Не Бойся Своих Желаний.

Фемслэш
G
В процессе
42
Размер:
планируется Макси, написана 81 страница, 5 частей
Описание:
Что общего у вечной неудачницы и красавицы-Сары Лэнс? Ничего, решила Ава Шарп. Несметно богатая красавица Сара Лэнс и скромная Ава Шарп учатся в одном классе. Ава в тайне влюблена в Лэнс. И вот однажды Шарп признается Саре что влюблена в неё уже давно, и между ними вспыхивает страсть. Позволит ли пылкий романтизм Авы раскрыть все секреты Сары Лэнс и не утонуть во тьме, открывающихся тайн?
Примечания автора:
Любовь — самое мощное чувство, и потому самое опасное.

Сара Лэнс
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится Отзывы 2 В сборник Скачать

ГЛАВА 3

Настройки текста
Примечания:
Квартира Сары Лэнс

https://i.pinimg.com/736x/a3/1c/ae/a31cae30247949e090e25f8cbf845346--pent-house-new-york-penthouse.jpg
- Ты самая лучшая. - Почему же? - Потому что моя! POV Ава Мне поскорее хочется приехать домой. Надо собрать по кусочкам израненную душу и постараться вернуть утраченное душевное равновесие. Какая же я дура что вот так просто открылась Саре, а она взяла и сказала, чтобы я держалась от неё подальше. Я притормозила, съезжая к обочине дороги, и обхватываю голову руками. О чем я думала? Глаза полны непрошеных слез. Подгибаю ноги и обхватываю руками колени и стараюсь сжаться в крошечный комочек. Может, если я сама стану меньше, бессмысленная боль тоже уменьшится. Уткнув голову в колени, я плачу, не сдерживая слез. Плачу от потери чего то, чего у меня не было. Как глупо. Глупо горевать о том, чего не было, – о несбывшихся надеждах, разбитых мечтах, обманутых ожиданиях. Я привыкла, что на меня никто не смотрит и для романтических отношений я не гожусь. «Прекрати, немедленно прекрати! – словно кричит на меня мое подсознание, уперев руки в боки и топая от негодования ногой. – Садись в машину, езжай домой и садись заниматься уроками. Забудь о ней… Немедленно! И хватит уже распускать нюни». Я делаю глубокий вдох. Соберись, Шарп. Я опускаю ноги завожу машину вытираю слезы. Хватит думать о ней. Надо извлечь уроки на будущее и сосредоточиться на учебе. Ребекка сидит с ноутбуком за обеденным столом. При виде меня радостная улыбка сходит с ее лица. — Ава, в чем дело? Ну вот… Только ее расспросов мне сейчас и не хватает. Я трясу головой – совсем как она, когда хочет, чтобы от нее отстали, – но Ребекка остается слепа и глуха. — Ты плакала. — Как будто и так не видно. — Что тебе сделали в школе? – рычит она, и лицо у нее просто страшное. — Ничего, Ребекка. — В том то все и дело. От этой мысли я криво улыбаюсь. — Тогда почему ты плакала? — Ребекка встает, обнимает меня за плечи, ее зелёные глаза полны тревоги. Надо что то сказать, чтобы она оставила меня в покое. — Я получила двойку. — Это первое, что приходит мне в голову. — О господи, Ава нашла о чём плакать двойку всегда можно исправить. — И я о том же подумала. Ребекка обнимает меня, но мне почему-то от этого не становится лучше. Затем отодвигает меня от себя и произносит: — Давай, я тебе что – нибудь приготовлю. Киваю головой. Ребекка идет к холодильнику — Хочешь сэндвич? — Да, спасибо. — А Сара правда твоя одноклассница? — спросила меня Ребекка пока делала мне сэндвич. Я только забыла о ней, зачем снова напоминать. — Да, правда. – А что? — Да, так просто спросила. — Можно один не скромный вопрос? — Задавай. — Она тебе нравится? — Нет. — А мне кажется наоборот, что ты очарована ей. Чтоб тебя…! Я пускаю в ход лесть — она мне не нравится. — Да ладно, тебе нервничать. — Я не нервничаю, просто давай закроем тему не хочу говорить о ней. Ребекка разводит руками. — Хорошо, как скажешь. К моему большому облегчению, мы больше не возвращаемся к разговору о Саре Лэнс. После ужина бреду в комнату я сажусь за уроки, проверяю почту, но там ничего нет. «Хватит ждать от неё сообщения» — кричит мое подсознания. Сосредотачиваюсь на уроках. Когда я заканчиваю, на часах уже полночь, родители и Ребекка давно уже спали. Я усталая ложусь спать. Свернувшись калачиком на белой кровати, закутавшись в одеяло, я закрываю глаза и моментально засыпаю. Мне снятся душевая, и голубые глаза. POV Сара Мне завтра… точнее, уже сегодня в школу. Мне нужна ясная голова и здоровый сон. А тут ещё подготовка к концерту. Выбравшись из кровати, бреду в кухню. Наливаю стакан воды и замечаю свое отражение в зеркальной стене. С отвращением отворачиваюсь. Ты ее отвергла. Она хотела быть с тобой, а ты ее отвергла. Я поступила так ради её и своего же блага! Эти мысли не дают мне покоя. Похоже, мне нужно отвлечься, все же стоило остаться у Ниссы. Меня преследуют ее разочарование, уязвленная гордость и презрение. Как бы перед ней извиниться? Поставив стакан в раковину, бреду обратно в спальню. Укладываюсь в постель и укрываюсь одеялом. Неужели я чуть не трахнула девственницу? Мысленно закатываю глаза. «Забудь о ней, Сара», – одергиваю я себя. Интересное вышло приключение, но не стоит на ней зацикливаться. Все уже закончилось. Ты и Ава… это два противоположных человека. Радиобудильник срабатывает в пять сорок пять. Я лежу и смотрю в потолок. Всю ночь не спала, чувствую себя совершенно разбитой. Черт! Что за хрень? Радиопередача отвлекает меня до тех пор, пока я не слышу вторую новость. С аукциона в Лондоне продается рукопись незаконченного романа Джейн Остин под названием «Уотсоны». «Книги» —сказала она. Господи! Даже новости напоминают мне о Аве. Она неизлечимый романтик, обожающий английскую классику. Я тоже люблю литературу, но по другой причине. Первых изданий Джейн Остин или сестер Бронте у меня нет, зато имеется два романа Томаса Харди… Ну конечно! Отличная идея. Так я и сделаю. И вот я уже в школьной библиотеке, передо мной «Джуд незаметный» и три тома «Тесс из рода д’Эрбервиллей». Оба романа грустные и трагичные. У Харди была мрачная извращенная фантазия. Как и у меня парой. Рассматриваю книги. Хотя «Джуд» в лучшем состоянии, он отпадает сразу – в нем нет искупления грехов. Возьму-ка ей «Тесс», снабдив подарок подходящей цитатой. Книга далеко не самая романтичная, учитывая свалившиеся на героиню несчастья, однако в ней есть привкус романтики на фоне деревенских ландшафтов старой доброй Англии. К тому же Тесс удалось отомстить виновнику своих бед. Впрочем, дело не в этом. Ава упоминала, что Харди – ее любимый писатель; она наверняка даже в руках не держала его первого издания. Теперь я чувствую себя куда спокойнее. Я довольна собой. Направляюсь в класс. За партой пролистываю один из томиков «Тесс» в поисках цитаты и задаюсь вопросом, когда же придёт Ава. Книгу я читала давно, сюжет помню смутно. Я находила в мире литературы тайное прибежище. Родителей и Лорел мое увлечение изумляло. Чтение успокаивало меня. Дверь в класс открылась я подняла голову и увидела Шарп. — Ава! – произношу я. Она при виде меня быстро покинула класс. Встаю из-за парты иду к двери, но тут же сталкиваюсь с Ниссой и убираю книгу за спину. — Привет. — Привет, — говорю я. — Ты куда спешишь? — Да. Я кое-что вспомнила. Покидаю класс иду искать Шарп. Сама не понимаю за чем. Догоняю Аву, беру под локоть и уважу в класс химии, к счастью, там никого нет. Закрываю дверь на ключ, смотрю на Аву и произношу: — Надо поговорить. — Дай пройти. Она уже хотела уйти, но я загородила ей проход, Шарп скрестила руки на груди и сжала губы. — Нам не о чем с тобой разговаривать! — рявкает Ава. — Нет есть. И мы поговорим. Хочешь ты этого или же нет. Она смотрит на меня и её голубые глаза мечут молнии. — Если не дашь мне пройти, я закричу. Закатываю глаза. — Кричи. POV Ава В этот момент мне захотелось дать ей пощёчину и уйти, а самое ужасное было то что при виде её я вспоминаю: душевую, но одновременно чудесным облегчением для меня стали невольно слетевшие с моего языка слова, которые первые пришли на ум: — Отвали! — рявкую я. Она хмурится. — Отвалю, когда поговорим. — Нам не о чем с тобой говорить. — Есть о чем. — Она прижимает меня к стене и у меня перехватывает дыхания. Я сглатываю. Она заправляет прядь моих локонов мне за ухо, и пристально смотрела на меня. На мгновение показалось, будто она просто не в силах подобрать слова. — Я никому ничего не скажу — произнесла я первая, при этом перевожу дыхания от того, что наши губы в миллиметре друг от друга а глаза Сары стали темнее гранита. Качая головой, Лэнс негромко выговорила: — Знаю. Но я не об этом. Сара наклонила голову к моим губам. Я снова почувствовала, как её губы осторожно прикасаются к моим губам. Здесь я чувствовала себя как дома. — Ах, Ава, — прошептала она прямо в мои губы. Казалось, что я могла слышать мысли Сары, чувствовать её эмоции. Удовольствие и желание вспыхивали между нами, соединяя нас, притягивая друг к другу. И я также ощущала внутри Сары родник еще более глубоких эмоций. Она хотела вечно защищать меня от любой опасности. Она хотела оградить меня от всего. Хотела объединить мою жизнь со своей. Я снова почувствовала нежный напор её губ и едва смогла снести сладость поцелуя. Радостное ощущение снова растекалось по моему телу, подобно тихой ряби, пробегающей по зеркалу тихого, прозрачного пруда. Я утопала во взаимных чувствах — в радости, которую я чувствовала в Саре, и в восхитительном ответном порыве, который исходил от меня самой. Любовь к Лэнс омывала меня, сияла, подобно солнцу. Я вся дрожала от удовольствия, от любви и страстного желания. Сара медленно отстранилась, словно совершенно не желая этого, и мы посмотрели друг другу в глаза. Мне стоило поговорить с Сарой о том, почему она велела мне держаться от неё подальше, но я не хотела затрагивать эту тему. Сара погладила мои светлые локоны и произнесла: — Как давно ты меня любишь? Я сглотнула и почувствовала, что краснею. Лэнс глядит в мои глаза. — Ответь мне Ава! — требует она. — С пятого класса, — сказала я, с трудом снова обретая способность говорить. Все не так и плохо как я себе представляла. На лице Лэнс появляется загадочная улыбка. — Значит с пятого класса? Киваю головой. — Да. Знаю, я идиотка! — Ты правда идиотка! — рассмеялась она. Наши глаза снова встретились, и я тоже рассмеялась. Ну и ситуация, мы оба смеемся над моей глупостью. — Значит, пума, или в моем случае, бедная овечка влюбилась во льва! — говорит Сара, а мне почему то стало не по себе. — Какая глупая овечка! — вздохнула я. — А лев — ненормальный мазохист! — поддержала Сара и снова рассмеялась. Интересно, о чем она сейчас думает? — Почему?.. — начала я, не зная, как продолжать. — Что почему? — улыбнулась Лэнс. — Объясни, почему ты сказала, держаться от тебя подальше? — Ты знаешь, почему. — Радостная улыбка погасла. Неужели это правда, что пишут «СМИ» и Сара с Ниссой из-за мистера Лэнса. — Ава, мне не в чем тебя упрекнуть, — снова улыбнулась Сара. — Все недоразумения произошли по моей вине. —Что-то мне подсказывает что будет «но». — Но… ты не можешь меня любить. — Я хочу быть с тобой. Неужели я это сказала… вот черт! — Ты и вправду глупая овечка, если идешь в клетку ко льву. — Лучше быть глупой овечкой и пойти ко льву, чем потом жалеть о том, что не сделала. Она подняла руку и осторожно провела по моей скуле. Я не шелохнулась. — Какая гладкая и нежная у тебя кожа… Сердце бешено стучало, а кровь неслась по жилам, и мне бы очень хотелось как-нибудь замедлить ее бег. — Румянец тебе идет, — вкрадчиво проговорила она и, нежно коснувшись щеки, взяла моё лицо обеими руками, бережно, словно хрустальную вазу. — Не двигайся, — попросила Сара. Резкое движение, и её щека легла на мою яремную впадину. Пошевелиться я не могла, даже если бы очень захотела. Я застыла, слушая легкий звук её дыхания. Медленно, очень медленно её руки скользили вниз по затылку. Сара затаила дыхание и остановилась, лишь опустив ладони мне на плечи. Её лицо скользнуло по ключице и прижалось к груди. Она слушала, как стучит моё сердце. Как долго мы стояли без движения, я не знала; возможно, несколько минут. Постепенно сердце забилось спокойнее, я не шевелилась и молчала, пока Сара держала меня в объятиях. Я понимала, что могу умереть в любую минуту, так быстро, что и заметить не успею. И тут она меня отпустила, в голубых глазах воцарился покой. — Она взяла мою руку и прижала к своему сердцу. — Чувствуешь, как оно бьется? Я киваю. — Моя мечта исполнилась, и я теперь могу касаться её. Мне было наплевать на то, что она с Ниссой, сейчас она была не с ней, а со мной. — Не шевелись, — прошептала я. Сара замирает. Закрыв глаза, она тут же превратилась в неподвижную статую. Очень хотелось растянуть удовольствие, мои пальцы двигались неспешно. Я провела по её щеке, аккуратно коснулась век и синеватых кругов под глазами. Вот я нежно обвожу контур носа и красиво очерченного рта. Губы раскрылись, и тыльной стороной ладони я почувствовала её дыхание. Тянуло наклониться поближе, чтобы снова ощутить вкус её поцелуя, чтобы, между нами, не осталось никаких преград… Но, не желая спешить, я отдернула руку. Сара открыла голодные глаза, — и вот уже в который раз я почувствовала, как внизу живота образуется узел, а кровь бешено несется по венам. — Как бы мне хотелось, чтобы ты поняла всю сложность и запутанность моего положения, — прошептала она. — Я тебя понимаю лучше, чем все остальные. — Вряд понимаешь, ведь ты не сумеешь представить себя на моем месте. Как я уже сказала, тебе следует держаться от меня подальше, а ты этого делать не хочешь, ты продолжаешь пылать надеждой. Ава я предупреждаю, что от такой как я лучше держаться подальше…— Однако, — прохладные пальцы легонько коснулись моих губ, заставляя меня дрожать. Телефон Сары начал издавать рингтон, и я мысленно закатила глаза. Она достала его из кармана черных брюк, а книгу взяла в другую руку, и я прочла название «Тесс из рода д’Эрбервиллей». — Это мне? — спросила я. Сара кивнула и ответила на звонок, я услышала голос Ниссы аль Гул. Лэнс была краткой в разговоре с Ниссой. Она убрала телефон обратно в карман и посмотрела на меня. — Ты ходила в библиотеку? – спросила я. — Да. — Можно. Сара отдала мне книгу я открыла её. — Всегда хотела взять её почитать, но откладывала на потом. На лице Сары появляется улыбка. — Тогда не зря я тебе её взяла. — Я прочту её обязательно. — Прочти обязательно, а сейчас нам пара. Смотрю на Лэнс стараясь не делать резких движений, я наклонилась вперед и прижалась щекой к её груди. Все остальные звуки исчезли, я слышала лишь удары её сердца. — Этого мне достаточно, — вздохнула я, закрывая глаза. — Ох, Ава что же ты делаешь? — Обнимаю тебя, — проговорила я. Лэнс нежно прикоснулись к моим губам. Горячая кровь прилила к моим губам, дыхание стало прерывистым, пальцы запутались в её волосах. Губы раскрылись — я жадно вдыхала пьянящий запах её кожи. Я никогда так много не целовалась. Кто бы мог подумать, что вот так все изменится. Сара Лэнс смотрит на меня опьяняющим взглядом: — Какая ты сладкая, — будто током прошибает всю насквозь от хриплого, чуть надтреснутого голоса, что сразу бьет по животу, как удары музыки. Вибрирует внутри. — Я хочу её. Сара берет меня за подбородок смотрит в мои глаза, снова проводит рукой по моим локонам и целует. — Я хочу тебя, — шепчет Сара и запускает обе руки мне в волосы, обхватывая мою голову с двух сторон. Она жадно целует меня, её язык и губы сплетаются с моими. Я не могу сдержать стона, мой язык неуверенно тянется ей навстречу. Она обхватывает меня руками и привлекает к себе. Одна рука остается у меня в волосах, а другая опускается у меня по спине до талии, а потом ниже – на попу и мягко ее сжимает. Сара удерживает меня на уровне своих бедер. Жар её тела опаляет мою кожу. У меня снова вырывается стон. Я просто изнемогаю от желания. Неуверенно я провожу рукой по её лицу, касаюсь волос. Боже. Они такие мягкие, непокорные. Я нежно тяну за них, и она стонет. Лэнс взяла меня за руку и повела в отдельную комнатку, где стоял маленький диванчик и разные колбочки для урока химии. В крови бушуют гормоны от того, что мы можем быть пойманными. — А если кто-то зайдет… – произношу тихо. — Тс-с… Ни о чем не думай, – Сара оглядывает меня, прикрывая мне рот пальцем. Она настолько уверена в своих действиях, что это возбуждает меня еще больше. Она подталкивает к диванчику, пока я не чувствую его у себя под коленями. Я жду, что она будет делать дальше, – она опускается передо мной на колени, как это было в душе, сжимает руками мои бедра и проводит языком вокруг моего пупка, а затем, нежно покусывая, продвигается к выступу тазовой кости, а потом, через весь живот, – к другой стороне. Я уже не сдерживаю стонов. Как неожиданно видеть её снова перед собой на коленях, чувствовать на себе прикосновения её губ. Я по прежнему держусь руками за её волосы, пытаясь успокоить сбившееся дыхание. Сара смотрит на меня снизу вверх из под невероятно длинными ресницами: взгляд голубых глаз прожигает меня насквозь. Она расстегивает пуговицу у меня на джинсах и медленно тянет вниз молнию. Потом, не отводя взгляда, опускает руку сзади под пояс. Не спеша высвобождает меня из джинсов. Я не могу отвести от неё взгляда. Она останавливается и облизывает губы, а потом, не прерывая зрительного контакта, подается вперед и утыкается носом мне между ног. Я чувствую её. Там. — Как ты хорошо пахнешь, – шепчет она и опускает ресницы. На лице её выражение чистого блаженства, и я практически бьюсь в конвульсиях от наслаждения. Сара сдергивает подталкивает меня, и я сажусь на диванчик. По прежнему стоя на коленях, она берет мою ногу, расшнуровывает кроссовок и скидывает его вместе с носком. Тяжело дыша, я смотрю что она делает. Сара выгибает спину как кошка и целует меня, а другой рукой блуждает по моему телу. От её прикосновений эхом отзывается у меня в паху. — Ты такая красивая Ава. Она стаскивает с меня второй кроссовок и носок, а затем и джинсы оставляя в кофте и трусиках. Она смотрит на меня сверху вниз. Боже мой. Эти её слова. Как они заводят. Сил нет терпеть. Наклонившись, берет меня за лодыжки и, быстро разведя их в стороны, ложится между моих ног. Она нависает надо мной. Я извиваюсь от нетерпения. Она целует меня в живот, щекочет языком пупок. Потом поднимается выше, покрывая меня поцелуями. Моя кожа горит. Я краснею, меня бросает то в жар, то в холод, я отчаянно царапаю спину Лэнс, и она стонет. Её рука движется от моих бедер к талии и потом к груди. Она смотрит прямо на меня, мягко обхватывает мою грудь. Сара опускает указательный палец в чашку бюстгальтера и плавным движением отодвигает ее вниз, освобождая мою грудь, но косточки и кружево толкают ее вверх. Лэнс проделывает то же самое с другой грудью. Мои соски набухают и твердеют. Я связана своим собственным бюстгальтером. — Мне нравится, – довольно произносит она, и мои соски твердеют еще больше. Она дует очень нежно на один из них и одновременно берется рукой за другой и вытягивает его. Я чувствую сладкий спазм внизу живота. У меня там все мокро. Её губы смыкаются вокруг другого соска и тянут его. Я уже не в силах терпеть. — Я хочу, чтобы ты кончила, — шепчет Сара, продолжая эту медленную, чувственную пытку. Соски сладостно горят под её искусными пальцами и губами, каждый нерв моего тела поет и трепещет в агонии упоения. Её зубы сжимаются на одном моем соске, а большой и указательный палец сильно тянут за другой. Я рассыпаюсь в её руках на тысячи кусков, мое тело пронзает судорога восторга. Она зажимает мне рот поцелуем, её язык вбирает мои крики. О боже. Это было чудесно. Сара снова целует меня. Мое дыхание все еще неровное, я только прихожу в себя после оргазма. Рука Сары спускается мне на талию, на бедра, а затем скользит между ног… Господи. Её палец отодвигает тонкое кружево и медленно, кругами проникает… туда. Она на мгновение закрывает глаза, её дыхание учащается. — Ты вся мокрая. Боже, как я тебя хочу. – Сара заталкивает в меня палец, и я вскрикиваю, потому что это повторяется снова и снова. Спустя какое-то время Лэнс добавляет ещё два пальца. — А-а! — кричу я, от щемящей боли, где то внутри – Сара лишила меня девственности в кабинете химии. Она замирает, её глаза сияют торжеством, рот слегка приоткрыт. — У тебя там так тесно… Не больно? Я отрицательно мотаю головой, мои глаза широко раскрыты, руки сжимают её предплечья. Я чувствую её в себе. Она неподвижна и ждет, чтобы я привыкла к новым ощущениям. — Сейчас я буду двигаться, детка, – предупреждает Сара. Ох. С утонченной медлительностью она отодвигается назад, а потом снова входит в меня – со всей силы. Я опять вскрикиваю, и она замирает. — Еще? — Да, — выдыхаю я. Я не сдерживаю стоны. Мое тело принимает её в себя… О о, как приятно. — Хочешь еще? — Да! – умоляю я. Её ладонь касается моего клитора, и я снова не могу сдержать восклицания. Её пальцы движутся во мне все сильнее и сильнее. Я стону. Она опирается на локти, и теперь я чувствую на себе вес её тела. Сначала она движется медленно, свободно выходя и входя в меня. По мере того, как я привыкаю чувствовать её внутри себя, мои бедра начинают неуверенно двигаться ей навстречу. Она движется все быстрее и быстрее в беспощадном, неослабевающем ритме, и я подхватываю это движение. Сара сжимает мою голову рукой и жадно целует, прикусывая нижнюю губу. Она чуть смещается, и теперь я чувствую, как где то глубоко во мне нарастает уже знакомое чувство. Я вся деревенею, трепещу, обливаюсь потом… О господи… Я и не знала, что так бывает… Даже не представляла, что может быть так хорошо. Мысли разбегаются… остаются лишь ощущения… только она… только я… о, пожалуйста… — Кончай, Ава, – шепчет она почти беззвучно. От её слов я обмякаю, достигнув высшей точки блаженства, и распадаюсь на тысячу частей. Она затыкает мой рот поцелуем, и мы обе замираем, потому что в класс входят ученики. Мы лежим неподвижно, Сара встает на ноги подает мне одежду, я быстро одеваюсь, и смотрю на её окровавленные пальцы. Мне стало неловко. Она поймала мой взгляд посмотрела на свои пальцы, взяла влажную салфетку и вытерла их. Затем посмотрела на окно. О… нет… только не это. Я мотаю головой, а она кивает. — Если не хочешь быть пойманной пошли за мной. Я сглатываю. Сара тихо открыла окно и с подоконника чуть не падает колбочка, но она её ловит, и я выдыхаю. — Быстро лезь! — приказывает мне она, и я подчинилась ей. Став на подоконник, я посмотрела вниз, и голова закружилась. Лэнс вылезла за мной следом. — Не смотри вниз. Она берет меня за руку. — Пошли, только тихо. Я шагала за Лэнс нога в ногу, и когда этот кошмар закончился она спрыгнула вниз, потом посмотрела на меня и произнесла: — Давай прыгай. Как хорошо, что хоть тут была маленькая высота и я спрыгнула при этом повиснув на шеи Лэнс. Она смотрела на меня, и я облизнула губу. — Нам пара идти, — говорит она. Что? А то, что произошло в классе химии она обсудить не хочет? Смотрю на Сару. Она тоже смотрит на меня и произносит: — Ты хочешь поговорить? Киваю головой. Она чешет нос указательным пальцем, берет меня за руку, и мы молча идем на стоянку к её «Пикап» она открывает мне дверцу пассажирского сиденья. Смотрю на Лэнс. — Садись! — приказывает она мне. Я кое – как усаживаюсь на пассажирское сиденья «Пикап». Сара обходит машину и усаживается за руль, вставляет ключ в зажигания, и мы трогаемся с места. Она ведет машину уверенно. Сара включила радио, поймала музыку в стиле ретро и стала напевать песню, которую я ни разу не слышала. — Тебе нравится музыка? — Ты хочешь поговорить о музыке? — В данный момент. Да хочу. — Нравится. — Ты скажешь куда мы едим? — осторожно спросила я, боясь испортить ей настроение. — Сначала пристегнись, а то мне уже страшно. Окинув её презрительным взглядом, я все же подчинилась. — Так куда мы едем? — А это важно? — с безмятежной улыбкой поинтересовалась Сара. — Вообще-то да, просто любопытно. — Позже узнаешь. «Пикап» остановился перед въездом в Парк Стар – Сити. Сара заглушает мотор смотрит на меня и произносит: — Пошли. – Она покидает салон, и я выхожу за ней следом. — За чем мы приехали сюда? Сара посмотрела на меня и на её лице появилась улыбка. Как же мне нравится смотреть на то, как она улыбается. — Ну, уж точно не убить тебя. Пошли. — Мы пойдем пешком? — испуганно переспросила я. Слава богу, я надела кроссовки. — Какие-то возражения? — поинтересовалась Сара таким тоном, будто чего-то подобного и ожидала. — Нет! — как можно категоричнее возразила я. Если она считает, что «Пикап» тут не проедет, то пешком мне точно за ней не угнаться… — Не бойся, это же всего пять миль, а время у нас есть. Пять миль! Что тут можно ответить? Пять миль по острым камням и древесным корням, на которых я точно вывихну лодыжку или сверну шею!.. Да, прогулка предстоит приятная! Смакуя предстоящие злоключения, я дрожала от страха. — О чем ты думаешь? — поинтересовалась Сара. — Пытаюсь представить, куда мы едем. — В одно место, где я люблю бывать. Я первый раз прогуливаю уроки, знаю для Сары это привычно, а вот для меня нет. Но от одной мысли что я с ней, мне становится хорошо, и я напрочь про всё забываю. Когда мне ещё предстоит прогуляться с Лэнс. Никогда. Но я знаю одно, что наша близость в классе изменила не только меня, но и её тоже, и хоть она с Ниссой я знаю одно, что в глубине души она хочет быть со мной, так же как и я с ней. Но что будет с нами, когда все узнают. Отец Сары потеряет должность мэра. — Не переживай по поводу учебы, — голос Сары вырывает меня из раздумий. — Я думаю не об учебе, я думаю, что будет с нами. Сара недоверчиво посмотрела на меня. — А что будет с нами? Пожимаю плечами. Она подходит ко мне берет за предплечье и её глаза потемнели. — Всё будет хорошо. — Тогда давай это обсудим здесь и сейчас. — Мы ещё не пришли до пункта «А» — проговорила Сара. — Нам сюда. Затем она остановилась и произнесла: — Хочешь вернуться в школу? — Нет, — глухо ответила я и подошла поближе. — Если хочешь, чтобы до захода солнца я прошла по этим джунглям пять миль, то следует поспешить, — съязвила я, и мы направились по тропинке. Все оказалось не так уж и страшно. В основном мы шли под гору, а когда на пути попадались папоротники, валуны или поваленные деревья, Сара брала меня за руки. Если я падала, а это случалось довольно часто, она тут же помогала подняться. Я старалась смотреть на безупречное лицо как можно реже, но слишком уж часто падала. Каждый раз её красота острым ножом пронзала мое сердце, и я вспоминала класс химии. Мы почти не разговаривали. Лишь изредка она задавала какой-нибудь вопрос. Как я справляла дни рождения, каких животных держала в детстве… Пришлось рассказать, как, случайно убив трех золотых рыбок, я так сильно расстроилась, что на домашних животных решила поставить жирный крест. Сара рассмеялась, причем гораздо задорнее, чем обычно, и эхо разнесло мелодичный смех по всему лесу. Переход занял почти все утро. Лес напоминал бесконечный лабиринт, и я испугалась, что мы никогда не найдем обратную дорогу. Сара чувствовала себя великолепно, безошибочно ориентируясь среди вековых деревьев. Через несколько часов через густую листву просочились солнечные лучи, перекрасив мрачные оливковые тона в зеленовато-желтые. Синоптики не ошиблись, день действительно выдался ясным. Впервые с начала нашего похода я почувствовала радостное возбуждение и с нетерпением ждала, что случится дальше. — Уже пришли? — пошутила я. — Почти, — улыбнулась Лэнс. — Видишь просвет среди деревьев? — Да. Через некоторое время я действительно увидела просвет среди деревьев, и увидела весь город он был как на ладони. Я прибавила шагу, с каждой секундой мое настроение улучшалось. Сара шла впереди. — Вот мы на месте — проговорила она. — В ночное время суток тут еще красивее. Я шагнула к ней и посмотрела на город: — Тут так прекрасно. — Когда я смотрю на всё это, то думаю об отце, что он не сможет без этого города, это часть его, все люди, которые проживают тут нуждаются в нем. — Вот зачем мы сюда приехали, чтобы ты мне всё это показала. — Да. Пойми Ава ты и я, мы не можем быть вместе. — Сара… — Ава. Лэнс перебила мои мысли, взяла всю волю в кулак и произнесла: — Я не всегда была такой, я совершенно другая. Беру её лицо обеими руками. — Ты та Сара которую я знаю, и пусть этот город катится к черту. Снова касаюсь её губ, и она вырывает стон, мы смотрим друг на друга и начинаем страстно целоваться. — Я хочу тебя Сара, здесь и сейчас, — шепчу я сквозь поцелуй. — Ох, Ава. Прижимаю Лэнс к большому дереву и руками зажимаю её запястья над головой будто хочу помешать любой попытке её бегства. —Что ты пытаешься сделать, Ава? – шепчет она. Я краснею. — Так что ты пытаешься сделать? — снова спросила меня Сара. — Заняться с тобой любовью. Она ухмыляется и резко поворачивает меня и вжимает в дерево поднимая мои запястья над головой. Её язык тянется навстречу моему. Боже. Как же я хочу её. Сара делает шаг назад я смотрю на неё она манит меня указательным пальцем. Я подхожу к ней. Она хватает за ворот куртки и притягивает к себе, потом берет меня за руку, и мы идем обратно к машине. Сара открывает дверцу заднего пассажирского сиденья, и мы усаживаемся. Она садится на меня и начинает ёрзать на мне. — Знаешь, чем удобен мой «Пикап» тут можно заниматься, тем, чем тебе хочется — говорит мне Лэнс. POV Сара Я полностью в её власти. И мне стало интересно что же она будет делать со мной дальше. Для начала я снимаю с неё очки и её красивые глаза смотрят на меня, затем вынимаю заколку из волос, от чего они каскадом падают на ее плечи. — Ты очень красивая, — произношу я. Взгляд голубых глаз пылает присущим Аве вызовом. Губы слегка разомкнуты — она ждет, собравшись перед ударом. И мне это нравится. Мне нравится её уверенность. Я чувствую, как глубоко в животе нарастает желание — острое и горячее, растекающееся по всему телу. Опережаю Аву и целую её. Она требовательно проникает языком в мой рот, овладевая мной, и я наслаждаюсь её женской силой. Чувствую её всем телом. Она хочет меня, и от этого внутри возникает восхитительное ощущение. Я прерываю поцелуй, Ава открывает глаза и смотрит на меня. — Раздень меня, Ава, хочу чувствовать тебя, — шепчу возле её губ. Она в растерянности смотрит на меня. — Давай покажи мне на что ты способна. Она снимает куртку, срывает с меня футболку и джинсы, язык снова внутри меня, без стеснения. Я так хочу этого, что тоже начинаю раздевать её. Она наклоняется над моими бедрами, чуть раздвигая их рукой. Целует, ненасытно, скользя языком все выше по внутренней поверхности бедер, захватывая зубами трусики из черного кружева, которые одним движением её рук тоже оказываются в общей куче одежды. Её язык пробирается внутрь, в самый центр влажности, который открывается под её касаниями. — Ты такая вкусная, как я себе и представляла…Хочу распробовать получше… Её язык мечется, забираясь в самые потайные уголки, и я не сдерживаю стон удовольствия. — Браво, Ава, мне нравится… – мой голос полон желания. Я приподнимаю её голову, слегка потянув за волосы, пока она снимает с себя остатки одежды, джинсы в одно мгновение падают рядом с моими. Раздвигаю пошире ноги, позволяя её пальчикам подобраться сквозь мои распухшие от желания половые губы. Она начинает двигаться внутри меня. Двигается с опустошающей медлительностью. Потом – энергичный толчок, заполняющий меня. Сжимаю зубы в стоне. Ава начинает двигаться быстрее, и у меня замирает дыхание, грудь подымается и опускается в такт её движениям, а бедра прижимаются к ней в немом спазме. Она наращивает ритм, не переставая покрывать поцелуями мою шею, пробуя меня на вкус. — Сара, я хочу, чтобы ты кончила! Это звучит как приказ, но в нем нет нужды. Я чувствую вес женского тела, не сильную хватку пальцев вокруг моих запястий, она сделала меня пленницей! Пленницей, которая и не собирается бежать. Я задыхаюсь, кровь продолжает бешеную гонку по венам, приливая к моему лону. Мощная, непреодолимая волна желания поднимается от моих бедер, чтобы взорваться тысячей вспышек по всему телу. На какой-то бесконечно тянущийся момент каждая молекула моего тела превратилась в оргазм. Из горла вырывается крик. Я не могу удержать его, потому что сейчас в этом крике вся моя сущность, хотя я не узнаю себя. Я опустошена и удивлена своей реакцией: никогда не думала, что мне может быть настолько хорошо. Я переворачиваю Аву и вот я уже лежу на ней и вхожу в неё, она тоже кончает с оргазмом, с почти животным стоном у моего уха. На её лице зарождающаяся улыбка. Она еще красивее в этот момент, и я – источник её удовольствия. Я даже не знаю, сколько времени мы провели вот так, обнявшись. Глаза к глазам. Губы к губам. Кожа вплотную к коже. И прислушиваясь к дыханию друг друга. Оно – звук жизни, звук нашей плоти, и вызывает во мне море эмоций. — Не двигайся! – приказывает Ава шепотом. Мне нравится её уверенность в себе. Отдаляется от меня и ложится рядом на бок, потом целует, сначала в грудь, затем в лоб и, наконец, в губы. Подкладывает мне руку под голову. Обнаженные, замираем на время в этом объятии, не замечая холода в машине. Моя щека лежит на её груди, лицо поднимается и опускается в такт её дыханию. *** Я провела весь день в состоянии близком к трансу. Все это время я беспорядочно двигалась по дому, словно молекула, стараясь занять себя чем-нибудь полезным, но мысли постоянно возвращались к Аве. Порой ощущения, пережитые с ней несколько часов назад, заново забирали власть над телом, отдаваясь спиралями в животе и сжимая в судороге желудок. Уже девять вечера. Я только что съела немного риса басмати, который приготовила мама. Лорел уехала домой. Иду ванну скидываю себя одежду. И уже стоя под душем, размышляю: если бы я не ушла за Авой, то ничего такого не было, мы бы не занималась сегодня любовью в классе… (я бы не лешила её девственности)… Любовью… Сексом, скорее? Или нет… Кто знает?.. Быстро смываю себя сегодняшний день, а когда выхожу из ванной включаю айфон (все это время он был выключен: я хотела побыть наедине со своими мыслями, без вмешательств извне). Дисплей загорается, вибрирует, потом еще и еще раз, мигая. Одно сообщения. Я открываю, оно было от Авы Шарп. Я открываю его и читаю: Доброй ночи. Извини что пишу так поздно, но сегодняшний день не выходит у меня из головы. Наверное, я должна всё забыть, но не могу. Пишу ответ: Давай встретимся, я сейчас приеду. Отправляю ответ. Быстро одеваюсь, говорю маме что поехала к Лорел кое-что забрать. Покидаю дом, сажусь в «Пикап». Через час подъезжаю к дому Шарп пишу сообщения и жду. Давай Шарп выйди. Жду ещё. Вижу силуэт возле входной двери, и он движется ко мне. Покидаю салон иду к ней навстречу руками обхватываю голову Авы и начинаю целовать её губы. Она вырывает стон и произносит мое имя. Руками сжимаю её задницу. — Боже, Шарп что ты со мной делаешь, — говорю я, когда она смотрит на меня. — Свожу тебя с ума. Ава прижимает меня к машине поднимает руки над моей головой, и мы сливаемся в медленном эротическом танце прикосновений. Мои руки пригвождены к машине, голова запрокинута, её бедра не дают мне пошевелиться. — Боже… Сара я хочу тебя. Я улыбаюсь. Приятно осознавать, что я так на неё действую. — Поехали! – произношу я. Она кивает, и когда отстраняется от меня я открываю ей дверцу пассажирского сиденья она усаживается обхожу «Пикап» сажусь за руль и трогаемся с места. Моя квартира слишком велика для одного человека, с пятью спальнями, восемью ванными комнатами, двумя кухнями, офисом, библиотекой, гостиной, и захватывающий дух вид из окон. Ава следует за мной через фойе, потом по коридору и входит в гостиную. — У тебя очень большая квартира, — замечает она, робея. — С этим не поспоришь – в ней пятьсот сорок пять квадратных метров. —Ты играешь? – Она кивает в сторону рояля. — Да. — Хорошо? — Да. — Ну, конечно. А есть на свете что-то такое, чего ты не умеешь? — Да… немного. Хочешь выпить? — Нет. — А что хочешь? Она краснеет, а потом произносит: — Тебя! — Тогда что мы ждем? Рывком она поворачивает меня спиной к себе, как безвольную куклу. Повинуюсь в молчании. Рукой проникает в мои трусики там у меня все влажно. — Ты такая влажная. Закрываю глаза и облизываю губу. Она поворачивает меня к себе оберет за подбородок, потом крепко сжимает мое лицо обеими руками и впивается в меня поцелуем. Берет меня за руку, и мы идем в комнату, она пристально смотрит и произносит: — Я хочу тебя трахнуть. — В гардеробе ты найдешь то, что тебе для этого нужно. А сейчас позволь мне кое-что сделать для тебя. Включаю музыку «Hurts feat. Kylie Minogue— Devotion» толкаю Аву на кровать, она присаживается, начинаю танцевать для неё. Снимаю себя кофту штаны, остаюсь в одних трусиках и бюстгалтере. Начинаю двигаться в такт музыки, подхожу к Шарп и выгибаю спину, она смотрит на меня, позволяя мне её раздеть, снимаю с неё футболку расстегиваю джинсы и стаскиваю их. Беру за руку и увлекаю к себе, и вот мы уже танцуем вдвоем наши тела соприкасаются друг с другом. Грациозной походкой иду в гардеробную при этом маню указательным пальцем Аву. Она следует за мной в дверях смотрит на меня. Открываю верхний ящик. Шарп смущается, когда видит то, что у меня там лежит. — Если хочешь трахнуть меня, то воспользуйся этим. — В руки беру фаллоимитатор и красную веревку подхожу к Шарп и отдаю ей. — Не стесняйся, Ава, покажи мне на что ты способна. – Хочу выбить из нее эту застенчивость. Она качает головой. — Я никогда… этого не делала… не связывала никого, — еле слышно бормочет она. — Тогда мне придется постараться научить тебя этому. Молчит. Похоже, я снова ее шокировала. Сажусь на кровать и возвышаю руки над головой, Ава смотрит на меня. — Что стоишь? — Иди сюда. Шарп подходит кровати. — Для начала свежи мне руки, — командую я. Она растерянно моргает! — Давай Ава, связывай — ухмыляюсь я. — Не бойся не укушу. Она наклоняется надо мной чтобы связать мне руки, но я хватаю её и переворачиваю. Вот я уже сверху неё, Ава смотрит на меня. — Ты не справилась, теперь моя очередь, — тихо говорю я. POV Ава — Плохой из тебя доминант, — шепчет она, держа меня за подбородок, а глаза хитрые. Затем наклоняется и коротко целует меня и встает. О боже! Я смотрю как грациозно она ходит по комнате, наклоняется берет футболку подходит обратно кровати и садится на меня верхом. Кажется, я знаю, что она хочет сделать. Она выгибает спину и шепчет мне на ушко: — Ты мне доверяешь? — Да. Прижав мои руки над головой, свободной рукой стискивает мое лицо и губами находит мои губы. Затем берет ту саму веревку, движения Сары быстры связывает мои запястья вместе и закрепляет конец веревки на перекладине кровати. Я никуда не сбегу. Я буквальном смысле привязана к постели. — Вот так лучше, — бормочет она, и на её губах играет порочная улыбка. Той самой футболкой, которую она подняла с пола, завязывает мне глаза, оставив открытыми рот и нос. Ткань свернута в несколько раз, и я ничего не вижу. — Думаю, ты видела слишком много, — хитро усмехается Сара, снова касается моих губ. Пальцем стягивает вниз сперва одну чашечку бюстгальтера, потом другую, и моя грудь, такая беззащитная, оказывается на виду. Она наклоняется, целует по очереди соски, дергает их губами. Я борюсь со своим телом, которое выгибается, отзываясь на ласку. — Если ты будешь дергаться, то я свяжу твое тело. Она сводит меня с ума. Я буквально чувствую, как она смотрит на меня. Её пальцы лениво скользят по ставшей вдруг сверхчувствительной коже моего живота. Я невольно выгибаюсь. — Ох, Ава, ты пошевелилась. Что мне с тобой сделать? Я тяжело дышу, сейчас для меня существуют только её прикосновения и голос. Все остальное нереально. Больше ничего не имеет значения и не улавливается моим радаром. Пальцы Сары проникают в мои трусики, и меня вознаграждает её громкий вздох. — О, детка, — шепчет она и проталкивает в меня два пальца. Я хватаю ртом воздух. — Ты уже готова для меня, так быстро, — говорит Сара, невыносимо медленно двигая пальцы внутрь и наружу, а я прижимаюсь к её руке и поднимаю бедра вверх. — Какая жадная девочка, — строго произносит она, обводя большим пальцем мой клитор, а потом нажимает. Мое тело изгибается под её искусными пальцами, я не сдерживаю громкие стоны. Она стаскивает с моей головы футболку, и я вижу её, щурясь от мягкого цвета ночной лампы. Её пальцы по-прежнему ритмично двигаются внутри моего тела, большой палец описывает круги и нажимает. Язык Сары повторяет движения пальцев, и я поддаюсь. Мышцы ног напрягаются, я прижимаюсь к её руке, но она замирает, удерживая меня на грани, потом опять подводит к самому краю и останавливает, и еще раз… Как же мучительно! «Ну пожалуйста, Сара!» — мысленно кричу я. — Когда, говоришь что хочешь кого-то трахнуть надо осмыслить слова а потом только произносить, — шепчет Сара мне на ушко. — Я тебя поняла. — Что прости? — Я поняла тебя, Сара. Поскуливаю от изнеможения, пытаюсь высвободить руки. Я совершенно беспомощна, потерялась в эротической пытке. — Пожалуйста, — умоляю я, и Сара решает наконец сжалиться надо мной. — Как тебя трахнуть — так, или вот так, или, может, вот так? Выбор бесконечен. Я чувствую на губах её дыхания. — Раком. Трахни меня раком. — Эти слова вылетают у меня из моих уст. Сара в руки берет фаллоимитатор, снимает с меня трусики и кидает на пол, потом провидит им по моей промежности. — А так приятно? — спрашивает Сара. — Да. Ну пожалуйста, Сара! — прошу я. Я уже не говорю, а хныкаю. Мое тело превратилось в напряженный комок невыносимого желания. Сара смотрит на меня оценивающим взглядом, а потом внезапно хватает и переворачивает на живот. Из-за связанных рук я вынуждена опереться на локти. Сара толкает мои колени вперед, я невольно поднимаю зад и получаю увесистый шлепок. В то же мгновение Сара стремительно проникает в меня. Я вскрикиваю от боли и неожиданности и кончаю снова и снова, словно распадаясь под ней на мелкие кусочки, пока она продолжает двигаться. Восхитительно. Она не останавливается. У меня уже нет сил, больше не выдержу… она вколачивается в меня все сильнее и сильнее… я снова чувствую возбуждение… не может быть… нет… — Давай, Ава, еще разок! — рычит она сквозь стиснутые зубы. Как ни удивительно, мое тело отвечает, сжимается в сладкой судороге, и я снова кончаю, выкрикнув её имя. О боже! Сара целует меня и произносит: — Тебе нужно отдохнуть. — Нам обеим нужен отдых, — говорю я и кладу голову ей на грудь. — Ты права. Нам нужно отдохнуть. Я зарываюсь волосы Лэнс закрываю глаза и буквально проваливаюсь в сон. *** На следующее утро, когда я открыла глаза и сонно потянулась в постели, мне не пришлось переубеждать себя, что события вчерашнего дня и вечера мне не приснились, и я действительно нахожусь в Пентхаузе вместе с Сарой. Ощупываю другую сторону кровати Сары не было. Встаю. Плетусь на кухню. Сара стояла возле плиты и готовила завтрак. Она меня не замечает. Присаживаюсь на табурет и наблюдаю за Лэнс. Когда она поворачивается ко мне то, вздрагивает. — Доброе утро. — Доброе утро, Сара. — Выспалась? — Да, — отвечаю я, встаю с табуретки и подхожу к ней. Она целует меня в губы, потом смотрит в глаза и произносит: — Блинчики и яичница с беконом? — Не откажусь. Присаживаюсь обратно на табурет смотрю на свои пальцы. — Сегодня уже пятница. — Ну да. Завтра уже суббота. Мысленно закатываю глаза. — Твоя поездка не отложилась? Сара замирает. — Нет, не отложилась. — Значит поедешь? – спросила я. — Да. — Вы едете вдвоем? Сара смотрит на меня и произносит: — К чему такие вопросы? — Просто интересно. — Мы едим не одни, а с друзьями. Хмурю брови. — А спать тоже будете в отеле вместе с друзьями. Лэнс ставит тарелки на стол, и произносит: — Мы сняли домик, так что мы все будем в этом домике. Закрыли тему. — Я не хочу это обсуждать. — Давай поедим и отправимся в школу. Я упорно смотрю на Сару беру её руку и сжимаю. Ну почему она не может быть только моей? Почему она не отменила поезду? — Тебе идет мой халат, — говорит Сара. — Спасибо. В кармане халата начал звонить телефон я достаю его и смотрю на дисплей: «МАМА!» Смотрю на Сару встаю из-за стола и отвечаю на звонок. Когда я возвращаюсь смотрю, как Сара грациозно перемещается по кухне. — Звонила, мама и спрашивала, где я? — Что ответила? — Сара домыла тарелки и посмотрела на меня. — Сказала, что я у подруги. Сара хмурит брови. — Приятно осознавать, что мы с тобой друзья. — А что я должна была сказать? – Что провела ночь с Сарой Лэнс. — Нет. Ты всё правильно сказала. Сара медленно подходит и встает прямо передо мной. Нежно провожу пальцем по её щеке и отклоняю её голову назад, чтобы смотреть прямо в глаза. — Вчерашний день был самый лучший для меня. — Для меня тоже, — признается Сара. — Я провожу пальцем по её верхней губе. Она глубоко вдыхает. — Сколько у тебя было девушек? — Это так важно? — Да. Сара вздыхает. — Ты десятая. Ого. — И всех ты бросила? – с осторожностью спросила я. — Большую часть да. Я сглатываю. — И меня тоже бросишь? Когда попользуешься?! — Нет. — Ну, да… конечно. — Я говорю правду, а сейчас пойдем примем ванну. — Мое сердце подскакивает, и желание набухает в глубине… в самом низу. Ванна сделана из белого мрамора, глубокая, овальной формы. Сара наполняет ее из крана на стене и подливает в воду какого-то дорогого средства для ванн. Оно пенится под струей воды и сладостно пахнет жасмином. Она стоит и смотрит на меня потемневшими глазами. — Ава… — Сара протягивает мне руку. Я в нерешительности стою в дверях, широко раскрыв глаза, а потом делаю шаг вперед, не в силах отвести от неё восхищенного взгляда. — Тебе ещё столько надо познать, — произносит Сара. Что она имеет ввиду? — Я займусь тобой, сразу после того, как вернусь из Фэрбенкса. Я сглатываю. — Займется мной? Но за чем? — Тебе надо снять скованность. Скованность? Я не скованна. — Я хочу показать тебе, что твое тело не создано для запретов и табу, и научу использовать все чувства, абсолютно все, для единственного результата – получения удовольствия. Её голос звучит не как приказ, нет… Она соблазнительна, дьявольски непреодолима. Если бы она приглашала меня потанцевать или выпить бокал вина вместе, думаю, она говорила бы тем же самым тоном. — Мне нужно подумать, – умоляю я. – …Не знаю, что ответить… Не сейчас… — Нет. Ты должна сделать свой выбор здесь, сейчас, – она неумолима. – Это первый барьер, который тебе надо преодолеть. Всё или ничего. Задерживаю дыхание, прикрываю глаза и подготавливаюсь, словно к прыжку со скалы. Да. Прыжок в пустоту, вот что я делаю – та самая я, которая даже не умеет плавать, которая всегда принимает решения, лишь тщательно обдумав их, и никогда не повинуется минутным порывам. В этот момент я совершаю самый опрометчивый поступок в своей жизни. И возможно, именно поэтому – самый верный. — Хорошо, – говорю с комом в горле. — Согласна? – переспрашивает она. — Да, согласна, – открываю глаза. Я возвращаюсь в настоящее, в её объятия, и пока что – живая-невредимая. Сара улыбается мне и с жадностью целует, проталкиваясь языком к моему пересохшему от эмоций небу. Отрывается на минуту, чтобы заглянуть мне в глаза, словно хочет убедиться, что я действительно здесь, потом с еще большей жадностью начинает целовать, покусывая мне губы. — А сейчас давай примем ванну и поедем в школу. Ты – настоящая тайна, Сара, неразрешимая для меня загадка. Но, как бы то ни было, я согласна на все что ты мне предложишь, ведь с вчерашнего дня я – твоя.
Возможность оставлять отзывы отключена автором

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты