Шёпот ковыля в степи

Слэш
NC-17
В процессе
128
автор
Размер:
планируется Макси, написано 186 страниц, 53 части
Описание:
В глаза бьёт отблеск солнца. Такое бывает, когда его луч касается чеканной поверхности доспехов кочевников. Проследив этот отблеск, Яхонт видит и того, кто ослепил его. Тагархан, без сомнения он. Восседает на вороном жеребце, который как статуя стоит и даже не шелохнётся. Рука Тагархана держит повод, а другая лежит на рукоятке сабли. Из-под меха шапки видны глаза. Яхонту кажется, что они смотрят на него. Хотя расстояние большое, но он чувствует этот взгляд.
Посвящение:
всем, кто любит СКАЗКУ!
Примечания автора:
Авторский мир!
Приглашаю в мою группу ВК https://vk.com/kalipclub - в ней будут арты по книги и конечно информация по новым главам.
Прекрасная поэзия по мотивам книги от Мишель Кидд https://ficbook.net/readfic/10384530
Орфография и пунктуация авторские. Автор прекрасно владеет русским языком, но ради образности и лучшего восприятия допускает определённые вольности.
Я люблю Книгу Фанфиков за вас, мои читатели, но фикбук не оберегает мои книги от пиратского распространения и присвоения их, поэтому
окончательная авторская правка текста со всеми изменениями и дополнениями будет только на сайте https://author.today/work/94663!!!
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
128 Нравится 399 Отзывы 79 В сборник Скачать

Часть 40

Настройки текста
      Долго ли коротко ехал Яхонт по лесу мрачному к землям невиданным, где рыцари в стальных латах живут. Послы с охраной многочисленной впереди следовали, за ними Яхонт с Жданом и Ингваром подле на конях и воинами своими едут. А шествие рыцари замыкают, их кони все пластинами метала закрыты.       По лесу быстро не проехать. Тропинки неширокие, петляют меж деревьев. Да и на привалы много останавливались. Послы видно непривычные к тяготам походов военных, с коней часто слазят, ноги размять, отдохнуть. А Яхонту наоборот побыстрее доехать, да не поторопить послов. Вот и приходится нетерпение в себе сдерживать. На таких привалах Ингвар даже рыбы успевает в речушках наловить и ухи сварить. Вкусная у него уха получается. Хоть и беспокойство на сердце за отца у Яхонта, но есть он себя заставляет — силы нужны со столькими напастями справится.       Ждан внимателен, подмечает это Яхонт, да не рад он такому. Ухаживает как будто Ждан за ним, пусть и грубо это выходит, да что от обычного воина взять? Ждан и костёр разведёт, поближе бревно к огню для него подвинув, чтобы вечером обогреться у огня, и воды принесёт с ручья, когда пить хочется и постель в виде одела грубого на лапнике мягком расстелет. Сам подле сядет, сон охраняя. Жалеет Яхонт, что запал он в душу Ждану. Ненужное это, лишнее. Он всего только ночь от него хотел утехи, а вот как всё обернулось. И не ответить ему Ждану на чувства, а обидеть его больше не хочет. Так и путь продолжают — Ждан заботой его окружая, а Яхонт принимая всё это с тяжестью на сердце.       Леса привычные, вскоре стали другими — мрачными. Ели высокие с лапами мохнатыми свет солнца закрывают. Прохлада в воздухе чувствуется, снежинки редкие с неба падают — суровые края оказались. Вот значит, какова земля рыцарей Ларингов — холодно здесь, мрачно.       Сквозь туман серый очертания замка проступают. Не видал такого ранее Яхонт. Замок из камня сделан, с башнями в небо уходящими, стенами камнями острыми поверху ощетинившимися. — Не нравится мне здесь, — в раздумье Ингвар произносит. Конь его рядом с конём Яхонта идёт. — Вот у нас земля древняя — светло на ней, широко, просторно, а тут ёлки одни, да камни. И замок вот каков, как будто оборону от врага держит, окна узки, а по стене часовые ходят, даже отсюда их видать. — Мне тоже здесь не нравится, да выбора нет, — соглашается со всем сказанным Яхонт, стены из камня серого сквозь туман рассматривая.       Ехали они ещё долго, и на их пути не один такой замок встречался. Все они одинаковые — мрачные, высокие, ворота закрытые, а по стенам рыцари в латах с копьями ходят.       К вечеру, уж привал ожидая, Яхонт шум услышал. Коня приободрил, который медленно шёл, как думая о чём-то своём. Поехал он на Багрянце вперёд. Ждан подле держится, Ингвар позади с дружиной верною. Послы впереди на холме остановились и рукой показывают на то, что взору открылось. Такого огромного замка они ещё не видели. Он как гора впереди возвышается, с башнями в небо уходящими, стеной окружённый, а вокруг ров с водой заполненный. За стеной высокие постройки видны с крышами, на которых шпили металлические. — Видно приехали, — как с сожалением Ждан произносит.       Яхонт взгляд его перехватил. Он такие взгляды всю дорогу видел — любви они наполнены. Ждану эта дорога в радость, подле Яхонта быть можно, а Яхонта тяготит чувство чужое. Вину за него он несёт, да не вернуть всё в обратку, чтобы исправить.       До замка ехали по дороге широкой, камнями вымощенной. Стук копыт гулом окружал со всех сторон, возвещая об их приближении. Как первые конные к воротам замка подъехали, поднялись они вверх — цепи заскрежетали, на колёса наматываемые. Подивились Яхонт с Ингваром и Жданом такому чуду, да потом последовали за всеми.       Послы приказали гостей в замок проводить, а сами откланялись. Яхонт хотел спросить о спящем лорде, да промолчал, решив, подождать.       Замок внутри огромным оказался, только не нравится в нём Яхонту. Камень холодный, серый его окружает, окна высоко расположены и узкие, так что свет из них пол как полосками расчертил.       Привели их в залу большую, там столы стоят едой уставленные. Дружина его верная в дороге проголодалась. Яхонт кивнул Ингвару, а тот вехничам команду дал, что к еде приступить можно. Сам Яхонт к большому камину подошёл. От него тепло идёт, холод убирает. Он стоит, греется.       Ждан видя такое, кресло поближе к огню поставил, мягкие подушки, бисером расшитые на него положил, шкуру волка на спинку высокую, резную накинул. Яхонт в кресло опустился, мыслями одолеваемый. Ингвар подошёл. Ему тоже еда не в радость. Озирается по сторонам. — Холод у них какой, — к огню Ингвар руки протянул, — вроде и не зима, а ветер тепло уносит, на улицу и выходить не хочется, да и здесь не теплее. Камень холодный, только у огня и согреться можно. — Неспокойно мне, Ингвар, — о чём думает Яхонт вслух произносит, — мы вроде лорда ото сна оживлять прибыли, а нас кормят, поят, а к Грифитсу спящему не спешат привести. — Верно говоришь, князь, подозрительно всё это. — Пошли, Ингвар, из вехничей кого разумного, может что услышит… — Выполню немедля, князь. — Может и мне стоит пойти? — подле Яхонта стоящий Ждан спросил. — Со мной побудь, — не хочет от себя Ждана Яхонт отпускать. Когда на плечо опереться можно, это силы даёт, что не один он.       Взгляд Ждана потеплел, светится, а Яхонт глаза отводит. Он бы и рад из сердца другого изжить, да не в силах. Вроде и забот столько, а мрак глаз Тагархана каждую ночь видит.       Недолго в ожидании томились. Ингвар вскоре в залу зашёл, по нему сразу Яхонт видит, что недоброе происходит. — Князь мой, — ближе подойдя, Ингвар негромко говорит, — смута у них зреет. Не все рады что ты лорда оживить сможешь. Этот Фирседаль своё замышляет. Не нужен ему лорд живой, а вот ты нужен. Верит он, что ты драконов себе подчинил, а им сила драконов нужна, чтобы землю нашу завоевать и кочевников с неё прогнать. Хотят они видно нас здесь порешить, а тебя в плен взять. — Предполагал я такое… — в задумчивости Яхонт, нужно решение принимать. — Узнал, где лорд спящий находится? — Да, вехнич мой всё разведал. Башня самая высокая, в ней этот лорд спит. Как к башне пройти тоже знаю, коридоров здесь много, но в том, что человек построил, путь найдём. — Тогда нам нужно план продумать, как в эту башню прорваться, — решимость в голосе Яхонта, он волос серебряный с лица смахнул, — должен я Грифитса оживить, а там посмотрим. Думаю здесь есть те, кто хочет пробуждения спящего лорда. Это нам на руку сыграет. Пусть они между собой воюют Фирседаль и Грифитс за власть, это нас спасёт. — Всё верно говоришь, мой князь, — улыбка тронула губы Ингвара. Он к столу подошёл, вехничам своим рукой махнув, чтобы они к нему шли. А на столе из блюд разных стал коридоры замка выстраивать и показывать как им идти, что обходить и где часовые стоят.       Быстро план выстроился, и медлить они не стали. Терять время — только ловушке позволять захлопнуться.       Первыми вехчнич с воинами вышли, а потом и они вслед. Идут, а часовые уже сняты, сидят к стене прислонённые, только кровушка по латам стекает.       Идёт Яхонт, рука рукоятку меча сжимает, а в другой бутылочка с живой водицей. Достал он её из сумки седельной и в руке держит.       Быстро они продвигались по тёмным коридорам, факелами на стенах освещёнными. Но вскоре их побег из залы был замечен, и тревога в замке поднялась. Здесь уж и скрываться смысла не было.       Впереди Ингвар с вехничами путь расчищает. Всех бегущих им навстречу рыцарей мечом встречает. Позади них воины оборону держат, бьются с рыцарями. А подле Яхонта       Ждан удары отражает.       Лестница витиеватая вверх идёт. — По ней, мой князь, нужно в башню подняться! — крик Ингвара в шуме боя слышен.       Яхонт к лестнице метнулся, сам отразил удар рыцаря в латах стальных, затем его Ждан перехватил, а Яхонт вверх по ступеням побежал. Видит он, что рыцарей всё больше и больше, а его воины уж на пределе. Время мало у него — или он лорда оживит, или перебьют их здесь.       Ступеньки вверх всё не кончаются. Он уж и бежать запыхался по ним, но силы как новые прибавляются в нём. Вот и площадка большая, а на ней рыцари стоят, дверь массивную охраняют. Смело вперёд Яхонт бросился. Одного сразу поразил мечом, от другого удары отбивает. Да и рыцарь видно воин искусный, стал он Яхонта к лестнице оттеснять и оступился Яхонт, на ступеньке, вниз покатившись. Хорошо Ждан подоспел. Перехватил удар меча над ним занесённого и стал рыцаря обратно по лестнице вверх отодвигать. Яхонт подниматься стал, да чувствует в ладони левой воду. Взгляд бросил, а бутылочка при падении треснула и живая водица вытекает из неё. Он губами припал к тому, что осталось, и в рот набрал, не глотая. А потом вверх побежал. Ждан всё с рыцарем бьётся, а дверь массивная уж никем не охраняется. Её Яхонт открыл и затем затворил за собой, засов задвинув. Огляделся, свет факелов по стенам освещает ложе в центре стоящее. Скромное оно, помост обычный, на нём рыцарь в латах лежит, меч подле него покоится. Как будто прилёг рыцарь лишь на минуту, глаз прикрыл и не подумаешь что столько веков его сон длится.       Подошёл Яхонт ближе, в лицо спящего заглянул — возрастом тот ненамного старше его будет. Черты лица правильные, ни усов, ни бороды нет. Но самое удивительное это светло-золотистые кудри длинные, которые лицо обрамляют и на латах серебряных лежат. Засмотрелся Яхонт на спящего лорда, а потом опомнился. Шум с лестницы слышен — бой там идёт.       Он к губам тонким, надменным, своими припал и поцелуй глубокий рыцарю подарил, так что водится живая их поцелуй объединила. И вздохнул рыцарь, глоток живительный делая, и в губы незнакомые, но такие сладкие впиваясь. Рука его в перчатке стальной за шею Яхонта к себе притянула, да так, что и дёрнуться тот не может. Хоть и недолог был поцелуй, да Яхонту дыхание сбил. Сам рыцарь прервал поцелуй, не отпуская Яхонта, но чуть отстраняя от себя, так что их глаза встретились. — Пробуждаться так всегда хотел бы я, — голос лорда прозвучал. — Кто ты, серебряный? — Яхонт, князь земель древних. Ты спал несколько веков, после того как дракона клинком поразил, — глаза у лорда цвета неба голубого, в таких и потеряться можно, но Яхонт в грудь его рукой упёрся, отстраняясь, — Не все твоему пробуждению здесь рады. Там бой идёт, моих воинов убивают. — Вечные заговоры, — сам он руку с шеи Яхонта убрал и встал с ложа скромного, да так легко, как будто и не спал века на нём. — Я помню что дракона клинком пронзил… значит я потом заснул… А дракон? — Он тоже заснул, но я клинок у него вынул и дракон проснулся. — Ты дракона оживил и меня значит, — на меч массивный опираясь, лорд к Яхонту шаг сделал. — Поцелуем?       Высокий рыцарь, да ещё и латы ширь его плечам придают. Яхонт аж отступил. — Водой живой, да бутылочка разбилась, покуда с рыцарем бился, вот и пришлось так живую воду сохранить.       Усмехнулся рыцарь, по Яхонту взглядом водя, а в его глазах цвета неба голубого огонь желания виден. — Жаль сейчас время нет… мы потом продолжим. Так что в замке моём происходит? — Меня сюда послы пригласили, узнав, что я дракона оживил. Лорд Фирседаль, который сейчас всем здесь правит, видно не хочет твоего пробуждения, и решил всех моих людей убить, а меня в плен взять. — Вечные заговоры… ничего не меняется в этих стенах.       Сказав это, лорд широким шагом направился к окну, факел взяв со стены. Распахнув его створки, которые донизу доходили, и шагнул наружу. Яхонт за ним последовал видя, что там площадка неширокая, вот на ней лорд и стоял. — Подданные мои! Я лорд Грифитс, ваш правитель! Преклоните колено предо мной! Хочу видеть я тех, кто верен мне, хоть и прошло веков много!       Звучный голос эхом от стен отразился, а свет факела рыцаря осветил. Те, кто были внизу, где битва шла враз замерли, взгляды вверх устремили. И вскоре шёпот, как ветер над толпой пролетел. — Лорд Грифитс очнулся! Лорд Грифитс! Наш лорд проснулся!       Громче и громче голоса стали слышны, они как океан в шторм грохотом оглушают: — Лорд Грифитс!       Всё пространство внизу рыцарями в латах стальных заполнено, факелы у них в руках и мечи. Мечи те они вверх подняли, крича в едином порыве: — Господин наш, верой и правдой тебе служить будем!       И колено все преклонили.       Стоял Яхонт позади лорда, видя склонённые головы рыцарей и то, как кудри рыжие Грифитса на ветру развевались. Видел, как лорд меч свой поднял и произнёс: — Отныне я ваш лорд! Я поведу вас за собой покорять земли чужие, во славу рыцарей Ларингов!       Затем отступил в темноту, факел оставив на камне. Эхо голосов вторила его словам: — Покорим чужие земли во славу Ларингов!
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты