Заплатишь душой

Гет
NC-21
В процессе
350
«Горячие работы» 291
автор
Размер:
планируется Макси, написано 263 страницы, 23 части
Описание:
AU : где появление Вики на Небесах переворачивает все с ног на голову. Мир полон тайн и загадок, а в особенности стоит важный вопрос: откуда она родом? На Земле она жила с приёмными родителями и никогда не знала о родных.
И как ей свыкнуться с тем, что в этом мире есть ничто иное как "родственные души"? Когда из тысячи бессмертных такая доля выпадает единицам.
Посвящение:
Самым лучшим читателям ❤️
Примечания автора:
В данной истории есть расхождения с поведением персонажей из канона.
Ребекка - не родная мать Вики. И занимает положительную роль в сюжете.
Ангел Фенцио - не был в романе с Ребеккой, но он все же школьный преподаватель, не питающий ненависти к гг.
Энди - друг детства Вики.

⭐️ № 25 в топ ~ 01.11.20 ⭐️
⭐️ № 23 в топ ~ 02.11.20 ⭐️
⭐️ № 24 в топ ~ 06.11.20 ⭐️
⭐️ № 37 в топ ~ 13.11.20 ⭐️
⭐️ № 38 в топ ~ 18.11.20 ⭐️
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
350 Нравится 291 Отзывы 81 В сборник Скачать

Довериться?

Настройки текста

Желательная сторона. Действующая здесь сила есть воля, которая волит — желает приобресть, употребить или сделать, что находит полезным для себя, или нужным, или приятным, и не волит — не желает противного тому. Волнения воли требуют соответственного дела, потому воля прямее есть деятельная сила, которой существенная потребность — жить и действовать. Она держит в своем заведовании все силы души и тела и все подручные способы, которые все и пускает в ход, когда нужно. В основе ее лежит ревность, или ретивость, — жажда дела, а возбудителями стоят при ней — приятное, полезное и нужное, которых когда нет, ревность спит и деятельные силы теряют напряжение, опускаются. Они поддерживают желание, а желание разжигает ревность. Святитель Феофан Затворник. Что есть духовная жизнь и как на неё настроиться.

Не доверяй Люциферу.       А как ему не доверять, если мне придётся идти у него на поводу и следовать за ним, чтобы вернуть свою вещь? Конечно, я могла отказаться от его помощи, но искать картину неизвестно где я могла бы слишком длительное время. А этого времени у меня нет. Загадка с этой шкатулкой не позволяла мне расслабиться, поэтому я слишком нервной походкой шла к расщелине ранним утром, только бы не попасться на глаза учителям. О занятиях я не думала вовсе, как и о том, что дьявол может сейчас в своих покоях спать в такое время. Даже в платье чуть выше колена мне было невыносимо жарко как от температуры, так и от нервозного состояния. Тугой ком волнения сидел глубоко внутри, а ноги уже становились ватными от того, насколько сильно я переживала. Ошеломляющая новость, так ещё и слова в адрес дьявола, который согласился мне помочь, которому правда опасно доверять и с которым у меня есть связь. Что это за связь вообще такая? Я могу только гадать, но спрашивать у кого-то было бы не самой лучшей идеей, ведь поползут слухи и. мало ли что может быть ещё. А этот несносный безумец снова только будет издеваться и не ответит на мои вопросы.       С тяжёлым выдохом, слишком нагло начинаю тарабанить в ворота, а в ответ слышу нескромное рычание с той стороны. Кажется, я слишком рано, ведь когда я зашла внутрь, встретилась взглядом со злым цербером у входа и с очень недовольным дьяволом, который стоял передо мной в шелковом халате. Его шея и грудь настолько искусно украшены татуировками, что почему-то мне именно сейчас захотелось их потрогать. Что за мысли, Уокер, нашла время! Сама себя мысленно по лицу ударила, а дьявол вопросительно вскинул брови. —Уокер, ты решила пожелать мне доброго утра? —Люцифер, мне срочно нужно найти картину. Прямо сейчас. Мужчина тяжело выдохнул, развернулся на пятках и пошёл в самую глубь помещения, где я, прищурившись, разглядела кроватные занавески ярко-алого цвета. —Люцифер! — быстрым шагом направилась за ним, а мужчина вовсе не обращал на меня никакого внимания. Он молча лёг на кровать животом вниз, запустил руки под подушку и положил на неё голову, закрыл глаза и, кажется, решил просто продолжить спать. А я тут стою рядом, наблюдаю за мирно сопящим дьяволом, который реально уснул за секунду, совершенно не интересуясь моим присутствием. —Люцифер! Какого хрена?! — я взяла его за плечи и чуть потрясла, но с его стороны ноль реакции. Ещё несколько раз повторила действия, но ничего. Хоть бы бровью повёл, но нет же, спит поганец. Или очень хорошо притворяется, уж не знаю, но я уже начинаю беситься от того, что любое мое действие бесполезно. Наклоняюсь к его лицу, облокачиваясь ладонями о его спину, и вот она реакция, ладони начинают нагреваться. —Если ты хочешь меня разбудить, то знай, на это есть только один способ. — с привычной ему ухмылкой отвечает дьявол, даже не открывая своих багровых зениц. —Ты ведь обещал помочь! — я пихаю его в спину, а тот все же открыл глаза и очень недовольно посмотрел на меня. —Поднимайся! —А ты заставь. — хитрый тон и искры в глазах, а я недовольно и шумно выдыхаю, чувствуя, как ещё один раз отмирают нервные клетки, которых, вроде, уже давно нет в живых. —Если ты сейчас не встанешь, я огрею тебя чем-нибудь тяжёлым. Мужчина усмехается, переворачивается на спину, а я выпрямляюсь, только бы снова не оказаться слишком близко к его лицу. —Милая Вики, объясни-ка мне, зачем спускаться на Землю в такую рань? —Нужно как можно быстрее найти картину. Это важно. Мой взгляд слишком нагло упал на его крепкую грудь, я рассматривала его татуировки с явно видимым интересом, что, конечно же, заметил мужчина, у которого ухмылка стала слишком хитрой и довольной. —Хочешь потрогать? —Ну точно. — опять вру и не краснею, но я ведь не буду и впрямь трогать его. Что за вздор? —Люцифер, собирайся, я прошу тебя. —Попроси ещё. —Люцифер! Я тебя сейчас точно огрею вот этой бутылкой. — на прикроватной тумбе стояла бутылка с виски и графин с водой. Я указала пальцем на дорогую ёмкость с алкоголем, а дьявол усмехнулся и расслабленно закинул руки за голову. —Ну давай. —Ты издеваешься? —Ты такая милая, когда злишься. — улыбается, а я уже начинаю сердиться. Мужчина прикусывает губу с непонятными мне эмоциями на лице, но улыбку не снимает, хитрый. Если играть, то по его правилам. Я сажусь на край кровати, облокачиваясь руками по обеим сторонам его торса, наклоняюсь к его лицу, а он ещё довольней улыбается и кусает свою нижнюю губу, а я хитро щурю глаза и наклоняю голову набок. —Поднимай свой красивый зад и одевайся. —А что мне за это будет? —А что ты хочешь? —Тебя. — я удивилась, что не скрылось от его алых зениц, где уже черти плясали вокруг огромного костра. —Меня? —Успокойся. Я подожду, пока ты сама ко мне за этим придёшь. — с довольной усмешкой говорит дьявол, а я закатываю глаза и пытаюсь отогнать ярое желание стукнуть его. —Не дождёшься. —Не сомневайся, не долго ждать осталось. — усмехается и снова кусает нижнюю губу, а я нагло смотрю на его действия, невольно сглатываю нервный ком, когда понимаю, что губы его совсем близко к моим. —Сама ко мне придёшь и попросишь. — шепчет, а у меня ладони горят, да щеки румянцем заливаются. Столько самоуверенности и харизмы, а я как девчонка на это все ведусь. Уокер, он провоцирует тебя, возьми себя в руки! Снова дала себе тысячу мысленных пощёчин, отстранилась от него, чувствуя запах терпкого бурбона, а привкус корицы режет все вкусовые рецепторы. Наглый, самовлюблённый, раздражает, но так к нему тянет. —Не приду. — с гордо поднятой головой говорю, а он усмехается. —Хочешь поспорить? —Не вижу смысла в этом споре. — грациозно откидываю прядь волос за спину, а сама настолько сильно нервничаю, что, кажется, руки трясутся. —Я ни за что не приду к тебе для этого. —Поэтому ты пришла ко мне в такую рань, а сейчас сидишь на моей кровати и чуть ли не дрожишь? — он принял сидячее положение, а наши лица были друг от друга в нескольких сантиметрах. —Я пришла к тебе, потому что ты сам мне предложил помощь. —И только? — ухмыляется, глаза его горят, а я уверенно вскидываю подбородок и отрываю от него взгляд, лишь бы только снова не потонуть в алых омутах. —Мне нужно найти картину. —А позже выполнить мое желание. — шепчет мне на ухо, обжигает дыханием, а мурашки, чертовы мурашки, покрыли все тело от столь чуткого действия дьявола. —Я помню. — подавляю желание прикрыть глаза, ведь это было щекотно и, твою то мать, приятно, а ладони ещё больше горят, и я цепляюсь ногтями в шёлковую простынь на дьявольской кровати. Мужчина усмехнулся, около минуты смотрел на мой профиль, а я чувствовала жжение его багровых зениц, так остро и четко касающихся моего лица. Молча встал и ушёл в неизвестном мне направлении, а судя по звукам, в ванную. Неужели он решил собраться?       Чтобы хоть чём-то себя занять, я прошлась взглядом по помещению, разглядела прилично широкий книжный шкаф, где было, наверно, больше сотни книг. Я осматривала корешки, едва их касаясь подушечками пальцев. Некоторые были в заметном слое пыли, но моим глазам представилась абсолютно чистая книга. Либо он ее бережет, либо недавно сюда принёс, либо читает в данный момент. Я взяла древний экземпляр и удивилась тому, что написан он на понятном для меня языке. «Родственные души.» Как только я открыла первую страницу, книга вылетает из моих рук. Поднимаю взгляд на, уже рядом стоящего в полотенце, дьявола, который с ухмылкой держит в руках ту самую книгу. —Зачем ты ее отобрал? —А нечего лазить в чужих вещах. — он аккуратно поставил книгу на полку, а я с высоко поднятой бровью смотрела на его обнаженный торс, так четко виднеющиеся изгибы мышц и, опять же, идеально выполненные узоры на груди, руках и шее. —Можно было просто сказать. —Недонепризнанная, ты ничего не хочешь мне рассказать? — голос его серьёзен, а я бегаю глазами по помещению, только бы не с алыми зеницами сейчас встретиться. —Нет. — уверенно отвечаю, а дьявол по-акульи, в своей излюбленной манере, стал обходить меня. Остановился за спиной, а я почувствовала насколько близко его грудь к моим крыльям. —Или тебя нужно попросить? Он прижался вплотную, а шёпот его обжигает мое ухо. Настолько горяч и близок, что кружится голова. Его пальцы прикасаются к моему бедру, едва заметно он ведёт ими вверх, щекоча и дразня поднимает юбку, а я шумно выдыхаю, боясь как бы не простонать от того, когда он с силой прижал к себе, крепко держа за таз. Его губы осторожно и щекоча касаются моей шеи, а я интуитивно опрокидываю голову набок, нарочно отдавая ему больше места. Чувствую ухмыляется, а язык его, словно пламя, горящими движениями оставляет узоры на нежной коже. Дышу уже прерывисто, внутри бушуют эмоции, а рука его, так крепко меня державшая, уверенным движением скользит по животу вниз, а я и дёрнуться не могу, мне, черт возьми, нравится, даже не обращая внимания на уже кипятящиеся ладони. —Попроси. — на ухо шепчет, кусая мочку. А меня будто током ударяет, когда он плотно прижимает ладонь к промежности. —Отвали. — шепчу и улыбаюсь, а сама себя по голове луплю за то, что раньше не сказала, а наслаждалась его близостью. Черт возьми, наслаждалась! Ухмыляется и убирает руки, ещё раз кусает мочку уха и полностью отстраняется, а мне будто холодно стало без жара его тела. —Не очень то ты хотела сопротивляться. —А ты, смотрю, не очень то сильно торопишься. — я полностью повернулась к ухмыляющемуся дьяволу, а тот закатил глаза и пошёл в сторону высокого шкафа. Будучи приличной, я ушла в центральную часть помещения, уселась на диван, дожидаясь, когда Люцифер соберётся. И вот что это сейчас было? Уокер, не позволяй себе больше подобного. Наслаждалась она, молодец. То с одним, то с другим, какого хрена себе позволяешь? А кожа то до сих пор горит от его прикосновений, как и в ушах звенит после его шепота, а внизу живота сильно ноет, да воет, как сильно, на самом то деле, я не хотела, чтобы он отстранялся. Но разум все ещё оставался трезвее, а отдаться этому мужчине я не могу себе позволить. И как бы не хотелось, поистине желанно это не было, я не могу. Пока я витала где-то в облаках своих мыслей, мужчина уже вышел ко мне, сложил руки в карманы брюк, а я удивилась его презентабельному виду. Иссиня-чёрный костюм и белоснежная рубашка. Дороговизна материала была заметна невооруженным глазом, а в белой рубашке он выглядел слишком непривычно и необычно, но по прежнему сексуально. —Почему ты в костюме? —Потому что мы идём на аукцион. Тебе бы тоже не мешало переодеться. — он хищным взглядом окатил меня, а я недовольно закатила глаза, встала и подошла к нему ближе. —Тогда сначала в магазин, а потом на. аукцион?! — только сейчас до меня дошёл смысл первой части его фразы, я удивленно вскинула брови и глядела на дьявола, а теперь уже он закатил глаза. —Да, Вики, я тихо говорю? —Эта сука выставила мою картину на аукцион?! —Миранда очень обворожительная девушка. Много чего умеет. — он уже тише закончил, подправляя дорогие запонки. —Ты с ней спал? — это был больше факт, чем вопрос, а мужчина только кивнул. —Люцифер, ну зачем, фу, блин, я была о тебе лучшего мнения. — я поморщила лицо, а тот только рассмеялся. —Она не старая и довольно сексуальная, что тебя так возмущает? —Она жена моего отца, ты. ты. ой, ну тебя, пойдём. — я махнула рукой, когда поняла, что приличных слов сейчас точно не подберу, чтобы описать все мое возмущение. —Ревнуешь? — с улыбкой наклоняется на уровень моего роста, а я опять закатываю глаза. —Люцифер, после этой информации можешь даже не надеяться, что я лягу с тобой в одну кровать, ни за что! — я тыкнула ему пальцем в грудь, как при первой нашей встрече, а тот смеётся, а я сержусь. —Я не надеюсь, Вики, я уверен. —Ты слишком сильно в себе уверен. —И тебе это нравится, признай? — закусывает губу, а я скоро точно увижу свой мозг, когда закатываю глаза. —Давай побеседуешь о себе без меня, надо делом заняться. — я отошла от него чуть в сторону и в который раз убедилась, что этот мужчина просто невыносим. —Скучная.       С этими словами он вызвал водоворот, а мы перенеслись на безлюдную улицу Лас-Вегаса. Я огляделась, довольно быстро сориентировалась, зная этот город как свои пять пальцев. Уверенной походкой пошла в сторону центра города, а дьявол молча последовал за мной, уверена, смотря именно на мой зад, ведь он отчётливо выпирал при ходьбе. Когда мы дошли до известного мне брендового магазина, я зашла внутрь, ведь, несмотря на все затуманенные мысли, помнила, что нужно переодеться в подходящий вид. В зеркале я увидела себя со своей внешностью и удивленно обернулась к Люциферу. —Почему я в своём теле? —Потому что так надо. На аукционе будешь в другом, не спрашивай, выбирай платье и идём. — закатил глаза, а говорил так, будто бы глупой школьнице объяснял лёгкую задачу по математике. Я не стала ничего отвечать, ведь в очередной раз просто-напросто хотела его стукнуть. Прошлась по магазину, критично осматривая товар. Но, к счастью, моему взору предстало именно то платье, которое я и хотела. Белоснежное, кружевное с закрытыми плечами, обтягивающее максимально плотно талию и грудь, а от колен чуть шире. Рукава свободные и широкой юбкой сшиты от локтя. Дикий контраст с волосами и крыльями, которые видела только я и Люцифер, который, кстати сказать, был неимоверно доволен моим выбором. —Мне нравится. — с улыбкой говорит, а глаза его бегают по контуру кружевного платья, останавливаясь то на груди, то на талии. —Я не ради тебя тут выряжаюсь. Конечно, мне было приятно. Но я не его очередная подружка, чтобы таять от одного комплимента, хоть и вот-вот была на это готова. Слишком гордая, а его это ещё больше раззадоривает, и улыбка его становится шире, а багровые зеницы сверкают адским огнём, в котором он меня точно сожжет когда-нибудь. Дьявол заранее договорился об оплате за дорогое платье, на что я только закатила глаза, прекрасно понимая, какими методами он пользуется в таких случаях. Продавщица чуть ли не со слюнями глядела на Люцифера, который отсалютовал ей жестом телефонной трубки. —Пошли уже, ловелас. — я пихнула его в сторону выхода, а тот со смехом пошёл за мной. —Я дьявол похоти и разврата, всех существующих людских пороков, но не ловелас, Вики. — он почти заливался смехом, и даже я стала смеяться, при этом чувствуя какую-то душевную нотку между нами. Вот он, опять тот самый дьявол, который мне нравится. Не высокомерный и самовлюблённый, а совсем обычный и приятный собеседник. Стоп, что, Уокер? Нравится? Да ты в своём уме?! Снова дала себе мысленно по лицу, а от этих пощёчин уже щеки горят. Собралась с мыслями и духом, направилась за мужчиной, который жестом руки пропустил меня вперёд на входе в здание, где и будет происходить аукцион.       Свет огромной люстры в центре помещения, большое количество богатых и знаменитых людей собирались в скромные компании, о чём-то беседуя с бокалом дорогого алкоголя в руках. Все как и положено на подобного рода мероприятии. Поодаль я заметила Миранду, которая о чём-то говорила со своей подругой, такой же силиконовой блондинкой. —Миранда. — я уверенным шагом уже направилась к ней, но дьявол быстро меня остановил, ухватив за талию, и прижал к себе. —Что ты делаешь? —Вики, если ты сейчас привлечёшь к себе внимание, то ничего хорошего из этого точно не выйдет. —Тогда может ты меня хотя бы отпустишь? — я недовольно глянула на его руку, крепко сжимающую мою талию, а потом подняла голову к его лицу. —Мы же сегодня вместе. — с улыбкой говорит, а я закатываю глаза, но поддаюсь его аккуратным и умелым движениям, когда он повёл нас к фуршетному столу.       Около часа мы ждали начала мероприятия, а я в это время нервно следила за Мирандой и выпила несколько бокалов полусладкого, приторного и не вкусного шампанского. Люцифер же успевал поговорить со всеми, кто подходил к нам и любезно спрашивал о сегодняшних планах на аукцион. Но наконец-то ведущий вышел и объявил о начале торгов. Наверно, ещё около часа мы ждали когда принесут интересующий нас лот. Я уже искусала все свои губы, а Люцифер устало переминался с ноги на ногу, явно раздражаясь томительным ожиданием. —А ты уверен, что она здесь? — шепчу, приподнимаясь на носочках, ведь даже будучи на высоком каблуке я не доставала до его роста. —Ты думаешь мне просто захотелось тут постоять посреди дня? — он наклонился к моему уху, недовольно фыркнул, но тут вынесли интересующий нас лот, и мы оба выпрямились, глядя на картину. —Оригинал, написанный Якоб’ом ван Рёйсдал’ом — «Мельница около Дюрстеде», лот 174. Начальная цена четыреста пятьдесят тысяч евро. Со всех сторон стали выкрикивать суммы выше, а когда цена завысила за три миллиона, меня уже чуть ли не трясло от бешенства, что Люцифер бездействует, ведь я вообще не знала что делать. —Даю пятнадцать миллионов. — голос дьявола заставил умолкнуть абсолютно всех и обернуться в нашу сторону. —Откуда у тебя такие деньги? — удивленно шепчу, а тот вальяжно отпивает глоток виски, не отворачиваясь от ведущего. —Помолчи. —Кто-нибудь даст больше? Но на вопрос ведущего в помещении гремела мертвая тишина, ведь это самая огромная сумма за весь аукцион. Казалось, были слышны радостные попискивания Миранды, которую я глазами нашла в толпе. И наши взгляды соприкоснулись, а та будто бы узнала меня, замешкалась и отвернулась. Но узнать меня она уж точно не могла, может, узнала Люцифера. Ах, да, наверняка узнала. —Конечно узнала, она молилась, чтобы я не уходил. — с усмешкой говорит дьявол, а я снова закатываю глаза его самообожанию. —Продано! С этими словами картину уносят, а я удивленно поворачиваюсь к дьяволу, который, довольствуясь собой, глядит на меня исподлобья, выпивая алкоголь из бокала. —Люцифер, ты где такие деньги возьмёшь? —Вики, ты снова забываешь кто я. —Ах, да, ловелас воплоти. — дьявол чуть не подавился виски, а я улыбаюсь, ведь правда была рада тому, что моя картина снова будет у меня. —Уокер, не беси меня. —Все-все. — я подняла руки вверх, мотая головой в стороны. —Больше не буду. Когда аукцион закончился, к нам несколько раз подошли известные личности, комментируя выбор и такую высокую цену. Люцифер со всеми успел пообщаться, пока я, словно маленькая девочка за конфеткой, тянула его за рукав пиджака. —Люцифер, идём! —В постель бы ты меня так тащила. — с усмешкой говорит мужчина и плетётся за мной к кассе. —И что дальше? —Иди выпей шампанского, а я скоро приду. — дьявол гордо поправил ворот рубашки, поднимая подбородок к верху. —Я же говорила, что ты ещё тот ловелас. — с усмешкой отвечаю и убегаю от него. —Уокер! — он раздраженно крикнул мне в спину, а я не могла перестать улыбаться только до одного момента. И вот когда я поняла, как именно он будет договариваться, мне стало совсем не по себе. Ревную? Боже упаси. Но мне совсем не нравится тот факт, что он нагло позволяет себе лезть ко мне, при этом трахать других баб. И нет, я не ревную, абсолютно точно не ревную. С чего бы? Мы кто друг другу? Никто. Деловые партнеры, максимум. С какой-то странной связью. И черт бы побрал этого дьявола, который меня уже бесит потому что его так долго нет. Хоть прошло то от силы десять минут. Но буквально ещё через пару минут я чувствую приближающуюся энергию Люцифера. Оборачиваюсь, и правда он с упакованной картиной в руках стоит. —Так быстро? Что-то ты меня разочаровываешь. — наигранно удивляюсь, а сама готова задушить этого самца. —Ты о чем вообще думала? Что я трахать ее буду за картину? — мужчина рассмеялся, а я ещё удивленней вскинула брови. —Ты ведь так решаешь вопросы. —Уокер, угомони своих тараканов. Я же как верный воин тебя дожидаюсь, забыла? — с улыбкой говорит, а я чуть ли не визжать от радости хотела. Уокер, ты чему вообще, дура, радуешься? —Не дождёшься. —Мы это уже обсуждали. — закатил глаза и протянул мне в руки мою собственность. —Я уже в школе разверну, пойдём.       Мы быстро дошли до первого безлюдного переулка и Люцифер вызвал водоворот. —Разворачивай. — голос дьявола был серьезен, а я обернулась к нему, понимая, что этот наглец вернул нас в свою обитель. —Я вообще-то к себе хотела попасть. —Меня это мало волнует. Разверни картину. — недовольно буркнул и сел на диван. Я была бесконечно возмущена, но все же послушалась мужчину и развернула картину. И да, это моя картина, моя собственность, подаренная матерью, единственная вещь от неё. Я восхищённо провела пальцами по мазкам, усевшись на диван к дьяволу. Тот придвинулся ближе и так же внимательно разглядывал искусно расписанный холст. —Почему ты можешь к ней прикасаться, а я нет? — в миллиметре от изображения он отдёрнул пальцы, словно ошпарившись. —Не знаю. — я пожала плечами, не отвлекаясь от рассматривания картины. —Ну, а теперь выполни мое желание. — он откинулся на спину дивана и закинул руки за голову. —И какое же желание? —Повесь картину вон там. — он кивнул в сторону пустующей стены, когда я ошарашено повернулась к нему. —Что, прости? —Картину там повесь. —Это и есть твоё желание? Оставить картину себе? Серьезно? — я была очень удивлена, а дьявол только лишь усмехнулся. —Ты думала, что я тебя таким способом в постель затащу? Спешу уверить, мне для этого желание не нужно. —Но я не могу отдать тебе картину. —Будешь приходить и смотреть. — с улыбкой ответил, облизывая верхнюю губу. Хитер и непредсказуем этот дьявол, а я беспомощно хлопаю глазами, надеясь, что он просто шутит. —Люцифер, я серьезно не могу. Давай что-нибудь другое, но картину я тебе не оставлю. —Что можешь мне предложить? — хитрая ухмылка украшает его красивое лицо, а я снова теряюсь в его омутах и даже не знаю что ответить. —Ты согласился мне помочь, чтобы я сама принесла и повесила здесь свою картину? — интонационно выделила «свою», а тот согласно кивнул. —Ты не хотел мне помогать, ты просто. Люцифер, ты. —Невероятно умён? —Невероятно бесишь меня. Я не буду оставлять здесь свою картину. Если другого желания нет, то я пойду. —Ну давай, Цербер как раз голодный с утра. — с улыбкой проговорил, а я повернулась к животному, который хищно глядел на меня как на кусок мяса. —Я все равно заберу ее отсюда. — злостно прошипела и пошла к, той указаной ранее, стене, чтобы повесить картину. И вот что теперь делать? Как мне открыть шкатулку? Рассказать все Люциферу? А если он. упаси Боже. надо быстро что-то думать. —И что же за шкатулку ты хочешь открыть? — мужчина оказался стремительно и неприлично близко, а я испугавшись вздрогнула. —Не пугай меня так. —Вики, рассказывай немедленно, что происходит? — он схватил меня за запястье и развернул к себе лицом. Мои ладони загорелись, а я чувствовала как горит его ладонь, державшая меня за руку. Но не успела я открыть рот, как кто-то постучал в дверь обители дьявола. Мы оба удивленно посмотрели друг на друга, а Люцифер перевёл взгляд на ворота, и те стали отворяться под его четким взором горящих глаз. А я нагло смотрела на его лицо, ощущая, как успокаивается жар на запястье. —Вики! — голос дьяволицы вернул меня в реальность, пока я рассматривала черты лица невероятно красивого мужчины. И черт бы меня побрал за то, что я правда так считала, но это был неизменный и несомненный факт. —Мими? — я повернулась к девушке, которая испуганно глядела на рычащего Цербера. —Место! — дьявол скомандовал и животное сразу же умолкло. —Мими, зачем ты пришла? —Вики, там Геральд уже пол школы на уши поставил! Тебя все ищут, я быстро слиняла тебя предупредить. — она быстро-быстро протараторила, а я успела только ужаснуться. —О нет, только этого мне ещё не хватало. — я шлёпнула себя по лбу рукой, которую до сих пор держал дьявол. —Да отпусти ты меня уже! — возмущённо выдернула руку и отвернулась к стене, бегала по ней глазами, пытаясь собрать мысли в кучу и придумать хоть одно адекватное оправдание. —Фенцио вообще озверел, всю комнату переворошил, что-то искал. — меня будто током шибануло от слов дьяволицы, я моментально поворачиваюсь и боюсь спросить самый важный вопрос. —Они нашли ее? —Нет, я спрятала. — она понимающе кивает мне и переводит взгляд на Люцифера, который вот-вот и сожжет нас одним только взглядом. —Если вы мне обе сейчас не объясните что происходит, я за себя не ручаюсь. — на грани гнева проговорил, а я нервно закусила ноготь на большом пальце, как и дьяволица напротив нас. —Ребекка передала мне шкатулку. Она открывается с помощью картины. Не знаю как, но там та печать о которой ты говорил. — на выдохе выкладываю все как есть, а глаза дьявола выражают не скрытое удивление. —Поэтому ты пришла с самого утра. Почему не сказала? —А разве тебе есть до меня дело? — вскинула одну бровь и нервно усмехнулась, но взгляд его был суров и жЁсток, а мне стало как-то не по себе. —Мими, где шкатулка? — я задала вопрос ей, но по прежнему смотрела на дьявола, у которого уже скулы почти скрипели, от плотности их сжатия. —Вот. — мы оба перевели на дьяволицу взгляд, а та вынула предмет из маленькой сумочки. —Ты что с собой ее принесла? Мими! — я недовольно прошипела, подойдя к ней. —А что я должна была делать? Вдруг бы нашли. — шёпотом ответила дьяволица, косясь мне за спину на Люцифера. —Ты права, спасибо. — я благодарно обняла ее, та в свою очередь обняла меня в ответ, но дьявол привлёк наше внимание кашлем и мы отцепились друг от друга. —Нужно ее открыть. — мы обе подошли к мужчине, я протянула ему шкатулку, но он только сделал шаг назад от ангельской вещи. —Я не могу касаться ее. Мы с Мими переглянулись, я отдала ей шкатулку и сняла со стены картину. Перевернула ее задней стороной к верху и стала искать хоть один похожий узор. Но абсолютно чистый холст был с обратной стороны, а я с непонимающим лицом посмотрела на дьявола. —Люцифер, ты говорил она защищена печатью, где ее искать? —Приложите шкатулку к середине. Мы послушно выполнили его указания, а хост начал светиться белым светом. Вдруг сбоку послышалось рычание дьявольского питомца, но я, не отвлекаясь, смотрела на синеватый свет, но когда он стал невыносимо ярким отвернулась, а два дьявола в помещении уже давно жмурили глаза. Но вдруг свет потух, я посмотрела на картину, на шкатулку, но ничего не изменилось. Все осталось прежним. —И это все? Вспышка света без единого слова? — я возмутилась, крутя в руках шкатулку. —Вики, поставь шкатулку на картину и не трогай. — Люцифер с выдохом промолвил, будто отвечал на самый глупый вопрос в своей жизни. Опять же послушно выполнила его указания, но ничего не менялось. Прошло несколько минут, и, о чудо, на холсте стали прорисовываться какие-то знаки. Я жадно всматривалась в символы, которые преображались в слова. —Мальбонте — дитя ангела и демона, в нем заключены две сущности, а сам он желал власти и поэтому было много войн во время его существования. Шепфа не смог убить его, разделил на две части, ведь уничтожить одну сторону без другой невозможно. Светлая его часть обернулась чистейшим ангелом, а темная же была заключена в неизвестный до сих пор предмет. Предание гласит, что однажды появится девушка с дьявольскими крыльями, которая имеет особую связь с тёмной стороной Мальбонте. Доченька, я прошу тебя, будь осторожной. Никому не доверяй, будь настороже. Если ты и правда имеешь с ним связь, это может помочь недругам вернуть Мальбонте в наш мир, а это сулит большую беду. Мне очень жаль, что я не могу сама навестить тебя, но поверь, я очень скучаю и рада, что ты сберегла картину. Люблю тебя. Каждое слово резало мое сердце, а я не могла начать заново дышать, даже на третий раз прочтения. Стало совсем невыносимо жарко, кажется, я уже вся насквозь промокла в этом шикарном белом платье, а два дьявола рядом со мной уже в нетерпении привлекали мое внимание. Люцифер то кашлянет, Мими пихнет в бок, а я как статуя неотрывно смотрю на текст. Даже когда они начали что-то говорить, я слышала их голоса словно сквозь толщу льда, ведь в голове так и крутились слова «имеешь с ним связь». У нас есть связь с Люцифером, но он не может быть второй частью Мальбонте, он ведь сын Сатаны. Тогда почему он не может касаться ангельских предметов? —Вики, посмотри на меня! — дьявол взял меня за подбородок и поднял голову, чтобы я отвлеклась от транса. Я молча смотрела на него и пыталась понять насколько верны могут быть мои предположения. Его алые омуты влекут утонуть в них, а я давным давно уже задохнулась в этом кровавом океане. В горле пересохло, и я по прежнему не могла дышать. —Вики! — уже на тон ниже, и грубее дёрнул подбородок, а я по прежнему не могла и слова вымолвить. —Вики! Не пугай меня так, Вики! — дьяволица подошла и бесцеремонно, не сильно шлёпнула мне по щеке, а я дёрнула головой, вернувшись в реальность. —Да-да, что? — почти шёпотом молвлю, а дьявол придвигается ближе к моему лицу, но я не обращаю на этого должного внимания. —Что там написано? — его голос был встревожен и нервозен, а я кое как сглотнула горький ком всех смешавшихся эмоций, и сама не знала что вообще отвечать. —Что она скучает и любит меня. — сухо выдаю, окончательно скинув призрачный образ строк из глаз. Проморгалась и дёрнула головой, вынимая подбородок из цепкой хватки мужчины. —Не ври мне. — его зрачки обрамило пламя, а я старалась вернуть себе непринуждённый вид, все ещё размышляла насколько возможно причастие Люцифера к Мальбонте. —Ребекка умерла, когда мне было десять лет. Как мне реагировать на письмо от неё, ведь я похоронила давным давно эту женщину? —Вики, нам нужно вернуться в школу. — дьяволица осторожно взяла меня за руку, я кивнула ей и снова посмотрела на мужчину. —Мими, ты иди, я позже тебя догоню. Девушка недоверчиво оглядела нас, но все же молча ушла под цепкий взгляд Цербера, а Люцифер молча смотрел на меня, не выражая никаких эмоций на своём лице. —Расскажи мне про нашу связь и горящие ладони. Только правду, Люцифер, иначе. иначе я больше не смогу тебе доверять. — сама говорила и боялась услышать на все это ответ, жутко хочется ошибиться, не хочу, не хочу чтобы именно он был виновником всех проблем. —Ты что-то другое прочла? —Да. —Что ж, хорошо. Я расскажу тебе.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты