Black Friday скидки

Empire

Слэш
NC-17
В процессе
19
автор
бухая моль соавтор
Размер:
планируется Миди, написано 63 страницы, 13 частей
Описание:
Кенма слишком многое скрывает, Сугавара и Асахи наслаждаются манией величия, Цукишима ходит под звуки лязга металла, Куроо бьёт Ушиджиму, а империя рушится на глазах.
Посвящение:
Hollywood Undead и всем их песням. Каждая глава называется в честь какой-либо песни и содержит отсылки к тексту.

А еще беседе "ждущие империю сквад"
Девчонки и мальчишки, с вами очень весело
Примечания автора:
Плейлист по названиям глав: https://vk.com/audio?z=audio_playlist441350587_32

Дополнительный плейлист: https://vk.com/audio?z=audio_playlist441350587_33
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
19 Нравится 30 Отзывы 8 В сборник Скачать

Take Me Home

Настройки текста
Примечания:
https://www.amalgama-lab.com/songs/h/hollywood_undead/take_me_home.html

*¹ перевод бриджа Danny от автора фанфика
Сугавара смотрит снизу вверх гордо, почти властно. - Ты помнишь, что завтра ты занимаешься с Кенмой? Асахи улыбается снисходительно. - Отсосёшь? Сугавара неопределённо кивает головой. - Позже. Асахи склоняет голову на бок, а затем разворачивается к барной стойке лицом, ногой выдвигая табуретку из-под неё. - Ты обиделся, что ли? - Сугавара подходит сзади, обнимая за шею и наклоняясь вниз. - Нет. - Спокойно отвечает Асахи, доставая план закупок из ящика слева. - Точно, мой хороший? Асахи отклоняет голову назад, кусает Сугавару за щёку, размашисто целует место укуса, шепчет "точно" и возвращается глазами к бумаге. Сугавара хватает его за волосы, дёргает назад. Шипит: - Точно?! Асахи закрывает глаза, усмехается. - Точно. Сугавара толкает его голову вперёд, отпуская, и уходит. Асахи мечтательно вздыхает и убирает страничку с планом закупок, открывая прячущиеся под ней списки, схемы и таблицы, начерченные от руки. Находит имя "Ойкава Тоору", вычёркивает его в одном из списков. В этот момент в бар входит Цукишима с каким-то парнем. - Господин Цукишима, добрый вечер! - Громко говорит Асахи, и Цукишима, повернув голову в сторону его голоса, кивает. Тут же подбегает Нишинойя, помогает гостям устроиться, обменявшись несколькими словами с тем новеньким персонажем, что, очевидно, сопровождал Цукишиму. - Этот теперь с Цукишимой-младшим. - Да, господин Информатор говорил, что у Цукишимы появился сопровождающий. Ты только рот на замке держи. - Говно вопрос, ты ж знаешь, я... - На "Вы"! - Перебил Нишинойю Асахи. - Мы не дома. - Простите, господин Бармен. - То-то же. Иди сделай им напитки, я занят. Нишинойя быстро кивнул и побежал на кухню за льдом. Оттуда же принёс чистые стаканы, Асахи встал, убрал записи и начал протирать посуду. - И нравится же тебе это делать. - Улыбаясь себе под нос, тихо сказал Нишинойя. - Я так отдыхаю. Руки сами работают, а мысли сами текут. Иногда хорошая мысль придёт, полезная. - А ночью? - Протянул Нишинойя. - Лежишь, ловишь фантомы ночи и ищешь какую-то свою истину покрасневшими глазами... - Я не ловлю фантомы. Я их порождаю. - А, ну!.. - Нишинойя усмехнулся. - Я больше не верю в Ваших демонов. Лучше спите побольше, господин Бармен. - Я стараюсь, Ю. Нишинойя угукнул в ответ и понёс напитки в зал, презрительно косясь в сторону шумной компании в конце зала. Через несколько минут от компании отделился один человек и полез к сопровождающему Цукишимы. - Нойя. - Тихо позвал Асахи. Нишинойя подошёл почти вплотную. - Смена Аонэ ещё не началась, так что последи за этим крашеным отбросом. Никаких драк в моём заведении. - Вас понял. Сугавара вошёл в зал, глупо подтанцовывая какой-то мелодии у себя в голове. - Милый, ты готов? Асахи повесил бокал за ножку на специальное приспособление, висевшее над барной стойкой, и кивнул. - Где ты был-то? - Спросил он, пока Сугавара ещё возился под столом. - Поставил запись одной интересующей меня камеры. - Расскажи. - Через полчаса у Ойкавы встреча прямо в больничной палате. Естественно, это меня заинтересовало. Асахи взял стакан. Сугавара взял в рот. Нишинойя сел на высокий стул перед барной стойкой и презрительно отвернулся, обратив взгляд на происходящее в зале. Между сопровождающим Цукишимы и крашеным дырявым парнем чувствовалось напряжение, но до конфликта не дошло: Ямагучи встал и повёл Цукишиму к выходу. Как назло Цукишима подошёл к стойке и спросил о господине Информаторе. Сугавара ловко вылез из-под барной стойки, украдкой вытирая слюну, и попросил ожидать его наверху, в его приёмной. Нишинойя спиной почуял недовольство Асахи, которое, однако, быстро улеглось: Сугавара нырнул обратно, а Цукишима с новеньким парнем ушли наверх, в кабинет господина Информатора. Когда Сугавара и Асахи закончили, Нишинойя прошёл мимо них и сварил себе кофе. Асахи жалостливо взглянул на его тёмные мешки под глазами: он частично был их причиной, однако Ю никогда не говорил об этом, хотя это было не обязательно. Азумане всё понимал. - У тебя ещё хуже. - Отозвался Нишинойя, повернувшись спиной к кофемашине. Асахи в ответ только вздохнул, поставил стакан на поднос донышком кверху. Сугавара тем временем привёл себя в порядок и занял своё кресло в кабинете, который называл приёмной. На самом же деле это был своеобразный "предбанник": помещение примерно два на три, одна дверь которого вела в коридор, а вторая, по факту гипотетическая, потому как на самом деле её не было, проход из "приёмной" в непосредственную рабочую зону был открыт и свободен. В помещении было темно, только свет множества экранов компьютеров немного рассеивал темноту в обеих комнатах одновременно. - Итак, господин Цукишима, что бы Вы хотели узнать? -Спасибо за то, что уделили нам время, невзирая на Ваши личные дела. Меня интересует, куда уезжает мой отец в конце сентября. Будьте добры, подготовьте мне максимальное количество данных по этому поводу и пришлите как можно скорее электронной почтой, а через двадцать четыре часа уничтожьте сообщение. - Будет сделано, господин Цукишима. Что-нибудь ещё? - Да. Не знаете ли Вы, что с Ойкавой? У меня не получается связаться с ним несколько дней. - Господина Ойкаву ранили, когда он ехал к Императору восьмого августа. Сейчас он в больнице. По моим последним данным он будет снова доступен в ближайшие несколько дней. Рана не слишком серьёзная. - Дайте угадаю, господин Информатор, это был кто-то из Голден Гая? Район Синдзюку проснулся? - Именно так, господин Цукишима. Там сейчас неспокойно. Ойкаву подозревают в убийстве криминального главы этого района, такого же, как Куроо у нас, в Тюо. После этой смерти там начались, если позволите, дворцовые перевороты, как в России в восемнадцатом веке. Интриги, убийства, каждый пытается пролезть сам, протолкнуть ближнего и, простите за низкий сленг, нагадить сопернику. Цукишима сдержанно рассмеялся. - Чтож, пусть так. А Вы, господин Информатор, невероятно эрудированный человек. Признаю, я слышал про дворцовые перевороты, но не имею ясного о них представления. - Работа обязывает. Я знаю историю всех крупных государств: США, Великобритании, России, Китая, а так же историю Европы и частично Индии и ближнего востока. - Невероятно! - Искренне воскликнул Цукишима. Ямагучи молча сидел рядом и, слегка охреневая от их беседы, скучал. - Благодарю. Но давайте не об этом. Есть ли у Вас ещё вопросы ко мне? - Нет, господин Информатор, больше ничего. Спасибо ещё раз, что уделили мне время. До встречи. Пойдём, Ямагучи. Ямагучи встал, взял Цукишиму под руку, после чего они удалились. Сугавара откинулся на спинку кресла, вздохнул. Затем резко встал и пошёл в рабочую зону. Сел за компьютеры, не включая свет, пробежался глазами по экранам, остановил запись, включил звук и вывел видео на центральный экран. На экране появилось окно больничной палаты, не слишком близко и не слишком далеко. Портативная камера была установлена прямо на дереве у здания больницы. Через окно была видна вся палата. Ойкава сидел на стуле у окна в синем больничном халате. Невероятно красивый мужчина, сейчас он выглядел слегка бледным и осунувшимся. Это исчезнет, как только Ойкава поправится. Тоору глубоко вздохнул и поморщился: ранили его в правый бок, едва не задев лёгкие. Дверь в палату раскрылась, и вошла девушка. Кто она была такая, Сугавара не знал. Он сделал скриншот её лица, поставил галочку у себя в голове: найти информацию, проследить путь. Они обменялись несколькими фразами, она передала Ойкаве довольно толстый бумажный конверт и ушла. В том конверте находилась приличная сумма денег в евро, а так же несколько листов бумаги. Камера медленно приблизилась: Сугавара увеличил изображение, поставил на паузу, сделал скриншот и поставил ещё одну галочку в голове: прочитать текст на бумаге. Для этого надо было хорошо потрудиться, увеличив качество, восстановив изображение и разобрав все иероглифы. Планировал Сугавара закончить эту часть работы к закрытию бара, то есть к двум часам ночи. Перед началом объёмной работы он потратил чуть больше часа на то, чтобы найти сведения о Цукишиме-старшем, оформить их и отправить файл по электронной почте Цукишиме-младшему. Работа затянулась. По городским камерам выходило, будто никто с похожей на ту девушку в палате внешностью в больницу не входил и её не покидал. Для того, чтобы подключиться к камерам больницы, требовалось разрешение вышестоящего. Сугавара сразу же отправил запрос, но ответ на него так и не пришёл. Он пробил лицо по базе данных полиции, ничего не нашёл, пробил по своей базе, тоже ничего не нашёл. Человек без имени, и Ойкава с ним связан. Это был очень неприятный факт. На бумаге текст оказался на незнакомом Сугаваре языке. Онлайн переводчик подсказал, что это португальский. Но слова в тексте были абсолютно не связаны друг с другом. Текст был абсолютной бессмыслицей. И это злило. Тут на Сугавару снизошло озарение. Он вывел записи с городских камер наблюдения на несколько экранов, тщательно посмотрел записи и, о чудо, на одной из них женщина похожей комплекции заходила в больницу под руку с мужчиной. По времени совпадало не слишком сильно, между прибытием в больницу той пары и временем визита девушки прошло больше часа, но эти двое, безусловно, могли сидеть в холле, для того чтобы сбить слежку. Женщина плакала, выходя из больницы, но эта актёрская игра не могла сбить Сугавару. Киёко Шимизу и Иваизуми Хаджиме навещали Ойкаву Тоору в больнице. Пока доступа к внутренним камерам больницы не было, Сугавара перешёл к письму снова. Пробовал сложить первые буквы. Пробовал сложить последние буквы. Всё безрезультатно. Наконец, в дверь постучали. Асахи заглянул внутрь. - Коши, заканчивай. Сугавара вздохнул, потянулся, выключил компьютеры. Нишинойя стоял на балконе в шортах и светлой майке и курил электронную сигарету. - Опять травишься? Нишинойя, неглядя, кивнул. - Тебе же всего девятнадцать лет. - Асахи придвинул ближе низкое пластиковое кресло, сел возле сводного брата чуть позади и обнял его за талию. - Устал? - Спросил Нишинойя, выпуская дым. Голос его, необычайно низкий для его возраста и внешности, бархатным полотном укрыл Асахи. Азумане угукнул, прижавшись лицом к пояснице брата. Через несколько десятков секунд тишины Нишинойя сказал "мне неудобно", выключил сигарету и устроился на коленях старшего брата, обняв того ногами и руками. Асахи обнял его в ответ. Нишинойя был маленький, лёгкий и хрупкий, и Асахи держал его своими большими руками крепко, но осторожно, боясь сделать даже чуточку больно. Нишинойю он берёг так сильно, как мог, и любил больше всех не свете. На балкон неслышной тенью вышел Сугавара, вдохнул тёплый ночной воздух: август жарил нещадно, и улицы, раскаленные днём, отдавали своё тепло всю ночь. Времени было около четырёх часов утра, самое тихое время: ночные тусовки утихли, а рабочие люди ещё не проснулись. Сугавара огляделся, подошёл к братьям, тепло улыбнулся поднявшему глаза Нишинойе и уставился на улицу, смотря то в одну её сторону, то в другую. Через полчаса он спросил: - Может, пойдём спать? Завтра тяжёлый день. Нишинойя кивнул, крепко поцеловал Асахи в губы и слез с его колен. Забрал сигарету и ушёл первым. Асахи сидел, сгорбившись, его длинные волосы, местами сильно спутавшиеся, висели вперёд, и выглядел он гораздо старше своих лет. Сугавара потрепал его по плечу. - Пойдём. Асахи почти безвольно встал и побрёл в сторону выхода с балкона. Сугавара шумно вздохнул за его спиной. Откуда-то подул холодный ветер, пронизывающий до костей. Сугавара мельком оглянулся, поёжился и быстрее шагнул в дом. "Я дома" - почему-то подумалось Сугаваре.

Бесполезно пытаться спасти мою душу. Заберите домой. Там я буду послушным.

Мои карты ровно в ряд. Мы в огне, уходим вдаль. В камне имя, что терял. Ветер. Забери меня. Гробу нас не удержать. Раз не спишь, заткни-ка пасть. Нет путей меня сломать. Спасенья нет, вам не убежать.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты