал Юнги, чувствуя, как Чимин улыбается, прижимаясь к нему поверх одежды. К счастью, он казался таким же нетерпеливым, как и сам Юнги, потому что через секунду уже стягивал с него боксеры, позволяя прохладному воздуху коснуться его эрекции. Юнги подавил шипение, которое грозило вырваться из него при этом ощущении, и бесстыдно придвинулся ближе ко рту парня, чтобы, наконец, избавиться от этого раздражающего стояка, который досаждал ему с тех самых пор, как он впервые увидел эту чёртову юбку. К слову о юбке, Чимин накрыл себя ладонью через неё, жадно наблюдая за Юнги, и был, несомненно, тоже твёрдым, как камень. Юнги нравилось, что парень возбудился при мысли о том, чтобы отсосать у него, и это вселяло в его сердце чувство уверенности и гордость. Чимин оставил лёгкий поцелуй на кончике его члена, прежде чем взять его в руку и провести языком по всей его нижней стороне до самого верха. Он жадно проглотил маленькую бусинку предэякулята, а потом взял Юнги в свой горячий рот. Юнги вздохнул, изо всех сил стараясь не толкнуться вперёд, когда парень осторожно и медленно вбирал его член. Чимин слегка пососал, его шикарные губы блестели от слюны в тусклом освещении комнаты, пухлые и красные, и Юнги захотелось снова поцеловать его, захотелось снова почувствовать его бёдра под своими ладонями, но он уже начал испытывать боль и нуждался в разрядке. Он наблюдал, как красиво Чимин сосал его член, и его собственная рука скользнула в пряди белокурых обесцвеченных волос, слегка потянув за них, не до жжения, но так, как он надеялся, было приятно и парню тоже. Чимин выглядел прекрасно, когда его красивые красные губы обхватили член Юнги, который издал стон только от одного этого вида, и Чимин, казалось, был удовлетворён тем, насколько сильное воздействие он оказывал на старшего. Он мурлыкал вокруг его члена, посылая импульс удовольствия вверх по его позвоночнику, заставляя его вскрикнуть и крепко закрыть глаза. Юнги попытался выровнять дыхание, когда Чимин спустился к основанию его члена, задевая носом подстриженные лобковые волосы. Он водил языком вокруг члена и издавал ртом непристойные сосущие звуки, громкие и влажные. Юнги ещё сильнее сжал его волосы, и Чимин чуть не захныкал, крепко зажмурив глаза от боли, смешанной с удовольствием. Юнги наблюдал за его лицом, пока он продолжал двигать взад и вперёд головой, такой красивый в тусклом свете и абсолютно сияющий. Он продолжал стонать вокруг его члена, заставляя вибрации подниматься вверх по позвоночнику Юнги, доставляя ему такое удовольствие, от которого у него темнело в глазах. Он был так близко, что чувствовал знакомое тепло внизу живота, которое становилось всё сильнее и сильнее с каждым движением головы Чимина, каждый раз, когда его язык вращался вокруг его члена. — Чимин… чёрт… я… я сейчас кончу… чёрт, о Боже, — он откинул голову назад и застонал. — Ты… ты, наверное, захочешь… чёрт… захочешь отстраниться, — Чимин казался только более решительным с каждым проклятием, которое слетало с языка Юнги, и сосал ещё сильнее и быстрее. Юнги издал громкий стон, когда кончил ему в рот, и парень поймал языком и проглотил целиком всё до последней капли. Юнги наблюдал из-под полуопущенных век, как он провёл большим пальцем по нижней губе, собирая последние капли спермы и втягивая его в рот, закрыв глаза и тихо постанывая. Юнги не мог этого вынести, и в тот момент, когда Чимин натягивал на него обратно боксеры, он поднял его за плечи и вновь прижался губами к его губам, получив от него в ответ низкий стон. Он ощущал свой собственный вкус во рту парня и никогда бы не подумал, что найдёт это таким сексуальным, но с Чимином это было самой эротичной вещью на свете, которую он когда-либо испытывал. Он осознал, что Чимин всё ещё поглаживал себя через юбку, поэтому оттолкнул его руку от промежности и притянул его за бёдра ближе к себе, отступая назад, пока его ноги не наткнулись на кровать. Он забрался на матрас и потянул Чимина за собой. Парень, казалось, понял, чего хочет Юнги, и забрался к нему на колени, оседлав его. Руки Юнги тут же потянулись к его бёдрам, чтобы задрать вверх юбку и погладить кожу, разминая крепкую плоть. Он наклонился и прижался губами к горлу Чимина, медленно целуя и покусывая кожу, пока парень, сидящий на нём, не откинул голову назад, чтобы дать ему лучший доступ, и его дыхание не прервалось, а хватка на плечах Юнги не стала крепче. — Ч-чёрт… — пробормотал он себе под нос, зажмурившись от удовольствия и наклонив голову ещё больше, насколько могла позволить ему шея. — Юнги… чёрт, Юнги, я так чертовски возбуждён, — слегка задыхаясь, захныкал он. Юнги шикнул на него, прильнув к его губам и вновь целуя. — Я позабочусь о тебе, детка, — тихо пробормотал он, снова целуя Чимина и успокаивающе сжимая его бёдра, прежде чем убрать одну руку и открыть ящик прикроватной тумбочки. — Спорим, что здесь есть смазка? — спросил он игриво, хватая наполовину полную бутылку и с победоносной улыбкой показывая её Чимину. Последний, казалось, был поражён на секунду, прежде чем взял себя в руки и бросился вперёд, чтобы снова поцеловать его. Юнги хмыкнул, растворяясь в поцелуе и не прерывая его, открыл крышку бутылки со смазкой и отодвинул юбку Чимина в сторону, чтобы добраться до его нижнего белья. Он отстранился, нахмурив брови, когда почувствовал что-то не совсем похожее на боксеры, и его глаза расширились, когда он увидел розовые трусики с бантиком на поясе, и твёрдый член Чимина, напрягшийся и промочивший ткань. Руки Юнги потянулись к заднице парня, чтобы схватить его за ягодицы, и его сердце чуть не выпрыгнуло из груди, когда он понял, что тот был одет в стринги. — Чёрт возьми, о Боже, — пробормотал он себе под нос. — Твою мать, детка, ты разгуливал в этом повсюду? Чимин мило покраснел. — Я же не мог надеть боксеры с такой короткой юбкой, — попытался защититься он, но Юнги в этом не нуждался. Он набросился на пухлые губы парня, которые ещё больше распухли от всех этих поцелуев, кусая его нижнюю губу и потянув за неё передними зубами. Чимин хныкал, обвив руками шею Юнги, и тёрся о его промежность, чтобы хоть немного избавиться от неудовлетворённости. Юнги крепко схватил его за ноги, чтобы помешать ему двигаться, и в ответ на это Чимин отчаянно заскулил и надул губы. Твою мать, подумал Юнги, целуя его снова, прежде чем он не смог помочь себе сам. Когда он отстранился, они оба слегка задыхались, губы Чимина были приоткрыты, и когда он облизал их, Юнги поклялся, что его жизнь стала короче. — Ты такой красивый, детка, — прошептал он, положив руку на выпирающий член парня и поглаживая его поверх трусиков. — Такой красивый, такой хороший малыш. Ты бы хотел, чтобы я сделал так, чтобы тебе было хорошо, принцесса? — он не знал, зашёл ли он слишком далеко с этими прозвищами, но когда услышал, как Чимин громко застонал, услышав их, то решил забить на это и, облизнув губы, продолжил: — Я заставлю тебя чувствовать себя так хорошо, да? Хочешь кончить, малыш? Хочешь, чтобы я хорошенько подрочил тебе? Чимин тут же захныкал на это: — Пожалуйста, я хочу кончить, — умолял он, и Юнги почувствовал, как его сердце дрогнуло и пропустило удар. Он понимал, что они двигались слишком быстро, он понимал, что это, возможно, разрушит любые потенциальные отношения, на которые он надеялся, но, чёрт возьми, Чимин был на нём сверху, умоляя его сделать ему хорошо, а у Юнги на самом деле всегда была слабость к красивым людям. — Чёрт, ладно, детка, — пробормотал он, потянув за стринги, чтобы высвободить член Чимина, и внутренне выругался, потому что у парня был самый красивый, самый милый член, который он когда-либо видел в своей жизни. Он был небольшой и толстый, такой же красный, как и его щёки. — Чёрт, — снова пробормотал он себе под нос, потому что ничего не мог с собой поделать. Чимин смущённо уткнулся носом в изгиб его шеи, и Юнги, хоть и приглушённо, но услышал, как парень пробормотал ещё одно «пожалуйста». Он выругался ещё раз, прежде чем капнуть смазку на ладонь и положить руку на милый член Чимина, а потом на пробу несколько раз провести по нему. Чимин захныкал и придвинулся к нему ближе, а Юнги не сдержался и внутренне засюсюкал. Он медленно, лениво дрочил ему, двигая запястьем и заставляя Чимина чуть ли не всхлипывать. Непристойные, хлюпающие звуки наполнили комнату вместе со стонами парня, когда Юнги медленно потянул за его член, и тот подался бёдрами вперёд, навстречу его сжатой в кулак руке. — Твою мать… — с трудом выдохнул Чимин, ещё крепче сжимая волосы на затылке Юнги и бессознательно пытаясь стать к нему ещё ближе. Юнги ухмыльнулся на то, каким милым был парень, и коснулся губами его плеча, прикусывая кожу, на которой расцвела маленькая красная отметина. Юнги внутренне улыбнулся при мысли о том, что эта отметина станет темнее за ночь, и что она будет видна, если Чимин наденет что-нибудь, что выставит напоказ его красивые ключицы. Обычно он был не из тех, кто выходил из себя при мысли о том, чтобы пометить кого-то, но чёрт возьми, с Чимином всё было по-другому. Он хотел оставить следы на внутренней стороне бёдер, которые сжимала его рука, он хотел укусить эту задницу, которую имел удовольствие тискать. — Юнги, я сейчас кончу, — простонал Чимин, наклоняя голову и выгибая спину, когда тот ускорил движение руки. Он снова поцеловал его, заглушая этим всхлипы и стоны, которые срывались с его губ. Чимин удовлетворённо хмыкнул ему в рот, погрузив руки в пряди повреждённых волос и потянув за них вниз, отчаянно двигая бёдрами в погоне за оргазмом. Юнги мог поклясться, что если бы он не кончил прямо сейчас, то мог бы возбудиться снова от того, как Чимин давил и тёрся задницей о его промежность. Он почувствовал, как член Чимина дёрнулся в его ладони, становясь всё ближе и ближе к своей кульминации, прежде чем парень оторвался от его губ и громко застонал, тяжело дыша, кончая ему на руку. Он прижался лбом ко лбу Юнги, его дыхание коснулось губ старшего, и тот почувствовал, как его сердце пропустило удар, и подумал, Чёрт. Он снова потянулся к прикроватной тумбочке в поисках салфеток.  — Подожди, — сказал Чимин, чтобы остановить Юнги, вынудив того с любопытством посмотреть на него. Он приподнял бровь, глядя на почти застенчивое выражение лица Чимина, прежде чем парень не потянулся к его запястью и не приблизил к себе его запачканную спермой руку. И до того, как Юнги успел понять, что происходит, Чимин высунул язык и принялся слизывать прохладное месиво, которое представляло собой его собственную сперму, мурлыкая что-то себе под нос и облизывая губы. Он провёл языком по пальцам Юнги, глаза которого были широко раскрыты, втягивая их в рот и вращая вокруг них языком. Он издавал ртом громкие хлопки, когда отрывался от пальцев, и его пухлые губы блестели от слюны. Он снова облизал их, глядя на Юнги усталым, но всё же напряжённым взглядом, и тот почти бросился вперёд, чтобы снова поцеловать его, при этом чуть не сталкиваясь с ним лбами. Рот Чимина имел восхитительный вкус, и Юнги никак не мог насытиться им. Он положил руки ему на щёки, чтобы притянуть его ближе к себе, и Чимин обвил руками его шею так, что они плотно прижались друг к другу грудью. Когда они оторвались друг от друга, чтобы сделать несколько глубоких вдохов, Чимин посмотрел ему в глаза, словно хотел что-то сказать, но сдержался. Вместо этого он застенчиво улыбнулся и пробормотал: «Я, наверное, пойду.» Сердце Юнги разбилось на миллионы осколков, которые рассыпались по полу, и, когда Чимин поднялся с его колен и, поправив одежду, направился к двери, они крошились у него под ногами. Юнги продолжал сидеть там на матрасе, задыхаясь и чувствуя головокружение, даже после того, как Чимин ушёл. Он уже скучал по его близости. Ты ведь даже не знаешь этого парня, говорил он себе, пробегаясь рукой по взъерошенным волосам. Твою мать. Он встал с кровати, вышел из комнаты и снова спустился по лестнице в гостиную. Его глаза искали Хосока, чтобы утащить того с вечеринки домой, и вдруг его сердце охватил страх. Он огляделся по сторонам, убеждая себя, что ищет Хосока, а не Чимина, когда увидел своего лучшего друга, сидящего на диване и потягивающего свой напиток. Хосок был весь потный, и казалось, что до этого момента он только и делал, что танцевал. Парня, с которым его видел Юнги, нигде не было видно, и он не мог не чувствовать благодарности за это. Он подошёл к Хосоку и встал рядом с диваном, глядя на него сверху вниз. Его лучший друг поднял на него глаза и вяло улыбнулся. «Юнгз!» — невнятно пробормотал он, по-видимому, пьяный до чёртиков. Юнги раздражённо цокнул языком. — Пойдём, нам пора домой, — сказал он ему. — Ты пьян, а я хочу как можно скорее вернуться домой. Вместо того, чтобы слушать его, Хосок игриво ухмыльнулся: — Я видел «хорошенькую малышку», с которой ты поднялся наверх, — сказал он, шевеля бровями. — Весело провёл время, Юнглз? Он был такой милый, особенно эта чёртова юбка! — он рассмеялся так, словно это было самое смешное, что он мог придумать, и Юнги не смог удержаться, чтобы не закатить глаза, глядя на него. Хосок, казалось, заметил его явное раздражение, даже несмотря на то, что алкоголь затуманил его разум, и вопросительно нахмурил брови: — Кто засунул тебе эту занозу в задницу? Он что, несовершеннолетний, или что-то ещё? Неужели он струсил? Юнги вздохнул, опускаясь рядом с ним на диван, взял из рук своего лучшего друга стакан и залпом осушил его до дна, игнорируя обиженное «эй!» со стороны Хосока. — Он был милым, — пробормотал он, скорее самому себе. — Я собирался дать ему свой номер телефона или что-то в этом роде, но он просто ушёл. Наверное, лучше отнестись к этому, как к быстрому… я даже не знаю, как это назвать, мы не трахались. Быстрой мастурбации? Да, так, — он покачал головой, невесело усмехаясь. — Чёрт возьми, я не знаю, чувак, я пьян. Это глупо. Я даже не знаю этого парня, я просто подумал, что он симпатичный, понимаешь? Хосок пристально наблюдал за ним, как будто в его крови больше не было алкоголя. — Юнги, — серьёзно сказал он, закидывая руку на плечи своего лучшего друга. — Брат мой, мой единственный и неповторимый, если бы мне пришлось выбирать парня… — Да ты и так уже гей, к тому же, фу. — Не смей перечёркивать мою бисексуальность, — он пренебрежительно махнул рукой, по-видимому, пытаясь собраться и следовать за ходом своей мысли. — Сейчас это не важно, а важно то, что тебе нужно подойти к этому чуваку и дать ему свой номер. Милашка с милой попкой должен узнать кого-то такого сварливого, но отчаянно милого, как ты. Дай ему возможность на самом деле заполучить настоящего цундере. Юнги вздохнул и покачал головой: — Это бессмысленно, Хосок. Скольким из тех, с кем у тебя был секс на одну ночь, ты звонил? — Никто из них не был таким милым и заботливым, как ты, — честно ответил Хосок. — Но никакой гомосятины. — Опять же, ты уже гей. — Опять перечёркиваешь би. Юнги усмехнулся, снова недоверчиво покачав головой и не заметив того, как его лучший друг нежно улыбнулся, глядя на него. — Хотя, на самом деле, — сказал Хосок. — Тебе совершенно нечего терять. В худшем случае он не позвонит тебе, и если не позвонит, то это будет его грёбаная потеря. Честно говоря, Юнглз, любой был бы счастлив заполучить тебя. Юнги улыбнулся в ответ своему другу и похлопал его по ноге. — Спасибо, Хоби. Хосок пожал плечами, откинувшись на спинку дивана. — Не за что, бро. И, эй, если он отвергнет твою задницу, приходи ко мне. Я уже говорил тебе, что всегда готов потрахаться, если до этого дойдёт. Юнги с отвращением сморщил нос. — Фу. Хосок разразился пьяным хохотом, судя по всему, вернувшись к своему приподнятому настроению. — Я просто шучу, Юнги, твоя задница не так уж хороша. Кроме того, я сильная, независимая женщина, у которой нет времени на то, чтобы влюбляться, как делаешь ты. Мне либо член, либо киска. Никаких чувств. — Конечно, как скажешь, — невозмутимо ответил Юнги, прежде чем нервно оглянуться вокруг. — Так, э-э, ты видел его здесь? — он надеялся, что его голос не выдаст, насколько он был взволнован внутри, но по тому, как Хосок фыркнул, предположил, что это было довольно очевидно. — Я видел, как он вошёл на кухню с этим своим симпатичным другом. Юнги резко повернул голову в сторону своего лучшего друга и посмотрел на него огромными, как блюдца, глазами. — Придурок, почему ты не сказал мне раньше? — он вскочил на ноги и чуть ли не побежал в сторону кухни, прежде чем увидел, как Хосок пожал плечами и громко рассмеялся ему вслед. Он с тревогой оглядывал коридоры, пока шёл на кухню, не обращая внимания на жавшихся у стен людей, которые целовались так, словно пытались через рот высосать души друг у друга. Он огляделся вокруг, как только вошёл в дверь довольно большой кухни, которая была переполнена людьми, воспользовавшимися преимуществами несколько более спокойной обстановки, чтобы поговорить друг с другом, или теми, кто наполнял свои стаканы напитками. Его плечи поникли, когда он огляделся, но не смог увидеть Чимина. Юнги вздохнул про себя и повернулся, чтобы выйти из кухни, только чтобы врезаться прямо в кого-то, заставив его пролить свой напиток на свой костюм. — Чувак! — захныкал парень, но не сердито, а скорее расстроенно. Юнги смутно узнал в нём того самого парня, с которым он видел Чимина сегодня вечером, но прежде чем он успел связать одно с другим, кто-то тихим голосом позвал: — Тэ? Юнги развернулся и оказался лицом к лицу со светловолосым парнем, с которым только что закончил целоваться, и жар поднялся к его щекам, когда они встретились глазами. Чимин выглядел смущённым и отвёл взгляд в сторону. — О, ещё раз привет, Юнги, — сглотнув, пробормотал он. — Постой-ка, это тот симпатичный чувак, у которого ты отсосал, да? Юнги обернулся, широко раскрыв глаза, чтобы посмотреть на парня у себя за спиной, чей рот тут же был прикрыт маленькой ладошкой Чимина, на лице которого появилось ещё более смущённое выражение. — Не обращай на него внимания, пожалуйста, — чуть ли не взмолился Чимин, его глаза умоляли. — Он пьян, я… — Чимин, э-э… — Чимин закрыл рот, чтобы послушать его. — Можно тебя на секунду? — взгляд Юнги метнулся к «Тэ». — Одного, если это возможно, — добавил он. Чимин и его друг обменялись взглядами, прежде чем Чимин неохотно отпустил его и смущённо кивнул. — Конечно, — пробормотал он, поднимая руку, чтобы что-то сделать (Он что, хочет взять меня за руку? — подумал Юнги), прежде чем, судя по всему, отказаться от этой идеи и просто выйти из кухни, остановившись и пристально посмотрев на Юнги, чтобы тот тоже последовал за ним из комнаты. Бросив последний взгляд на друга Чимина, который ухмылялся так, что Юнги не был уверен, хорошо это было или плохо, он пошёл вслед за парнем. Они не разговаривали, когда вышли вместе из дома, и холодный воздух обжёг их щёки. Чимин обхватил себя руками, чтобы сохранить хоть какое-то тепло, и только тогда Юнги понял, насколько тонкой была его одежда. Форма чирлидерши без рукавов и самая крошечная юбка на свете, которую когда-либо видел Юнги. — Чёрт, ты так замёрзнешь, идиот, — пробормотал он, тут же снимая свою накидку и, несмотря на протесты парня, набрасывая её ему на плечи. Чимин, казалось, не знал, что делать, вцепившись в накидку, чтобы она не соскользнула с его плеч, и отводя глаза. Юнги не мог сказать, был ли румянец, который окрасил его кожу в нежно-розовый цвет, вызван холодом или чем-то другим. Он решил не комментировать это. — Э-э, так… — Это плохо, что я снова хочу отсосать тебе? — спросил Чимин, прежде чем его глаза расширились, и он закрыл лицо руками. — Чёрт, прости, это просто вырвалось, я не имел в виду… — Я надеялся, что смогу сначала пригласить тебя на чашечку кофе, — прервал его Юнги, щёки которого пылали. Чимин медленно поднял глаза, огромные, как блюдца. — Что? — пробормотал он. Юнги заставил себя посмотреть в глаза парню. — Я понимаю, что ты обычно не спрашиваешь номер у людей, с которыми дурачишься не больше получаса, но я ещё до этого хотел поговорить с тобой и, возможно, пригласить тебя куда-нибудь, — он озабоченно почесал лоб, облизывая внезапно пересохшие губы. — Э-э, именно поэтому я и пялился на тебя. Раньше, я имею в виду, — он кивнул самому себе. Краем глаза он видел, как Чимин улыбается. — Так это не потому, что тебе понравились мои ноги, и у тебя был стояк? — нагло спросил он, заставляя жар в щеках Юнги стать ещё сильнее, когда тот неловко кашлянул. — Э-э, да, и это тоже, — признался он. — Но я хотел заговорить с тобой ещё до того, как увидел эту юбку. Улыбка Чимина стала шире, но это была всё та же застенчивая улыбка, от которой исчезали его глаза, и которая так красиво выглядела на его лице. Да, подумал про себя Юнги, он много улыбается. И это прекрасно. Он ушёл с новым контактом в телефоне и теплотой от поцелуя, которая осталась на его щеке. Он улыбнулся про себя, глядя на имя, которое придумал парню, Чимини.

💜

(— Я всё ещё чувствую себя дерьмово из-за того, что испортил костюм твоего друга. — Не надо, не беспокойся об этом, хён, Тэ наплевать. Ну, я имею в виду, что ему не всё равно, и он всю дорогу дулся, как самый настоящий ребёнок, но это нормально. — А кем он, вообще, должен был быть? Отцом-основателем? — Не спрашивай. Он был Александром Гамильтоном, а его парень — Джоном Лоуренсом. — …А мы можем сделать что-нибудь вроде этого на следующий Хэллоуин?  — Ты это серьёзно? — Ага. — О Боже, я люблю тебя.)
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net