Просто скажи мне "да"

Слэш
NC-17
В процессе
136
автор
Размер:
планируется Макси, написана 81 страница, 10 частей
Описание:
Чонгук потерпел болезненный развод, инициатором которого был его любимый омега. Он не понимал почему его супруг так резко отказался от него. Все ведь было хорошо. Спустя время ему удалось отпустить омегу, а через несколько лет альфа встречает истинного, с которым боится заводить отношения, ведь у него есть любимый сын, который все еще ждет папочку, хоть и не говорит об этом.
Примечания автора:
Никак не хочется комментировать, однако сразу скажу, что захотелось мне такую историю написать. Надеюсь вы не будете пуляться тапками и просто поддержите мой первый фанфик. С удовольствием буду ждать ваших комментариев с мнением по поводу этой работы!

P.S. Название не окончательное, возможно, в ближайшем будущем поменяю.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
136 Нравится 56 Отзывы 72 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
Как бы что ни было, а родственникам показаться пришлось. Знакомство со странным типом с поддельными часами оставило не самое приятное впечатление. Что-то в этом типе было одновременно отталкивающее и притягивающее. Из отталкивающего пожалуй все, что запомнил Тэ это взгляд, будто раздевающий. Однако голос у этого человека перекрывал все, что только можно. И будь омега хоть чуточку раскованней, то непременно бы за один только голос раздвинул бы ноги, но к счастью, или нет, здравый смысл все равно бы не дал ему так поступить. Поймать такси не составило никаких проблем, около подобных заведений всегда ошиваются таксисты, потому что именно тут легче всего срубить куш побольше. Перевоз пьяных тел, по-другому этих людей просто не назвать, до дома, который может оказаться в соседнем квартале порой выливается в триста тысяч вон, потому что самой пьяной голове может прийти мысль съездить еще куда или просто покататься по городу, а потом еще и не могут вспомнить адрес, где живет. Тогда приходится объезжать все адреса, которые только может вспомнить. Со слов коллег их галереи, у них был случай, когда после громкой пьянки альфа Сунхо не мог вспомнить адрес своего дома, но зато он вспомнил адрес своего омеги, который живет в Америке, и Сунхо требовал с пеной у рта отвезти его туда. К слову, с тем омегой он расстался почти 4 года назад, но адрес все равно остался в памяти и всплыл в такой момент. Может намек судьбы? До дома омега добрался быстро, а судя по свету в окнах еще никто не спал, что удивительно. Сделав глубокий вдох и выдох, Тэхен расплатился с мужчиной и покинул салон авто, приближаясь к воротам дома, которые на удивление были открыты. Неужели ждут? Да не, бред какой-то. *** - А ты все трудишься, как не посмотри, - Чимин отрывается от своей работы и оборачивается на голос. В дверном проеме его комнаты стоит Джихен с двумя чашками кофе. Он подходит к младшему брату и протягивает тому чашку. - Хен, - тянет омега, - я же не люблю кофе, - но все равно принимает напиток, делая маленький глоток. Джихен усмехается. - Работаешь? – спрашивает старший, кося взгляд на стол омеги. - Лучше б отдыхал, - бурчит куда-то в чашку Чимин. - У тебя же срок на выполнение работы 2 недели, - Чимин кивает подтверждая слова. – У тебя еще неделя впереди. Отдохни. Ты уже и так много сделал. Возьми перерыв, хотя бы до завтра, да спать сейчас ложись. - И именно поэтому ты принес мне кофе? – вскидывает бровь Ким младший, улыбаясь. - Эй! Не придирайся, мелкий, будь благодарен, что твой прекрасный старший брат вообще заботится о тебе, - говорит Джихен, лохмача волосы брата, и присаживается на край его кровати, опираясь на колени. – Зачем ты так издеваешься над собой? Ты проработал только неделю, а еще чуть-чуть и на труп будешь похож. Учись правильно распределять время. Тебе дали на выполнение работы две недели, вот и умести все в этот срок. И не перетрудишься и во время успеешь, - делает глоток обжигающего напитка, не сводя глаз с Чимина. - Это не я мазохист, а директор Чон садист! – выплевывает парень, а заметив непонимающий взгляд старшего, рассказывает ему все, что произошло за эту неделю, не забыв упомянуть тот случай в торговом центре с салфеткой и автографом. – Перестань ржать, как конь! – видя Джихена, который еще чуть-чуть и от смеха прольет несколько капель кофе на белоснежные простыни, Чимин одергивает его. Ну подумаешь дал автограф, ну подумаешь принял не за того, ну с кем не бывает. - Ты меня, конечно, извини, - ненадолго приходит в себя альфа, - но так лохануться мог только ты, - и снова заходится диким смехом, что очень не нравится омеге. Джихен знаком с Чонгуком и, зная его характер, понимает, что так легко его братец не отделается. Однако, он удивлен, что Чон поручил Чимину просто списать от руки документы на китайском. Уж слишком легко и точно не обидно. Да, отсыхает рука и иероглифы выходят откровенно говоря плохо, но это не в его стиле. Наверняка старший уже подготовил что-то более изощренное, нежели это. - Но я-то откуда знал, что он мой будущий начальник? – подает голос Чимин, с громким звуком ставя кружку на стол. - Минни, - переводит дыхание Джихен, - знал ты, не знал, так в принципе с людьми не поступают, - на слова старшего Чимин только дует щеки, которых считай нет и руки складывает на груди, смотря на него почти исподлобья. - Минни, - Джихен отставляет кружку к кружке младшего и берет ладони того в свои, заглядывая в глаза брата. – Я тебя очень люблю, - говорит в полголоса, - ты это знаешь, но тебе не кажется, что пора прийти в себя? – омега с непониманием смотрит на старшего. – Минни, прошел год. Тебя больше никто не трогает. Отец обо всем позаботился. Тебе больше некого бояться. Ты красивый омега, на которого всегда будут смотреть в независимости от того был ты в журнале или нет. На слова брата младший Ким отвернул голову в сторону окна, устремив взгляд на темный двор. Ему было обидно, что брат так легко говорит ему прийти в себя, будто у него была звездная болезнь и его возвращают с небес на землю, упрекая в чем-то. Но он ведь не виноват. Не виноват в том, что слишком красивый, что на его фото была такая бурная реакция, что нравится альфам… Единственное в чем он может быть виноват – дал свое согласие на публикацию фото. Неужели брат винит его в его страхе? А если бы директор Чон оказался одним из тех сталкеров? Или еще кем? Да проще сразу автографом откупиться! - Но, хен, - бубнит Чимин, - я ведь… - Явился? – с первого этажа слышится громкий голос отца. Нет, не потому что тот зол или в ярости, просто голос у старшего альфы всегда через чур громкий. Не сложно понять, кому был адресован вопрос? Домой вернулся Тэхен. Чимин хватает кружки из под кофе и, делая вид, что просто относит посуду на кухню, спускается на первый этаж, останавливаясь на лестнице. Это уже своего рода традиция, что второй омега по старшенству в семействе Ким сутками где-то пропадает, а под конец недели обязательно возвращается домой. Где все это время проводит старший и чем занимается остается загадкой, которую самый младший член семьи уже долго пытается разгадать. - Не надоело так жить? – спрашивает отец Тэхена, который, кивнув Юнги, игнорирует отца и проходит мимо него к лестнице. - Я с тобой разговариваю! – начинает закипать Намджун, хоть внешне он этого и не показывает. – Вернулся! Сейчас же! – уже повышает голос старший, пугая тем самым Чимина, который рос полностью обласканный родительской любовью и заботой с детства, не зная ни криков, ни упреков в свою сторону. Чимин нередко становился свидетелем ссор старшего брата и отца, хоть он и успевал застать начало назревающего взрыва со стороны обоих, папа или отец обязательно отправляли его к себе или погулять, поэтому Ким младший никогда не оказывался в эпицентре событий и не мог разглядеть ситуацию со всех сторон. Он только и мог что слышать доносившееся до него рычание отца, да видеть куда-то уходящего, если не убегающего, в свою комнату или на улицу Тэхена. Как самый настоящий младший брат он всегда хотел поддержать Тэ в такие моменты, но тот только прогонял его. - Дорогой, успокойся! – шикает Юнги, обвив руку Намджуна, стараясь его увести в другую комнату, лишь бы тот не срывал свой гнев на ребенке. Ким старший поддается на действия своего омеги и отворачивается от несносного первенца, который все так же храня молчание поднимается в свою комнату. Когда слышится щелчок двери все, будто по команде, отмирают. Намджун снова становится любящим отцом и мужем, Джихен толкает младшего в сторону кухни, а Юнги расслабленно выдыхает. Напряженной атмосферы, как не бывало. Взглянув на свои тонкие наручные часы, которые муж подарил ему на позапрошлый день рождения, Юнги громко хлопает в ладоши и говорит, что уже достаточно поздно и всем пора спать. Особенно детям с мужем, которым завтра на работу. Отослав младших по комнатам, омега подходит к мужу, говоря тому отправляться отдыхать. Альфа кивает и, чмокнув омегу в щеку, скрывается в коридоре за поворотом. Выключив везде свет, оставив только подсветку над столешницей на кухне, Юнги достает тарелку и накладывает в нее, приготовленные на ужин соленые спагетти с креветками, после отправляя их в микроволновку. В пузатой кружке заваривает вишневый чай с корицей и, взяв скромный ужин, поднимается на второй этаж. Старший совсем тихо стучится в самую дальнюю дверь и тихонько заходит, прикрывая ее. В практически пустой комнате на заправленной кровати, распластавшись звездой, лежит Тэхен, накрыв рукой глаза. Старший омега тихой поступью проходит ко столу у окна и ставит на него поздний ужин для пасынка. Юнги легонько тормошит его за колено, веля сейчас сходить в душ, поесть и сразу ложиться спать, а посуду отдать с утра, на что получает лишь тихое "угу". Не став больше дергать Тэхена, старший омега так же тихо как и зашел покидает комнату, закрывая за собой дверь. Джихен и Чимин уже спят, в этом омега убедился, заглянув в комнату к каждому, поэтому можно с чистой душой расслабиться. Выключив подсветку на кухне, Мин в абсолютной тишине бредет к большому креслу в освещенной лишь лунным светом гостиной. Любимый широкий кожаный предмет мебели любезно принимает хозяина в свои мягкие диванные объятия. В свое время Юнги настоял на покупке конкретно этого кресла, потому что оно настолько большое, что, сев на него, абсолютно все разом теряют омегу из виду, а позже было очень удобно играть на нем с детьми в прятки. Юнги расслабляется под светом луны, отдаваясь воспоминаниям из прошлого, когда пара больших крепких ладоней ложится ему на плечи, сжимая их, будто массируя. Омега откидывает голову назад, моментально получая легкий поцелуй в губы. Улыбнувшись через поцелуй, мужчина открывает глаза и лицезреет согнувшегося над ним сзади мужа, который, похлопав супруга по плечам, обходит кресло и садится на соседний двуместный диванчик. - Я думал ты уже спишь, - вполголоса говорит Намджун, наблюдая за расслабленным мужчиной сбоку. - Я тоже думал, что ты уже ушел в постель, - так же тихо говорит Мин. - Нет, я был в кабинете, нужно было кое-что проверить перед завтрашним днем, - альфа громко выдыхает и так же откидывает голову назад, продолжая смотреть на Юнги. – На неделе должен прибыть представитель другой компании, чтобы обсудить кое какие моменты, и… если все удачно сложится, то очень скоро у нас будет новый партнер, - кратко описывает свое представление скорого будущего. - М… понятно… - тянет Юнги, думая, что очень хочет спать. Сейчас бы лечь в мягкую постель, обмотаться одеялом с ног до головы, уткнуться носом мужу в грудь или шею, почувствовать его большие руки на спине и талии, прижимающие его крепче к себе, и горячее дыхание куда-то в макушку. Идеально. А еще идеальнее проснуться в этих же самых объятиях, чтобы потом вдвоем понежиться в постели еще так часика два. Ненадолго в комнате повисает тишина. Юнги прикрывает глаза и почти засыпает, когда чувствует россыпь легких поцелуев на лице. Намджун мягко целует омегу в щеки, в скулы, в веки, огибая губы. Ему хочется, чтобы супруг сам потянулся к нему, прося о поцелуе, но тот только мычит и недовольно дует губы, пытаясь увернуться от приятных прикосновений. Будучи не особо довольным таким раскладом, альфа кладет руку омеге на лицо, удерживая его в одном положении. Возмущенный действием мужа, Юнги открывает глаза и строго смотрит на него, одним лишь взглядом говоря ему прекратить. А Намджун будто снова влюбляется. Юнги очень красив под светом луны. Его бледная кожа отливает серебром, темные волосы спутаны и вьются после душа, а в черных глазах, обрамленных пушистыми и такими же черными ресницами, кажется сама луна отражается. Одних только слов не хватит, чтобы описать какой же у омеги выразительный взгляд. Именно он и зацепил Намджуна в их первую встречу. Возможно, если бы в тот самый день много лет назад мужчина бы не зашел в ту уютную кофейню рядом с парком, и его бы обслуживал другой человек, то он мог бы и не встретить своего истинного, который сделал его самым счастливым на всем свете. А если бы еще на пару лет раньше ему бы сказали, что он влюбиться во взгляд официанта из обычной кофейни, то в жизни бы не поверил. А сейчас этот самый официант недовольно смотрит на него и думает как бы улизнуть спать. При одном только взгляде на супруга Намджуна огромными волнами затапливает любовь к этому крошечному по сравнению с ним омеге. Ему хочется целовать его и благодарить за то, что он просто есть и рядом с ним. Такой домашний, растрепанный и едва ли не засыпающий Юнги – картина, которой быть только в его личной галерее, чтобы только он мог наслаждаться его красотой. С одной стороны омегу хочется взять на руки и унести в кровать, завернуть в одеяло и спрятать в своих объятиях, слушая посапывание его крошечного носика. С другой стороны волк, которому до безумия хочется заласкать своего омегу, чтобы сделать ему хорошо, а Ким и не сопротивляется желаниям волка, полностью поддерживая его. - Ты чего такой задумчивый? – ласково спрашивает альфа, поглаживая мягкие круглые щеки большими пальцами, и опускается на колени перед супругом. - Да так… - бормочет ему куда-то в ладонь омега, чувствуя как левая рука плавно переходит ему в волосы, массируя кожу головы, а вторая скользит вниз и оттягивает ворот легкой пижамной рубашки, открывая вид на тонкую шею, украшенную меткой альфы. Волк внутри Намджуна довольно рычит: его метка на этой хрупкой шейке выглядит до ужаса правильно, что просто невозможно представить на ней чужую метку. Эта тонкая бледная шея была создана только для его метки и ни чьей больше. Альфа поддается желаниям и оставляет несколько легких поцелуев на своей метке и, не чувствуя сопротивления, зализывает каждый шрамик, уделяя внимание и другим участкам шеи. Юнги чувствует как муж засасывает кожу на его шее и интуитивно открывает больший доступ к себе, откидывая голову сильнее, хоть и понимает, что уже завтра последствия этой не хитрой ласки расцветут на его коже багрово-синими цветами, которые придется скрыть тональником или же воротом. Альфа проходится языком по метке и довольно улыбается, когда слышит участившееся дыхание супруга. Пока Юнги расслаблен, Ким расстёгивает мелкие пуговки на спальной рубашке омеги и распахивает ее, медленно ведя мокрую дорожку из поцелуев к груди. Все участки кожи, до которых касался альфа горят огнем, контрастируя с холодным воздухом, ложащимся поверх. Намджун горячий, поэтому Юнги сам льнет к нему ближе в поисках тепла. Альфа ласкает грудь омеги, вырывая тихий стон, что как услада для его ушей. Юнги чувствует большие ладони, скользящие по его бокам, сминая мягкий живот. Да, он уже не такой стройный и изящный, как в молодости. Уже нет того впалого живота и выпирающих ребер, вместо них несколько складок, которых омега поначалу смущался и даже пытался заняться спортом, чтобы привести себя в порядок. Из-за его маниакального, если так можно сказать, желания похудеть пострадала и личная жизнь. Омега раз за разом отказывал мужу в близости, что не нравилось старшему и однажды он все же докопался до истины, которую омега так пытался скрыть. Юнги стыдился своего тела, поэтому Киму пришлось приложить усилия, чтобы супруг снова чувствовал себя уверенно рядом с ним. Он может не так молод, не так худ как раньше, и морщинки собрались у глаз, но для Намджуна он все так же прекрасен как и раньше. Да пусть он хоть сто килограмм весит, для этого альфы он всегда самый идеальный. Руки мужчины сжимают бедра и, поддев пальцами резинку штанов, плавно тянут их вниз. Почувствовав, что ткань съезжает, Юнги перехватывает руки мужа. - Не здесь, - шепчет он, смотря на альфу сверху вниз. - Почему? – так же шепотом спрашивает Намджун, продолжая стягивать штаны, мысленно радуясь, что младший спит обычно без белья. - Нас будет слышно, - продолжает смотреть глаза в глаза, совсем не замечая, альфьих рук, поглаживающих и сминающих его обнаженные бедра. - Тогда тебе придется побыть тихим в этот раз, - обжигает дыханием кожу в районе паха, и, не давая омеге возразить, берет в рот маленькую красную головку, слыша стон супруга, который тот пытается заглушить, прижав ладонь ко рту. Намджун играет с головкой: то смачно лизнет, обжигая чувствительную кожу о жар языка, то подует холодным воздухом, слыша как младший пытается подавить свой скулеж, то поводит кончиком языка, раздразнивая. А Юнги не сдерживается и толкается бедрами вперед, желая почувствовать губы альфы сомкнутыми плотным кольцом на его члене, только Ким, как назло на каждый толчок омеги отодвигает голову назад, не давая младшему того, что он хочет. Смотрит ему глаза в глаза. Зрачки у обоих расширены, дыхание учащенное. Грудь омеги вздымается и медленно опускается, будто ему дышать тяжело, или кто-то не дает ему в полной мере надышаться спасительным кислородом. И этот кто-то не отрывает от него взгляда своих темных глаз, которые уже заволокло пеленой возбуждения. Он знает. Знает, что альфа уже тоже возбужден, но держится. Знает, что Намджун не сделает ничего пока не доставит младшему удовольствие. - Что с тобой? – хрипит альфа, не отрываясь от лисьих глаз. – Почему ты так напряжен, бусинка? – еще и издевается, а говорит так, будто между ними сейчас ничего не происходит. Будто омега позволил стянуть с себя штаны, а альфа устроился у него между ног только для того чтобы секретиками поделиться. Чертов Ким Намджун! - Не издевайся, - шепчет мужчина и задерживает дыхание, когда чувствует как Ким водит по его члену рукой вверх-вниз. - Не издеваться? – не понимающе говорит старший. – О чем ты, бусинка? – смотрит так невинно в глаза любимого напротив, а сам сжимает омежий член в ладони и большим пальцем давит на раскрасневшуюся головку, заставляя Юнги откинуть голову назад. Намджун слышит тихий скулеж супруга и оглаживает головку большим пальцем, слегка надавливая на омежью плоть ногтем. Для альфы тихий скулеж и учащенное дыхание омеги – рай для ушей. А у Юнги голова тяжелеет от чего все перед глазами покрывается пятнами, в паху и ниже все горит огнем, а муж со своими махинациями только подливает масла, от чего у Мина нога поджимается к животу. Только альфа не позволяет супругу сделать этого, прижимая ногу к полу, от чего скулеж Юнги становится более громким, хотя он изо всех сил сдерживается, чтобы не застонать в голос. - Боже, - сквозь зубы шипит младший, пока альфа продолжает свои махинации, проверяя выдержку омеги, ухмыляясь. - Можно просто Намджун, - вылавливает момент и щипает сосок омеги своими немного грубыми пальцами. - Да отсоси ты мне уже, просто Намджун! - не сдерживается и шипит на него омега, и если бы не отяжелевшее от приятно-неприятного напряжения тело, то он бы точно стукнул его. Усмехнувшись, альфа наконец наклоняется вниз и дышит на красную чувствительную головку, едва касаясь кончиком носа, а потом резко берет в рот по основание, втянув щеки. От чувств, накативших на Мина ледяной спасительной водой, он вздрагивает всем телом, открыв рот в беззвучном стоне. Альфа двигает головой вверх и вниз, оглаживая руками бедра. Юнги ерзает на кресле, вплетая в кимовские волосы пальцы и сжимает их, заставляя взять глубже. Только глубже некуда, поэтому альфа подхватывает омегу под бедра заставляя сесть ниже, а стройные ноги закидывает себе на плечи. Крепкие пальцы мнут ягодицы до красных пятен, которые уже к утру окрасятся синим, и раздвигают их, открывая красное колечко мышц, которое уже вовсю истекает смазкой. Большой палец левой руки легко входит в горячую узость, мягко обследуя стенки, и двигаясь внутри. Со стороны Юнги слышно облегченный вздох, когда альфа большим пальцем давит на кромку ануса, пытаясь оттянуть ее вниз, и проникает уже двумя пальцами, мгновенно находя простату, что заставляет омегу вздрогнуть всем телом, а желание поджать ноги к себе растет в геометрической прогрессии. Тихие шаги с лестницы возвращают Мину трезвость ума и ясность мыслей. Вот что-что, а быть спаленным во время секса кем-то из младших ему хочется меньше всего. Он хватает Кима за волосы в попытке оттянуть его голову от своего члена и привести в чувства, чтобы тот остановился. Никакой реакции со стороны старшего не следует. Тогда мужчина хлопает его по плечам. - Нам… Джун… - говорить четко не получается, потому что Ким все еще продолжает двигать головой вверх и вниз, параллельно массируя комок нервов внутри. – Кто-то… ах… там кто-то идет… Перестань! – альфа поднимает взгляд на омегу, и тогда Мин понимает, что он не собирает останавливаться. Он все прекрасно слышит, а глазами так и говорит "будь тише, бусинка". Юнги прижимает руки ко рту и жмурит глаза до цветных пятен под веками, надеясь пересилить желание застонать в голос, когда длинные и немного грубоватые пальцы мужа в очередной раз задевают простату и давят на нее. От всего этого пожара, что затронул не только низ живота, но и все остальное, хочется подкинуть ноги, но омегу хватает только на то, чтобы поджать пальчики на них. Кто-то спустился с лестницы и свернул на кухню, совсем не обращая внимания на то, что происходит за большой спинкой любимого кресла Юнги. Ужин, приготовленный старшим омегой действительно был вкусным. Вот что-что, а готовит Мин, как боженька. После того, как тарелки из-под еды пустеют, Тэхен понимает почему отец предпочел этого омегу не из высших слоев общества своему папе. Тэхен, не смотря на то, что был еще ребенком, помнит то время, когда отец начал уходить из дома, а после и вовсе перестал появляться. Помнит как папа плакал в подушку по ночам, днем уделяя время своему сыну, и показывал, что все хорошо. Кормил сладкой ложью, что отец скоро вернется, что он очень занят. Тогда маленький омежка не понимал в чем подвох, но уже совсем скоро осознал, что отец просто не любит их. Через месяц или два после смерти Бэкхена отец сообщил сыну, что они переезжают в новый дом, а сразу после переезда привел под руку кругленького омегу и мальчика альфу ненамного младше самого Тэ. Уже тогда Тэхен видел улыбку Намджуна, которую тот дарил только этому самому омеге и альфочке, а очень скоро и совсем маленькому краснолицему кульку, коим был Чимин. Только в сторону старшего сына он бросал холодные взгляды или вообще смотрел сквозь него. Так ничего подозрительного и не заметив, Ким помыл посуду и вернулся в свою комнату, мечтая оказаться в горизонтальном состоянии и избавится от образа альфы из клуба, который засел в голове и очень удобно там устроился. Когда слышится щелчок двери, Юнги перестает сдерживать себя и, чувствуя, что уже на пределе, прогибается в пояснице едва ли не до хруста в позвонках, старается заглушить несдержанный стон, затыкая себя ладонями, и обильно кончает в рот мужу, упираясь пятками ему в лопатки. Намджун принимает все до капли и выпускает омежью плоть изо рта, как чупа-чупс, облизав его напоследок. Альфа спускается ниже и размашистыми движениями слизывает сладко пахнущую смазку с белых бедер, а после поцелуями поднимается выше к животу, высоко вздымающейся груди, шее, к скачущему кадыку, всасывая кожу на нем. После к скулам и щекам, сцеловывая с них такие же сладкие, как и сам омега, крупицы слез. Покрывает поцелуями веки и, спускаясь по носу, затягивает супруга в ленивый мягкий и влажный поцелуй, сплетаясь с ним языками. Омега поднимает ослабевшие после оргазма руки и устраивает ладони на крепких мускулистых предплечьях, хватаясь за них тонкими пальцами. - Предлагаю сегодня спать в гостевой спальне, - шепчет прямо в губы младшему. - Полностью поддерживаю, - так же шепчет омега. Намджун улыбается уголками губ и, украв еще один мимолетный поцелуй, осторожно снимает со своих плеч стройные ноги, перемещая их на талию. Юнги обвивает руками жилистую шею мужа и утыкается в нее носом, глубоко вдыхая его горьковатый аромат. Альфа пропускает правую руку под бедрами супруга, а вторую под его спиной и аккуратно поднимает разнеженного омегу, крепко его удерживая. Чувствуя влажные поцелуи и шаловливый язычок своего омеги у себя на шее, альфа держит путь в гостевое крыло в другой части дома, где этой ночью будут раздаваться влажные шлепки двух тел друг о друга, стоны с тяжелым учащенным дыханием и громкое, но такое приятное альфьему слуху "черт, президент Ким".
Примечания:
300000 вон = 20345,64 рублей по курсу на 19.04

Вы не ждали, а я приперлась с НамГи. (Отдельное спасибо, кто ждал).

P.s Вы же знаете как я люблю ваши комментарии. Ыхых
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты