Black Friday скидки

Глаза пантеры светятся в ночи

Xiao Zhan, Wang Yibo (кроссовер)
Слэш
NC-17
Закончен
281
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Макси, 98 страниц, 12 частей
Описание:
В постапокалиптическом Пекине Ван Ибо, талантливый гонщик из 85-ого Сектора, из-за своего нового механика Сяо Чжаня оказался втянут в вереницу событий, которые навсегда изменят устройство знакомого мира
Примечания автора:
Вводная:
Новый Пекин поделен на две крупные зоны: Город и криминализированные Сектора, отделенные от первого стеной. В секторах действует система балльно-рейтинговая система, которая определяет уровень жизни на следующий месяц.

Теперь у "Пантеры" есть постер от прекрасной Sky111. Смотрите, я просто влюблена: https://ibb.co/VwBQ6D1

P.S. - предупреждаю на берегу, чтобы не повторялось грустного - в этой работе Сяо Чжань и Ибо универсалы, меняются то бишь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
281 Нравится 254 Отзывы 93 В сборник Скачать

Глава V

Настройки текста
Ибо знал за собой привычку просыпаться на противоположной стороне кровати, и чем дальше от места, где он заснул, тем лучше. Когда времена были более темные, UNIQ впятером ютились на двух узких кроватях, а Сынен и Вэньхань, наиболее частые соседи по матрасу, громко жаловались и грозились привязывать Ибо на ночь ремнями, потому что задрал кататься туда-сюда. Уже в полудреме Ибо почувствовал, что его пути на другую половину что-то мешает. В легкой футболке стало невыносимо жарко, хотелось содрать ее и коснуться щекой прохладной подушки. Через силу Ибо открыл один глаз и застыл: рядом с ним спал Сяо Чжань, его веки слегка подрагивали, а чуть сухие губы были трогательно раскрыты. Ибо тяжело сглотнул, к нему вернулось ощущение собственного тела: оказалось, что ноги и колени непонятным узлом обвились вокруг Сяо Чжаня, а свободной рукой он крепко обнимал его, подтягивая к себе. Пальцы сами потекли по медленно вздымающейся груди наверх, провели по теплой шее, мягкой щеке. Такой худой на вид, но кожа — как прыгучее тесто из детских воспоминаний. Ибо не удержался и аккуратно ткнул в щеку пальцем. А потом еще раз и заулыбался, когда Сяо Чжань сквозь сон недовольно поморщился. Ибо впервые заметил, что Сяо Чжань — красивый. Очень красивый… Это осознание вдруг резко ударило под дых, Ибо на силу выпутался из узла объятий, которые явно сам и создал, и рваной походкой отправился в душ. От крохотного вентиляционного окошка тянуло холодом, Ибо быстро раскрутил кран и не заорал только потому, что от ледяной воды сковало горло и легкие. Спустя несколько дрожащих матов, Ибо пришел в себя и спешно выключил воду — в 89-м горячая включается на пару часов утром и вечером, но сообразить, опоздал он или пришел в душ раньше, пока не получалось, зато в голову полезли картинки из сна. Вот они с Сяо Чжанем сидят на освещенных чистым солнцем ступеньках, Сяо Чжань довольно жмурится, а Ибо сжимает его ладони и неотрывно смотрит, не может даже моргнуть, иначе пропустит секунду и все исчезнет. Они с Сяо Чжанем и UNIQ дома, за огромным бабушкиным столом из скудного пайка и трофеев с черного рынка пытаются смастерить достойный праздничный ужин. Готовит, в основном, бабушка, остальные кидаются мукой и закрываются друг другом, как хохочущими щитами. Сердце глухо заныло — это все уже происходило раньше, когда в его жизни еще был Инь Чжэн, только теперь Сяо Чжань так естественно вписался на место другого человека. Но от этого было не больно, наоборот — с губ Ибо сорвался облегченный вздох. В комнате Сяо Чжань уже просыпался — на звук открывшейся двери он с улыбкой повернулся и теперь устраивался поудобнее, подтягивая к себе одеяло. Ибо молча разглядывал его, что-то искал и находил, раз за разом вдыхая запах комнаты, который неуловимо изменился за прошедшую ночь. — Ты замерз? — Сяо Чжань приподнялся на локте и подслеповато прищурился, подаваясь вперед. Ибо только сейчас почувствовал, что у него зуб на зуб не попадает после ледяного душа. Сяо Чжань протянул руку, а Ибо, на ходу стаскивая ботинки, пошел к кровати, протягивая руку в ответ. Пальцы переплелись совершенно естественно, будто они всегда это делали, Ибо устроился Сяо Чжаню под бок, и тот завопил, когда холодная ладонь скользнула в рукав футболки, чтобы впиться в голое плечо. Ибо, довольный выходкой, дьявольски захихикал и накрыл их с головой одеялом — от дыхания теплый кокон заполнится быстрее. Сяо Чжань сдавленно дышал от соседства ледяной кожи, но не отодвигался, только тихо посмеивался. Поддавшись порыву, Ибо потянулся наугад вперед и коснулся прохладными губами шеи. Сяо Чжань резко застыл, от чего Ибо отпрянул и скинул одеяло, чтобы увидеть в широко распахнутых глазах что-то близкое легкому испугу. Недоверию. Радости? Щеки мгновенно вспыхнули, Ибо насилу отвел взгляд от задумчиво покусываемых губ Сяо Чжаня. Что бы между ними ни происходило раньше, Ибо считал, что это не давало ему никакого права касаться без разрешения, хотя за последние несколько часов он столько раз не слишком осознанно нарушил собственную заповедь. Ибо вскинул голову, когда услышал невнятный звук, похожий на сбивчивый шепот. Сяо Чжань поверхностно дышал через рот, а брови тревожно подрагивали. Ибо физически чувствовал, что он перебирает варианты, хочет что-то сказать, но боится ляпнуть не то и оттолкнуть Ибо, колеблющегося между желанием сбежать или вернуться под одеяло в ту точку, на которой все закончилось. — Можно я тебя поцелую? — прохрипел Ибо первым, все еще сомневаясь, нужно ли ему это и почему. Сяо Чжань был к нему расположен, даже слишком, вел себя так, будто ему не все равно, но если он сейчас откажет — будет логично и даже не очень больно. В конце концов, они не больше, чем партнеры со странными, всегда чуть подвешенными — со стороны Ибо — отношениями. Сяо Чжань быстро кивнул, встал на колени и придвинулся чуть ближе. В голове стало совсем пусто, Ибо поднялся следом, мысленно твердя «зачем, зачем, зачем», и обхватил ладонью тонкую шею, медленно притягивая к себе. Ресницы у Сяо Чжаня подрагивали, он то и дело переводил взгляд с губ Ибо на глаза и обратно. Ибо не понял, в какой момент они поцеловались. Почувствовал только, что мягкие губы, коснувшиеся накануне загривка, на собственных ощущались еще бархатнее, еще теплее. Ни один из них не спешил, Сяо Чжань несколько раз хотел провести языком по его губам, но тут же одергивал себя, отстранялся, смотрел вопросительно, но Ибо прижимал его обратно с каждым заходом все сильнее. — Ибо… Ибо, — зашептал Сяо Чжань спустя бесконечность и уперся ладонями в грудь, не отталкивая, но останавливая, — уже пора, тебя Джексон ждет… Нехорошо опаздывать. Ибо кивнул, не услышав, глаза все еще смотрели на блестящие покрасневшие губы и манящую родинку под ними. Не удержавшись, он снова поцеловал Сяо Чжаня и нехотя отпустил, с удовольствием расправляя плечи, которые больше не тряслись от холода. Времени действительно не оставалось, Ибо решил срезать путь до клуба через угол черного рынка, игнорируя существование утренних патрулей — полицейские и роботы в это время никого не разгоняли, только лениво назначали штрафы совсем обнаглевшим торгашам. Резко вынырнув из переулка, Ибо чуть было не врезался в серую массу, которая закряхтела и подняла лицо, оказавшись стариком Ли. Тот тащил к своей лавке целую тачку непонятных железяк, поломанных голо-дисков и чипов. Ибо пробормотал извинения и быстрым шагом пересек площадь. На подкорке вертелась неоформившаяся мысль, будто он что-то забыл, что-то очень важное. Тревожность разрешил Джексон, который во время тренировочной серии ударов отметил, что Ибо стал значительно быстрее двигаться за последнюю неделю. Ибо застыл и скинул с себя перчатки, не закончив новую связку. — Ты видел мой бой? — он внимательно смотрел на Джексона, тот медленно кивнул, — я уверен, что та девушка использовала чит. Она двигалась слишком быстро для человека. Что можешь о ней рассказать? Джексон нахмурился и опустил боксерскую лапу. — Думал, мне показалось… Тан Гэ — вертлявая и мощная. На арене я ничего не заметил, потом пересматривал несколько раз. Сейчас мы ничего не узнаем, благодаря тебе. Но Исин был на других боях, сказал, что парни из 54-го и 33-го были чересчур хороши, закончили бой меньше, чем за минуту. Но они ведь не я, — Джексон самодовольно ухмыльнулся, но маска тут же сползла с лица, — сомневаюсь, что Цзыи нашла новый подход к тренировкам. Возможно, у нас завелась крыса. Ибо сухо кивнул — слишком рано делать выводы. На рынке в последнее время тихо, ни одного слуха или шепотом оброненного подозрительного слова. Кто продает, зачем, откуда взял, продает ли на самом деле? Ибо чувствовал, что барыга может на него выйти после новой победы, возможно, лучшая тактика — не дергаться и спокойно выжидать. Эти мысли не покидали Ибо, даже когда он подключился к пантере, в этот раз удерживать концентрацию проще, пантера двигалась легче, не так грубо отбрасывала его назад. После тренировки Джексон одобрительно хмыкнул, грязно пошутил на прощание про эффективность крепкого партнерства и посоветовал продолжать в том же духе. Ибо кисло скривился и чуть не показал язык Джексону в спину, но мыслями вернулся к Сяо Чжаню, сегодняшнему утру. Пытался анализировать свои чувства, разбирать по винтикам и шестеренкам, как привык, но вместо этого плюнул и завернул в пекарню, официально доступную только с 40-го сектора, где сердобольная, но не лишенная торговой хватки продавщица, более известная как мамка Нинь-Нинь, толкала за огромные деньги выпечку из-под прилавка. Ибо постучал в заднюю дверь, получил пакет горячих булочек с неизвестно какой начинкой и побежал домой. Сяо Чжаня в апартаментах не оказалось, как и остальных UNIQ. Ибо нашел их всех в гараже вокруг подбитого байка, поставил добычу на стол и молча протянул одну булочку Сяо Чжаню. Тот поднял наверх грязные руки и открыл рот, громко протягивая «ааа» под не менее громкий гогот остальных парней. Ибо смутился, но не забирать же булку, не запихивать же все разом в аккуратный рот Сяо Чжаня. А тот только довольно мычал и быстро откусывал небольшие кусочки. — Мамуль, а меня покормишь? — Вэньхань широко открыл рот, как птенец, и невинно захлопал глазами. Ибо ответил беззлобным пинком под зад и просто передал пакет. Сяо Чжань расплылся в широкой улыбке и кивнул на выход, вытирая руки полотенцем. — Как тренировка? Они шли, не разбирая дороги, по немноголюдным улицам. Ибо держал руки в карманах и старался не смотреть на Сяо Чжаня — иначе сердце начинало биться у самого горла. — Лучше, — коротко бросил он и пошел вперед. Нечего было рассказывать, а почему пантера вела себя иначе — неизвестно, завтра все могло снова измениться. Ибо услышал знакомое потрескивание: они подходили к границе 90-х секторов. Впереди — забор под напряжением, слева — Стена. Это место было ему хорошо знакомо с самого детства: если перебраться через вал металлолома, в Стене можно обнаружить небольшую брешь, за которой расположилась рощица очень старых деревьев, чудом выживающих в условиях кислотных дождей, не защищенные фильтрами и куполом. Об этом проломе знали многие, но для Ибо он все равно был особенным, его тайником, и туда он собирался вести Сяо Чжаня. Молча они взбирались по ржавым обломкам, Ибо подал руку, вытягивая Сяо Чжаня наверх, отвел в сторону гибкие обрывки проводов и пропустил вперед. Воздух без фильтров пах совсем не так, как внутри. Здесь мокрая глина смешивалась с густой смолой и смогом, где-то слышались далекие раскаты грома, но ни одна капля еще не коснулась земли — на ближайшее время они в безопасности. Сяо Чжань весь светился, наступал раз за разом на хвоинки, вслушивался в их скрип, скреб пальцами по ближайшему дереву, принюхиваясь к желтым каплям на коре. Ибо смотрел с улыбкой и тихо качал головой — все еще не мог понять, как же так получилось. — Как думаешь, там есть что-то еще? — от внезапного вопроса Ибо вздрогнул, выныривая из мыслей. Он просто хмыкнул. — Нет. Там голая земля, какие-то развалины старых поселений, но и дышать смогом долго не получится, сам понимаешь. — Я не про это там. Про другое. Там, — Сяо Чжань выделил последнее слово, для верности акцентируя еще и поднятыми бровями. Ибо много думал о жизни за пределами Нового Пекина. Наверняка если справился один город, справились и другие. Даже если у городских есть сообщение с ними, сектора про это ничего не знают — их держат живыми из непонятной жалости, возможно, человечности. Слишком опасно подпускать к себе, но и выгонять в пустоту — жестоко. Это ли не знак, что там ждет только пустота? — Не думаю. Но я доведу нас до самого верха, мы будем жить лучшую из возможных здесь жизней. Как достойные люди. Я обещаю. Сяо Чжань подошел ближе и опустил Ибо руки на плечи. — Знаю. Но мы ведь попробуем сегодня? С пантерой? Ибо едва не отшатнулся, поддавшись накатившей волне страха — перед глазами снова вспыхнули опухшие от слез веки и почерневшая шея, объяснить которую он мог только тем, что буквально душил Сяо Чжаня. — Может… не стоит? Сегодня правда стало лучше, завтра будет то же! Сяо Чжань с улыбкой покачал головой, мягко коснулся губами его лба, запечатывая уверенное надо, и потянул Ибо обратно через проход. *** — Рехнулся? — Ибо хмурился и нервно мял в руках простыни, теперь сплошь покрытые заломами. Прошлой ночью он удачно ускользнул от разговора с Сяо Чжанем, его идей по поводу пантеры, поскольку трясся от страха в темноте. Уже завтра будут отборочные бои, Сяо Чжань принес откуда-то несколько теплых фонарей и расставил их по всей комнате — аргументы закончились. — Сколько раз меня Джексон побеждал, это так не работает. — Бо-ди, ты не понял! Я же говорю… И Сяо Чжань по второму кругу принялся взахлеб пересказывать свою теорию. Объяснял, что пантера — программа, простой искусственный интеллект, а значит она учится, ей нужно дать множественное повторение ситуаций, чтобы она запомнила новый паттерн. Сонджу рассказывал, что помимо доступной части кода есть скрытая зона с базовыми настройками, где, видимо, и происходят все нарушения. У пантеры нет своих границ, а Сяо Чжань может помочь Ибо одолеть ее изнутри.  — Победить или приручить, я правильно услышал? — Это лишь гипотеза… — Сяо Чжань скромно заулыбался, прикусывая губу. Ибо закатил глаза и подался вперед. — Подумаем об этом завтра? Пожалуйста. — Ты не в том положении, чтобы проигрывать, Бо-ди, — сурово сказал он. Накануне Джексон повторил эту же фразу слово в слово. Головой Ибо все понимал, чувствовал себя чуть увереннее, но страх покалечить партнера никуда не ушел. — Можно я тебя лучше поцелую? Теперь глаза закатил уже Сяо Чжань. Прошлой ночью ничего не было, как и ночью накануне. Ибо все еще чувствовал себя балансирующим на тонком льду с той только разницей, что к Сяо Чжаню его стало неизменно тянуть: неосознанно шел туда, где он был, садился рядом, касался, если ему было позволено. — Может, уже хватит спрашивать? И мы не закончили с… — но Ибо уже притянул к себе Сяо Чжаня, превращая последнее слово в резкий выдох. Ибо вело от одних поцелуев, а голова начинала кружиться. Если он не в состоянии справиться с собой сейчас, что говорить о пантере, у которой на все было собственное мнение? Ибо мягко опустил Сяо Чжаня на кровать, почти воздушными касаниями вел губами по шее. — Бо-ди, нам… нужно разобраться. — Завтра, — промурлыкал Ибо и мягко куснул его за мочку. Сяо Чжань бессильно засмеялся, толкнул Ибо на кровать, оказавшись сверху, и уже сам скользнул языком в раскрытые навстречу губы. *** За час перед боем Сяо Чжань без слов подошел к Ибо и просто посмотрел своими невозможными глазами. Игра в гляделки закончилась нескоро, но в итоге пришлось уступить. Они несколько раз обговорили план с Джексоном, тот только смеялся, говорил, что Сяо Чжань, при всем уважении, вряд ли сможет хотя бы ударить Ибо так, чтобы тот почувствовал боль, особенно в фазе смешанного сознания. Сяо Чжань не возражал — упрямо твердил, что до драки дело вряд ли дойдет, они как-нибудь справятся. Ибо хмурил брови, не переставая, ходил загнанно из угла в угол, а честное признание Сяо Чжаня, что он сам не очень знает, что именно нужно делать, не помогало. Зато у него была уверенность, за которую Ибо хотел хорошенько врезать, чтобы голова встала на место. Небольшую комнату клуба занимала только узкая кушетка и маленький столик, на котором стоял одолженный у Сонджу компьютер. Сяо Чжань утверждал, что почти ничего не смыслит в коде, но если вдруг появится что-то необычное — как-нибудь сообразит. Как-нибудь. Слишком много неопределенностей, Ибо не понимал, как он вообще на это согласился. Видимо, настолько отчаялся, что был готов взяться за методы уличных гадателей-шарлатанов. — Готов? — спросил Сяо Чжань и провел пальцем по тонкой коже за ухом. — Нет. — Цепляйся за человеческие эмоции. Она не сильнее тебя. Вы партнеры, а не противники. Сяо Чжань хотел было активировать чип, но Ибо перехватил его руку, вымученно прошептав: «Чжань-гэ». Тот улыбнулся, быстро провел тыльной стороной ладони по щеке и все-таки нажал. Голова резко запрокинулась назад, по всем клеточкам тела поползли горячие ниточки удовольствия, слияние происходило гораздо быстрее обычного — достижение последних двух недель, — но следом случилось то, чего Ибо боялся: пантера увидела Сяо Чжаня. В механизмах работы чипа Ибо не особо разбирался, но четко понимал одно — пантера черпает из его собственных эмоций и воспоминаний, а сейчас всплыло то, что Ибо с таким старанием прятал — он хотел гораздо большего, чем обычные поцелуи, а пантера не видела препятствий на пути у желания. Она дернулась вперед, но Ибо усилием воли остановил себя. Пантера подозрительно прищурила глаза и замахнулась лапой, чтобы зашвырнуть Ибо в дальний угол сознания, но он титаническим усилием пригнулся. Череп, казалось, сейчас расколется на симметричные половинки — бои в своей голове, со своей головой… Ибо чувствовал, как по шее стекают липкие капельки пота. Пантера снова с силой дернула вперед, Ибо протащило на пару шагов, но Сяо Чжань не сдвинулся с места, только твердо смотрел в глаза и на собственнически протянутую руку холодно отрезал: — Нет. Пантера взбесилась — ей бросили вызов, а Ибо думал, что горит заживо, его колошматило от попыток удержать контроль. Ибо прижал Сяо Чжаня телом к стене и запустил руки под свободную кофту, в ответ Сяо Чжань резко поднырнул вниз, боднув Ибо в челюсть. Тот отпрянул и пригнулся к земле. — Ибо, думай головой! Легко сказать, когда у пантеры есть две четкие программы — валить и трахать. Ибо так устал, будто часами бежал без остановки, а прошло всего ничего. Джексон учил его подавлять сознание и не мешать пантере делать то, для чего она была создана, а Сяо Чжань просил ровно противоположное. — Иди сюда, — раздалась неожиданная просьба. Пантера застыла, не разгибая ноги, уже готовые к прыжку, — я дам тебе меня коснуться, если ты сдашься. Мы же тут не насильники, правда? Пантера глухо зарычала — ей подсовывали незнакомые концепты и требовали принять решение на основании неизвестных. Ибо видел, как животное замерло, без ее сопротивления стало легче дышать, получалось думать. Пантера выбирала между желанием безоговорочной победы и обещанием Сяо Чжаня. Ибо чувствовал, что эта развилка — ключевая. Сможет уговорить пантеру выбрать правый вариант — получит законную долю контроля. — Ибо, ты ведь человек. Покажи ей, — голос у Сяо Чжаня подрагивал, он неотрывно смотрел на экран компьютера, по которому текли бесконечные строчки кода. Пантера не справлялась, она металась без нужных данных, Ибо решил, что пришло его время — он положил руку на загривок и начал перебирать все воспоминания о Сяо Чжане, даже самые темные из которых теперь окрашивались в теплые тона. Программа пантеры подавляла болевые рецепторы, но Ибо чувствовал, что в груди все тянет и ноет, его захлестывало с головой. Мысленно он передавал, что все это, а не только осколки воспоминаний, она тоже сможет получить, если пустит Ибо к себе. Пантера скулила, прижимала уши и поворачивала голову от одного варианта к другому. Ибо, поглощенный образами из собственного сознания, не увидел, что Сяо Чжань подошел вплотную и сам поцеловал его, нежно ведя губами, мягко касаясь щек и прикрытых век. — Я верю в тебя, — прошептал он в самое ухо и медленно опустился на кушетку. Пантера вскоре потянулась следом и опустилась у самых ног, положив голову на колени. Сяо Чжань медленно перебирал волосы Ибо, а сам он чувствовал, как животное медленно отпускает бразды правления, уступая половину места на троне. Раньше Ибо думал, что слияние значит вытеснение одного другим, но только сейчас почувствовал, что все иначе. Это объединение. В голове что-то перещелкнуло, Ибо увидел, что в пантеру не была заложена жестокость как таковая, лишь полное отсутствие моральных категорий и отсюда — использование любых методов ради реализации основной программы, победы. Сяо Чжань потянул Ибо на себя, устраивая рядом. Кровать была настолько узкой, что лежать можно было только боком, тесно прижимаясь друг к другу. Пантера все еще была готова сорваться, но по крайней мере не пыталась выбросить Ибо и наблюдала. Сяо Чжань водил пальцами по спине, целовал лицо, оглаживал ягодицы, спускался по бедру, обратно наверх, слегка сжимая уже наливающуюся плоть. Ибо дернулся вместе с пантерой, приподнялся на локте и яростно затряс головой. — Что такое? — Сяо Чжань не убирал руку, — все будет в порядке, не переживай. Ибо не мог говорить, выразительно морщился, пытаясь донести мысль, что сегодня хочет попробовать без этого. Очевидно, методы Джексона не работали с ним, как нужно, а разрушать хрупкий мир не хотелось, вдруг пантере снова сорвет крышу. Ибо уселся на кушетке, посадил Сяо Чжаня к себе на колени и крепко обнял. — Ты не хочешь? Мне кажется, она будет не очень счастлива, я же обещал, — Ибо снова помотал головой и задрал голову, приоткрыв губы, — думаешь, хватит поцелуя? Ибо с трудом усмехнулся краешком рта, его все еще штормило от раздвоения — пантера смотрела во все глаза, боясь пошевелиться, и впитывала в себя новые ощущения, а человек наслаждался каждым аспектом происходящего и праздновал маленькую победу. Спустя короткое время в дверь с силой постучали.  — Эй, голубки, пора переходить во вторую фазу! — сегодня Джексон сам решил провести Ибо до арены, видимо, искренне переживал, несмотря на не затыкающийся фонтан насмешек. Ибо оторвался от Сяо Чжаня, напоследок мягко чмокнув в нос, от чего пантера замурчала и чуть не выгнулась, подставляя живот. — Выглядишь слишком нормальным, — хмыкнул Джексон, когда открылась дверь, — если бы не глаза, подумал бы, что ты не подключен. Что ты с ним сделал? — обратился он уже к Сяо Чжаню. Тот пожал плечами и громко захлопнул крышку ноутбука. — Это он сам, я тут ни при чем. Ибо разглядывал арену, с удовольствием вглядываясь в лица болельщиков и неоновые вывески со своим именем. Ему показалось даже, что в ложе патронов он заметил Юлия все в том же сером костюме, который теперь промакивал лоб белым платком. Объявили второе подключение, Сынен привычно поправил электроды на руках и нажал на чип. Под рев фанатов на арене появилась черная пантера, подрагивающая зеленым огнем, только теперь в ней было больше вдумчивой аккуратности, чем неукротимой ярости. Не прошло и десяти минут методичных выматываний противника, как пантера придавила к земле огромного боевого пса, несильно сомкнув челюсти на шее в контрольном захвате. Ибо чувствовал, что если его сейчас не отсоединят — взорвется от распирающей эйфории, внутри все кипело, а он не мог даже пошевелить рукой. UNIQ бежали к нему с противоположного конца арены, вскоре много-много знакомых рук трепали Ибо по голове, плечам, что-то кричали на ухо, наконец Сынен нажал на чип. На короткое мгновение Ибо выпал, но когда очнулся, почувствовал, что его подбрасывают на руках под восторженные крики толпы. У входа в подсобные комнаты стоял широко улыбающийся Юлий, позади него — две городские женщины с закрытыми лицами. Чуть дальше — мрачнее тучи подпирал стенку Джексон и чесал руки, как всегда делал, если случалось нехорошее. Ибо завертел головой, но так и не увидел Сяо Чжаня, показалось только, что знакомая спина мелькнула в затененном проходе. Ибо, поддерживаемый своими, побрел к ожидающей его группе. Юлий сделал шаг вперед, уже открыл рот, но его опередил Джексон, холодно процедивший одно имя. Мэн Цзыи.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты