Ангел с дробовиком

Гет
PG-13
В процессе
47
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 28 страниц, 4 части
Описание:
Если бы он на самом деле был ее ангелом-хранителем, ее бы уже давно не было в живых.
AU: Кас влюбляется в обычную смертную.
Примечания автора:
OST:
The cab — "Angel with a shotgun"
The Strumbellas — "Spirits"
RyanDan — "Tears of an angel"
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 14 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
Это нормально, успокаивал себя Кастиил, когда выяснилось, что Гард обрел новую семью среди вервольфов и именно по этой причине Бет остается в бункере насовсем. Ничего страшного, говорил он себе, когда Бет потихоньку начала втягиваться в их дела. В конце концов, она всего лишь увлеклась мифологией и преданиями. Все подростки любят изучать что-то новое. Даже если это что-то — своеобразная энциклопедия монстров. И ничего страшного нет в том, что Бет теперь вместо «Властелина колец» читает манускрипты Просвещенных, а в свободное время консультируется у него по мертвым языкам. Это нормально. Нет ничего странного в том, что Бет уже спокойно реагирует на звонки Винчестеров, когда им срочно нужно найти какую-то информацию. Это нормально, что она в считанные секунды отыскивает в Интернете и записях Просвещенных то, что нужно для охоты. Это абсолютно нормально, что она отлично разбирается в защитных знаках и вот-вот начнет практиковать экзорцизм. Все это нормально. Две недели — и Бет уже своя. Месяц — и Дин смиряется с тем, что Кас «превратился в няньку». Еще неделю спустя он дарит Бет ее первую защитную пентаграмму, наказывая строго-настрого носить ее, не снимая. Дин, конечно же, предложил бы ей набить тату, но Бет и так никуда не выходит из бункера, все это — лишь мера предосторожности. Кастиилу кажется, что они уже подружились. По крайней мере, шутки Дина уже не такие резкие, и сама Бет уже не старается избегать его общества. Еще несколько дней — и между ними вспыхивает ссора. Кастиил возник в бункере как раз в тот интересный момент, когда Бет, чуть ли не плача, топала ногами. Дин стоял напротив нее, скрестив руки на груди, и хмуро слушал то, что девочка кричала ему в лицо. Едва заслышав шорох крыльев, оба повернулись к нему одновременно, как по команде. Дин — обреченно, Бет — с надеждой. — Что-то произошло? — уточнил ангел, растерянно глядя то на Дина, то на девочку. — Ничего не произошло, — ответил Дин ровным голосом, и Кас до дрожи ощутил, как тяжело тому сдерживать себя. — Ровным счетом ничего. Просто я объясняю Бетти, что ей все еще нельзя выходить на улицу и тем более идти в магазин. — Но мне нужно на улицу! — вновь взорвалась Бет. — И я просила уже не называть меня так! Кастиил отступил назад и случайно встретился взглядом с сидящим за столом Сэмом. Тот выглядел помятым и утомленным; скорее всего, он слушал перепалку уже давно. — Твое лицо засветилось во всех полицейских участках! — продолжал убеждать девочку Дин. От его слов Кастиил вздрогнул. Конечно, это был упрек ему — за то, что добавил новых проблем. — Боже! Я не собираюсь в полицию, мне просто нужно в магазин! — Если тебе что-то нужно купить, скажи мне, и я куплю. Бет открыла рот, чтобы ответить, но лишь покраснела и затрясла головой. Злая, растрепанная, зеленые глаза потемнели — не будь Кастиил ангелом, он бы побоялся подойти к ней в эту секунду. — Я не могу сказать. Ты все равно не знаешь. Пожалуйста, просто отпусти меня в магазин. Полчаса. Туда-обратно. Дин потерял терпение. Он сорвался с места, схватил первый попавшийся в руки блокнот и выдернул из него страницу. Взял карандаш, протянул все Бет. — Не можешь сказать — напиши. Ты никуда не идёшь, и точка! С этими словами он грузно опустился на стул рядом с Сэмом. Бет, обиженно пыхтя, неловко нацарапала что-то на клочке бумаги и на секунду замерла, прежде чем отдать его — ни Дину, ни Сэму — Касу. Ангел, недоумевая, опустил на записку взгляд. Он так и не понял, из-за чего Бет так злилась. Все, что ей было нужно — всего лишь обычная для женщин вещь. Насколько знал Кастиил по рекламным роликам, это не было чем-то редким и необычным и продавалось в каждом магазине. Он уже хотел озвучить свою мысль вслух, когда наткнулся на взгляд Бет. Что-то кольнуло его в горло, он свернул записку и пообещал: — Я куплю тебе это. В магазине, конечно же, он подвергся критике старшего Винчестера. — Ты размяк, Кас. Еще неделя — и она будет звать тебя мамочкой. Рука Кастиила, протянувшаяся было за пачкой хлопьев, которые, согласно тем же рекламным роликам, любят дети, дрогнула. Что-то появилось в его сознании вспышкой, но тут же погасло. Бет словно забыла о своей матери, никогда не говорила о ней, никогда не вспоминала. Может, она и думала о ней, но ангел, верный своему обещанию, ее мысли не читал. И поэтому Бет — закрытая книга — его беспокоила еще больше. — Если ей от этого будет лучше, я не против, — ровно ответил он и вдобавок к хлопьям взял еще пачку чего-то, на чем было написано «хрустящие шоколадные шарики». Бет и Дин если и были в чем-то схожи, то в любви к сладостям и вредной пище. За действиями Кастиила Дин следил с явно читающимся скепсисом и едва заметным любопытством. — Кас, что же с тобой случилось, не поделишься? — О чем ты, Дин? — искренне удивился ангел. Несколько секунд старший Винчестер как будто размышлял над ответом, в итоге лишь махнул рукой: — А знаешь, забей. Мне ваших ангельских заморочек не понять. Спасибо и на том, что не пропадаешь месяцами, как обычно. Кастиил не знал, что ответить, понадеялся на то, что Дин не ждет от него никаких слов, но все-таки отошел подальше. У него накопилось немного денег, поэтому, чувствуя себя свободным, он решил порадовать Бет чем-нибудь еще. Ломая голову над тем, что может понравиться девочке ее возраста, Кастиил предпринял самое простое: решил посмотреть, что покупают в магазине ее сверстницы. — Совсем с катушек съехал, — вздохнул Дин, наблюдавший эту сцену. И — внезапно: — Возьми вот это, ей понравится.

***

Бет удивилась и напугалась, когда Кастиил вошел в ее комнату и водрузил на стол большой пакет. Она лежала поперек кровати, слушала музыку и явно думала о чем-то своем, когда увидела ангела. Тут же подскочила на месте, выдернув наушники. Села рывком, и сразу ее лицо приняло то обычное выражение, под которым Кастиил не мог прочитать ни одной ее эмоции. — Кас, ты… Это все мне? — Да. Я не знал, что ты любишь. Бет медленно потянула за край пакета и заглянула внутрь. Страх и удивление сменились странной эмоцией, которую Кастиил не мог понять. — И я могу… Все это вытащить? — Конечно. Бет стащила пакет на пол и сама уселась рядом. Одно за другим она вытащила из него коробки с готовыми завтраками, большую шоколадку, пару журналов, две упаковки того, ради чего Кас и был послан в магазин, и плюшевую собаку. — Тебе нравится? — нарушил неловкое молчание Кастиил. Бет растерянно подняла на него взгляд. Собаку она крепко сжимала в руках, но особой радости на ее лице не было. — Мне же уже не пять лет, — сказала Бет и слабо улыбнулась. Поняв свою ошибку, Кастиил поспешил перевести тему: — Зато ты можешь почитать журналы. Дин сказал, что они интересные. — Про машины и порно-звезд? Очень интересно. Дину, не мне. Кастиилу вдруг стало очень жарко. Он редко чувствовал тепло или холод, обычно ему всегда было комфортно в своем плаще, но в эту минуту ему захотелось выйти из душной комнаты и подышать воздухом. Бет смотрела на него так внимательно и грустно, она, очевидно, была расстроена из-за подарков. Расстроенный сам, Кастиил уже собрался уходить, когда Бет вскочила на ноги. Все также не выпуская собаку из рук, она в два шага оказалась возле ангела — и вот он уже заключен в ее объятия. — Спасибо, Кас. Мне очень приятно. Правда. Одна рука проскользнула под сгибом локтя и теперь сжимала плащ на спине, другая держала игрушку и поэтому обнимала плечо ангела сверху. Бет высокая для своего возраста, ее щека легко прижалась к ключице Кастиила. Она прильнула к нему так доверчиво, и Кастиил обнимает ее в ответ. — Кас, — прошептала Бет куда-то ему в галстук. — Я так скучаю по ней. Кастиил не придумал ничего лучшего, чем обнять девочку крепче. Он стоял и не двигался, всем телом ощущая ее тепло, слушая ее тихий голос и чувствуя, как отчего-то намокает воротник его рубашки. — Знаешь, что больше всего меня мучает? — спросила Бет и тут же ответила сама. — То, что я не успела с ней попрощаться. И еще кое-что. Когда мы ехали в машине… Мы поругались утром… И она спросила меня, почему я ее так ненавижу. Я знаю, что она сказала это сгоряча, чтобы мне было стыдно, а мне и стыдно, мне так стыдно! Сейчас! Ты знаешь, утром, тогда, она просто говорила про моего отца… Говорила, что я на него похожа, дурная кровь там, гены, все такое. Она просто устала. Она не хотела этого всего говорить, но я только сейчас это понимаю. А я накричала на нее. А потом эта авария. Кас, почему так? — Я не знаю, — ответил Кастиил, мягко поглаживая ее по спине. Воротник рубашки стал совсем мокрым, он чувствовал влагу своей кожей. — Я не знаю, — повторил он и покачал головой. — Иногда все выходит совсем не так, как нам хочется. Бет отстранилась от него, но пальцы не разжала — только подняла голову, и ее зеленые глаза заглянули в его голубые. От слез радужка стала совсем светлой. — Ты очень хороший, Кас. Кастиил был не согласен с этим утверждением. Обман, кровь, боль и страдания — вот все, что окружало его, все, что он оставлял после себя — это разрушения и потери. Он уже собирался сказать об этом Бет, но не смог. Она была единственным существом, которое видело в нем только добро и свет. — Ты тоже хорошая, Бет. И никогда не смей думать, что это не так. Ошибки совершают все, тем более люди. Бет улыбнулась и наконец отпустила его. А вместе с ней ушло и тепло. Кастиил захотел вернуть руку девочки, обнять ее снова, но сам испугался своего желания и просто ушел, закрыв за собой дверь ее комнаты. Через месяц на ней появится сделанная Бет табличка «Вход разрешён, если ты не Дин Винчестер». Через год стены этой комнаты будут увешаны вырезками из газет и картами штатов, а Бет официально примут в ряды охотников.

***

Если в мире и существовал человек, который бы радовался кому-то так же сильно, как радовалась Бет Кастиилу, то последний про него точно не знал. Новые проблемы на Небесах вынудили его бросить все и снова кинуться на помощь — наступить на те же грабли, как яснее ясного выразился Дин. Суета, натянутые отношения с детьми Божьими, конфликты между архангелами и вечное беспокойство за Винчестеров — все это выматывало Кастиила. Он знал, что Дина и Сэма опасно оставлять одних, без присмотра. Никогда нельзя предположить, что он обнаружит, вернувшись на Землю — апокалипсис уже почти случился, что Винчестеры сотворят в следующий раз, загадывать было страшно. Еще Кастиила беспокоила Бет. Стала беспокоить с недавних пор, когда он узнал одну новость. — Кас! Как же сильно я тебя ждала! Она заметила его первая, едва услышав шорох его крыльев. Вскочила с места, уронив на пол книгу и сломав ей переплет. Подлетела к нему, сияя, и повисла на его шее. Они не виделись несколько месяцев, и Кастиил с удивлением заметил, что за это время Бет изменилась. Как будто подросла еще больше, стала тоньше и гибче, проворнее. Она выпустила его из объятий не сразу — висела на нем добрую минуту, что-то шепча прямо в ухо. Кастиил не слышал. Он пытался разобрать, что показывает ему Дин. Тот выразительно стрелял глазами в его сторону, а Сэм предостерегающе смотрел на брата. Сэм пантомиму Дина понял. Кас — нет. Решив, что он обязательно спросит у младшего Винчестера об этом, ангел мягко отстранил от себя девочку. — Смотри! Она подняла руку, демонстрируя ему браслет на кожаном ремешке. Самый обычный, с маленькой подвеской в виде крыла. Кастиил не понял, почему он так впечатлил Бет. — Мне Сэм подарил на день рождения. День рождения, отметил ангел в своей голове, нужен подарок. И — немой вопрос, больно кольнувший его куда-то под ребро: Бет так радуется браслету, потому что его подарил Сэм? Кастиил нахмурился, пытаясь разобраться с мыслями, но очень скоро бросил эту затею. Все, что его волновало — это широкий пластырь на лбу Бет. — Ты была на охоте? — Да, была, — словно не замечая его настроения, продолжала щебетать Бет. Она уже схватила Каса за руку и теперь волокла за собой к Винчестерам. Подтащила свободный стул, буквально усадила на него ангела, а сама пристроилась на маленькой табуретке рядом. — Мы ходили на баньши. Кастиил повернул к Дину голову. Пару месяцев назад у них был уговор: если они и возьмут Бет на охоту, что было маловероятно, то она не должна пострадать. — Дин, — с упреком сказал Кас, пытаясь поймать взгляд охотника. Тот, словно чувствуя за собой вину, поспешил смотаться в кухню — где-то оставался пирог. — Зачем Дин? — ревниво осведомилась Бет, обхватывая лицо Кастиила ладонями и разворачивая его обратно к себе. — Мне так много надо тебе рассказать! Не говоря ни слова, Кастиил прижал пальцы ко лбу девочки. Он хмурился, а ссадина исчезала. Но даже когда она исчезла совсем и Бет отодрала пластырь за ненадобностью, ангел продолжал хмуриться. — Ты вовсе не обязана ходить на охоту, — сказал он, и Бет вспыхнула. — Потому что я девушка? — Мы тут за феминизм топим, — вмешался Сэм, чтобы предотвратить недопонимание. — Чарли теперь ее новый кумир. Кастиил ничего не понимал. Он переводил взгляд с Сэма на Бет и боролся с искушением прочитать мысли последней. В этой взлохмаченной голове наверняка творилось что-то, что могло вылиться в самую настоящую катастрофу. — Кас, я тебя очень люблю, но если ты запретишь мне охотиться, я обижусь, — пресекла все возражения Бет. И Кастиил оттаял. Не из-за того, что она сказала, что любит его, нет. Из-за того, что в ее словах был резон. Наверно. Ну, по крайней мере, уверенность в них была. Но что по-настоящему подкупало — это ее доверие. В этом и было главное отличие Бет от остальных девочек ее возраста. Кастиил знал не многих, но, сравнивая ее с той же Клэр, которая делала все, что хотела, никого не спрашивая и не ставя в известность, он радовался, что Бет доверяет ему. — Я ничего не могу запретить тебе, — откровенно признался он. — Я просто прошу тебя быть осторожней. На этом спор закончился. И началась головная боль. Помимо «ангельского радио», которое в последнее время не утихало ни на секунду, Кастиил теперь вынужден был слушать Бет. Он считывал ее эмоции на расстоянии, абстрагируясь от образов и концентрируясь на ощущениях. Так он надеялся понять, когда Бет понадобится его помощь. Молиться она перестала уже очень давно, поэтому Кастиил не ждал, что она вспомнит о молитве, когда будет нуждаться в ней. Вот и пришлось ему заняться такого рода «слежкой». Выбора не было. Молчаливый и упертый, Кас уже и сам понял, что его внимание к Бет сродне помешательству на ней, но он ничего не мог с собой поделать. Вина за совершенные им в прошлом поступки терзала его, а Бет была его искуплением. Он словно принял для себя негласное правило: пока с ней все хорошо, он тоже будет в порядке. Проходили дни, и Кастиил с удивлением понял, что по большей части Бет грустила. Даже когда к ее чувствам примешивались голоса Винчестеров, она оставалась безразличной к их шуткам. Сначала ангел думал, что она просто невосприимчива к их грубому юмору, потом сообразил, что дело в чем-то другом. Бет тосковала. И пусть пока еще довольно смутно, но Кастиил стал догадываться, что скучает она именно по нему. Он метался между долгом и чувствами, но медлил. Винчестеры и сами отлично справлялись, его помощь им была не нужна. И если он наведается в бункер в то время, когда на Небесах идет война, от вопросов ему уже будет не отвертеться. Бывали моменты, когда ангел вовсе не приходил на их зов — свались же он им на головы сейчас — и придется объяснять цель визита. А объяснения всегда были его слабой стороной. Придя к такому выводу, Кастиил решил, что покинет Небеса только в крайнем случае — если вдруг случится что-то непредвиденное. Это «что-то» случилось в конце декабря, когда на волне «Бет и все, что с ней связано» наступила оглушительная, звенящая тишина. Сигнал пропал. Беда.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты