Тени прошлого

Гет
R
Закончен
4
«Горячие работы» 1
автор
myridia бета
Размер:
Миди, 22 страницы, 1 часть
Описание:
Прошло ровно три года со дня гибели кейс-менеджера группы Офиса по научным исследованиям и разработкам Коннора Эндрю Дойла. В этот день команда во главе с Мэттом Прэйгером получает задание расследовать дело о полтергейсте в частном замке во Флинте, Мичиган. И кто знает, предстоит ли им встреча только с очередным феноменом или еще с кем-то, кого они хорошо знают?
Примечания автора:
Этот фанфик был закончен в июле 2005 и является первым рассказом из цикла об альтернативном развитии событий в "Пси-Факторе" в 2000 году. Все, что случилось в оригинальном сериале после 3.20 John Doe, игнорируется (Фрэнк Элсингер все еще директор ОНИР, Мэтт – руководитель группы, Миа Стоун не упоминается). Следом за «Тенями прошлого» я написала фанфик «Потерянная душа», а в 2009 году - третий фик из этой серии под названием «Другой».

В 2020 году, пересмотрев сериал, мне неожиданно захотелось написать продолжение истории, которое хоть и является полностью самостоятельным, но все содержит отсылки к прежним частям. В нем будет более детально рассказано про эксперименты над Коннором, которые в «Тенях прошлого» лишь косвенно упоминаются. А также появятся некоторые неожиданные «последствия» его пребывания в лаборатории в качестве подопытного. И прежде, чем начать публикацию нового фанфика, я решила выложить все предыдущие части. Приветствую комментарии, отметки и доброжелательную критику! Все выложенные рассказы из цикла (на данный момент их два) доступны по ссылке ниже.

Пси Фактор: Хроники Паранормальных Явлений. Виртуальный сезон
https://ficbook.net/collections/16816599
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
— Линдсей, уходи! Это приказ… Приказ… … Приказ… — Линдсей, нам пора. Купер может умереть. — Но Коннор остался там… Взрыв… — Где Коннор? Коннор… Взрыв!.. Линдсей подскочила на кровати, понимая, что не может дышать. Она снова вернулась во сне в тот страшный вечер на севере России, который закончился гибелью Коннора Дойла, руководителя их группы. И кто только сказал, что с годами становится легче… Чем больше проходило времени, тем больше Линдсей ощущала свое одиночество и желание вернуться в 1997 год, чтобы не допустить эту катастрофу. Линдсей села и закрыла лицо руками. Слезы потекли из глаз, и она не пыталась бороться с ними. Она была одна, никто не видел её сейчас. Можно и поплакать. Все привыкли видеть её такой сильной, может немного «холодной», и даже её подруги не знали, что Линдсей часто плачет по ночам. Появилась пронзительная боль в сердце, сковывающая движения и усиливающая потоки слез. Лин встала и побрела в ванную комнату. Там она умылась холодной водой и, почувствовав себя немного лучше, подняла голову, чтобы вытереть лицо. Отражение в зеркале заставило её закусить губу. Те же волосы, щеки, нос, губы… Но вот глаза! Они уже никогда не будут прежними. В них навсегда поселилось отчаяние и одиночество. Да, одиночество… Как много людей вокруг неё: её друзья, близкие, мужчины… Но, по правде говоря, Линдсей всегда была одинокой. Не было рядом того, кто понимал и поддерживал бы её, был для неё опорой. Лин обхватила плечи руками и пошла обратно в спальню. Ей было ужасно холодно, её знобило, и она не понимала, в чем дело. Женщина легла на кровать и с головой накрылась одеялом. Что-то мучило Линдсей. Но что? Линдсей не могла понять. Она вновь встала, накинув одеяло на плечи. Походив по комнате, она так и не смогла найти объяснение своему беспокойству. Только почему-то образ Коннора снова появился в мыслях. Он казался таким реальным, как будто она видела его сейчас перед собой. «Коннор! Коннор, ну почему ты не оставляешь меня в покое? Я пытаюсь забыть тебя, жить другой жизнью, но ты по-прежнему приходишь ко мне во снах. Утром, когда я прихожу в офис, мне кажется, я слышу твои шаги. Но вместо тебя заходит Мэтт, садится в твое кресло и говорит: «Привет, Лин!» Ты никогда не называл меня Лин, только Линдсей, а иногда даже Доннер. Почему? Коннор, я влюбилась в тебя в нашу самую первую встречу. Но почему же я столько молчала? Скажи я всего три слова — кто знает, может быть, ты бы сейчас был жив… Милый мой Коннор, прошло три года…» Лин осеклась в своих мыслях, понимая, что так тревожило её всё это время. Женщина судорожно вцепилась в одеяло и прикусила губу. Через секунду она уже лежала на кровати, рыдая в подушку и не в силах остановиться. Линдсей в отчаянии прокричала в тишину: «Сегодня 17 февраля!!! Прошло ровно три года с твоей смерти». Офис по научным исследованиям и разработкам, 17 февраля 2000 года Антон уже в который раз покосился на свои часы. Когда делаешь это слишком часто, то кажется, что стрелки не движутся и время замирает. Часы всё ещё показывали 9:15. Линдсей по какой-то причине опаздывала на совещание, а Мэтт не находил себе места, то включая, то выключая подготовленную им презентацию, нервно щелкая по кнопкам пульта управления. — Да где её черти носят? — нервно спросил Прэйгер. — Разве я вчера не сказал, что нам нужно провести совещание ровно в 9.00? — Сказал, — мягко произнес Антон, — но давай не будем драматизировать. У неё, возможно, свои причины на это. — Да, но могла же она позвонить? Питер послушно набрал номер Линдсей, но ему никто не ответил. Он со вздохом опустил мобильник и вновь посмотрел на Прэйгера. Тот стал пунцовым, и казалось, что он вот-вот взорвется. — Может, стоит в пробке? — попытался вновь разрядить обстановку Антон. Мэтт пробурчал что-то нечленораздельное и принялся рассматривать сопровождающие компьютерную презентацию документы. — Ладно, — сказал Питер, — раз уж Лин пока нет, я схожу в лабораторию. Посмотрю, что там. У меня куча всякого информационного хлама, который до конца месяца нужно привести в порядок. Когда она приедет, позвоните мне. Мэтт раздраженно махнул рукой, указывая на дверь, и вновь углубился в свое чтение. Питер вышел. Он уже начинал беспокоиться за Линдсей, не понимая, почему же она опаздывает. Доннер никогда не опаздывала! Питер машинально выглянул в окно, но так и не увидел там Линдсей. Тогда он повернулся к компьютеру и начал просматривать файлы. Эксон невольно посмотрел на время, а рядом увидел сегодняшнюю дату. И тут ему стало понятно, почему Лин опаздывает… Видимо просто Мэтт забыл, что 17 февраля в первую половину дня Линдсей Доннер уже третий год подряд отсутствует на работе по действительно важной причине. *** Линдсей стояла на коленях перед могилой Коннора. Его останки так и не нашли, на кладбище установили лаконичный памятник с надписью: «Коннор Эндрю Дойл. 7 декабря 1970 — 17 февраля 1997». Линдсей водила рукой по холодному могильному камню и смотрела на него невидящим взглядом. Это всё, что осталось от Дойла. Лишь этот камень, надпись… и память о нем. О том, кого она так любила. — Коннор, — вновь тихо произнесла Линдсей. В последнее время, когда ей было плохо, она всё время разговаривала с ним. Для неё Дойл всегда останется живым… — Коннор, как же быстро пролетело время! Я даже не успела заметить его. Все эти три года я жила, как во сне. Антон говорит, что я должна отпустить тебя из своего сердца, но я не могу поверить в то, что ты… — она осеклась. Умом она понимала, что человек не может выжить после такого взрыва, но сердце твердило обратное. После возвращения из Архангельска она долго не оставляла в покое Элсингера, требуя провести тщательное расследование. Доннер была практически уверена, что именно Фрэнк был виновен в смерти Дойла. Она подозревала о «черных делишках» своего начальника и о его связях с теневыми структурами, искала «концы», но так ничего и не смогла доказать. А когда стало известно, что тело Коннора так и не было найдено, в ней поселилась призрачная надежда. И даже теперь, спустя три года, эта надежда не угасала. Лин посмотрела на небо. Сегодня светило солнце, был сильный мороз. Женщина закрыла глаза и вновь увидела улыбку Коннора. Потом она поднялась с колен и побрела к машине. Пора ехать на работу, ведь наверняка Мэтт с ума сходит от злости. Женщина не знала, что всё то время, пока она была на кладбище, за каждым её действием следил высокий мужчина с серыми глазами и печальным взглядом. Когда она уехала, он тяжело вздохнул и скрылся за холмом. 10:40 За полтора часа Питер не только успел перебрать на компьютере то, что никак не мог систематизировать пару месяцев из-за отсутствия времени, но ещё и составил список приоритетных дел на две недели. Обычно это занятие в его личный приоритет не попадало и решения о том, чем он будет заниматься на работе, принимались спонтанно. Но раз уж выдалась такая редкая возможность… Сейчас Эксон, вернувшись в конференц-зал, молча смотрел на стену, боясь пошевелиться. Мэтт уже двадцать минут наматывал круги вокруг стола. Антон читал свежую газету, но Питеру казалось, что он только делает вид, что читает. Младший аналитик придумывал, что б ещё разобрать, собрать или написать, а может даже изобрести, и желательно за пределами зала. — Это немыслимо! — заорал Мэтт. — И как она так может? — Мэтт, у неё есть на это основания, — тихо произнес Питер. — Позволь поинтересоваться… Какие такие основания? — Сегодня три года, как погиб Коннор Дойл, наш бывший руководитель, — ответил Антон за Питера. — А-а-а, — злобно проговорил Мэтт. — И это значит причина? Мэтт хотел ещё что-то сказать, но Антон встал со стула и подошел к нему. — Знаешь, Мэтт, говори, что хочешь. Но Коннор был ПРЕКРАСНЫМ руководителем и человеком. Поэтому давай будем уважать память о нем и чувства Линдсей по этому поводу! В этот момент дверь открылась и на пороге конференц-зала появилась только что упомянутая Линдсей. Мэтт улыбнулся, как ни в чем не бывало, и покосился на часы, а затем перевел взгляд на Доннер. Та улыбнулась ему в ответ. — Прости, я опоздала. — Да ничего… Мэтт обернулся и посмотрел на Антона и Питера. Те словно чего-то выжидали. Прэйгер хмыкнул и развел руками. — Что ж, начнем. У нас новое дело… — Мэтт плюхнулся на стул. — Патрик и Лиза Максвеллы — счастливая пара, проживающая в старинном замке недалеко от Флинта, Мичиган. Патрик занимается очень успешным бизнесом. Он владелец сети автомобильных магазинов. Лиза — домохозяйка. Родители завещали ей огромное состояние, на которое её муж и открыл свой бизнес. И всё было бы хорошо, но вот только на прошлой неделе у них дом заходил сам по себе. — В смысле? — Антон поднял брови. — Ложки и вилки начали танцевать танго, а тарелки так и норовят попасть кому-нибудь по голове. — Полтергейст? — оживился Питер. — Может быть, — парировал Прэйгер. — Или очередная фальсификация. Питер обиженно отвернулся. «И почему он всегда сомневается? Разве может человек, работающий на такой должности, сомневаться в своей работе? Коннор тоже был далеко не самым большим приверженцем теорий о паранормальных вещах, но предпочитал свое мнение всегда подкреплять фактами, а не вешать ярлыки сразу же». Эксон поймал себя на мысли, что сегодня он слишком часто вспоминает бывшего руководителя ОНИР. Хотя в этом не было ничего удивительно. Дойл был не только прекрасным кейс-менеджером, он был ещё и другом Питера. — Так что, мы отправляемся в Мичиган? — прервал мысли Питера Антон. — Да, летим сегодня, в 14:10. Все встали со своих стульев, лишь Линдсей так и осталась сидеть. Она смотрела куда-то в одну точку. — Линдсей… Линдсей! — позвал её Мэтт. — А… Да? — Что с тобой? — Я… — прозвучал неуверенный ответ. — Всё хорошо. — Хочешь, я отвезу тебя домой? — спросил Питер. — Нет, встретимся в аэропорту. Она уверенно зашагала к выходу, но, выйдя на крыльцо, почувствовала, что ноги подкашиваются. Лин глубоко вдохнула морозный воздух, и через минуту почувствовала себя лучше. Она уже собиралась идти к своей машине, как натренированный замечать мелочи глаз выловил какое-то движение. На другой стороне стоянки мелькнула человеческая фигура. Сердце Лин почему-то подпрыгнуло к горлу, едва завидев её. Что-то ей показалось знакомым в этом силуэте. Лин отругала себя за свою чрезмерную восприимчивость и пошла к машине… *** Из черного «Форда» на Лин смотрел мужчина. Он следил за каждым её движением. Ему не хотелось так просто попасться. Ведь она чуть не увидела его. Нет, не сейчас, не время… Мужчина очень хотел выйти из машины и подойти к Доннер, но выдать себя сейчас — испортить всю проделанную работу. Папка с компроматом почти готова. Ещё несколько дней, и он вступит в схватку со своим врагом… Но, господи, как же нелегко сдерживать свои чувства и желание поскорее встретиться с Линдсей и своими друзьями! Лин выехала со стоянки. Мужчина тоже тронулся с места, но поехал в другую сторону. Он слишком устал, голова сильно болела, а в спине и ногах снова появилась предательская слабость, а ведь ещё нужно подготовиться к перелету… Ему также предстоял полет во Флинт. Удивительное совпадение — оказаться в одном месте в одно и то же время со своей бывшей командой. Правда, причина визита во Флинт у него была иной. Роберт Харрел, заклятый враг Фрэнка Элсингера, согласился с ним встретиться и отдать ещё пару важных документов, доказывающих совместную деятельность директора ОНИР с правительственными службами, организующими противоправные эксперименты на людях. Они и станут заключительным звеном в деле на Фрэнка. Мужчина подъехал к маленькому домику и вышел из машины. По привычке оглядевшись по сторонам, он смело зашел в дом. За его спиной послышались шаги, и мужчина обернулся. Пожилой мужчина стоял на лестнице, сердито нахмурив брови. — Где ты был? — грозно спросил старик. — Адам, я думаю, что я уже сам могу контролировать свои действия. Адам хмыкнул. Он закурил и начал спускаться по лестнице. — Да, ты прав, но я беспокоюсь. Каждый раз думаю, что ты зря всё это затеял. Тебе таких усилий стоило выжить, пройти через всё это. Помни, Элсингер слишком коварен, он так просто не сдастся. — Я как раз лечу во Флинт. Там я получу документы, которые если не уничтожат Элсингера, то загонят его в подполье, это точно, — молодой мужчина сжал кулаки до хруста костяшек, думая о том, что в этих документах, скорее всего, будет и его имя, ведь он тоже был подопытным в экспериментах. — Ясно. Но ты ведь не только об этом думаешь. Я знаю, в первую очередь ты думаешь о той девушке. И постоянно ездишь по её следам, чтобы хоть на минуту увидеть. Я прав? — Я просто скучаю по своей прежней жизни и по своей команде, Адам. Знаю, я излишне нетерпелив, сам себя ругаю за это… Кстати, они тоже летят во Флинт, расследовать новый феномен. — Откуда у тебя эта информация? — Адам снова нахмурил брови. — Есть в моей команде один человек, который уже знает о том, что я жив. Я в нем уверен на 100%. Мне нужно было понять и узнать, что происходит в ОНИР сейчас и как обстоят дела у Фрэнка и членов моей команды. Я не могу просто так выпрыгнуть, как чертик из табакерки, не проверив состояние нынешних дел в Управлении. Адам задумался и замолчал. Спустя какое-то время он пристально посмотрел на молодого мужчину и сказал: — Я понимаю тебя. Действительно, хватит быть тенью. Пришло время тебе официально «воскреснуть», Коннор… *** Линдсей вернулась домой. Она очень устала, ей не хотелось никуда лететь, и новых расследований её пытливый ум тоже абсолютно не требовал, что случалось крайне редко. Лин быстро разделась и плюхнулась на диван. Ей было просто необходимо провести несколько часов в тишине. Походная сумка была собрана, поэтому к дороге не надо было готовиться. Линдсей закрыла глаза. Неожиданно в её памяти возник тот образ, который она видела на стоянке. В своих мыслях она внимательно всмотрелась в него и в ту же секунду вскрикнула, вскакивая с дивана. Да это же был Коннор! Её Коннор! Как же она могла его не узнать… Сердце Лин бешено билось, ей стало не хватать воздуха. «Господи, да это же был он. Он!!! Нет, о чем я думаю? Коннор мертв, просто я себя довела до такого состояния, что скоро буду видеть его на каждом шагу. Спокойней, Линдсей! Не сходи с ума». Она вновь опустилась на диван. Доннер начала убеждать себя, что это действительно не Дойл, а просто какой-то похожий на него человек. Разум твердил одно, а сердце и интуиция — другое. Последним она верила больше. *** Через несколько часов вся команда ОНИР собралась в здании аэропорта. Линдсей сразу же увидела их, когда зашла в помещение. Антон что-то читал, а Мэтт с Питером увлеченно разговаривали. Доннер подошла к ним. — Привет, — поздоровалась она. — Привет, — ответили все хором. — Так вот, — продолжил Мэтт, — лететь нам три часа, там ещё часа два добираться до замка по практически безлюдной местности. Я купил карту, даже нарисовал наш маршрут. — Окей, — кивнул Питер. — Надеюсь, это дело не очередная фальсификация. А то что-то мы давно не сталкивались с паранормальным. — А тебе так хочется с этим сталкиваться? — спросила Лин. — Ну, я ведь за это деньги получаю. — Ладно, охотники за привидениями, посадку на наш самолет объявили, — прервал их Мэтт. *** Полет прошел удачно. За это время Линдсей успела отоспаться и наконец-то дочитать книгу Даниэлы Стил, которую читала уже два месяца во время перелетов. Она уже и не помнила, с чего там всё начиналось в романе, но надо же было как-то занять время. Да и бросать дело, не закончив его, было не в её привычках. Теперь команда ехала по дороге к замку. Они успели перекусить в городе и уже были полны сил перед началом задания. Питер вел черный джип, рядом с ним сидел Мэтт и изучал карту. На заднем сидении сидели Линдсей и Антон. — Питер, — сказал Мэтт, — мне кажется, что мы пропустили поворот. — А мне кажется, что мы попросту заблудились, — вставила Лин. — Нет, судя по тому, что ты там нарисовал, мы едем правильно. — Да нет же, посмотри на карту. Под колеса попал очередной камень, и всю команду хорошенько тряхнуло. Мэтт вновь чертыхнулся, а Питер подумал: «Я люблю свою работу, но в такие моменты начинаю её тихо ненавидеть. Люди семью заводят, собак, в конце концов. А тут мотаешься черт знает где…» — Солнышко почти зашло, — протяжно и задумчиво проговорила Линдсей. — Солнышко… — прошипел Питер, — Как бы нам отсюда выбраться. — В следующий раз поведу я, — сказал Антон. Впереди показался лес, и Питер уже не смог сдержать своего возмущения. Если до этого была призрачная надежда, то теперь абсолютно точно стало понятно, что они заблудились. — А я говорил, что мы пропустили поворот… *** После двух часов изматывающих скитаний по дороге взад и вперед, команда всё же нашла правильный путь и облегченно вздохнула, завидев издалека одинокий каменный замок. Рядом с ним не было никаких построек. Черный джип ОНИР остановился недалеко от главного входа. Первым из машины вышел Питер. Он удивленно присвистнул, разглядывая замок. — Ну, Пит, это и есть дом твоей мечты? — оживленно спросила Линдсей. — Ха, всё мое свободное время уходило бы только на мытьё окон. — Ты прав, а я думала, что если в квартире шесть окон, то это просто трагедия. — Вы из ОНИР? — послышался женский голос за спиной команды. Перед ними стояла высокая и очень красивая женщина с длинными черными волосами. Она широко улыбалась, но вот её карие глаза были очень грустными. — Да, мы учёные из ОНИР. Я Мэтт Прэйгер, руководитель команды. А это Линдсей Доннер, Питер Эксон и Антон Хендрикс. — Очень приятно, я Лиза Максвелл. Это я звонила вам. — Расскажите, что у вас случилось? — спросил Антон. — Понимаете, это началось примерно две недели назад. Мой муж пришёл с работы, а тарелка со стола… сама по себе… взлетела, — Лиза покраснела, — и пронеслась недалеко от его головы. — Взлетела? — недоверчиво покосился на женщину Мэтт. — Да, не считайте меня сумасшедшей, но это правда. А вчера… Вся мебель и посуда ходили ходуном. Причем, всё почему-то летит на Патрика, моего мужа. — Значит, сила направлена не на вас? — Нет, Патрик ходит в синяках, а со мной всё хорошо. — А чьей семье принадлежит этот дом? — Семье моего мужа. Он переходит по наследству уже несколько десятков лет. — Так может какой-нибудь старичок-призрак обозлился на вашего мужа за то, что он выкинул его старые тапочки? — с улыбкой спросил Питер и тут же получил под рёбра от Линдсей. Лиза не обратила внимания на реплику Питера. Казалось, что она глубоко поглощена своими мыслями. Было видно, что женщина ужасно напугана этим полтергейстом. — Вы ведь выгоните его? — с надеждой спросила Лиза. — Миссис Максвелл, мы не шаманы, мы учёные. Для того, чтобы избавиться от феномена, нам нужно узнать, чем он вызван. — Пожалуйста, узнайте поскорее. Иначе я просто не выдержу. Я раньше не верила в эти вещи, но теперь я чувствую, что схожу с ума. Я хочу знать, что происходит в нашем доме. — Кстати, а где ваш муж? — спросил Антон. — Он ещё на работе. Задерживается… Ой, что-то я совсем заболталась. Проходите в дом. Все послушно последовали за хозяйкой в замок. — Мэтт, а когда доставят лабораторию? — спросил Питер, осматривая старинный камин. — Должны уже… Надеюсь, они там не заблудились вместе с ней. — Ребята, поздравляю, — сказала Линдсей. — Телефоны здесь не работают — нет линии. — Нет, Питер, этот дом тебе не подходит. Если у тебя не будет телефона и интернета, ты же волком завоешь уже через несколько часов, — нахально улыбнулся Прэйгер. Питер промолчал. Он махнул рукой, взял парочку своих приборов и решил пройтись по дому. В первую очередь, необходимо проверить дом на присутствие потусторонней активности. Эксон поднялся на второй этаж и заглянул в коридор. — Ого, надо бы карту дома составить. Тут заблудиться, как пить дать. Потом они будут не полтергейст искать, а меня… Он пошел прямо по коридору, глядя не столько на датчики, сколько осматривая картины на стенах, потолок, старинные светильники. Питер и представить себе не мог, каким состоянием владеют Максвеллы, чтобы позволить себе всё это. Дверь в одну из комнат была открыта, и Пит заглянул в неё. Комната представляла собой склад старых вещей. Датчик ничего странного не показывал, но Эксон всё же решил зайти в эту комнату. Он как раз остановился перед шкафом, на полочке которого стояла фотография какой-то женщины, когда прямо за его спиной упала книжка. Питер резко обернулся. «Началось!» — подумал он. Но к разочарованию Эксона это был совсем не полтергейст. К Питеру подбежал огромный серый кот, который начал тереться об его ноги. Мужчина улыбнулся и погладил кота. — Питер! — послышался из коридора голос Мэтта. — Я здесь! — Где? — Здесь, — Питер вышел из комнаты. — А я думал, тебя призраки утащили. Слушай, здесь заблудиться ничего не стоит. Знаешь сколько в этом замке комнат? Шестьдесят четыре… — И зачем им столько комнат? — А что делать? Лиза сказала, что муж ни за что не согласится продать его. Ведь это наследство! — Ясно, жаль, что у меня нет родственников, которые могли бы оставить мне такое состояние, я бы быстро придумал, как им более выгодно распорядиться. К мужчинам подошла Линдсей. — Ребята, приехал Патрик… — О, вот тут и начинается самое интересное, — сказал Мэтт. Они все вместе спустились вниз. В дверях показался хозяин дома. Сначала он обвел удивленным взглядом команду, а затем строго посмотрел на жену. — А вы кто такие? — спросил Патрик. — Милый, — Лиза опустила глаза, понимая, что муж не обрадуется её действиям за его спиной, — это учёные. Они приехали исследовать феномен. — Здравствуйте, — начал Мэтт. — Мы из Офиса по научным исследованиями и разработкам. Я… — Да мне плевать, откуда вы. Подумаешь, тарелка пару раз упала сама по себе. Феномен! Развелось вас, ученых — яблок мочёных! Серьезные люди пахают, налоги платят, а вы всякой ерундой страдаете. Охотники за привидениями чертовы. В этот момент люстра, висевшая над головой группы людей, сама по себе качнулась, а журнал слетел со столика и направился к стене. Команда следила за ним, как зачарованная. Журнал долетел до стены и упал на пол. В тот же момент с полки шкафа слетела толстая книга и ударила Патрика по голове. Лиза закричала, когда увидела на лбу мужа тоненькую струйку крови. Книга зависла в воздухе, а через секунду вновь ударила мужчину по голове. Патрик упал на пол, а увесистое издание вновь вернулось на полку. Первым среагировал Антон. Он подбежал к Патрику и принялся осматривать рану. — Питер, на датчиках что-нибудь было? — всё ещё глядя на книгу, спросил Мэтт. — Нет, абсолютно ничего. — Я же говорила вам, — сказала Лиза, вытирая слезы. — Что с Патриком? — Будем надеяться, что это просто ушиб. Принесите лед, Лиза… Я наложу повязку. Лиза побежала на кухню, а Линдсей подошла к полке, где стояла только что летавшая книга. Доннер взяла её в руки. На обложке, причудливым шрифтом, было выведено: «Г. Х. Андерсон. Снежная королева». Линдсей прочитала название книги вслух. Патрик, который до этого момента сидел на полу, резко вскочил. — Учёные? Если вы и вправду учёные, то уберите это из моего дома. Он отпихнул от себя Лизу, которая пришла со льдом, и побежал на второй этаж. Миссис Максвелл кинулась за ним. — Как-то он очень быстро точку зрения поменял, — сказал Антон. — Слишком быстро, — покачала головой Линдсей. *** Недалеко от дома Максвеллов остановилась машина, в которой сидел сероглазый темноволосый мужчина. Это был Коннор Дойл, который вот уже ровно три года считался погибшим. Коннор обвел взглядом замок, улыбнулся своим мыслям. Если бы он сейчас мог войти в дом, то увидел бы там членов своей команды, которые когда-то были для него семьей. А ещё он бы увидел её… Линдсей, его Линдсей… Лишь мысли о ней не давали ему сойти с ума. Лишь она осталась у него после того страшного взрыва. Коннор потерял всё: работу, дом, друзей… Но в его памяти осталась Линдсей Доннер. И даже если он опять всё потеряет, её Дойл никогда не сможет забыть. У него было достаточно времени, чтобы понять, что он любит её. Как странно, что он раньше этого не замечал, когда она была рядом. Они проработали вместе примерно столько же, сколько прошло с того ужасного вечера в Архангельске. Он ценил её как главного аналитика своей команды, ведь Доннер отлично разбиралась в различных областях науки. К тому же, Линдсей имела потрясающую интуицию, которая редко подводила её и много раз помогала предотвратить разные неприятные ситуации в расследованиях. Но, естественно, в нынешнем положении дел, Дойл скучал по ней не как по коллеге. Его накрывали тёплые и нежные чувства, которые обычно испытывает мужчина к женщине. И вот он снова находится в нескольких десятках шагов от неё. Что же мешает ему открыть эту дверь? Коннор мотнул головой, отгоняя мысли. Он взглянул на часы. Ещё целых три часа оставалось до встречи с мистером Харрелом. Дойл в последний раз взглянул на замок и решил, что пора ехать. Дорога будет долгой. Последний рывок, последние документы, и он будет снова со своей командой. Коннор улыбнулся. Почему-то сейчас он был уверен в своей победе как никогда. *** В это время, пока Коннор рассматривал замок, Линдсей разговаривала с Антоном. Питер и Мэтт куда-то ушли. — Антон, так что ты думаешь об этом деле? — Скорее всего, мы столкнулись с призраком прошлого. Но меня волнует только одно, почему этот призрак накинулся на Патрика и не тронул нас. — Может, мы его не интересуем… А что если этот замок перешел к Патрику незаконно? — Ты намекаешь на то, что он мог кого-нибудь убить ради наследства? — А что? Надо и такую теорию отработать… Завтра съезжу в город, свяжусь с Рэем, пусть поищет в нашей базе досье на Патрика. Черт, как же непривычно работать без телефона и интернета! — Городская девочка! — Антон улыбнулся. — Подожди, если Патрик владелец крупного бизнеса, то как он может обходиться без интернета? — Лиза сказала, что они не очень ладят с мужем в последнее время, поэтому практически всё время он живет во Флинте. Там у него квартира. — Денег много — счастья нет. Интересно, насколько старинным является этот замок? Может здесь и раньше происходили подобные дела? — Нет, пси-фактор проявился только несколько недель назад. Ранее ничего подобного здесь не случалось. — Значит, причина его появления, скорее всего, связана с Патриком. Утро следующего дня Мэтт вошел в гостиную, где уже собралась вся команда. Он поприветствовал всех и сел в кресло. — Ну, как вам спалось на новом месте? — с привычной иронией в голосе спросил он. — Нам с нашей работой не привыкать, — ответил Питер. — Ладно, за ночь были какие-то проявления феномена? — Ни-че-го! — протянул Эксон, глядя на длинную распечатку с данными. — А Патрик где? — У него сегодня выходной… Но сейчас он в гараже. Скоро должен прийти. — Окей, я поеду в город, — сказала Линдсей. — Свяжусь с нашей лабораторией и поговорю с Рэем. — Хорошо, Лин, поезжай, а мы будем здесь наблюдать… *** Коннор проснулся в отеле на жёсткой кровати и не сразу понял, где он находится. Ему снился какой-то кошмар и, осознав, что это всего лишь сон, а не продолжение ужаса и боли в лаборатории, Дойл вздохнул с облегчением. Быстро встал с кровати и оделся. Он планировал заехать куда-нибудь перекусить, а потом… Что потом? Как же много времени у человека без прошлого… Часть своего свободного времени он проводил, собирая компромат на Элсингера. А потом он или читал какие-нибудь книги, или смотрел в одну точку на стене, размышляя о своем прошлом. А ведь раньше он не понимал людей, которые маялись от безделья. Сам Коннор всегда что-то делал, никогда не сидел без работы. Но сейчас его жизнь разительно изменилась. Два года с небольшим он провел в секретной лаборатории в Неваде, куда его перевезли через три месяца после взрыва в Архангельске. В России из него извлекли паразита, а в Америке испытывали новые препараты по заживлению ран, потом делали что-то ещё, что Коннор никак не мог вспомнить. Очевидно, учёные периодически успешно «промывали» ему мозги. Адам Дженнерс был одним из ведущих хирургов в той секретной лаборатории в США, куда попал Коннор из России. Там работало ещё более сотни ученых, но в глазах Адама Коннор видел то, чего никогда не видел в глазах других. Адам ненавидел свою работу, свое руководство и искренне жалел Дойла. Дженнерс не очень любил рассказывать о том, что же сподвигло его бежать из лаборатории. Да ещё и прихватив с собой своего главного пациента. Сначала Дойл не мог понять, почему он сделал это. А потом старик рассказал, что четыре года назад у него погиб сын, который был очень похож на Коннора. Адам безумно скучал по сыну, а когда в лабораторию привезли Дойла, он поклялся, что не даст умереть этому молодому человеку, что обязательно спасет его. Программу по изучению паразитов свернули бы через пару месяцев, а Коннора, как уже ненужный «образец», просто убили бы. Несколько месяцев после побега также выпали из памяти Дойла. Он с трудом приходил в себя после экспериментов. Два месяца не мог ходить, заново учился держать ложку и читать. Но зато понял, что теперь ему хватает всего двух часов, чтобы выспаться. Хотя иногда он мог не спать днями. Единственное, что осталось от прежнего Коннора — память. Он помнил всё из своей прошлой жизни. Всё, что приносило ему радость и боль. Он скучал по своему дому, по работе, по команде, по Лин… Но ничего, скоро он вернется… Скоро. Теперь уже все бумаги готовы. Дойл откинул матрас и убедился, что черная папка с документами, которую передал ему вчера Харрел, на месте. Он успокоился. — Сейчас можно и прогуляться в свое удовольствие, — сказал сам себе Дойл. Он закрыл комнату на ключ, вышел из мотеля и отправился в центр города. *** Линдсей остановила машину возле почтового отделения. Оттуда она позвонила Рэю, узнала, почему до сих пор не привезли лабораторию. Оказалось, что Мэтт просто-напросто забыл заполнить бланк конечного прибытия лаборатории, и её даже не собирались отправлять. А Линдсей посчитала, что она им уже и не нужна. Сами разберутся. Доннер отправилась в интернет-кафе, затем в местный архив, посетила ещё пару важных мест, и уже через несколько часов собрала нужную информацию о последних событиях во Флинте. Она узнала детали о бизнесе Патрика. Версия о незаконно полученном наследстве отпала, так как отец Патрика страдал от рака и умер от него после продолжительного лечения, находясь в клинике. Других наследников у собственности Максвеллов не было. Завершив работу, Линдсей заехала в магазин «У дяди Сэма», чтобы купить кое-какие продукты. *** Коннор долго шел по городу, ничего не видя перед собой. Он был так глубоко погружен в свои мысли, что забыл о голоде. Но его желудку не понравилось, что хозяин совсем забыл о еде, поэтому он решил «напомнить» о себе урчанием. Коннор остановился и понял, что уже вторая половина дня, а у него во рту не было даже росинки. Он огляделся и наткнулся глазами на вывеску «У дяди Сэма». На стеклах магазина были нарисованы разные продукты. «Неплохо», — подумал Коннор и открыл дверь… … Линдсей нагрузила уже целую сумку продуктов, оставалось только купить хлеб. …Коннор зашел в магазин и направился к витринам с овощами. Он как раз скрылся за витриной со сладостями, когда там же появилась Линдсей. Она не увидела Коннора, а он, в свою очередь, не заметил её. Но бывшие коллеги, обходя витрины, на секунду задержались на своих местах, словно что-то почувствовав. Как будто что-то очень важное где-то рядом, а ты его упустил. Показалось? Затем Линдсей быстро заплатила за продукты и вышла из магазина, а внимание Коннора привлек стенд с журналами и газетами, поэтому ещё минут пять он провел, выбирая новую периодику. *** Лиза читала газету, когда к ней подошел Антон. — Можно мне присесть? — Конечно, доктор Хендрикс. — Что вы читаете? — Эта газета пришла несколько недель назад. Сегодня перебирала вещи Патрика и случайно её нашла. Какой он странный. Знает, как я люблю читать это издание, и засунул его в шкаф под свою одежду. Неожиданно женщина стала белой как бумага и замерла, приблизив газету к глазам. — Лиза, что-то не так? — забеспокоился Антон. — Эта женщина на фотографии… Я знаю её… Она была любовницей моего мужа несколько лет назад… Я хорошо запомнила это лицо. — Дайте посмотреть, — Антон взял у Лизы газету. Небольшая заметка в криминальной хронике «Женщина задушена в собственной квартире, а её семилетний сын скончался от черепно-мозговой травмы на месте. Убийца не найден». Рядом со статьей была цветная фотография женщины, которая обнимала мальчика, своего сына. Антон посмотрел на Лизу. — Вы сказали, что Патрик изменял вам с этой женщиной? — Да… Это было восемь лет назад. — Восемь? — Антону что-то показалось странным. Он перечитал заголовок. Так и есть, «… семилетний сын». Пока это только догадка, но этот мальчик мог быть сыном Максвелла. — Вы уверены, что это было восемь лет назад? — Да… Мы только поженились тогда… А через два месяца я застукала Патрика в одной постели с этой… Её звали Эннабель. Я устроила скандал, хотела развестись, но Патрик уговорил меня простить его. И я простила… Но лицо этой женщины являлось мне во снах. Антон задумался. Восемь лет назад Патрик изменил своей жене с женщиной, которая через год родила ребенка. Несколько недель назад Эннабель и её сын, Ричард, погибли насильственной смертью. Дата их смерти совпадает с первыми проявлениями полтергейста в этом доме. В дверях комнаты появился Прэйгер. — Мэтт, нам надо поговорить, — серьезно сказал Антон. *** В то время как Мэтт и Антон обсуждали убийство Эннабель, в дом вернулась Линдсей. Она услышала, как её коллеги разговаривают в кабинете, и направилась туда прямо с сумками. Когда она зашла, Антон выходил из комнаты и даже не заметил Линдсей с нагруженными до верха пакетами. — Спасибо, ваша мужская сила и помощь слабым женщинам просто бесценны, — пошутила она, когда Антон зашел в другую комнату. Мэтт улыбнулся и забрал у неё пакеты. — И он ждет лабораторию, когда сам не заполнил бланк перевозки, — сказала Линдсей с улыбкой. — Да? А я был уверен… Ладно, проехали, ты что-нибудь нашла? — Так, всего понемногу. — А вот Хендрикс нашел кое-что важное… *** А Питер знать не знал о новостях, так как помогал Лизе накрывать обеденный стол. Эксон как раз шел к команде в кабинет, когда наткнулся на хозяйку дома, которая попросила помочь с сервировкой стола. Она нацепила на него передник, и Питеру ничего не оставалось, как выполнить просьбу женщины. В столовую вошли Линдсей и Мэтт. — Вау, Питер, вживаешься в новую роль? — А передник тебе очень к… ногам, — засмеялась Линдсей. — Правильно, не всю же жизнь задачки по физике решать, — дополнил её Мэтт. — Ну хватит уже… — недовольно прошипел Питер. Вошла Лиза. — Спасибо, мистер Эксон. Так, стол накрыт, пойду позову Патрика. Линдсей и Мэтт тихо смеялись, пока Питер со злой гримасой стягивал с себя передник… — Пит, у нас есть новости… — начал Прэйгер, но тут в столовую вошли Патрик, Лиза и Антон. Неожиданно Линдсей почувствовала, что по её телу пробежал холодок. В следующую секунду окно открылось само по себе. В нем появился маленький силуэт. Он медленно проплыл по комнате и остановился около накрытого стола. Никто даже и глазом не успел моргнуть, как аккуратно разложенные ножи взлетели вверх и пригвоздили Патрика к стене таким образом, что ни один участок тела не был задет, только его одежда. Мэтт кинулся на помощь мужчине, но был сбит неизвестной силой с ног. Ещё один нож взлетел со стола и медленно стал приближаться к лицу Патрика. Тот уже было простился с жизнью, почувствовав холодную сталь, коснувшуюся его кадыка, но тут в окне появился ещё один силуэт, побольше. Питер мог поклясться, что видел перед собой призрак женщины. Феномен взмахнул рукой, и ножи упали. Через секунду оба призрака исчезли. *** — Кто же они? — спросила Линдсей, когда они остались с Питером одни. Питер не успел ничего ответить. В комнату вошли Мэтт и Антон. Хендрикс дал какой-то лист в руки Питеру. — Что это? — спросил Эксон. — Газета двухнедельной давности, — начал Антон. — Женщина задушена, а семилетний мальчик скончался от ЧМТ. По всей видимости, ударился головой о стоявший рядом стол. Женщина на фото, Эннабель, по словам Лизы, была любовницей Патрика восемь лет назад. А её сыну, незадолго до смерти, как раз исполнилось семь лет. Туда-сюда пару месяцев, и выходит… — Что мальчик мог быть сыном Патрика, — продолжил за него Мэтт. — Но мог и не быть, — сказал Эксон. — Ты видел наших призраков? Один в один маленький ребенок и женщина. И вся их сила направлена на Патрика. А если это так, то Патрик автоматически становится подозреваемым №1. — Это точно. Пока я уверен только в одном. Нам надо поговорить с Патриком. *** Через пятнадцать минут вся команда сидела в гостиной. В комнату зашли Патрик и Лиза. — Мистер Максвелл, вы знаете что-нибудь об Эннабель и Ричарде Дугласах? — Нет, а почему вы так думаете, что я должен что-то о них знать? — Ваша жена сказала, что Эннабель была вашей любовницей. Патрик сурово, практически с отвращением, посмотрел на жену. Та отвела взгляд. — Да, была. Но это было так давно, что если бы вы не напомнили её имя, сам бы я его не вспомнил. — Скажите, когда вы с Эннабель расстались, она была беременна? — Без понятия. Патрик был очень убедителен, но Линдсей почему-то была уверена, что он врет. — Дело в том, что через восемь месяцев после вашей разлуки у Эннабель родился сын. — И что? Вы видите какую-нибудь связь? — Послушайте, — разозлился Мэтт, — её только слепой не видит. Две недели назад были убиты эти люди, а сегодня мы видели в вашем доме призраков, скорее всего, ребенка и женщину, которые хотели убить вас. Значит, они знали вас… Патрик молчал. Конечно, он понимал, кто эти призраки. И зачем только Лиза вызвала этих чертовых ученых? — Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ О НИХ!!! ВАМ ЯСНО?! Стоило Патрику это произнести, как двери и окна закрылись сами по себе. — Что это? — испуганно произнесла Лиза. В комнате резко запахло газом. Мэтт закашлялся. С каждой минутой становилось всё тяжелей дышать, газ заполнял помещение с феноменальной скоростью. Двери не открывались, а окна были плотно закрыты ставнями. Через секунду в центре комнаты показалась зажигалка. Учёные следили за ней, не отрывая глаз. Они уже оставили попытки выбраться, понимая, что это какое-то колдовство, ведь источника газа в этой комнате не было. И если сейчас зажжется пламя, их жизнь трагически оборвется. Вдруг в центре показалась фигура ребенка. Это был мальчик. В одной руке он держал книгу, во второй — зажигалку. Патрик испуганно закричал. — Рич, перестань! — Папа, почитай! — мальчик протянул книгу Патрику. На обложке было выведено «Снежная королева». — Эннабель, останови его! Прости меня! Эннабель! — Патрик кричал. В воздухе появился призрак женщины. — Риччи, зачем ты так? Я же учила тебя быть всегда добрым к людям. — Мама, он виноват! — прокричал мальчик. — Эннабель, прости меня! — взмолился Патрик. Женщина-призрак взмахнула руками, и окна открылись. Газ начал выветриваться с невероятной скоростью, и уже через секунду комнаты была наполнена запахом фиалок. Призраки обнялись, из рук Риччи выпали книга и зажигалка. Лицо Эннабель озарила улыбка. — Я прощаю тебя, Патрик. Но теперь ты ответишь перед судом… Призраки растворились… А запах фиалок остался. — Фух!!! — Мэтт почувствовал, что может нормально дышать. — А теперь, мистер Максвелл, вы ответите на все наши вопросы… *** — Мы познакомились с Эннабель десять лет назад. Я очень её любил, у нас всё было хорошо. Потом умерли мои родители. Все думали, что они оставили мне большой капитал. А на самом деле мне достался только этот чертов замок, который отец велел ни при каких обстоятельствах не продавать, и долги. Я тогда еле-еле концы с концами сводил. Однажды я пьяный возвращался домой. Мне стало плохо, ко мне подошла женщина и предложила помощь. Это была Лиза. Вскоре я узнал, что она очень богата. Её родители владели миллионами, и жили в Сиднее. Потом они погибли в автокатастрофе, и Лиза осталась единственной наследницей этих миллионов. Я сделал всё, чтобы Лиза полюбила меня. Мы поженились. С помощью её денег я оплатил все долги, и открыл свой бизнес. Но я любил Эннабель, понимаете. Через год я узнал, что она родила мне сына. Я был рад. Я так хотел детей, но Лиза не могла мне их подарить. Она бесплодна. Лиза, бледнее мела, в это время сидела рядом с ним на диване. Она была настолько потрясена его рассказом, что не могла вымолвить ни слова. — Мы с Бель начали снова встречаться. Но в тайне от жены. А потом… Потом я понял, что хожу по лезвию бритвы. Если бы Лиза узнала о моей связи, она бы бросила меня. Я потерял бы работу, деньги. Весь мой бизнес оформлен на жену… А Бель хотела, чтобы я бросил Лизу и переехал к ней. Через какое-то время, устав от её просьб и напора, я сказал Эннабель, что между нами всё кончено. Она была в бешенстве. Однажды я пришел повидать сына. А Бель сказала, что раз я не могу принять решение, то пусть его примет Лиза. Она четко решила всё рассказать жене. В тот вечер Бель так взбесила меня, что я принялся её душить. Она отбивалась, боролась со мной. Ричи проснулся и подбежал к нам. Я… Я просто толкнул его, не заметив, что сзади мальчика стоит стол. Он… Он ударился головой. Эннабель, увидев это, закричала в последний раз и обмякла под силой моих рук. По щекам Патрика потекли слезы. — Поймите, в меня словно бес вселился. После паузы, Патрик закрыл лицо руками. — Я ненавижу тебя! Ты… ты… — закричала Лиза и выбежала из комнаты. — Чудовище! — закончила за неё Линдсей. Она решительно зашагала к выходу. Эмоции переполняли её. Линдсей всегда старалась входить в положение людей, находить в них что-то хорошее и ей было неведомо чувство ненависти. Но именно его вызывал мужчина, который из-за бизнеса убил любимых и родных людей. Линдсей вышла на улицу и вздохнула полной грудью. Какая же у неё всё-таки трудная работа… У Лин было ощущение, как будто по ней машина проехала. Взять бы сейчас отпуск и уехать на какие-нибудь Гавайи… Мечты… О чем она только не мечтала в последнее время. Отпуск… Коннор… «Опять ты о нем думаешь. Лин, а ведь ты жива и твоя жизнь идет вперед», — одернула она себя. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Линдсей попыталась подумать о чем-то хорошем, а ещё засмотрелась на лес. Он такой красивый и загадочный под снегом. Неожиданно её зрение выловило какое-то движение. Линдсей пригляделась. Через секунду она увидела мужчину, который стоял, опираясь на сосну. В этом мужчине она тут же узнала Коннора Дойла. Её Коннора! «Нет, не может быть! Это всё призраки! Или я с ума схожу! Надышалась газом, а теперь начались галлюцинации. Нет!». Линдсей закрыла глаза, а когда открыла их вновь, Коннор уже приближался к ней. Его нетерпение и плохая конспирация всё же нарушили план оставаться незамеченным до момента вручения Фрэнку папки с компроматом. А ведь Адам предупреждал его. Но может оно и к лучшему, кто знает. — Коннор! — закричала Линдсей, и её голос предательски сорвался. Она побежала к нему и обхватила за шею. — Коннор! Это ты? — Я, Линдсей, я… — О… Её ноги подкосились, и она начала падать. Коннор вовремя подхватил Линдсей. — Ну, Линдсей Доннер, не смей умирать! Я не для этого сюда пришел, — засмеялся он. — Нет, я не умру. Теперь не умру, когда ты жив. На улицу выбежали Мэтт, Питер и Антон. Они так и застыли на месте, когда увидели перед собой живого Дойла. — О господи, ещё один призрак или газ до сих пор влияет на восприятие? — спросил Питер. — Не дождешься, — ответил Коннор. — Я жив! *** Наступила ночь, эмоции от всех событий сегодняшнего дня немного улеглись, и учёные разошлись по комнатам. Патрика забрала полиция, а Лиза так перенервничала, что ей пришлось дать снотворное. Линдсей осталась одна в своей комнате. Она легла на кровать и улыбнулась сама себе. Она искрилась счастьем, несмотря на усталость и эмоции. Но что же мешает ей заснуть? Коннор… Её Коннор, которого она так любила. И теперь, когда он нашелся, Бог давал ей ещё один шанс, который она не должна была упустить. У неё появилась возможность сказать те заветные три слова. И Линдсей так боялась, что вновь упустить эту возможность. Ей даже начало казаться, что сейчас она проснется и всё это окажется лишь сном. Лин вздрогнула. Нет, это не сон, но если вдруг опять что-то случится? И она опять не успеет? Доннер встала, оделась и посмотрела на часы. Был третий час. «Надо же… Три часа без сна пролетели как минута», — подумала она. Лин вышла из комнаты. Замок встретил её тишиной. Ни единого звука, ни единого шороха… Линдсей подошла к двери, за которой находился её любимый. Она тихонько постучала. — Да, — послышался бодрый голос. Линдсей вошла в комнату. Коннор лежал на кровати. Рубашки на нем не было, только джинсы. Доннер словила себя на мысли, что нехорошо так долго смотреть на обнаженную грудь мужчины. Она с трудом перевела взгляд на лицо Коннора. Он улыбнулся. — А… почему ты не спишь? — наконец выдавила из себя Линдсей. — Знаешь, я теперь могу спать всего два часа в сутки, а могу и вообще не спать. Это сложно объяснить, такие вот последствия экспериментов надо мной. — Коннор, мне надо знать… Я хочу узнать у тебя… — Где я был всё это время? — перебил он её. — Только не говори, что ты ещё и мысли мои читать можешь… — Нет, — засмеялся Коннор, — просто догадался. Если честно, я помню немного. Точнее, раньше я помнил всё, но учёные лишили меня части воспоминаний, как сказал Адам. — Кто это? — Адам был одним из ученых, которые проводили надо мной эксперименты. Но в какой-то момент, осознав весь ужас творимых в лаборатории дел, он решил бежать и забрать меня с собой. После побега я не мог двигаться и говорить. Адам делал постоянно какие-то уколы, и я начал постепенно приходить в себя. Этот отрезок времени тоже как в тумане… Но, Линдсей, даже в таком состоянии, я помнил свою жизнь ДО катастрофы. Я помнил взрыв, но не помнил, что со мной было после него. Адам рассказывал мне об экспериментах, но опять-таки не очень много. Ему это было неприятно, да и мне самому особо не хотелось знать. — Почему? — неуверенно спросила Линдсей. Коннор несколько минут молчал. Линдсей видела, как ему сейчас тяжело. — Потому что я боялся забыть свое прошлое, — наконец нарушил он свое молчание. — Понимаешь, мне казалось, если я узнаю, что делали со мной учёные, то это вытеснит воспоминания о моей прежней жизни. Не знаю… Да и потом, зачем? Эти эксперименты не изменили во мне ничего. Я был Дойлом, я им и остался. Коннор и Линдсей засмеялись. — Ну, а ты? — спросил Коннор. — Что ты делала эти три года? — Я… Работала… Больше и сказать-то нечего. Мэтт Прэйгер стал нашим новым руководителем. И все эти три года я работала как проклятая. Пыталась забыть тот вечер… — Линдсей… — Нет, я каждый день просыпалась с мыслью, что ты жив, что всё это было кошмарным сном… — Линдсей, — Коннор взял её за руку, — мне жаль… Если бы я мог сообщить тебе. — В этом нет твоей вины. Дело во мне. Я винила себя, я винила Питера, но… Это не помогало. А теперь ты жив… Мы сидим здесь… Я боюсь, что ВСЁ это окажется сном. Я боюсь проснуться. — Хочешь, ущипну? — улыбнулся Коннор. — Нет, если это сон, я хочу досмотреть его до конца. — Это не сон. Линдсей перехватила его руку и прижалась к груди Коннора. Она сделала это только для того, чтобы он не видел её слез. Доннер до сих пор не могла поверить в происходящее, но она была счастлива, что это не сон. … И настал рассвет, а они всё разговаривали. Этим двоим было о чем поговорить… *** Антон проснулся и услышал смех за дверью комнаты. Он поднял голову. За окном было ещё темно, а часы показывали половину девятого. Хендрикс быстро встал и начал собираться. Наконец он вышел из комнаты и увидел Линдсей с Коннором, которые смеялись как дети в коридоре. Антон тоже улыбнулся, и чтобы не мешать им, тихо начал спускаться по лестнице. В гостиной сидели Мэтт и Питер, у окна стояла Лиза. — Миссис Максвелл, — обратился к ней Антон, — как вы себя чувствуете? — Спасибо, доктор Хендрикс. Теперь я просто не представляю, как же я могла жить рядом с таким чудовищем! Не намерена здесь больше оставаться, в кратчайшие сроки подам на развод и перееду жить в другое место. — Итак, — после долгой паузы сказал Мэтт, — расследование официально закрыто. Мы уезжаем сегодня после обеда. — Спасибо вам большое, — сказала Лиза. — Вы открыли мне глаза. Женщина пожала им всем руки и скрылась на кухне. В воздухе повисло молчание. Антон перевел взгляд с Питера на Мэтта. Эти два человека выражали два типа настроения. Питер чему-то загадочно улыбался, а Мэтт был мрачнее тучи. Тут с лестницы послышался радостный смех Линдсей. Вскоре она и Коннор, широко улыбаясь, зашли в комнату. — Всем доброе утро! — сказала Линдсей. — Доброе, доброе, — пробурчал в ответ Мэтт. — Линдсей, сегодня после обеда мы возвращаемся домой, — он посмотрел на Коннора. — А вы, мистер Дойл, что собираетесь делать? — То же, что и вы, мистер Прэйгер. Я лечу домой! *** Ожидая посадку в аэропорту, каждый из команды думал о чем-то своем. Питер о том, что по возвращению в лаборатории нужно будет удостовериться, что это настоящий Коннор Дойл. Сделать необходимые анализы, сверить отпечатки пальцев и просканировать сетчатку глаза. Специфика работы в ОНИР за много лет научила Эксона перепроверять все факты, а не принимать их чисто на веру. Линдсей же не нужны были никакие проверки. Она понимала, что процедура идентификации личности неизбежна, но, в отличие от Питера, больше верила своему сердцу и интуиции. — Так что же ты думаешь делать дальше, Коннор? — спросил Антон. — А вы как думаете? Теперь, когда я «воскрес», я думаю вернуться в Офис. Представляю лицо Элсингера, когда он увидит меня! А уж когда он увидит тот компромат, который я на него собрал, то вряд ли сможет остаться в кресле руководителя. Уж я об этом позабочусь. — Это не опасно? — спросила Линдсей. — Коннор, Элсингер может тебе угрожать? — Скорее я ему, чем он мне. Не беспокойся, Линдсей, у меня всё просчитано на несколько ходов вперед. Коннор посмотрел на Мэтта. Он понимал, что тот чувствует себя сейчас крайне неуютно, ведь за три года Прэйгер привык к команде, но складывалось впечатление, что команда слегка не привыкла к нему. Скорее всего, Мэтту придется оставить пост руководителя этой группы. Объявили посадку. Коннор глубоко вздохнул и вместе с командой учёных направился к самолету. Он возвращался в тот мир, который не существовал для него три долгих года… Июль 2005

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Пси Фактор: Хроники паранормальных явлений"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net