Прятки.

Гет
NC-17
В процессе
81
Размер:
75 страниц, 16 частей
Описание:
Он не понимал, как ему жить дальше, ведь она была его единственным приобретением и потерей, а его ледяное сердце расстаило только ради неё, но теперь в этом нету никакого смысла. И тогда он представил, как когда-нибудь он увидит её, обойдя запреты отца, и обнимет её так крепко, как сможет. Он купит ей целую коробку тех самых шоколадных конфет, и они вечерами будут лежать на прохладной вечерней траве: она будет считать яркие звезды на чёрном ночном небе, а он считать родинки на ее плечах.
Примечания автора:
Не сказать, что Николай Александрович является для меня неким "крашем" или "идолом", совсем нет. Просто, как личность и как персонаж он очень мне интересен, и, это, собственно, и сподвигло меня написать эту работу. Надеюсь Вам она понравится💙
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
81 Нравится 218 Отзывы 14 В сборник Скачать

Часть 16. Fantasy

Настройки текста
Примечания:
вот это па па паварот ахаххахаэаэаэ
ЭТО ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ!
приятного чтения)
трек : bazzi -fantasy
Когда у тебя есть все козыри в рукаве, жизнь может неожиданно начать играть в шахматы.

***

Это неожиданное действие Николая полностью вогнало Соню в ступор. Но, не долго думая, она ответила на этот долгожданный и сладкий поцелуй, поддавшись чувствам. Её тонкие пальцы зарылись в его блондинистые волосы, а его ладони крепко прижимали тонкую талию девушки к себе. Её губы были пухлыми и холодными, но для него такими желанными. Он хотел вцепиться в них с их самой первой встречи. На вкус они были как свежая роса на его даче, где он её и встретил, как спелая и сочная вишня, которая, когда её кусаешь, выпускает из себя все соки. А её талия была настолько стройной, что он мог обхватить её всю своими ладонями. Для него она была такой сладостной, что он бы мог стоять в этом положении вечно и целовать её до тех пор, пока его душа не покинет его самого. А он для неё был таким властным и напористым. Его губы будто боролись с ней то кусая, то целуя. От них веяло жаром и, почему-то, ей показалось, голубикой. Свежей утренней голубикой, которую она так любила есть с блинчиками. Его тело было подобно каменной стене, которая закрывала её от всевозможных бед. Ей хотелось быть с ним вечно. Но... - Постой. - неожиданно отстранясь, упёрлась ему в грудь руками Соня, постепенно открывая глаза и приходя в себя. - Я люблю тебя. - Нет, так не должно быть, - растерянно заговорила девушка, всё больше отходя от юноши. - Это всё неправда, - опуская взгляд, продолжала Мишель. - Я уже раз разбила тебе сердце, - слова Софьи могли показаться бессвязным бредом, но Коля лишь терпеливо ждал пока юная леди договорит. - И я не хочу разбить тебе его ещё раз. - Скажи, я являюсь кем-то особенным для тебя? Скажи, чувствуешь ли ты то же, что и я? Скажи, я хоть немного нравлюсь тебе? - тихо спросил Лукашенко, засовывая руки в карманы черных брюк. - Можешь соврать. - Да. Но так не должно быть. - из глаз юной леди вот-вот были готовы политься солёные, горячие слёзы. - Я улетаю. - девушка наконец подняла свой разочарованный взгляд на Николая. - Всмысле? - брови сына президента полезли на лоб. Он ничего не понимал и был в полнейшем ступоре, поэтому ждал нормальных объяснений от Сони, которая уже была на грани от истерики. - Я улетаю в Москву. На совсем. - одна кристально-чистая слеза покатилась по красной щеке Софьи. Чувство удушения всё больше подкатывало к горлу, она буквально не находила воздуха, чтобы дышать. - Почему ты не сказала раньше? - с разочарованием в молочно-голубых глазах проговорил Николай. - Это не я решаю..., - все слова девушки опять слились в один единый бред. - Я была вынуждена это сделать, я правда не хотела, - продолжала она, захлебываясь в своих собственных слезах. - А ты влюбился,... дурак. - обессиленная Мишель присела на ближайший белый диван, закрывая лицо руками. Лукашенко-младший лишь медленно подошёл и присел рядом, приобнимая даму за плечи. - Успококся, пожалуйста, и расскажи всё, как есть. - поглаживая пальцами спинку Софьи, спокойно говорил Коля. Через пару минут рыданий, девушка всё-таки успокоилась и отдышалась. - Это всё было планом Путина. Он хотел, чтобы мы сыграли на публику. Я не знаю зачем..., - сухие губы Софьи еле шевелились. - Я должна была просто сыграть свою роль и уйти из твоей жизни. Тебе нельзя влюбляться. - Мишель кинула свой печальный взгляд на Николая, который очень серьёзно и внимательно слушал её слова. - Мы же можем общаться по телефону. Когда ты будешь приезжать в Минск, мы будем гулять. - с надеждой в своих добрых глазах пречислял юноша, поглаживая возлюбленную по дрожащей спине. - Но смысл, если мы не сможем быть вместе? - он посмотрел в её глаза ещё раз. В них было слишком много боли и сожаления, поэтому Коля сам чуть не заплакал. Он бережно прикоснулся к руке девушки, поглаживая нежную кожу Сони. Не передать словами, как он был зол. Хотелось разнести в пух и прах всё, что попадётся ему на глаза, но ради неё он сдерживал себя из последних сил, потому что знал, что Мишель не любила, когда он "пылил". - Я что-нибудь придумаю. - постепенно отпуская руку юной леди, проговорил Николай и медленно встал с дивана. - Я перееду в Москву. - конечно же, на все эти идеи Софья лишь отрицательно качала головой, прекрасно зная, что ни её отец, ни его этого не допустят. - Остановись. - подымая голову, сказала Соня. - Просто прими это, Коля.

***

- Соня, ты готова? - заглядывая в комнату, спросил Дмитрий. Девушка лишь задумчиво стояла на открытом балконе, запуская в комнату холодный воздух и капли ледяного дождя. - Угу. - неразборчиво донеслось до няни с балкона, и Софья, одетая в ничéм не приметную одежду: белое худи и чёрные джинсы, вошла обратно в комнату, закрывая дверь на балкон. Взгляд у юной леди был грусный до глубины души. Глаза, в которых раньше можно было утонуть, в которых горели искры, теперь потухли и погрязли в собственной же черноте. В голове у Мишель крутилась лишь мысль о том, что нужно было сказать об этой ситуации Николаю намного раньше, возможно, тогда бы он не привязлся, и теперь она винила себя за то, что не смогла уберечь его и себя от гнусных обстоятельств. В данной ситуации ей даже было не жалко расставаться со своей "новой" школой и модельным агентством. В первую очередь, ей было больнее всего расставаться с Ним. Естественно, бонн вёл себя как прежде, совершенно не замечая поникшую леди, что было и к лучшему, ведь Соня совершенно не любила показывать своих эмоций и свою слабость, но... сегодняшний день был исключением. Грубым исключением из правил. - Если ты всё собрала, то спускайся вниз. Больше мы уже сюда в ближайшее время не вернёмся. - опять уткнувшись носом в график, сказал брюнет и исчез из дверного проёма. "Долбанный график, спускайся, все готово," - мысленно передразнивала его Мишель. С кислым лицом она схватилась за холодную железную ручку своего белого большого чемодана и направилась к двери. Остановившись в проёме, она в последний раз оглядела комнату, которая уже успела стать ей родной: огромные панорамные окна с видом на зимний сад, зашторенные полупрозрачными голубыми занавесками, никакого пышного стиля барокко и роскошных фресок на потолках. Большая белая уютная кровать в углу комнаты с пушистым белоснежным пледом, с которой было так мучительно подниматься каждый день на учёбу. Мягкий ковёр, хрустальная люстра, большое зеркало в золотой рамке, деревянный шкаф. По мнению Сони, это была идеальная комната, но теперь, увы, девушка сюда больше не вернется. И она чувствовала, что не только в "ближайшее время". - Прощай. - прошептала Мишель, и, взяв с белоснежного диванчика свой чёрный пуховик и накинув его на себя, она окончательно вышла из комнаты, плотно закрывая за собой дверь. Не успела девушка оглянуться, как она уже ехала в черном джипе, скучающе смотря в окно, в котором мелкали красивейшие пейзажи Минска. Город, который стал ей почти как родной, теперь останется далеко у неё за плечами. Теперь юную леди ждёт новая жизнь, совсем не похожая на старую. Через час машина уже прибыла на место назначения: это напоминало взлётные полосы, с которых взлетали только частные самолеты. Несложно догадаться, что даже тут её "отец" обеспечил девушку самым лучшим. Телохранители с заднего сидения начали поспешно выходить на улицу, открывая дверь Софье. Она лишь нехотя вышла из тёплой, уютной машины на серую и мокрую улицу. Погода сегодня была просто ужасной: вроде бы Новый год, а в стране шёл ледяной дождь, что ещё больше угнетало. Но, всё же, один нюанс смог вызвать сегодня улыбку на лице девочки: Лукашенко-младший с букетом белоснежных лилий в руках и Лукашенко-старший, просто Александр Григорьевич, со своей парадной улыбкой во все 32 зуба. Они стояли как раз возле самолета, на котором собиралась лететь Соня. Как только Дмитрий вышел из машины, президент и его младший сын поспешно направились в сторону Софьи. - Сонечка! - уже издалека слышался задорный голос президента Беларуси, которого, опять же, сопровождали охранники. Не долго думая, Софья двинулась им навстречу, и с каждым ее шагом дыхание учасчалось, как и сердцебиение от одной только мысли, что напоследок она всё-таки увидит тёплую улыбку Коли. Вот, Александр Григорьевич уже заключает Мишель в свои объятия, благодарит за то, что приехала, но ей совсем не до него. Соня только смотрела на Николая за спиной президента Беларуси, у которого был невероятно печальный взгляд с грустной улыбкой. Их глаза встретились, и они буквально утонули друг в друге, не видя больше ничего вокруг себя. Только друг друга. - А тебе тут малыш-то мой букет притащил. - улыбчивый Александр указал на большой букет прекрасных белых лилий, который Николай очень аккуратно и бережно держал. - Сам не понимаю, что на него нашло. - потирая полулысый затылок, сказал мужчина. - Ранее он никаким девочкам не дарил букетов..., - но президента перебил юноша. - Ну пап..., - закатывая глаза и краснея, протянул парень. Но в ответ Соня и Александр Григорьевич рассмеялись. Через мгновение сын президента вложил в руки Софьи увесистый букет, завернутый в красивую чёрную пергаментную бумагу. Соня, так же краснея, приняла дар. - Большое спасибо. - Мишель улыбнулась и заглянула в глаза парня. Конечно же, отец Николая заметил их откровенные переглядки, поэтому, решив оставить молодых людей наедине в последний раз, он подошёл к Дмитрию и увел его в сторону на какой-то важный разговор. - Тогда..., - неловко начал разговор Лукашенко -младший, - Вчера, когда я спросил, взаимны ли твои чувства ко мне... Ты сказала правду? - немного разочарованным и потерянным взглядом спросил Николай. Но в ответ Мишель ничего не сказала. Она просто, отдав букет охране, которая стояла неподалёку от неё, просто обняла парня. Крепко-крепко обхватила его широкий торс, положив свою голову ему на грудь. Сначала юноша опешил, но потом обнял её в ответ так же крепко, но не слишком, так как боялся сделать девушке больно. Он дорожил каждым сантиметром её тела: хрупкими плечами, тонкими кистями и холодными пальцами. Он просто не мог себе позволить сделать Соне как-то больно. - Я буду скучать. - еле сдерживая слезы, дрожащим голосом сказала девочка, а Коля лишь аккуратно положил свою ладонь на её макушку, прижимая её к себе ещё больше. - Я тоже. - прошептал юноша и заправил прядь белокурых волос за маленькое ушко девушки. - У меня есть кое-что для тебя, но я оставлю это у себя. - с улыбкой сказал он. Соня вопросительно глянула на парня. - Я оставлю это у себя как залог. Тогда у тебя будет мотив приехать ко мне ещё раз, а у меня - к тебе в Москву. Я уверяю, тебе очень понравится. Я планирую через несколько месяцев прилететь в Россию. Тут на лице Софьи сияла уже не грустная улыбка, а радостная. Она так и знала, что это был не конец, а лишь пауза. Не точка, а запятая. Они оба так считали и от этого на их грешных душах становилось радостнее с каждой секунды. Но время не остановилось, и время отлета Мишель приближалось, до него оставалось жалких 10 минут. Конечно, молодые люди радовались, что встретятся всё-таки через какое-то время, но им все равно было тяжело отделяться друг от друга. Николай и Софья проводили почти весь день вместе, поэтому теперь никто из них даже не мог себе представить свою жизнь друг без друга. Но вскоре пришло время прощаться, и это только расстроило пару еще сильнее. Но всё же у них была надежда встретиться, даже не надежда, а уверенность, что в скором времени они снова смогут быть вместе. - Ну что, пока..? - неуверенно и грустно произнесла девушка, увидев то, что Дмитрий и А.Г. уже приближаются к ним. - Да, пока..., - тоже печально ответил юноша, последний раз обнимая Соню и отстраняясь от неё. - Ну что, молодежь, - послышался голос президента Беларуси за спинами ребят. - Пора, всё-таки, прощаться. - мужчина пожал руку брюнету, а затем крепко обнял Софью на прощание. Его примеру последовал и Коля: попрощавшись с Дмитрием, Николай в последний раз обнял девушку. Он даже слышал как колотится её маленькое сердечко. Кожа её пахла кокосом, а белые волосы красиво развивались на ветру. Коля чувствовал, как её острый носик утыкается ему в грудь и от этого на душе его как будто становилось спокойнее. Они даже не стали говорить ничего друг другу, а только молча посмотрели в глаза друг другу. И каждый нашёл там что-то своё.

***

Софья сидела на белом кожаном сидении частного самолёта в ожидании скорого приземления. Голова у неё жутко гудела, а веки слипались от недосыпа. Изредка до девушки доносились отрывки разговоров Дмитрия с кем-то по телефону с другого конца самолёта. За окном было серо и уныло. Небо не было ясным и голубым, как обычно, а серым и мрачным. Из почти черных туч шёл неприятный мелкий дождь. А земля и вовсе была будто однотонной: мутные и грязные краски так и отталкивали от себя взор. Именно поэтому Соне не хотелось смотреть в окно. Её длинные и тонкие пальцы нервно перебирали тонкие лепестки лилий, завёрнутых в чёрную бумагу. От них исходил божественный сладкий аромат, который заполнил почти весь салон самолёта. Да, она уже скучала. С их расставания прошло лишь 20 минут, но юная леди уже изнурилась без него: без его игривых голубых глаз, без его улыбки, без его разговоров. Всё приобрело серые цвета, кроме лилий, подаренных Николаем. Они были по истине прекрасными: тонкие лепестки, зелёные стебли и приятный запах - что может быть лучше? Но долго скучать Соне не пришлось. Телефон в кармане её чёрных штанов издал звук сообщения и завибрировал. Конечно же, она в миг поняла, от кого СМС. - Как ты там?) Сообщение было именно от Него. Улыбка сама по себе расползлась на Сонином лице, не оставляя места прежней печали.Её пальцы быстро застучали по экрану телефона, набирая ответ, но внезапный и слишком мощный толчок заставил Софью выронить свой гаджет из рук. Весь самолёт тряхнуло не по-детски, и это было по настоящему страшно. Девушка нервно взглотнула и, даже не подняв телефон, встала со своего места. Тут уже девушке пришлось выглянуть в окошко самолёта и посмотреть, что произошло, так как что-то внутри подсказывало даме, что такой сильный толчок не может появиться просто так. Но, посмотрев за стекло, она ничего не увидела, кроме стремительно приближающейся к самолёту земли. Или, это самолёт близится к земле?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Политика"

Ещё по фэндому "Лукашенко Александр Викторович"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты