Pia fraus

Слэш
R
В процессе
31
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 25 страниц, 4 части
Описание:
Кокичи намеревался уйти отсюда во что бы то ни стало. Куда угодно, лишь бы не стоять на месте. Пусть бесплотный дух обрастет костями, мышцами, кожей, обретёт власть над своей судьбой. Абсолютный верховный лидер сделал шаг вперёд.
Посвящение:
Моей лучшей и единственной подруге, которая лениво пинает меня за ошибки.
Примечания автора:
Pia fraus (от лат. "Благочестивая ложь") - морально-теологическая концепция, согласно которой высшая цель компенсирует грех обмана во имя победы над более тяжким грехом неверия.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
31 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 2

Настройки текста
      Утреннее приветствие Монодетей отдалось вспышкой головной боли. Шуичи недовольно простонал в подушку, не желая вылезать из кровати: парень не видел ни одной достойной причины бороться с желанием проспать до полудня. В самом деле, не смогут же его одноклассники стереть Академию с лица земли за эти несчастные пару часов… Не смогут ли?       Вздохнув, Сайхара поднялся с кровати и устало потёр лицо. Из-за событий прошедшей ночи он спал плохо и мало, ворочаясь и многократно просыпаясь. Сердце кольнуло чувство вины — он так и не извинился перед Кокичи за принесённые неудобства. В тот момент детектив был слишком растерян и зол, чтобы найти подходящие слова. Вчерашняя речь Омы была резкой, жалящей, и, как ни прискорбно, правдивой, если «правдивый» вообще можно применить в отношении отъявленного лжеца. Несмотря на вечное напряжение, которое он создавал везде, где появлялся, на невероятное желание доказать свою правоту, на выбивающую из колеи смену настроения, Кокичи такой же человек, как и другие одноклассники, а значит заслуживает элементарного уважения. Да и что скрывать, парень далеко не так глуп, как пытается казаться: под стать своему таланту, он следил за всеми окружающими, выделяя слабые и сильные стороны каждого. Интересно, в какую графу записан сам Шуичи, шестёрок или тузов?       Сайхара подошёл к зеркалу и внимательно посмотрел на своё отражение. Из зеркала на него смотрел сонный, растрепанный, растерянный подросток. Рядом лежащая шляпа так и просилась на голову, и детектив провёл по ней рукой. Он больше не будет отстранённо наблюдать, как умирают его друзья, он сделает всё, что в его силах, чтобы предотвратить новые жертвы. Шуичи расправил плечи и вновь взглянул на себя: расслабленность сменилась холодной сосредоточенностью, глаза были готовы выискивать малейшие зацепки о цели их пребывания здесь, в Академии.       Внезапно, в дверь нетерпеливо постучали. Гадая, кто же пришёл к нему в такую рань, Шуичи распахнул дверь. Вместе с утренним светом к нему в комнату ворвался Кайто Момота, Светило Звезд, бодрый до скрежета зубов. Опираясь на дверной косяк, парень довольно посмотрел на жмурящегося от внезапной яркости мира детектива. — Недолжно мужчине ходить повесив голову, Шуичи. Ты чего на завтрак опаздываешь? Все уже собрались в столовой и ждут только тебя. Пошли, Гонта, кажется, хотел нам сказать что-то важное. Никогда не видел этого парня таким взволнованным: он влетел в комнату, крича что-то…про жуков и траву, я полагаю?.. — Момота нахмурился собственным мыслям, но быстро помотал головой, и его лицо вновь озарила широкая ухмылка. — В любом случае, я ни разу не видел, как ты завтракаешь. Шуичи, что ты тогда делаешь по утрам?! Так никуда не годится, поэтому с этого момента я, Кайто Момота, Светило Звезд, буду твоим братаном! — Моим…братаном? Они знали друг друга всего пару дней, но, видимо, Момоту это ничуть не смущало. — Верно! Мы будем братьями по духу, будем делить все успехи и неудачи, будем стоять друг за друга горой! И поэтому, теперь я буду направлять тебя на путь истинный!       Кайто буквально заряжал энергией одним лишь своим присутствием, и Шуичи не мог не улыбнуться в ответ. Парень потрепал детектива по макушке, пригласительно потталкивая ладонью в спину.       Общежитие пустовало: должно быть, все действительно ожидали его в столовой. Сайхара подставил лицо солнцу, наслаждаясь редким моментом тишины и спокойствия. Скоро все изменится, он это чувствовал, и что-то ему подсказывало, что далеко не в лучшую сторону. Монокума явно не собирался останавливаться на достигнутом, он вполне ясно показала свои намерения: устроить совершенную Убийственную Игру, и чем она будет жёстче и кровожаднее, тем лучше. Но лучше для кого? Найдется ли хоть один человек в мире, кому доставляет искреннее удовольствием наблюдать за их болью и страданием, за их отчаянными попытками что-то изменить? Словно скорпионы в окружении огня, они готовы жалить не только друг друга, но и самих себя, лишь бы огонь не поглотил их заживо. От мрачных мыслей его отвлек Момота, до этого молча идущий рядом: — Кстати говоря, я так и не извинился за…ну, помнишь, ту взбучку после суда? Я погорячился, извиняй за это. А ты из другого теста, чем я думал. Кто же мог подумать, что в таком тощем теле будет столько решимости…эй, ты чего, я же пошутил!       Шуичи возмущённо ткнул парня локтем в бок, вызывая у того приступ хохота. Незаметно для себя парни подошли к столовой, из которой доносились оживлённый гам. Как только Шуичи вошёл внутрь, шум стих, и на детектива уставились четырнадцать пар любопытных глаз. Наступившая тишина напрягала, но смех Энджи разрядил обстановку: — Шуич-чи, как же все-таки непривычно видеть без шляпы. Так ты выглядишь гораздо более мужественным, Атуа мне свидетель, хихи. — И снова этот Атуа, как удивительно, — недовольство проворчала Химико, невольно натягивая шапку сильнее и пододвигаясь ближе к Тенко. Та радостно воссияла, умиленно глядя на подругу. Девушки удивительно быстро нашли общий язык, держась друг друга в этой Игре. — Доброе утро, Сайхара-кун. Я проследила, чтобы твой завтрак не остыл. Прошу к столу.       Кируми склонилась в полупоклоне, указывая на место рядом с Кокичи. Детектив внутренне усмехнулся: почему-то он не был удивлён, что Ома не нашёл себе компанию для совместного завтрака. Правда, Лидер не выглядел особенно грустным, наоборот, с удивительным энтузиазмом не переставал напоминать Киибо о его искусственном происхождении. Внимание парня переключилось на детектива, когда тот присел рядом. Крохотная надежда на то, что ему удастся спокойно позавтракать, испарилась, как только Шуичи увидел хитрую ухмылку Омы. — Сайхара-чан, ты был так груб со мной вчера ночью, а с утра даже не зашёл проверить, как я себя чувствую. Мне, между прочим, до сих пор больно ходить. Ты такой бессердечный, Сайхара-чан! — Обиженно протянул Кокичи, склонившись к детективу.       В комнате наступила тишина, и Кокичи истошно заревел. Детектив хотел бы сохранить лицо, чтобы ни у кого не возникло сомнения о том, что сказанное — наглая ложь, но щеки закололо от непонятного смущения. Все с разной степенью неверия покосились на стремительно заливающего краской Шуичи: от Маки, которая предпочла лишь раздражённо прикрыть лицо рукой, или Киибо, не понимающего общего смятения, но на всякий случай осуждающе косящегося на Кокичи, до Кайто, чье лицо исказилось в выражении искреннего негодования. Казалось, что Ома нарывается на драку, и он ее получит, уж Момота позаботится. — Ты действительно думаешь, что мы поверим такой очевидной лжи?! Шуичи, он ведь бессовестно врёт?!       Сайхара открыл рот, но, не найдя подходящих слов, лишь раздасованно простонал. Ситуация нелепа и абсурдна, и всё, что Шуичи смог сделать, это бросить осуждающий взгляд на Лидера в немой просьбе прекратить этот фарс. Тот тем временем успел разуться и теперь закинул ногу на стол, демонстрируя забинтованную ступню. — Нет, ну вы посмотрите на этого растяпу, никакого сострадания. И этот подлец даже не извинился за причиненные неудобства, представляете? Чтобы еще раз я подпустил Сайхару-чан к босому себе! И вообще, почему я, Абсолютный Лидер, всё ещё передвигаюсь на своим двоих — это же серьезное упущение!       Кайто только открыл рот, чтобы высказать всё, что думает о выходках Омы, как Гонта мягко перебил его: — Ребята, не будем ссориться. Давайте Гонта расскажет вам про находку! ***       Шуичи задумчиво окинул взглядом предметы, лежащие перед ним на столе: табличка с полустершимися буквами, загадочная окарина, Драконий Камень и ржавый рычаг с разъемом в виде правильного шестиугольника. Что со всем этим делать, Сайхара решительно не знал, но на него рассчитывают его одноклассники, а значит, время исследовать Академию. Уже в коридоре его нагнал Ома и, поровнявшись, облегчённо выдохнул: — Сайхара-чан, за тобой так сложно успевать. О чем задумался? Надеюсь, придумываешь речь для извинений, м? — Тысяча извинений, Ома-сан, но твое поведение за завтраком было…излишне, не считаешь? — Шуичи выжидающе посмотрел на Лидера. Тот ненадолго задумался, но помотал головой. — Извинений будет мало, поэтому теперь ты будешь моим ассистентом в расследовании. Вперёд, Ватсон, нас ждут великие дела! — Кокичи бодро зашагал вперёд, заставляя детектива ускорить шаг.       Едва свернув за угол и пройдя пару метров, парни наткнулись на первую зацепку — стену с тремя углублениями под таблички, одна из которых отсутствовала. Осторожно вставив последнюю деталь, Шуичи поспешно отпрянул: стена начала дрожать и рассыпаться на глазах. — Браво, Химико, это было поистине потрясающе! Твоя магия превращает камень в пыль, удивительно. — Сзади донеслись восхищенные аплодисменты.       Сайхара обернулся. Юмено стояла, гордо вздернув курносый нос, пока Кокичи комично осыпал девушку комплиментами. Эти двое похожи больше, чем можно предположить с первого взгляда: оба походили скорее на шкодливых детей, нежели на почти-что-взрослых подростков. Шуичи вспомнил, как изменилось лицо Лидера после раздачи «сокровищ», и поежился. Нет, Кокичи далеко не так беззаботен и ребячлив, как хотел бы казаться. Парень определённо имеет скелеты в шкафу, и Сайхара вовсе не был уверен, что готов распахнуть эти пыльные скрипящие дверцы. Шуичи проследовал за весело болтающими одноклассниками прямо по тоннелю, напоминавшему тайный ход в древнем замке. Коридор окончился дверью, которая вела в Лабораторию Абсолютной Чародейки.       Кокичи невольно засмотрелся: обстановка напоминала ему цирковой шатёр, и он попал в закулисье. Помнится, в детстве он мечтал стать шутом. Эти ребята веселили народ, даря улыбки и детям, и взрослым, и Ома, как и его товарищи, смотрели во всё глаза на чудеса, совершаемые опытными руками. Карты взлетали в воздух подобно фейерверку, цветы появлялись из ниоткуда и тут же исчезали… Вот только сам фокусник не был счастлив, глаза арлекина всегда были грустны. Они отдавали не просто все силы выступлению, игра стала их жизнью. Наверняка большинство уверяли в собственном веселье не только смотрящих, но и самих себя. Они живут во лжи. И хотя суровая реальность грубо врезалась в детскую сказку, Кокичи почти наяву слышал звонкий смех детворы и запах жженого сахара. Наваждение исчезло, как Шуичи положил парню руку на плечо. Точно, Кокичи на секунду, всего не секунду, забыл, где он находится. — Ома-сан, здесь мы закончили. Предлагаю выдвигаться дальше, если ты не против, конечно. — Пошли, мой дорогой Сайхара-чан.       Шуичи смущённо пробормотал что-то вроде «прекрати», но не отослал парня от себя. Вместе они двинулись дальше, гадая, что же их ждет.       И вот, они стоят у строения, густо заросшего зелёными лианами. Ома взглянул на Шуичи: детектив с любопытством рассматривал таинственный каменный монумент с выбитыми на нём нотами. Кажется, тот не успел взять у своей подруги пару уроков музыкальной грамотности. Выхватив инструмент из рук Сайхары и игнорируя возмущения парня, Кокичи поднёс окарину к губам. Раздался вибрирующий свист, мягко переходящий в простую, но эффектную мелодию. Ома почувствовал, что сейчас закашляется — воздуха в лёгких катастрофически не хватало — но сыгранного вполне хватило, чтобы лозы таинственным образом засохли и рассыпались в пыль, открывая вход в большое застеклённое здание. Лидер протянул инструмент обратно, не глядя на детектива. — …Потрясающе, Ома-сан.       Слова заставили Кокичи обернуться: Шуичи смотрел на него с нескрываемым восхищением. Ома пожал плечами: — Пустяки, одна из тех вещей, которые должен уметь Верховный Лидер.       Кокичи не хотел признавать, но после всех этих «лжец», «психопат» и прочего прочего слова Сайхары отозвались приятным теплом в груди. Пропуская мимо ушей большую часть пёстрой тирады Монодетей, Ома выхватил из их речи слова «безопасность в бассейне» и «новое правило». Парень заинтересованно покосился на возвышающееся здание, а затем махнул рукой, заходя внутрь и предлагая следовать за собой. Перед глазами раскинулась ровная водяная гладь — они действительно нашли бассейн. Кокичи лег на пол у самого бортика и дотронулся рукой до воды, нарушая зеркальную поверхность. Хоть уровень воды и был мал, глубина только казалась незначительной, не зря было внесено целое новое правило.       Внезапно рябь прошлась по глади, и Ома поднял голову: недалеко от него сидела Тенко и мелко барабанила ножкой по воде. Рядом стоящий Киибо задумчиво смотрел на бассейн, вероятно, прикидывая в уме вероятность пойти на дно сразу как окажется в воде. Поднявшись, Лидер постарался незаметно подкрасться к Абсолютному роботу, пусть и не особо рассчитывая на успех. Шуичи было жаль робота-подростка, но все же любопытство перевешивало здравый смысл, и теперь он наблюдал в сторонке, как Ома заставлял Киибо сомневаться в необходимости следовать 3 Законам Робототехники. — Киибой, а ты водонепроницаем или нет? А ржавчину удалять больно? Ах да, ты же робот, ты не чувствуешь боль. Но ничего, когда ты будешь заниматься чисткой, я принесу тебе битый телевизор вместо апельсинов, идёт? — Кстати говоря да, Киибо, а ты девочка или один из этих идиотов-мужиков?! Потому что если ты ворвешься к девочкам, будучи мальчиком, то испытаешь на себе всю силу моего Айкидо! — Напряженно спросила Тенко, до этого молча наблюдавшая за экзекуцией.       Киибо лишь растерянно озирался в поисках путей отступления. Создатель попытался вшить ему чувство такта, но вышло не совсем удачно: у парня отсутствовало то необъяснимое чувство эмпатии, которое позволяет людям почувствовать правильный момент для отступления. Не дожидаясь, пока Абсолютный Робот расставит новые приоритеты насчёт ценности человеческой жизни, Сайхара настойчиво подтолкнул Кокичи к выходу, на ходу бормоча извинения. Осталось еще два артефакта, и лучше бы с этим не тянуть. Алый шар, напоминающий хрустальный для гадания, детектив уже где-то видел, но где?.. — Ома, есть предположения, откуда этот Камень?       Шуичи передал парню артефакт, и тот внимательно завертел Драконий Шар в руках, смотря через него на солнце. Прозрачный и кристально чистый, он окрашивал весь мир в алые цвета. Руки, трава вокруг, даже стоящий рядом детектив — все утонуло в красных оттенках. — Сайхара-чан, я уже долго думал над тем, где же я мог видеть этот Камень. На втором этаже в главном здании был дракон. Кто знает, что нас ждет, если мы вернём ему его сокровище?       Согласно кивнув, Шуичи направился в школу. И действительно: медный дракон встретил их, ощетинившись на непрошенных гостей. Статуя была сделана так реалистично, что будто вот-вот дрогнет и оживёт. Но и у этого дикого создания был один изъян: один из двух глаз, налитых кровью, пропал, и Сайхара поспешил вернуть пропажу на место. Дракон обрёл покой и, подобно прошлым находках, обернулся в прах, а вместе с ним и стена, преграждавшая подросткам путь. Сделав нетерпеливый шаг вперёд, Ома с отвращением отшатнулся и замахал руками. — О боги, сколько же здесь паутины. О нет, тут паук… паук, Гонта! Сними его с меня немедленно, или я избавлюсь от него без капли жалости!       Шуичи решил не напоминать Гокухаре, что на территории Академии никаких пауков не было, видя, как Гонта обеспокоенно подлетел к кричащему подростку, который лихорадочно отряхивался. Пока парни возились с паутиной и пауками, Кируми почти обречённо вздохнула и несколькими отработанными движениями метлой подняла в воздух скопившуюся пыль, словно мачете прорубая себе и другим дальнейший путь. Иронично, что именно Лаборатория Абсолютной Горничной предстала перед их глазами в конце пути. Они словно оказались на пороге музея. Тяжёлые ковры, исписанные растительными узорами, лакированный стол из темного дерева, книжные шкафы с изданиями на различных языках — место, достойное богатых господ. Внутренне убранство не менялось очень и очень давно. — Англия девятнадцатого века, как прекрасно! Шуичи, взгляни на стены: все эти узоры на обоях вышиты вручную из серебряных нитей, прямо по шёлку. — Корекиё восхищённо огладил тканевые обивку стен, наслаждаясь находкой даже больше, чем новая хозяйка Лаборатории. — Не слишком практично, но когда человечество ставило практичность выше красоты?.. Ох, а эти тяжёлые портьеры!.. — Ты прав, этот интерьер отсылает нас в эпоху расцвета правления Королевы Виктории. Тогда, содержание горничной было символом статуса и богатства. То время считается пиком процветания Британской империи. — Кируми не изменилась в лице, но энтузиазм Шингуджи был ей явно приятен.       «Ага, а еще пиком процветания преступности: Джек Потрошитель, Убийца служанок, Людоедка из Рединга, Отравитель из Ламбета…», — Сайхара мысленно фыркнул. Времена оставляют след не на богато украшенных стенах господских домов, а на грязных темных улицах города. Пара увлечённо продолжила обсуждать тонкости интерьера. Шуичи остался бы с ними подольше, но… Кокичи нарочито громко зевнул. — Здесь становится слишком скучно. Пойдем, нам осталось найти, куда приложить этот ключ с гексагоном…так же называется правильный шестиугольник, да? Агрх, неважно, в любом случае, чья-то Лаборатория ждёт нас, вперёд!       Нетерпеливо подскочив, Кокичи выбежал в коридор. И откуда только в нём столько энергии?.. Только вышедший вслед за Лидером, парень столкнулся с Энджи, которая моментально вцепилась в детектива и куда-то повела. Раздумывая, что же понадобилось девушке, Шуичи поспешил за ней. Остановившись рядом с обитым железом сундуком, Йонага нетерпеливо переминалась с ноги на ногу. — Посмотри, что нашла Энджи. Этот сундук так и говорит «Шуич-чи, открой меня, ну же, быстрее»! — Что ж, выбора у меня все равно нет…       Под тяжёлой крышкой покоился странного вида фонарь. В отличии от обыкновенного, этот был обвит связкой проводов и сделан из толстого металла. Интересно, что по поводу него скажет Ирума… За спиной послышались шаги. — Ох, Сайхара-чан, куда тебя увела эта помешанная? А, это что еще за?..— Кокичи взглянул из-за спины детектива на новую находку. — Хм, это необычный фонарь, думается мне. Смотри, как бы руки не оторвало при активации. Йонага, ты случайно не задумала…убить нашего любимого детектива, м? — Ох, нет-нет-нет, Атуа никогда не позволит такому случиться, ньяхахаха. Он охраняет каждое своё дитя, направляя его к свету и спасению.       Шуичи скорее почувствовал, чем увидел, как Кокичи оскалился в одной из своих жутких улыбок. Прежде чем Лидер успел плюнуть ядом, рука детектива легла ему на локоть и предупреждающе сжала. Отдав довольной девушке находку, Сайхара проследил, как та убегает прочь, и лишь потом отпустил Ому. Только теперь он заметил, что Кокичи уже некоторое время вопросительно на него смотрел. Собственная выходка напрягала своей неожиданностью и беспричинностью. Ему незачем было останавливать Лидера, благо, ситуация не была из ряда вон выходящей и её требовала его непосредственного вмешательства, но… Сайхара сделал это почти машинально, и это требовало размышлений. Это странное чувство скреблось и царапалось где-то на задворках создания, не давая себя увидеть, но и не позволяя забыть. Как тогда ночью, когда Сайхара поднял Кокичи на руки, как пушинку, парень испытал странное напряжение от прикосновения к парню. Однако Ома никак тогда не изменился в лице, а значит либо хорошо скрывал, либо не чувствовал того же.       Лидер толкнул дверь, расписанную насекомыми, и окунулся в море звуков: сам воздух будто дрожал от жужжания, стрекотания и пронзительного пения насекомых. Должно быть, так звучал Мир миллионы лет назад, когда человек еще не понял, что способен господствовать над природной какофонией звуков. Лаборатория Абсолютного Энтомолога встретила их не только звуками, но и пёстрыми красками. Летающие под потолком бабочки напоминали цветные фантики от конфет, которые ветер по нелепой случайности поднял в воздух. Цикады прятались в зелени, но пронзительная песня выдавала их с головой. Гонта встретил их с добродушной улыбкой: было видно, что парень рад, как ребёнок, получивший заветный подарок на Рождество. Всё вокруг дышало жизнью, и Кокичи невольно засмотрелся на густую тропическую растительность. Шуичи нервно вздохнул. Он до дрожи боялся всяких насекомых, но показать это Гонте равносильно смерти, поэтому детектив тактично улыбнулся. — Удивительно! Гонта даже представить не может, сколько здесь жуков. Шуичи, только взгляни на них, они сияют ярче Солнца. — Пришпиленные насекомые действительно ярко переливались в лучах света. — Каждый образец сделан с заботой и любовью. Гонта так счастлив иметь свою собственную комнату! Тот, кто сделал ее просто не может быть плохим человеком. — Ах…я полагаю, это был Монокума и его дети? — Быть не может… Но человек, так любящий насекомых, просто не может быть таким плохим… Гонта опечален… ***       Сайхара позволил себе облегчённо вздохнуть, только когда дверь за ними прощально захлопнулась. Пусть их вкусы с Гокухарой сильно различались, видеть, как Энтомолог даёт каждому жучку кличку, было мило. Этажом ниже располагалась дверь, похожая на вход в бункер, тяжелая и плотная. Чья это могла быть Лаборатория? Предыдущая, принадлежащая явно Абсолютному Теннисисту, была заперта изнутри. Детектив не стал настаивать и колотить в дверь: должно быть, Рёме нужно было побыть наедине с собой и своим прошлым. Гадая, кто встретит его внутри, Шуичи вежливо постучал и уже было повернул ручку, как дверь резко открылась, совсем немного. Этого оказалось достаточно, чтобы Маки вышла из комнаты и тут же захлопнула за собой дверь. — Я не разрешала тебе заходить. — Ох, Маки? Так это твоя Лаборатория? С первого взгляда и не скажешь. — Что ж, ты прав. А теперь, прощай. — Девушка развернулась, собираясь уйти. — Ма-аки, как негостеприимно с твоей стороны разворачивать вот так своих друзей! Дай хоть одним глазком осмотреться внутри — Слова Лидера заставили Харукаву остановиться. Та обернулась и холодно бросила: — Нет. Плевать, что там по правилам. Я никого не пущу в Лабораторию. От тебя, Ома, у меня начинается мигрень, исчезни с глаз моих. — Так что случилось такое, что ты не хочешь никого пускать, а, Маки? Конечно, как настоящий джентельмен, я стану утомлять девушку расспросами, но все-таки. — Тогда, как джентельмен, держись от меня подальше. Иначе будет больно, очень больно.       Дверь захлопнулась прямо перед носом Сайхары, и тот устало покачал головой. Что эти двое не поделили?.. Шуичи с внезапной догадкой метнулся взглядом к Кокичи. Умный, хитрый, вечно врущий и явно знающий больше остальных парень… — Сайхара-чан, тебя что, хватил удар? Ты внезапно побледнел. Ты что, Маки испугался? Не волнуйся, глоток свежего воздуха живо поставит тебя на ноги.       …С какой вероятностью ребячливый подросток, стоящий перед ним, является Вдохновителем этой Игры? Сайхара медленно выдохнул и устремился к выходу из школы: делать поспешные выводы он не хотел. Недоверие — главное оружие в арсенале Монокумы. Потеряв веру в друг друга, они потеряют даже призрачную надежду на спасение.       И вот, парни стояли перед огромными дверьми, которые со скрипом отворились, стоило им провернуть рычаг. Уже вечерело, и Кокичи устало потянулся: спать хотелось неимоверно, но отдавать лавры первопроходца парень не собирался. Темноту прорезали неоновые вывески зданий, видневшихся вдали. Казино и отель «Камасутра»?.. Что ж, необычный выбор для Академии одарённых, но несовершеннолетних Абсолютов. — Отель «Камасутра»… Кажется, я уже где-то слышал это название. Сайхара-чан, не подскажешь, где я мог это слышать? Ты выглядишь очень начитанным, мистер эмо-без-смешной-шляпы. — Кокичи довольно захихикал, наблюдая смущённое лицо детектива. Шуичи был как открытая книга, но книга с частично вырванными страницами. Когда речь заходит о его прошлом — о том же самом становлении Абсолютом — Сайхара замыкается и отводит взгляд. Детектив будто боится быть собой. Интересно, почему?       Сзади раздался топот, и в спину Шуичи влетел Кайто Момота. Кокичи закатил глаза: а этот придурок довольно прилипчив. Отдышавшись, Астронавт выпрямился и с удивлением протянул: — О, Шуичи, ты чего такой красный? Ома, что ты снова ляпнул?! А это что? — парень задрал голову, читая вывески и понятливо хмыкая. — Хах, теперь всё понятно. Ну, бро, ты слишком неженка для таких мест. Пойдем, сейчас я покажу, как надо развлекаться.       С этими словами Момота направился в здание Казино. Кокичи покачал головой и направился за парнями: ему отдельного предложения не нужно. На входе их встретили уже начинающие раздражать Монодети. — О да! Это место казино! — ВЫ-МОЖЕТЕ-ЗАРАБОТАТЬ-МНОГО-МОНЕТ-И-ОБМЕНЯТЬ-ИХ-НА-ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ-ПРИЗЫ… — Монодам, ты объясняешь всё как настоящий взрослый. Возможно, в будущем ты даже превзойдешь Папочку. — Ты станешь нашим Дедом, Монодам!       Что ж, если Монодети не против их присутствия… Шуичи подошёл к стойке наград. Многие вещи были схожи вещами из автомата в школе, но один привлёк его внимание: похожий на магический жезл золотой ключ. Какую дверь он открывает?.. — Ты только посмотри, Шуичи! У меня джекпот с одной монеты! — сзади Кайто высилась приличная горка из золота. — Как говориться, опытность сказывается. — Подожди, а разве в Казино пускают до совершеннолетия? — Тссс, пусть это будет наш маленький секрет. Пока мы здесь, давай оторвемся по полной! — Нихихи, это же каким трусом нужно быть, чтобы ставить по одной монетке за раз? — Ома говорил это будто сам себе, но достаточно громко, чтобы это услышал Момота. — Раз, два, три…десять! Мои десять монет превратились в сто, я такой везучий! — А, что ты там сказал про труса?! Я ставлю двадцать монет, моя интуиция меня не подведёт, ведь я Кайто Момота, Светило Звезд!       Шуичи потёр лоб: почему ему кажется, что это начало конца?.. Подошедший Кокичи заговорщически шепнул ему на ухо. — Пойдем отсюда, пока он не разнес тут все из-за сокрушительного банкротства, нихихи.       После Казино вечерняя тишина казалась звенящей. — Пожалуй, на сегодня хватит. Мы решили все загадки Монокумы, да и ты выглядишь неважно. — Лидер действительно выглядел не особо здорово: темно-сливовые глаза на контрасте с бледной, почти прозрачной кожей лица казались почти черными. — Ах, кстати, как твоя нога? Ты весь день проходил, как себя чувствуешь?       Кокичи широко улыбнулся: не стоит говорить, что при каждом движении только-только затянувшиеся царапины расходились вновь. — Устойчивость к боли — то, чем должен обладать Верховный Лидер злой организации. Если я буду корчиться от незначительной царапины, то какой пример подам своим сотрудникам, а их, на минуточку, целых десять тысяч! — Десять тысяч?.. Слабо верится, на самом деле. — А ты довольно безрассуден, раз говоришь мне такую дерзость прямо в лицо, Шуичи. Моя организация контролирует весь мир, наблюдая за происходящим из-за кулис. — будничным тоном сообщил Кокичи, будто они о погоде разговаривают. — Правительство, Фондовые биржи, Мафия, Якудза — все они подчиняются моим приказам, нихихи. Не будь меня, они бы уже давно переубивали друг друга.       Шуичи понимал, что услышанное нужно делить надвое, но… Кокичи Ома являлся Абсолютным Верховным Лидером, а значит, его слова все же имели некоторый вес в обществе. Судьба всего человечества в руках этого парня? Странно, что мир до сих пор не сгорел. — Должно быть, твои подчиненные места себе не находят после твоего исчезновения. — Ома покачал головой. — Не думаю, что они сильно обрадовались, когда я сменил на посту лидера своих родителей. — Но что случилось с твоими родителями? — …Я убил их, чтобы унаследовать организацию! — Заметив замешательство на лицо детектива, Кокичи хмыкнул. — Опять вру. Но злая организация действительно не нуждается в верховной власти. И вот тебе еще одна правда: теперь ты знаешь слишком много и представляешь угрозу для моих братьев и сестер. Боюсь, тебе придется умереть. — П-постой! Ты сам рассказал мне всё, я даже не просил об этом! — Увидев, как перекосилось лицо Омы в жуткой улыбке, Сайхара сложил руки в примирительном жесте. — Ой, и правда же. Тогда, в виде исключения, я оставлю тебя в живых, но только в этот раз. — Ты же не серьезно, да? Если бы ты действительно хотел меня убить, ты бы не стал предупреждать заранее. — Я серьезен как никогда, Шуичи. Я ненавижу ложь и шутки, помнишь? Нихихи.       Сайхара не нашелся, что ответить. Да кто этот парень, черт возьми, такой?.. К счастью, парни уже подошли к общежитию, и детективу не придется искать причины прервать этот странный разговор. Не успели они расстаться, вслед за ними вбежала растрепанная и очень оживленная Художница. — Уф, Шуич-чи, вот ты где. Энджи везде тебя искала. Энджи наконец выяснила, для чего Атуа послал нам этот фонарь! Нет времени для отдыха, вперед, в спортивный зал!
Примечания:
В этот раз вышло дольше, чем я рассчитывала, но и учебу никто не отменял. Надеюсь, вам понравится новая глава. <3
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты