Маски, которые мы носим

Слэш
R
Закончен
754
Размер:
Миди, 62 страницы, 10 частей
Описание:
Мистер Старк направился к выходу, а Питер молча смотрел ему вслед. Наверное, было странно отказывать такому красивому, умному, богатому альфе, одному из самых завидных холостяков Америки, но Питер ничего не мог с собой поделать. Его сердце давно и безраздельно принадлежало Железному человеку.
Посвящение:
Добрый Шмель
Спасибо за терпение и вдохновение! ❤️
Примечания автора:
• АУ, в котором все супергерои обязаны сохранять тайну личности.

• Идея в самом общем ее виде взята из одного известного французско-корейского мультика («Ледибаг и Супер-Кот»), но ничего кроме идеи.

• Зелено-желтый образ Электро, как и некоторые факты его биографии, взяты из комикса «The Amazing Spider-man» 1964 года.

• Омегаверс тут в основном ради возможности мужской беременности, без особых физиологических деталей.

• Благодаря НЕБОЖЕНА у фанфика появился коллаж (большое спасибо! ❤️)
https://ibb.co/jyNwHYn
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
754 Нравится 232 Отзывы 189 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Указания Джарвиса привели его к одному из многоквартирных домов в Квинсе. План Тони был прост, банален, но эффективен. На заднем сиденье ждали огромный букет красных роз и пакет с едой из ресторана — на случай, если Питер действительно болеет и не может сам приготовить себе еду. Тони войдет, поговорит, подбодрит, поможет и свалит обратно в спокойную жизнь. Ну, насколько спокойной она может быть у миллиардера-супергероя. Никаких больше признаний, просто акт заботы хорошего начальника об уволившемся по состоянию здоровья подчиненном. Тони взглянул на букет роз и сам себе не поверил. Собрав подарки и решительно направившись к подъезду, Тони повторял себе как мантру: только без глупостей! Не может же он опять уехать на полтора месяца в Индию, чтобы залечивать душевные раны!  — Мэй, ты что-то забыла?.. — раздался голос Питера из-за двери, и когда омега открыл дверь, Тони понял, что мантра не сработает. — О, мистер Старк? Что вы здесь делаете?  — Это тебе, Питер, — вместо объяснений Тони вручил букет. — Можно мне войти?  — Да, конечно, проходите, — Питер растерянно отступил в сторону, неуклюже сжимая розы. — У нас правда не очень убрано, и я не ждал гостей…  — Я принес еду с собой, — Тони поднял пакет. Пока все шло по плану.  — Я так и подумал, что цветы не могут так приятно пахнуть запеченной курицей, — улыбнулся Питер. — Тогда, может, на кухню? Хотя, если честно, мне так неловко… Вы — и вдруг в моей квартире…  — Я только вчера прилетел, — зачем-то пояснил Тони, — и Беннер сказал мне, что ты заболел.  — Нет, я… не заболел. — Отвернувшись, Питер пошел направо по коридору, и Тони оставалось только последовать за ним. На кухне, пока омега доставал тарелки и столовые приборы, в естественном свете из окна стало заметно, насколько бледным и осунувшимся выглядело его лицо. Сердце Тони болезненно сжалось. Но когда Питер сел рядом с ним (не рядом за небольшим столом в тесной кухне сесть было трудно) Тони ощутил кое-что еще — в приятном запахе омеги появился новый оттенок, слабый, но привлекающий внимание.  — Почему ты ушел, Питер? Надеюсь, не из-за моего приглашения на свидание? Я же обещал, что это никак не повлияет на твою работу. Питер ответил не сразу, потому что набросился на курицу под соусом Альфредо с таким аппетитом, словно не ел неделю. Сам Тони к еде даже не притронулся, слишком увлеченный тем, что сейчас мог открыто смотреть на Питера, а не как в лаборатории — украдкой.  — Нет, мистер Старк, вы здесь совершенно ни при чем, — наконец сказал Питер, расправившись с половиной тарелки.  — Кто-то… тебя обидел? — осторожно спросил Тони, стараясь звучать не слишком угрожающе.  — Что? Нет, нет. По крайней мере, не в «Старк Индастриз».  — Тебя обидел кто-то другой?  — Мистер Старк… Извините, это личное.  — Ладно, — кивнул Тони, — я понимаю и не настаиваю. Я просто хочу, чтобы ты знал, Питер, если тебе понадобится помощь — любая помощь, — то ты всегда можешь рассчитывать на меня. — Взяв со стола салфетку, а из кармана — карандаш, Тони написал свой личный номер телефона. — Вот. И не думай, взамен я ничего у тебя не попрошу. Просто я, как хороший начальник, стремлюсь помогать своим стажерам.  — Спасибо, мистер Старк, — улыбнулся Питер. — Я это ценю, правда. В последнее время я чувствую себя немного одиноким. Это было неправильно. Такие светлые и милые люди, как Питер Паркер, не должны испытывать одиночества. Это прерогатива таких, как Тони.  — Почему? Разве ты живешь не с тетей?  — Ага. Она хорошая, но… Наверное, ей было трудно понять… кое-что. Мы часто ссоримся в последние дни, и это тяжело.  — А твои друзья?  — Они замечательные, но мы сейчас далеко друг от друга — Нед учится в Бостоне, а Мишель — в Лос-Анджелесе. По выходным мы проводим крутые видео-конференции в Zoom, но иногда хочется почувствовать их настоящие объятия. «Я, я могу обнимать тебя бесконечно!» — хотелось крикнуть Тони, но он понимал, что это неуместно. Проявление чувств только спугнет омегу, и он навсегда закроет от него свои двери — и физически, и в метафорическом смысле. Вместо этого он осторожно коснулся пальцев Питера и сказал мягко, но властно:  — Расскажи мне, что случилось. Питер не отдернул руку, но замер, сжался, как будто очень боялся этого вопроса, и улыбка на его лице потухла.  — Я клянусь, что спрашиваю только с целью помочь тебе, — повторил Тони тихо.  — Возможно, мне действительно стоит с кем-то поделиться, — кивнул Питер. — Но можно я сначала доем? В последнее время с моим аппетитом творится не пойми что.  — Конечно, Питер. Прости, что отвлекал тебя разговорами. Когда с обедом было покончено, Тони проявил инициативу, вскипятил чайник и сделал им по кружке какао. Какао был из пакетиков, растворимый, но зато в одном из шкафчиков нашлись подсохшие маршмеллоу. Несмотря на приторный вкус, пить его вместе на кухне было так приятно, что Тони на несколько секунд позволил себе помечтать: если бы Питер тогда согласился, они так же пили бы какао с зефирками на кухне его пентхауса, вот только Тони не был бы скован в выражении своих чувств.  — Я давно хочу с кем-то поговорить, — начал Питер, — и я очень благодарен вам за то, что вы меня навестили, это очень неожиданно, но мило, правда, мне неловко говорить о своих проблемах с вами после того, что вы сказали тогда…  — Что я сказал?  — Ну, вы сказали, что я вам вроде как… нравлюсь? Тони кивнул. Это явно преуменьшение, но омеге об этом знать необязательно.  — Конечно. Вот почему я здесь. Или ты думаешь, я навещаю всех заболевших стажеров?  — Не всех, я помню. Только исключительных, — улыбнулся Питер.  — Вот именно. Так в чем проблема? Деньги, связи, лучшая медицина…  — Сложность в том, мистер Старк, что после моего признания вам вряд ли захочется быть со мной таким щедрым. Тони замолчал, озадаченный этим заявлением.  — Если у тебя проблемы с законом, мы найдем адвоката. Лучшего адвоката. У Пеппер хорошие связи.  — Мистер Старк! — воскликнул Питер и закрыл лицо руками. — Вы могли бы перестать быть таким идеальным, когда я собираюсь рассказать об одной из своих самых глупых ошибок?  — Молчу.  — Помните, я говорил вам, что есть человек, в которого я влюблен?  — Да. — Еще бы не помнить!  — Так вот, я решил ему во всем признаться. Поверил почему-то в то, что может быть если не взаимность, то интерес, который однажды перерастет в нечто большее.  — Это очень смело, Питер. Ты молодец, — заставил себя сказать Тони, игнорируя вспыхнувшую ревность.  — Если бы, — вздохнул Питер. — Иногда я такой трус. Я не признался.  — Почему?  — Потому что этот альфа сказал мне, что любит другого, представляете? Мне было ужасно больно это слышать. Не понимаю, почему вы так добры со мной, мистер Старк, ведь я тоже отказал вам, и это так неприятно, так болезненно… Но тогда я решил, что если не могу получить все, то возьму хотя бы что-то. Хотя бы его тело, если уж его сердце для меня закрыто.  — Это неразумно, но вполне понятно, Питер, — мягко сказал Тони. — Никто не имеет права судить тебя за это.  — Наверное. Но наша связь имела последствия. Серьезные.  — Оказалось, что ты привязался еще сильнее?  — Да! Да… Я не видел этого альфу несколько недель, и каждый день был подобен пытке. Кроме того… — Питер замялся и немного отвернулся. — Я жду от него ребенка. Сначала Тони подумал, что ослышался. Потом он очень хотел ослышаться, но нет, слова прозвучали ясно и трактовать их двояко было просто невозможно. Молчание затянулось, и Питер виновато сказал:  — Вот почему я думаю, что помогать мне будет вам неприятно, мистер Старк. Я знаю, что нравился вам, но теперь, когда я ношу ребенка от другого альфы… Даже моя тетя, узнав об этом, была не в восторге.  — Но почему?  — Мне пришлось оставить мою… подработку, она слишком опасна в моем положении, в университете я еще учусь, но, если честно, с трудом могу сосредоточиться на занятиях, а ведь говорят, что дальше будет только хуже. Тетя и так тянула меня одна после смерти родителей и дяди, а тут я вдруг весь такой несуразный и беременный. Немного сбережений у меня еще есть, но перспективы пока сомнительные. Она устает после работы, я просто чувствую себя усталым все время, меня часто тошнит, и… В общем, мы ссоримся. Тони помолчал еще немного, а потом сказал:  — Питер, я…  — Я все понимаю, мистер Старк, — перебил его Питер. — Правда. Я не в обиде. Это последствия моего решения, и я сам буду выкручиваться. Конечно, одиноким омегам очень трудно, но я справлюсь. Однажды эти дурацкие гормоны успокоятся, и все будет, как раньше. Я справлюсь.  — Но почему ты ушел из «Старк Индастриз»? В лабораторной работе нет ничего опасного.  — Да, но вы даже не представляете, как много там сводящих с ума запахов! Меня постоянно мутило, а один раз вырвало на образец доктора Беннера, который он готовил для какой-то презентации. После этого он настоятельно советовал мне сначала выздороветь. Я не стал испытывать его терпение.  — А тот альфа? Он согласился тебя поддерживать?  — Нет, он… Ему это не нужно. Я ему не нужен. Сердце Тони отчаянно сжалось. Ему захотелось немедленно найти этого сукина сына и за уши притащить его к Питеру. Хотя нет. Захотелось хорошенько набить ему морду, а Питера забрать себе.  — Понятно, — кивнул Тони. Он вдруг очень отчетливо понял, что должен сделать. — Конечно, я немного в шоке от того, что только что узнал, но это ничего не меняет. Наоборот, моя решимость помочь тебе стала только сильнее. Вот что мы сделаем. У меня огромный пентхаус и куча гостевых комнат, в которых не бывает гостей. Вам с тетей надо отдохнуть друг от друга, а тебе нужна спокойная обстановка для учебы и возможность не думать о деньгах.  — Мистер Старк, это слишком…  — Навязчиво?  — Неожиданно.  — Ну, Тони Старк я или кто? Превосходить ожидания — моя фишка. С моей стороны условия всего два: регулярно обследоваться у врача и однажды вернуться на работу в «Старк Индастриз». Не хочу упустить такую светлую голову.  — Спасибо, мистер Старк, но я не могу на такое согласиться, — твердо сказал Питер.  — Я понимаю, что свалился тебе на голову, как те инопланетяне на Нью-Йорк в прошлом году, но на уроках биологии в школе тебе должны были рассказывать, что в присутствии альфы беременность проходит гораздо спокойнее и удачнее. Твоя тетя наверняка прекрасный человек, но она не альфа, именно поэтому рядом с ней ты чувствуешь себя нервным и одиноким. О том мерзавце и говорить нечего. Конечно, человечество во многом возвысилось над своей биологией, но в вопросах беременности все остается на инстинктивном уровне.  — Но я…  — О своей безопасности не волнуйся — я и пальцем тебя не трону, если ты сам этого не захочешь. В любой момент ты сможешь уйти, но мне будет приятно, если ты останешься.  — Спасибо за предложение.  — Это «да»?  — Не совсем. Но это и не «нет».  — Что ж, пока для меня этого достаточно. Подумай, Питер. Не хочу давить, но сам понимаешь, дальше будет хуже. Подумай о ребенке. Питер помолчал, а потом тихо спросил:  — Вам-то это зачем, мистер Старк? И Тони честно ответил:  — Не знаю. Просто у меня такое чувство, что если я сейчас просто так уйду, то совершу самую ужасную ошибку в своей жизни, а мне, уж поверь, есть из чего выбирать.  *** Хотя Питер пока не согласился переехать, желание заботить о нем — все, о чем Тони мог сейчас думать. Омега оказался в трудном положении и хотя не ревновать к другому альфе, в которого тот был влюблен и от которого ждал ребенка, было невозможно, желание заботиться о Питере было сильнее. Наверное, если об этом узнают Хэппи и Пеппер, он вновь станет главным анекдотом и темой обсуждения в курилке, но Тони было все равно. До появления Питера у него в жизни все было под контролем: он сумел справиться с последствиями того судьбоносного похищения, он заново построил свою жизнь и навел в ней порядок. Но когда он увидел в лаборатории Брюса нового стажера — милого, очаровательного и так чудесно пахнущего, — Тони понял, что одного порядка и контроля в его жизни недостаточно. В ней не хватало любви. И почему-то его сердце упрямо хотело получить ее только от Питера Паркера. Поэтому, сказав себе, что мечтать человеку никто не запретит, Тони лично подготовил гостевую комнату: убрал лишнее, заправил постель, разложил в шкафу купленную специально для Питера одежду (без фанатизма, чтобы для его старых вещей тоже осталось место, но, если серьезно, парню следовало серьезно поработать над гардеробом), на тумбочке возле кровати оставил несколько книг по беременности (с лучшим рейтингом на Амазон), а под кровать положил самые мягкие пушистые тапочки, какие только смог найти. После этого ему оставалось только ждать. *** Лежа в кровати с учебником по химии, Питер безуспешно всматривался в череду формул — все его мысли были полностью заняты предложением мистера Старка. Приди к нему альфа две недели назад, когда Питер только-только вернулся с ежемесячного врачебного осмотра у доктора Чо (именно она и диагностировала у него беременность), он бы твердо отказался, особо не раздумывая. Нет, мистер Старк, спасибо, конечно, но сами справимся. Под «сами» подразумевался бы сам Питер, тетя Мэй и Железный человек. Смешно сейчас вспоминать, как Питер был тогда счастлив. Нет, напуган до ужаса и удивлен безмерно, но все же счастлив. Наверное, гормоны беременности уже тогда начали делать свое черное дело и задурили ему голову халявной радостью. Питер вдруг вообразил себе, что, узнав о его беременности, Железный человек обязательно захочет узнать Питера поближе, а узнав — со временем забудет того незаслуженно любимого омегу и переключится на куда более достойного кандидата. Надев тогда маску, Питер с замиранием сердца приказал Карен набрать номер Железного человека. Тот не взял трубку. Тогда Питер позвонил еще — с тем же результатом. Питер звонил и на следующий день, и на последующий, но его встречала полная тишина. Полный игнор. Питер с обидой смотрел на любимый плакат и спрашивал его: «Какого черта, мистер Железный человек? Вы добавили меня в черный список аж на рабочем телефоне? Неужели той ночью я был настолько плох?» Но плакат молчал, телефон настоящего Железного человека тоже, а вот гормоны Питера молчать отказывались и вместо радостного танца теперь устроили пляску паники. Оказывается, для беременного омеги совсем не круто, когда отец его ребенка от него отказывается. Доктор Чо диагностировала угрозу выкидыша и настоятельно рекомендовала: а) успокоиться; б) больше времени проводить со своим альфой. Отличные советы, доктор, а вот Питер сам до этого не додумался! Карен продолжала попытки дозвона, но после тринадцатого звонка Питер разозлился и велел ей прекратить. Любимый плакат отправился в мусорку, предварительно измельченный Питером так, что любой шредер позавидовал бы, но вместо приятного удовлетворения результатом стало резкое ухудшение самочувствия. Снова визит к доктору Чо, снова те же бесполезные советы. Питера без конца мутило и тошнило, да и психологическое состояние ухудшалось с каждым днем. Именно в таком состоянии его и застал бывший начальник. Его приход произвел на Питера просто волшебное воздействие. Во-первых, у него проснулся аппетит. Впервые за три недели его не воротило от запаха приготовленного мяса, а, наоборот, хотелось его съесть. Питер еле дотерпел до кухни, соблюдая правила приличия, а не впился зубами в эту чертову курицу прямо в коридоре. Во-вторых, состояние беспросветной тоски, с которой он просыпался и засыпал все те же две недели, вдруг тоже ослабло. Мистер Старк вдруг показался ему особенно привлекательным, добрым и вообще, о чем тут думать, одинокий балбес, соглашайся немедленно! Питер отказался. Нельзя идти на поводу у нестройного хора гормонов. Но сейчас он снова ощущал приближение безысходности и понимал — поражение неизбежно. И ведь мистер Старк — замечательный вариант! Вряд ли в ближайшее время в дверь Питера постучит еще один красивый, добрый, чуткий миллиардер, готовый взять все его проблемы на себя. Но Питер не хотел использовать мистера Старка. Разве честно соглашаться и тем самым невольно давать альфе надежду, когда сердце Питера все еще принадлежит тому, чей раскрошенный плакат пылится в его мусорке? «Подумай о ребенке, Питер», — сказал ему мистер Старк. Пока ребенок был чем-то эфемерным и невообразимо далеким. Но да, Питеру нужно было думать именно о нем. Откинув учебник, Питер взял телефон и написал: «Спасибо за предложение, мистер Старк. Я согласен».
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты