Найди меня

Гет
NC-17
В процессе
23
«Горячие работы» 98
автор
Размер:
планируется Миди, написано 146 страниц, 15 частей
Описание:
В небольшом городке начинают пропадать девушки и главная героиня -- этакая самовлюбённая стерва(уверена, сначала вы её невзлюбите) и представить не могла ,что станет одной из жертв похищения. Но чем обернётся похищение именно для неё и как изменит её, вряд ли хоть кто-то может догадаться. Ей повезёт гораздо больше других....
Посвящение:
Тем читателям что были до этого и которые возможно станут ими вновь. И всем новым, но честным.
Примечания автора:
Очень надеюсь вам понравиться. Если читаете, пишите хоть два слова. Огромная просьба, как и в предыдущей работе -- НЕ СКАЧИВАТЬ! От этого теперь пропадает всяческое желание писать!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
23 Нравится 98 Отзывы 6 В сборник Скачать

Подземные Сомнения

Настройки текста
       Когда я проснулась, его уже не было. По моим ощущениям было утро, хотя в месте без окон этого не поймёшь. Немного подумав, я поняла, что скорее всего уже ближе к 12.00 часам дня, учитывая рваный кусками сон и нервное напряжение. Лампы горели. Его не было нигде слышно. Я села на кровати и, осмотревшись, нашла на тумбе справа тарелку с бутербродами и записку. Я схватилась за еду, мне нужны силы. Затем прочла текст на клочке бумаги. «Принцесса, не совершай глупостей, я не желаю тебе зла. Только здесь ты в безопасности»        Идиот. Кем он себя возомнил? Что, если вся эта история хорошо продумана, только чтобы успокоить меня. Ботинки! Долбанные драные ботинки! Я же с самого начала почувствовала, что они именно его! И моя версия с дракой в лесу была верна, выходит. Но я всё равно не верю этому заносчивому засранцу. Хотя, заносчивым он был только в школе. Здесь, несмотря на то, что я его пленница, и не имею никаких преимуществ — он ни разу не обидел меня, не злорадствовал, не насмехался, не пытался отомстить и унизить меня в ответ. Боже, сколько же мерзостей я наговорила ему?! Я унизила его в школе и после этого, он, избитый, шёл по следам похитителя, чтобы спасти не только меня, но и остальных девушек! Он что, правда настолько тупой идиот?! Зачем было ввязываться в драку из-за такой сучки, как я? После всего, что я сделала и сказала? Там в школе, после собрания, я вспомнила, как он спросил меня: — Нравится? Нравится то, что видишь? Гордишься этим? — Не я это с тобой сотворила! А кроме того, нужно знать своё место и не зарываться. Не лезть туда, куда тебя не звали! Это повсеместный закон жизни! — Ты смотришь на меня с таким обвинительно-осуждающим взглядом, словно только у тебя есть дозволение и право меня избивать, — он тогда горько усмехнулся. — Любишь владеть ситуацией, принцесса? — Тебе, видимо, мало наподдали!        Меня охватил ужас, стыд и непонимание! Как кто-то может быть таким?! Глупым или правильным? Почему мне так стыдно? Той самой ночью, которую я считала очень сложной для себя, той ночью он пытался меня спасти, шёл избитый около 12-15 километров от города за преступником, затем ввязался с ним в драку, затем охранял меня, до рассвета и пошёл домой босой через лес! А затем доскрёбся до школы, чтобы убедиться что я цела и приду туда, чтобы выслушать от меня очередную порцию гадостей и эти ужасные злые последние слова. Его сильно избили! Не так, как других зарывающихся парнишек. Почему? Я даже не спросила. Мне ведь прислали фото! Я ведь думала об этом тогда! Живот скрутило от спазма, когда я снова представила это! Я ведь предполагала, что там мог остаться раненым тот, кто защитил меня. Остаться без сил и без помощи. Меня довезли. Ведь я богатенькая красотка! А ему явно пришлось идти пешком. С такой физиономией вряд ли кто захотел бы даже остановиться возле него…        Я обняла себя руками! Нет, я не буду жалеть этого тупого неудачника! Он сам ввязался во всё это и ещё неизвестно какие планы у него относительно меня! И у меня снова родилось множество новых вопросов. Надо проверить, не врёт ли он мне! Он явно тоже не ангел! Я изгнала из себя чувство вины и жалости. Всё произошедшее до этого подземелья казалось таким давним и далёким, словно я уже вечность здесь находилась. Время тянется, как бесконечная нить.        Я осмотрела ремень на моих руках. А он не дурак! Вчера этого ещё не было, а сегодня я уже заметила, что ремень продетый через пряжку в два слоя, склеили между собой по слоям, чтобы не было возможности его ослабить, растянуть или перетереть. Прозрачный клей на ощупь застыл как камень. Но ремень не так больно впивался в руки, как наручники, и раны не так болели.        Наручники! Откуда подземелье и наручники аж две пары, верёвки, эта кровать? Меня взяла злость! Значит он просто тот, кто спас меня?! Откуда тогда подготовленное для пленницы место? И кровать как нельзя кстати! Ах ты ж урод! Тебе почти удалось меня обмануть! Я начинаю понимать, что он хотел не просто трахнуть меня через силу, как я предложила ему! Он хотел меня убедить, что спас меня от маньяка, чтобы я чувствовала себя виноватой и сама с удовольствием отдалась своему спасителю. Вот в чём изощрённая месть! Вот как он мог бы меня унизить и наказать, отомстить худшим из способов. Заставить себе верить, использовать меня, возможно даже влюбить в себя и потом только открыть глаза на правду и посмеяться с моей тупой наивности! Опустить принцессу на дно! Это в духе таких вот гордых чмошников!        Ну что ж, дорогой червь Ройситер Геллофри, я подыграю тебе! Это я завоюю твоё доверие и сотру тебя в порошок! В моей темнице было холодно и я даже не могла растереть свои плечи, но злость придавала мне сил. Я потянулась к прикроватной тумбе и открыла выдвигающийся ящик. Там была записка и ранозаживляющая мазь. «Я не положил её снаружи, чтобы ты не съела её и не отравилась. Я был уверен, что рано или поздно ты найдёшь её. Нанеси на раны на ногах, а когда вернусь, сниму ремень с рук и намажу их. Не делай глупостей»        Вот сволочь! В игры со мной задумал играть?! Это выглядело как насмешка! Я тут же переместилась как гусеница к другой стороне кровати и попыталась дотянуться до второго выдвижного ящика, но ноги не пускали меня дотянуться до него. Интересно, он это тоже продумал? И что же там внутри? Я огляделась вокруг. Ничего полезного. И тут я вспомнила про лифчик! Пока никого не было, я аккуратно достала одну из полукруглых косточек из места на середине груди. Вечная проблема всех лифчиков, даже дорогих — рано или поздно ткань перетирается и кости начинают вылазить и давить в кожу! Я сразу же выкидывали такие лифы. Но с этим повезло! Он был любимым, идеальная чашка с небольшим пуш-апом и я просто несколько раз заправляла кости внутрь и сдвигала. Сейчас это выручило меня. С помощью полукруглой формы косточки, я поддела как крюком ручку с колечком и открыла ящик. Приподнялась и заглянула внутрь. Там была развёрнутая записка с крупными буквами и запечатанная плитка шоколада. «Это тебе за сообразительность и находчивость! Приятного аппетита!» — Вот же козёл!!! — Я с силой ударила руками по кровати и дёрнулась всем телом от злости. В это же мгновение пришла дикая боль от впившихся наручников в израненное и посиневшее место на ногах. Я задышала как рыба выброшенная на берег, чтобы справиться с болью. Слёзы выступили, но я не позволила ни одной скатиться по щеке.        Послышались звуки и моё сердце тревожно забилось. Он открыл люк и начал спускаться с улыбкой. Чёртов недоносок! С этой улыбкой и подзажившим лицом на него было приятно смотреть. Отёк с глаза начал спадать и второй чёрный глаз уже было хорошо видно. Я вспомнила, что должна играть роль влюблённой в спасителя дуры. Аккуратно задвинула острую косточку от лифа под подушку. — Наконец-то, я очень голодна! — я изобразила скромную полуулыбку. — Смотрю, ты тут развлекалась. — он подошёл ко второй открытой тумбочке. — Почему не съела? Не любишь сладкое? — Не достала. — я изобразила покорно-вымученную улыбку и показала как тянусь к ящику. — Вот, держи. Но ты как-то смогла открыть его, браво! У меня для тебя много новостей! И некоторые «не очень». — Я хочу в туалет, — резко выпалила я, поняв, что правда очень хочу в туалет! Странно, что раньше этого естественного желания не возникало. — Прямо сейчас! Очень срочно! — Хорошо, — он посмотрел на меня с опаской и отправился за ведром. Принёс его к кровати и начал отстёгивать мои занемевшие ноги. — Я не могу так! Может ты отпустил бы меня ненадолго наверх? Там же твой дом? Молли сказала, ты сирота, значит никто меня не увидит! Пожалуйста! — Нет, там наверху нет туалета. И там не мой дом! Это было бы слишком глупо. Я отвернусь. — он подошёл и отвязал веревку с моими руками от кровати.        Меня прижало капитально, но я хотела отвоевать хоть какую-то надежду для себя. — Пожалуйста, я не могу так, я же не животное. Может, ты хотя бы выйдешь. — Нет, Селестия! Я отвязал тебя полностью и не хочу сюрпризов! Я отойду к лестнице и отвернусь, сосчитаю до пяти и повернусь. Воспользуйся этим моментом, другого не будет — голос был твёрдым как камень. — Ты… ты — негодяй! И извращенец! — Но он уже начал отходить, спиной ко мне.        Я схватила ведро непослушными руками, придвинула к себе и начала понемногу с каждой стороны снимать штаны вместе с трусиками. С поспешностью присела и ощутила наконец некоторое облегчение. Всё было отлично слышно. Так что он не заподозрит, что я хотела его обмануть, я тихонько достала косточку из-под подушки, сгрызла зубами закругление на конце железяки, чтобы сделать её острой. Затем спешно начала одевать штаны назад. Он уже заканчивал счёт. — Стой! Дай мне одеться! Я не успеваю поправить штаны со связанными руками, они онемели! Слышишь?! — он стоял неподвижно и затем продолжил счёт до десяти, но уже быстрее. Я наконец натянула как следует штаны и вздохнула с облегчением. Забралась на своё место на кровати, поближе к ногам, чтобы сесть поустойчивее на подогнутые колени, но чуть вбок, чтобы не сидеть на ранах, а открыть их воздуху и под ногамии спрятать своё оружие.        Геллофри повернулся и начал распаковывать рюкзак, доставать еду и бутылку с чистой водой. Поднёс всё ко мне и хотел было уже начать пристёгивать мои ноги. Я посмотрела испуганно на него, а он — мне в глаза, затем на раненые и растёртые с синяками лодыжки. — Ты не намазала их… — Я искала как открыть второй ящик… — Расскажешь, как справилась? — он потянулся за мазью и начал аккуратно втирать в мои раненые ноги. Трепет и болезненное удовольствие, что я испытывала сейчас, повергали моё сознание в шок. Он совершенно не в моём вкусе, бледный уродец, почему я так реагирую на него? Адреналин? Из-за постоянного ощущения опасности? Тёплое удовольствие поднималось по ногам всё выше и я ощущала, как все нервные окончания сплетаються в тяжесть внизу живота. Хотелось чтобы он никогда не прекращал. И этот гад, словно чувствуя мои мысли, начал массировать ноги выше и потом ниже, пятки и пальцы. — Совсем заледенели, надо кровь разогнать. Извини если больно, но это необходимо, чтобы ты не потеряла чувствительность в ногах, чтобы не появилось тромбов. Приляг, так будет легче терпеть.        Я послушно легла. Чуть вздрагивала, но откровенно наслаждалась этими манипуляциями, особенно чувствительными были пятки, но он не щекотал их, а именно приносил неимоверное удовольствие. Мне стало теплее, по ногам пошёл жар. Тело отчаянно требовало продолжения, кожа зудела от желания получить ещё больше, но он не позволял своим рукам зайти выше колен, хотя свобода моих широких пижамных штанов позволяла. Во рту снова пересохло и я облизнула губы. Затем всё исчезло. Я приоткрыла глаза увидела как он куском мягкой пушистой ткани оборачивает наручник по спирали, чтобы сделать его ещё мягче, хотя там уже была ткань, но другая. — Пожалуйста, не надо… — Я немного испугалась. Мой голос звучал хрипло, просяще и гораздо более сексуально, чем я того хотела. Он посмотрел на меня внимательно, затем перевёл взгляд на мои губы. Я поняла, что неосознанно облизнула их, чтобы смочить и этим привлекла его внимание. — Не стоит так делать. Ты хочешь пить? — Да, очень, пожалуйста. — я сделала для себя вывод, что если буду продолжать соблазнять его осознанно, то он скорее решится на мои условия отпустить меня. Я ведь так и планировала.        Чёрт, я ведь даже начала допускать мысль стать его любовницей по секрету. Если он правда не маньяк и отпустит меня. Никто никогда в жизни не поверит в это. Если он устроит меня в плане секса и не придётся притворяться… Меня нечеловечески тянет к нему, хотя он так далёк от моих вкусов и идеалов… Всё тело предаёт мою гордость и разум, обещая мне огромное удовольствие. Читателям: Включаем трек: Eli & Fur — You're So High, можно на повтор.        Он сел рядом, протягивая мне открытую бутылку. Я прильнула к ней губами, но не слишком тесно, позволив капле воды стекать по моей щеке и шее. Я словила его взгляд на этой капле. Он легонько прикоснулся пальцем к моей шее, я, не удержавшись, вздрогнула. Вспышка приятных искр родилась в моей груди и животе от его касания и завороженного взгляда.        В этот момент неизвестный бес начал нашёптывать мне идею. Мои руки были свободны, ведь бутылку держал он, я стала пить более мелкими глотками, снова пустив лишнюю каплю воды по губам и щеке, затем ещё пару. Руки уже достали острую изогнутую косточку от лифа. Сердце колотилось с бешеной скоростью. Я отпрянула от бутылки и посмотрела на него с благодарностью, затем перевела взгляд на его волосы на затылке и решила отвлечь его. — Ой, что это у тебя, дай сниму — он доверчиво приблизился и повернул голову ко мне затылком. Я в один момент накинула кольцо своих связанных рук ему на шею через голову и, прижав к себе, придавила острой косточкой его горло. — А теперь слушай меня внимательно, Ройситер Геллофри, если хочешь выжить! Я не верю в твою сказочку! Ты не один день готовил этот подземный гроб, обзавёлся наручниками верёвками и мебелью! Ты немедленно расскажешь мне где мы и как отсюда выбраться. Затем пристегнешь себя наручниками к кровати, а мне отдашь ключ. И если ты не успеешь себя освободить — засядешь в тюрьму надолго, если успеешь — запомни, я больше никогда не хочу тебя видеть. Я обязательно обзаведусь пистолетом, специально для тебя и буду даже в туалет с ним ходить и спать с пальцем на спусковом крючке. Я убью тебя без сомнений, если увижу ещё хоть раз! — на последних словах мне начало сдавливать грудь, будто я сама слушала эти слова в свой адрес. Они звучали жестоко. От этого было странно неприятно в груди, почти больно. Глаза наполнились слезами. Вся моя нервная система бунтовала против того, что я делаю. — Тогда убей меня прямо сейчас, железякой от своего лифчика, принцесса. Потому что я не могу отпустить тебя.— он сделал паузу, давая мне прочувствовать каждое слово. — Маньяк ищет именно тебя. Он съехал с катушек а я не знаю даже, как он выглядит. И он, видимо, не рассмотрел меня. — его голос был таким ласковым, бархатным, словно щекоча внутреннюю часть моих ушей. Я пыталась сосредоточиться на том что он говорит. — Когда он второй раз пытался похитить тебя, он уже ничего и никого не боялся, он напал на твоего отца. Мистер Стенсон в больнице с черепно-мозговой травмой, я не хотел тебе говорить, состояние стабильное, не опасное. Он также проведывал твою мать. Знаешь, откуда я знаю? Вся школа гудит об этом. Её в шоковом состоянии перевели в психиатрическое отделение и поставили под охрану шерифа. Фелисити с мамой срочно улетели во Францию, после истерического припадка у младшей Хоукингс из-за телефонного звонка. А родители Анжелики объявили о том, что им звонили и обещали отпустить их дочь, если ты объявишься. Всё это я записал, если не поверишь мне... — Он говорил медленно, немного нервно, но всё так же сводя с катушек мой слух. А страх, который наполнял меня от этих новостей, лишь усиливал состояние возбуждения — Он хочет тебя найти, и способен на что угодно. И родители остальных девочек готовы сами тебя найти и преподнести ему в золотой упаковке, в надежде увидеть своих детей. Только я не уверен, что остальные ещё живы. Я не могу отдать тебя ему так просто. Это единственное место, о котором никто не знает и есть шанс что он тебя не найдёт… Пожалуйста, доверься мне. Или убей. По-другому я не отпущу тебя… — Почему? — голос дрогнул, дыхание снова давалось мне тяжело — Я не верю тебе… — Тогда сделай это… или прими мои правила игры… — Почему ты хочешь спасти меня любой ценой? — Если ты сама не понимаешь, то ты не настолько умна, как я и он думаем!        Я растерялась. Что это значило?! Неужели то, что я о чём я подумала? Моя кровь бурлила и пенилась, как кипящее молоко, руки дрожали. Но он не пытался сопротивляться, даже не поднимал своих рук. Просто спокойно дышал и ждал. Как он может быть таким спокойным и хладнокровным?! Что за истерия происходит чёрт побери! — Докажи хоть что-то, из того, что ты сказал! — Позволь мне взять смартфон из рюкзака… — Валяй...        Я привстала вместе с ним, прямо за ним, так близко, что чувствовала его запах и от него кружилась голова. Но в следующую секунду, как только я встала на обе ноги, покачнулась из-за онемевшей ноги. Сразу же ощутила, как его руки обняли меня в обратную сторону, позади себя, и придержали от падения. Влажность на пальцах дала мне понять, что я неосторожно оцарапала его. Но фонтан собственных ощущений, взмывших вверх во мне, притупили ясность разума. — Прости — вырвалось у меня. Я ведь не обязана перед ним извиняться! — Только… не натвори какой-то херни, ато живо распорю тебе глотку и брюхо, я на пределе!        Он действительно достал смартфон и включил его. Мне не было видно, из-за того что мои руки были вокруг его шеи и я стояла позади, а он всё же был чуть выше меня. Поза в которой мы стояли была очень неудобная, тесная, странная и даже можно сказать интимная. — Задом, неспеша, к кровати, — приказала ему и мы начали двигаться. Я залезла с ногами на кровать, а он присел с краю, и так я снова была чуть выше и могла видеть, что было на экране. Он показал мне фото мужчины в чёрном возле нашего дома и затем его же в окне моего дома со мной на руках. Он воспользовался лестницей раздвижной, а не абордажным крюком, как я думала. — Где он взял лестницу и куда потом её дел? — меня начало подмораживать и трясти от страха. Я так беззащитна перед ними всеми, делают со мной, что хотят! Злость помогла мне немного обрести контроль над странным возбуждением. — Он спрятал её заранее в кустах. А затем, спустив тебя на землю, он снова закинул её в кусты и начал уносить тебя. За это время я сумел незаметно слезть с дерева. — Дальше я знаю. А второй раз? — мой голос дрожал. Я начала подозревать, что он что-то подмешивает мне в еду, от чего мне так рвёт нервные окончания. Или обливается какими-то феромонами? Я слышала о чём-то подобном. Надо держать себя в руках! — После школы я побрёл к твоему дому. Долго ждал пока вы вернётесь. Я не видел, когда он появился. Но когда уехал ваш гость, он уже был недалеко. Я ещё не видел его, но чувствовал что он недалеко. Я чуть не уснул на своём дереве, пока наконец он не попался мне на глаза. Он шарил вокруг дома, что-то высматривал, возможно в поисках камер и случайных свидетелей. Затем затаился. Я в этот раз взял из дому нож. Я видел как ты пошла в ванную и думал, что он нападёт. Но через некоторое время он переместился и мне пришлось слезть и обойти дом с другой стороны. Тогда я видел его у вашего главного входа. Он позвонил в дверь. Смотри сама. — он включил видео и я увидела, как человек в чёрном позвонил в дверь и спрятался за стеной возле стеклянной двери с красивой кованой решеткой поверх неё.        Когда отец вышел наружу осмотреться, он ударил его битой по затылку, так сильно, что я вскрикнула и вздрогнула всем телом, снова царапнув своего спокойного пленника. Я сразу же чуть отодвинула острую часть, но не убрала полностью. Я придвинулась к его уху и чётко произнесла: — Я не хочу тебя убивать, отпусти меня. Там мой отец и мать в опасности. Пожалуйста, мне нужно к ним. — В опасности только ты, принцесса… — он медленно повернулся ко мне головой и корпусом, прямо внутри моих рук, оказавшись слишком близко. — Убей меня или подчинись.        Не знаю кто первый сделал это — потянулся навстречу, но я лишь успела громко вдохнуть воздух с хриплым всхлипом, который больше напоминал стон и в следующее мгновение его губы захватили меня, разрушив весь мир мыслей и эмоций в голове. Только чувства – острые, интенсивные, приятные, пульсирующие вместе с сердцем, бегущие вместе с кровью по всему телу, заряжая меня как севшую батарейку. Я уронила своё «оружие и обхватила пальцами рук его волосы, жадно отдаваясь ему не только губами, но и всем телом, навстречу рукам обвившим меня. Облегчение от долгожданных нахлынувших чувств прорвалось, как вода через треснувшую дамбу. Я не могу себя обманывать, я хочу этого. Хочу его.        Горячие ласковые руки почему-то перестали обнимать меня и гладить, и пропали в неизвестности. Затем губы отпрянули от меня. Я тихо, но протяжно и протестующе застонала, открыла глаза с немым вопросом и возмущением в них. Он осторожно выбрался из кольца моих рук, глядя мне в глаза и ножом (явно очень острым) перерезал двойной слой ремней на моих запястьях и снова приблизился к моим губам. Эти несколько секунд, в приглушённом свете светильников, я тонула в бесконечно чёрных глазах, они теперь тоже были бархатными и тёплыми, как ночное летнее море, притягивали к себе, глядя на меня с обожанием и желанием. Наши рты снова слиплись в нечто единое и горячее, дающее энергию всему телу. Он мягко захватил мои волосы и, пальцами удерживая затылок, сделал напор сильнее, а поцелуй более требовательным и настойчивым. Я почувствовала, как теряю равновесие и плавно падаю назад на кровать, придерживаемая горячими руками. Пока всё во мне пульсировало желанием и сладостным предвкушением, он аккуратно завёл одну из моих рук наверх, над головой и я не сразу поняла, что на руке застегнулся наручник.        Когда он отодвинулся от меня всё ещё глядя мне в глаза, я наконец въехала, что это был за звук и разочарование дало мне хлёсткую пощёчину, незаслуженно. Так я себя чувствовала. Ударенной без причины, отвергнутой в моём самом искреннем в жизни желании. Я никогда ещё так не целовалась. Я делала это ранее скорее машинально, поддерживая любовную игру и придумывая технику поцелуя, чтобы казаться изощрённой и опытной. И только сейчас я не думала ни о чём, просто потерялась в своём внутреннем мире удовольствия. Я смотрела на него отчаянно, отвергнутая и беззащитная, как будто голая, со своими голыми и бесстыжими фантазиями. — Как бы я хотел, чтобы это сейчас не было твоим притворством — сказал он с болезненной гримасой.        Казалось, я лопнула как тонкий беззащитный надувной шарик под большим давлением воздуха — бури эмоций и ярости что разрывали меня. — Ах ты ж мерзавец! Тебе всего-то и надо было задурить мне голову, чтобы снова меня пристегнуть к своей чёртовой кровати?! Всё это, лишь бы я не сбежала, да! Что ещё ты сотворил со мной, говори ?! Что это было? В еде? В воде? В твоих набранных шприцах?! Как ты сумел обвести меня вокруг пальца и одурманить? Облился феромонами? Я поверила тебе! Чёрт! Дьявол! Я же правда начала тебе верить! Что ты теперь сделаешь? Снова вколешь мне снотворное?! Или что ты там припас для меня! — Вколю, только если ты меня заставишь. У меня их не бесконечный запас. Это то, что выронил твой преследователь, ещё в первый раз, когда мы дрались. Пожалуйста, будь потише, Селестия. — Ты же просто чудовище! Оборотень! Ты меняешь личину по пятнадцать раз на день! Я уже не знаю, во что мне верить! — Ты можешь верить всему, что я говорю. Я должен был тебя пристегнуть. Я знаю игру, что ты затеяла и всего лишь чуть опередил тебя. — он отошёл и отвернулся к рюкзаку, лежащему на стуле. Что-то достал оттуда и сунул в карман. — Игру, что я затеяла?! Это, кажется, только для тебя игра! Решил поставить на место заносчивую сучку?! Да?! Спустить меня с небес?! — Ты заносчивая, как все настоящие принцессы, — он улыбнулся и добавил — но ты не сучка. — Его болезненное выражение лица сменилось на некое озарение, что посетило его только сейчас и чёрные глаза стали ещё более привлекающими, горячими, как смола, в которой черти варят грешников. Голос снова стал ласковым и завлекающим. — Так значит, я облился феромонами и подсыпал тебе что-то в еду? Вот чего ты так бесишься, прекрасная моя принцесса! Это даёт мне надежду, что ты правда что-то начинаешь чувствовать. Ведь я никогда бы не опустился до того, чтобы привлекать к себе девушку химикатами и какими-то нечестными способами.        Он начал медленно подходить к кровати и смотреть на меня своим особенным колким испытующим взглядом, пытаясь разгадать меня или прожечь во мне дыру. Но там, во мраке его глаз было ещё что-то. — А похищать и привязывать к кровати по-твоему честный способ? Не подходи ко мне! Или я лягну тебя со всей силы! — Селе-е-ести-и-ия, — голос стал вкрадчивым, чуть хриплым, а его заинтересованное выражение лица с желанием в глазах выбило воздух из моих лёгких и я не могла его снова вдохнуть. Таким, самоуверенным и опасным, он заводил меня ещё больше. — Что с тобой происходит? Ты на саму себя не похожа. Ты боишься меня или хочешь? — он вопросительно нахмурил брови и чуть склонил голову набок. — Я боюсь?! Я — Стенсон! — Я действительно больше не боялась его. Но признавать, что хочу его, тоже совершенно не хотела. — Значит второе? — Мечтай, девственник! — едко ответила ему, пытаясь вдохнуть воздух незаметно и не выдать как внутри кружит вихрь эмоций. — К твоему сожалению, нет. — я таки лягнула его, но он чуть увернулся и, поймав мою ногу, начал второй рукой мягко массировать её и гладить. Я чуть не застонала. — Что «нет»? Дебил, я не предлагаю тебе мечтать обо мне! Это сарказм! И верни мне мою ногу! — Я не девственник. Как насчёт тебя? — он подошёл ещё ближе, почти к самой кровати. — Не твоё дело! Я сейчас двину тебе второй ногой и потом без претензий, что я не предупреждала! — я очень старалась быть грозной, учитывая, что мои щёки горели, а приятное напряжение внутри никуда не девалось. — Хочу предупредить, попробуешь — и я окажусь между твоих ног так быстро, что ты и моргнуть не успеешь, и тогда мне уже слишком сложно будет оставаться хладнокровным к твоим прелестям.        И я начала моргать, меня замкнуло. Что теперь делать? Больше всего я хотела проверить его угрозу. От его «окажусь между твоих ног» у меня забился нерв на спине. — Так ты всё-таки девственница? Твои пылающие щёки безумно мне нравятся! — его удивление было с примесью восхищения и мне очень не хотелось его разочаровывать. — Я сказала, что это не твоё дело! Но если ты строил подземелье для девственниц, можешь смело выпускать меня на свободу! — Значит, ты не должна меня бояться. Я — не насильник. И я вижу в тебе то, что вызывает во мне восторг…        Я не выдержала и попыталась пнуть его второй ногой. И Чёрт меня побери, у меня получилось! Он как-то странно охнул и чуть согнулся, отпустив мою ногу. Это совершенно не то, на что я рассчитывала. Он машинально поднял клетчатую синюю рубашку и тёмную футболку под ней и я резко вдохнула воздух, прикрыв рот свободной рукой. Там была заклеенная марлей и клейкой лентой рана, внизу правого бока, над бедренной костью. На моих глазах сквозь белую марлю проступало всё больше крови. — Ты ранен! Почему не сказал?! — Серьёзно? — это уже было похоже на сарказм с его стороны. Он неспеша отошёл к рюкзаку и достал белый непрозрачный пакет. Из него банку со спиртом, марлю и клейкую медицинскую ленту. — Отстегни меня, я тебе помогу. — Ни за что! В этом и был твой план?! — он обернулся и посмотрел на меня с осуждением. — Какой к чёрту план?! Я не знала, что ты ранен! Это Энди? — Нет, это твой преследователь вернул мне должок, во время второго твоего похищения. Хорошо, что взятый мной нож был не самым большим и длинным. — он хмыкнул, будто это была шутка. — Позволь мне помочь тебе. — С какой стати? — Тебя ранили из-за меня… — А ты хочешь добить меня и сбежать поскорее… — Неправда. Пожалуйста, иди сюда, я помогу. — Есть в этом опыт? — он обернулся снова и посмотрел на меня с сомнением. Я ответила честно: — Нет, но я знаю что кровоточащие раны нужно либо прижечь, либо зашить. Я правда хочу помочь. Если зашить, то я, думаю, смогла бы. — Я и хотел зашить. Приобрёл необходимое. Но я лучше сам сделаю это. Лучшее, чем ты могла бы мне помочь — это твой поцелуй. — Я поцелую тебя, если позволишь тебе помочь. Ты всё время просишь тебе верить, а сам не доверяешь мне. — внутри вспыхнуло облако искр от предвкушения. Мне нравилась эта сделка, главное, чтобы он согласился.        Он молча подошёл к кровати и, придвинув одну из прикроватных тумб ко мне, водрузил на неё пакет с медицинскими принадлежностями. Затем взял уже мягкие обёрнутые тканью наручники со спинки кровати, зацепил одну сторону за кровать и приглашающим жестом открыл вторую. Я понимала, что полностью он не отстегнёт меня и потому покорно вложила ногу. Он закрыл железяку и нежно погладил ногу, как бы извиняясь. Отстегнул мою руку и неожиданно поцеловал. — Ройситер… у тебя же кровь, — прошептала я на выдохе ему в губы. — Рой… — исправил он меня. — Рой… твоя рана… --…подождёт… ты — моё обезболивающее!        Мы жадно и взахлёб целовались некоторое время, пока я не забыла о том, что нужно было сделать. Но он отодвинулся от меня и продолжил фразу: — И как любое крепкое обезболивающее, сразу вызываешь жёсткое привыкание.        Я заставила его лечь и, сняв повязку, обработала колотую рану хлоргексидином, который тоже оказался в пакете. Заставила его прижать ее, пока вдевала медицинскую саморассасывающуюся нить в иглу. Там даже были щипцы для иглы. Спасибо сериалам, я знала как это делается. — Говори со мной, чтобы мне было легче терпеть. — Может лучше ты возьмёшь что-нибудь в рот и прикусишь? — Нет, я хочу выведать все твои секреты. Когда ты лишилась девственности и с кем?        Я глянула на него сердитым взглядом, но ответила. Потому что именно сейчас мне нужно было первый раз воткнуть в него немаленькую загнутую иглу. — В пятнадцать. С Редким гадом и придурком Итаном Вестбриджем. В Лос-Анжелесе. — «Редкий гад»… о-о-ф…не был послушным? — он чуть охнул когда я вонзила иглу и почти сразу начала вытягивать её с нитью. — Он был грубым и жестоким. Это было почти что изнасилование. И он обвинил меня, что я испачкала кровью его постель — я говорила хладнокровно, но рука начала слегка трястись. — Чёрт! Прости…что напомнил… Я думал, к тебе всегда и все относились как к принцессе! — Как видишь, не все… — я продолжала зашивать рану, сцепив зубы. — Кайл Лин тоже был грубым? Ты бросила его так быстро... Я знаю, что это не моё дело, просто его я смогу убить, а вот найти Итана в Лос-Анжелесе кажется маловероятным. — Нет, он просто разочаровал меня. Я ничего не почувствовала. И ты, кажется, забыл, что Кайл сам избил тебя. — Ты кажется забыла, что их было трое, — он недовольно сузил глаза. —Сильнее всех и проворнее оказался Джаред, он отнял у меня слишком много энергии, но и получил он тоже знатно. А потом я просто пропустил удар, и когда меня повалили на асфальт, то уже не щадили, за то что решил дать отпор. — Прости. Это искренне… — Уже простил. Не думай об этом. Долго там ещё? — Стежков пять примерно. У тебя в запасе только один каверзный вопрос. — Кто доставлял тебе наибольшее удовольствие?        Я чуть не ответила «Ронан». Но теперь я знала, что ему не сравниться с Роем, который одними прикосновениями доводит меня до атомных реакций внутри. Поэтому я ответила то, что было ближе всего к правде. — Я сама. — Принцесса… Этот вопрос дался мне нелегко. И теперь, я не знаю, как правильнее реагировать: сожалеть о твоём сексуальном опыте или наоборот радоваться, что у меня есть шанс оказаться лучше других и превзойти тебя саму в этом. — Откуда такая самонадеянность, что ты сможешь превзойти меня? Я знаю своё тело. И вообще, забудь об этом! Не будет у тебя никаких шансов! — я была очень горда собой. Даже вспомнила, как сделать правильный узелок, и была очень довольна своей первой работой по зашиванию ран. Признаться честно, это было нелегко! — Ты обещала меня поцеловать. — он хитро улыбнулся и заложил руки за голову. — Ещё чего! Я думала, ты нацеловался вдоволь перед зашиванием. — То было обезболивание. А сейчас меня ждёт награда. Неужели ты обманешь раненого?        Я деловито начала перемещать с кровати все принадлежности и марлевые лоскутки с кровью на тумбу. Рой привстал и аккуратно притянул меня к себе. Внизу живота начали распускаться цветы и пускать цветение мне в ноги и вверх, к груди. Невыносимо притягательный мой конвоир перевернул меня на спину и навис надо мной. — Боже, Селестия, я так хочу тебя, что просто не соображаю ничего. — хриплый сексуальный голос с нотками мучения вызвал во мне горячий прилив крови к голове и груди.        Он покрывал поцелуями мою шею и плечи, затем начал задирать мою футболку. Я привстала и помогла снять её, волосы рассыпались по плечам. Рой одной рукой собрал их и вынул из-под моей спины и отпустил сверху. Стало так приятно, в моральном смысле, что он знает что девушке неудобно лежать на своих волосах и позаботился об этом. Он снова двинулся от моих ключиц к шее и начал посасывать мочку, затем целовать моё ухо. Это было так щекотно и приятно, что по шее заскользили щекочущие стебельки цветов.        О боже! Я невовремя вспомнила о своих огромных круглых ушах и подняла руки, спрятать их. Не хватало ещё чтобы он смеялся над ними. — Что ты делаешь? — Не смотри на мои уши! — Почему? Такие прелестные ушки, я уже одно увидел и даже поцеловал. Не стоило? — Нет, просто не смотри и забудь о них. — Я не хочу. Мне очень они нравятся. Вообще не хочу забывать хоть об одной твоей части тела. Это греху подобно! — Это ирония? — Не-ет! Что за глупость пришла тебе в голову? — Я знаю, что у меня уши как у слона, круглые большие и лопоухие. Давай не будем об этом. Ты всё портишь. — Кто внушил тебе это бред? — его лицо стало злым и расстроенным одновременно. — Неважно. Я не хочу сейчас об этом думать. — Вот и не думай, а я хочу целовать тебя везде. — он смотрел на меня с такой искренней нежностью, без тени улыбки и иронии. Как на настоящую принцессу, нет, скорее, как на божество. Но я уже вспомнила, что мы только-только справились с его раной и секс сейчас не лучшее, что можно совершить с наложенным швами. — Мы совершаем ошибку, — я чуть отвернулась, когда он потянулся к моим губам, — У тебя свежие швы. Нельзя сейчас делать этого. — Боже, ты серьёзно? Моя самая восхитительная мечта вот-вот готова сбыться и я должен отказаться от неё из-за раны и швов? Плевать! Завтра зашьём по новой… — Нет, нельзя. И мы оба с помутнённым рассудком. Это к добру не приведёт. — И не должно… К добру приводят другие вещи, а секс приводит к оргазму. — Не у всех…        Божечки, ну зачем я это ляпнула?! Я идиотка! Я хуже Фел! Я никогда ни с кем не была так откровенна! Что он подумает теперь? Что я больна и фригидна! И больше не захочет даже пробовать! У меня теперь точно не будет шанса ощутить оргазм с мужчиной. Только с ним я так завелась и теперь он наверняка просто разочарован!        Я зажмурила глаза от огромного сожаления и самоедства. Было ужасно обидно поставить себя самой в такую тупую ситуацию, с единственным парнем, с которым моё тело буквально оживало. — Принцесса? Ты откроешь глаза? — Нет. — Ты не получала удовольствия от секса с мужчинами? Поэтому сказала, что только ты можешь удовлетворить себя наилучшим образом? — Если отвечу честно, ты отстанешь? — Если ответишь честно, я не отстану, но я выключу свет и попытаюсь исправить ситуацию. — Нет, тебе нельзя и это бесполезно… — Я в это не верю. — Тогда пообещай, что ты не будешь ничего исправлять сегодняшней ночью. — Как скажешь — он встал и выключил свет. Снова лёг на кровать и обнял меня крепко. Я снова вспомнила как первый раз проснулась в его объятиях. Это сладкое чувство защищённости никуда не подевалось. Я расслабилась и засыпала со счастливой улыбкой, в темноте, под землёй, где никто не мог её увидеть.
Примечания:
Если вам трудно представит парня с чёрными глазами, то вот тот кто меня вдохновил
https://www.pinterest.com/pin/779896860466317675/
https://www.pinterest.com/pin/779896860466314038/
https://www.pinterest.com/pin/779896860466317585/
https://www.pinterest.com/pin/779896860466314198/ здесь он уже постарше
https://www.pinterest.com/pin/779896860466314098/
https://www.pinterest.com/pin/558868635003914489/ а с длинными волосами вообще лапочка и взгляд такой пробирающе сексуальный

Жду комментов о песенке и о фото моего главного героя)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты