Люди отдельно, ксеноморфы отдельно

Слэш
NC-21
Закончен
1134
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 19 страниц, 1 часть
Описание:
Юный техник Питер Паркер отправляется в очередной рейс бороздить просторы вселенной. Только в этот раз его ждёт неприятный сюрприз - на борту космического корабля находится чрезвычайно опасное существо, которое сдерживает лишь высокотехнологичная клетка.

Примечания автора:
🔞 Рейтинг поставила за специфическую постельную сцену.

🔥 Да, чешу очень необычные кинки, может сквикнуть.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1134 Нравится 50 Отзывы 185 В сборник Скачать
Настройки текста
Несмотря на довольно юный возраст, Питер Паркер совершил уже семь дальних рейсов в другие солнечные системы. Платили более чем неплохо, он уже смог приобрести квартиру в Нью-Йорке на Земле. Да, не самый престижный район пока, всего лишь двушка на сотом этаже, но для его небогатой семьи — это очень большое достижение. — А можно я не буду на него смотреть? Меня вгоняют в ужас все эти ксеноморфы, — морщится Паркер. Он не разделяет восторгов Нэда по поводу очередной дикой и страшной зверушки. Питер предпочёл бы, чтобы подобный экземпляр не находился на одном с ним корабле, но работа, к сожалению, обязывает. А вот Лидс по монстрам просто тащится, и, кажется, уже не только в научном плане. — Друг, ты не понимаешь! Это же невероятное слияние ксеноморфа и человека! Получился идеальный организм — сильный, быстрый, регенерирует за секунды, но, при этом, не обделённый интеллектом. Паркер снова морщится и натужно вздыхает. — А ещё мутация произошла самостоятельно, не в лабораторных условиях, что большая редкость, — продолжает восторженно верещать Нэд. Они идут по длинному коридору космического корабля, который неуловимо вибрирует, мало, кто чувствует эту дрожь, особенно в первый полёт, но Питер за несколько лет, проведённых в этих титановых стенах, уже, кажется, слился со звездолётом. Космический «Бродяга» является для него настоящим домом, а Паркер заботится о доме, проверяет, исправен ли он, и в случае чего — чинит. Питер решил связать свою жизнь с техникой и не прогадал — «Бродяга» стал если не золотым билетом в жизнь, то хотя бы серебряным. Да, во всем есть свои минусы, приходится улетать с Земли на несколько месяцев, а бывает, и на полгода, но зато экипаж крупных межсистемных космических лайнеров пользуется уважением, подобная работа является прекрасной записью в послужном списке и может помочь в будущем хорошо устроиться уже на Земле. — Да уж, я бы хотел, чтобы наш вид не скрещивался с всякими уродами, — фыркает Питер. Лидс задыхается от возмущения, начинает кричать, что Паркер ничего не понимает, это же новый шаг в эволюции! Но юноша плевал на подобную эволюцию, предпочитая, чтобы человечество развивало свой интеллект. Нэд же — фанатичный учёный, готовый скрестить человека с кем и чем угодно, даже, кажись, с табуреткой. — Как бы тебе не хотелось, но тебе придётся увидеть его, ты один из техников, — качает головой Лидс, видимо, окончательно разочаровавшись в реакции своего друга. Да, Питер пропустил инструктаж, который проводили для других техников, после того, как в корабль установили клетку для ксеноморфа. Но Паркер не ответственен за новую камеру, поэтому командующий состав разрешил изучить новое оборудование уже в полёте из-за того, что так предписывает аварийный протокол. Металлические двери разъезжаются, являя овальную комнату с большим окном в пол. В клетке ксеноморфа сумеречно, горит слабая неоновая подсветка у потолка. В комнате почти ничего не видно, Питер предпочитает, чтобы дальше так и оставалось. — Бронестекло, десять сантиметров, камера обшита блоками в двадцать сантиметров из иридия с вкраплениями алмазной крошки. — Вау, — Питер вскидывает бровь. — Неужели настолько силён? — подходит к панели управления камеры. — Щитки на теле могут выдержать взрыв ядерной боеголовки, когти режут практически любой металл, — совершенно спокойно говорит Нэд, будто там, за стеклом, не живое оружие. — Это будет нервный полёт, — замечает Паркер, пролистывая меню управления клетки, здесь всё стандартно — автоматическая терморегуляция, поддержка постоянной влажности и уровня кислорода. — Всё нормально, друг, камера очень надёжная, я был в команде проектировщиков. — Хоть что-то радует, а то немного тревожно с идеальным убийцей под жопой, — успокаивается юноша, ведь он уже упоминал, что Нэд настоящий фанатик своего дела, значит, клетку он сделал на славу. — Кстати, если ты думаешь, что он безмозглый, как не скрещенные ксеноморфы, то ошибаешься. Я же уже говорил про интеллект. Он вполне осознаёт себя и ведёт себя, как обычный человек, ну, с некоторыми оговорками, — продолжает свою восторженную поэму Лидс. — Так почему же мы везём это разумное существо в клетке? — тут же задаёт логичный вопрос Питер. — Могли бы выделить ему вип-каюту и попивать с ним чаёк с виски на обед, а вечерами рубиться в карты. — Разумное, не значит, что благоразумное. Он проявлял признаки агрессии. Лучше перестраховаться. — Замечательно, злобная тварь на борту, способная порубить нас всех в капусту, — Паркер выключает подсветку на панели, он изучил, всё, что необходимо. Ничего нового и сложного, обычное программное обеспечение, стандартные протоколы, типичная «начинка». Питер поднимает взгляд и замирает. Оно стоит совсем рядом, ну, точнее, слава звёздам, его отделяет десять сантиметров бронестекла. На существо падает только слабый неоновый свет, но и этого достаточно. К тому же, ксеноморф излучает собственное свечение. Лицо у этого существа более человеческое, чем себе представлял Паркер, только разрезано странными симметричными прорезями, которые идут от уголков рта к вискам. Будто это просто маска, с помощью которой ксеноморф пытается походить на человека. На голове у монстра тоже вполне человеческая причёска с немного удлинённой чёлкой и выбритыми полосками на висках. Питер задаётся вопросом, какой парикмахер-экстремал осмелился взяться за волосы этого экземпляра? А вот от подбородка тело ксеноморфа приобретает странные инопланетные черты — оно покрыто чёрными узорчатыми щитками, кое-где торчат тупые шипы. Хотя фигура вполне человеческая, крепкая, мужская, и ростом оно тоже не обделено. Прорези между щитками и на лице светятся слабым голубым неоном, как и глаза ксеноморфа. Оно даже не моргает, только пристально смотрит, словно не живое. — Правда красавчик? — восхищённо вздыхает Лидс. Питер пару раз растерянно моргает, осознавая, что пялится на ксеноморфа, как на зверушку в зоопарке. Всё же это когда-то было человеком. — Жутко, — отвечает Паркер и встряхивает головой, по спине струятся мурашки от осознания, что он видит перед собой существо противоестественной природы. — Оно… меня пугает, — заключает Питер и вздрагивает. Стоящий неподвижно монстр вдруг чуть наклоняет голову и вскидывает бровь, будто слышит слова юноши, хотя это невозможно — Питер сам видел в блоке управления, что аудиосистема в данный момент отключена. Именно сейчас ксеноморф кажется слишком похожим на человека. — Кстати, его зовут Тони, — невпопад замечает Лидс. — Не скажу, что я рад познакомиться, — качает головой Питер. Существо как-то неопределенно дёргает плечом, длинный хвост, состоящий из треугольных заостренных щитков, взвивается рядом. Больше всего пугает зазубренный наконечник, которым влёгкую можно отрубить голову, вот Питер в этом уверен. Ксеноморф, будто фыркнув, оборачивается, демонстрируя более продолговатые щитки на спине и светящуюся полоску, тянущуюся вдоль позвоночника, и скрывается в сумраке. — Кажется, ты его обидел, — разочарованно говорит Нэд. — Каким образом? — Мы подозреваем, что он может читать по губам. Я же говорю, этот экземпляр чрезвычно умён, но мы совершенно не знаем пределы его интеллекта — он старательно избегает любого контакта. — А раньше ты мне, конечно же, сказать не мог. Не хочу иметь во врагах жуткого ксеноморфа.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

Через неделю полёта Питер даже уже забыл, что на борту находится монстр. Паркер занимался своими обычными делами — что-то осматривал, что-то чинил. В свободное время любовался бесконечным прекрасным звёздным пейзажем за иллюминаторами или обыгрывал в покер Лидса. — Паркер! — громогласный окрик. Питер почти задремал за столом над чашкой чая, уставившись в иллюминатор. Реки звёзд всегда вводят его в умиротворяющее состояние. Паркер тут же подскакивает по стойке смирно, ведь так рявкнуть может только капитан корабля. — Хватит прохлаждаться. Проверь камеру ксеноморфа, там барахлит аудиосистема, — Стив Роджерс сурово взирает с высоты своего двухметрового роста. — Сэр, я не отвечаю за камеру, — отвечает выштудированно Паркер. — Знаю, — кивает Стив, вперив свои ледяные голубые глаза в юношу. — Но Бэннер и Романов сейчас занимаются главным двигателем, так что дуй к ксеноморфу. — Есть, сэр! — тут же соглашается Питер, потому что спорить с капитаном можно только в крайнем случае, его приказы не обсуждаются. — Вперёд! — отворачивается Роджерс и шагает прочь, а Паркер отстранённо думает, как капитанская форма не лопается на этой горе мышц. Юноша грустно вздыхает, встречаться с мерзким ксеноморфом ой как не хочется, особенно после того, как он его нечаянно оскорбил, но делать нечего. Он надеется, что этот Тони-монстр в данный момент сладко спит. Сегодня в отсеке с ксеноморфом немного светлее. Питер бросает осторожный взгляд внутрь камеры — она похожа на обычную каюту, оборудованную довольно большой кроватью, столом, диваном. Ксеноморф сидит на кровати, в руках у него какой-то планшет, длинный хвост колечком уложен рядом. Паркер удивляется, он и не думал, что монстру доверят технику. Ксеноморф тут же бросает взгляд на вошедшего, на его лоб падает длинная чёлка. Волосы у ксеноморфа абсолютно чёрные, блестящие, слишком ухоженные для жуткого мутанта. У Питера снова бегут мурашки по телу — от страха и странного трепета перед этим необычным существом. — Да уж, наверное, фигово здесь торчать целыми днями на виду у всех, — бормочет про себя Паркер, чтобы заполнить гнетущую тишину. Питер быстрым шагом подходит к узлу управления, отодвигает железную панель рядом, чтобы заглянуть в технический блок. Паркер сразу же подлезает к плате с аудиосистемой, прощупывая провода пальцами. Проблема обнаруживается довольно быстро — перегорел один из контактов, его заменить дело пяти минут. — Да, неприятно, — слышится из динамиков, как только Питер восстанавливает повреждённый участок. Юноша от неожиданности роняет инструмент и кидает пугливый взгляд в камеру ксеноморфа. Оно вновь стоит у стекла, поразительно близко, но так далеко. Питер безумно рад, что это стекло не может пробить даже пуля. Ксеноморф разглядывает его своими остановившимися жуткими светящимися зрачками. — Боишься меня? — зачем-то вдруг спрашивает монстр, чуть усмехнувшись. — А сам как думаешь? — подбирает отвёртку Паркер. — Я знаю, что ты подслушивал тогда, можешь не притворяться. — Боишься, — пожимает плечами оно. — Людям свойственно бояться того, чего они не понимают. А ещё подавлять силой. — Извини, чувак, но у тебя такой арсенал, что лучше перестраховаться, — нервно говорит Питер. Он всегда несёт околесицу, когда волнуется. Чтобы просто так не стоять под пытливым взглядом ксеноморфа, Паркер тянется закрыть панель. — Занимательно, — ксеноморф резко кладёт когтистую ладонь на стекло, противно и громко клацая, а Питер подпрыгивает от неожиданности — сердце, кажется, укатывается в самые пятки. Существо издевательски заливисто смеётся, демонстрируя рот, полный клыков, точно решило испугать специально. — Очень смешно, — бухтит Паркер, собирая впопыхах свой чемодан, чтобы убраться подальше от этого существа. — Такая же ладонь, как и у тебя, — кивает оно на свою руку, которая до сих пор лежит на стекле. — Нет уж, у меня нет острых когтей, — качает головой Питер. — А ещё нет панциря-брони и хвоста, который может вмиг насадить меня, как шашлык, — тараторит ещё большую ерунду Паркер. — Насадить, — задумчиво тянет монстр, будто ему нравится эта перспектива. — Это не всё, могу ещё много чего интересного показать, — продолжает забавляться существо, улыбаясь уже ехидно. — Нет уж, уволь, — подхватывает чемоданчик Питер и делает шаг к двери. — Интересно, как ты пахнешь, Питер Паркер? — вдруг летит вдогонку. Юноша замирает, занеся ногу, и оборачивается. Монстр скалится во весь зубастый рот, поставив уже обе ладони на стекло, мощный хвост раскачивается чуть позади и немного волнительно трусит, будто существо готовится к броску. Инстинкты вопят убираться подальше и поскорее, но, к сожалению, Питер ограничен этим кораблём. Здравый смысл успокаивает, что существо не сможет пробиться сквозь стекло. — Все люди пахнут по-разному, я думаю, ты пахнешь приятно, — продолжает говорить мерзкие вещи ксеноморф. Полоски на его теле загораются сначала ярче, а затем становятся ярко-красными. — Отвратительно, — бросает Питер и скрывается за дверью. Вслед летит ехидный смех монстра, Паркер на сто процентов уверен, что тварь просто издевается над испуганным человеком. Да уж, оно ещё умнее, чем юноша думал.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

— Питер! — плюхается рядом Лидс. Паркер морщится, он специально забился в самый угол столовой, чтобы в одиночестве посетовать на то, какой же он дебил — над ним вдоволь поиздевался ксеноморф. — Ты вышел на контакт со Старком. Потрясающе! — в восхищении продолжает вопить Нэд. Все взгляды в столовой устремляются на них. — С каким Старком? — не понимает юноша. — Ну, с ксеноморфом, его зовут Тони Старк, это его человеческое имя, — сияет, словно рождественская ёлка, Лидс. — О Боже, — закатывает глаза Питер. — Это трудно назвать контактом. Он просто меня потроллил. — Поверь, брат, это большое достижение. Он вообще с нами не общается, слова из него не вытянешь. А на тебя… — друг набирает побольше воздуха, а Паркер кривится, готовый принимать волну восторженного крика. — …у него невероятная эмоциональная реакция! Он никогда раньше не смеялся и не улыбался! Теперь мы понимаем, что у него намного сильнее развиты эмоции, он может даже шутить! — Ага, восторг, — сухо фыркает Паркер. — А шутки у него гадкие. — Ну какая разница, — с придыханием говорит Нэд. — Тебе нужно с ним ещё пообщаться. Это безумно важно. — Нет, нет и ещё раз нет! — тут же качает головой юноша. — Питер, ты должен! Это же огромный шаг для науки! — тут же возмущается Лидс. — Я должен чинить технику, ну никак не выслушивать шуточки ксеноморфа, — шипит Паркер. — Умоляю! — Нет. — Ну пожалуйста! — Лидс строит щенячьи глазки. — Нет! — Питер, если ты не согласишься, то я буду умолять тебя на коленях! — грозится Нэд. — Ни за что! — рявкает Паркер. — Встану на колени прямо здесь! — тыкает на пол Лидс. — Ты с ума сошёл! — Я уже встаю! — и вправду приподнимается излишне идейный друг. — Ладно-ладно! — тут же вскидывает ладони Паркер, ему не хочется становиться ещё большим шутом перед всеми. — Что я должен делать? — Просто ещё немного поговорить с ним. — Ох, это сложнее, чем ты думаешь.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

Сегодня в камере ксеноморфа также светло. Монстр тут же подрывается со своей кровати, как только видит вошедшего Питера. Юноша переминается перед стеклом, не зная, куда вообще себя девать, проклиная чёртового Лидса и себя, что повёлся на дурацкие уговоры. — Привет, Питер Паркер, — сам начинает разговор Старк. Юноша поднимает несмелый взгляд — ксеноморф уже стоит совсем рядом, чуть ли не носом утыкаясь в стекло. Паркер невольно задумывается — этот Тони когда-то имел семью, друзей, возможно, жену или детей, а теперь прозябает в камере и летит на конец солнечной системы. Интересно, как он подцепил эту заразу? — Здрасте, — мямлит Питер, думая над тем, насколько он глупо выглядит. — Ты явно не хочешь здесь находиться, — вскидывает подбородок монстр и улыбается одними губами. Глаза же ледяные и чужие. Да и сам весь этот монстр абсолютно ему, человеку, чужой. — Ты как всегда проницателен, — кивает Паркер. — Так что тебя привело? — Мне сказали поговорить с тобой, — выдаёт правду в лоб Питер, а затем хочет уже расшибить этот лоб от своей неуёмной тупости. — Занимательно. Сказали? Ты тоже не свободен, как и я? — Ну, мне за эту несвободу платят, — пожимает плечами Паркер. — Ох, а мне ничего не платят, как жаль, — на лице ксеноморфа поддельное разочарование. Но Питер не верит этим эмоциям, потому что глаза твари остаются ледяными и мёртвыми, так смотрит хищник на свою добычу — пристально и голодно. Питер напряженно молчит, ксеноморф продолжает загадочно улыбаться. — Ну же, Питер-р Паркер-р, — оно будто перекатывает имя на языке. — Ты же должен со мной говорить. Говори же. Я отвечу. Может быть, тебе за это заплатят больше денег, я не против, — ехидничает высокомерно существо. — Конкретно за это мне не платят, — нехотя отвечает Питер, потому что не хочет снова угодить в словесную ловушку хитрого монстра. — Тогда почему ты совершаешь такое неприятное для себя действо? Поделись со мной? — вкрадчиво спрашивает тварь. — Да так, ради друга, — Паркер чувствует себя так, будто идёт на расстрел. Сердце бешено заходится, ему мучительно стыдно и безумно некомфортно, будто он стоит голым под взглядом этого монстра. Питер уверен, что он красный, как рак. — Друга? — расплывается в ещё большей улыбке Старк. — У меня тоже когда-то были друзья. Питер тут же вскидывает голову, потому что ксеноморф начал вдруг что-то говорить о своём прошлом. — А потом случилось недоразумение — подселился паразит, — закатывает глаза существо. — Люди почему-то решили отобрать у меня всё — семью, друзей, возможность вернуться домой только за то, что я теперь отличаюсь от них, — острые клыки твари так близко, всего в каких-то десяти сантиметрах, казалось бы, только протяни руку. — Забавно, я долго не воспринимал себя ксеноморфом, а общество уже выкинуло меня из своих рядов, хотя я наполовину остался человеком, но, увы, человеческие права и свободы мне больше не доступны. Кто-то решил, что я идеальный подопытный кролик, а когда я не захотел, чтобы надо мной ставили не очень приятные эксперименты, то меня посчитали агрессивным, — продолжает холодно цедить собеседник. — Я тебя не утомил, Питер Паркер? Юноша только растерянно качает головой, уже дрожа всем телом. Это существо даже сквозь десятисантиметровое стекло излучает такую мощную подавляющую энергию, что хочется поскорее спрятаться или хотя бы закрыть оборонительно руками лицо. — Ты прости, но тебе же приказали говорить со мной, а ты молчишь, вот досада. Поэтому говорю я, не хочу, чтобы твой дружочек остался в тебе разочарованным. Вдруг ещё раз заставит тебя общаться со мной! — опять ехидничает существо. Питер чувствует себя так, будто его облили чем-то липким и неприятным. Этот монстр заставляет кишки стягиваться в тугой узел, а разум выходит из-под контроля, столько стыда юноша ещё никогда не чувствовал. — Твой друг, Нэд Лидс, забавный, — продолжает елейно говорить Старк. — На всё готов, лишь бы мне угодить. Паркер резко разворачивается и идёт прочь, потому что разговора у них не удалось. Ксеноморф просто вдруг решил излить на него всю свою злость на род человеческий и заодно поиздеваться вдоволь. — Ты очень приятно пахнешь, как я и воображал, — вдруг произносит тварь. Питеру кажется, что его ударили по лицу — резко и с отмашкой. — Что? — оборачивается Паркер. — Нэд Лидс очень забавный, было легко выпросить у него твою футболку. Мне не трудно угодить, теперь я не особо прихотлив, — растягивается в широкой гадливой улыбке существо. Пространство вокруг глаз монстра становится почти чёрным, как и белки, а зрачки и радужка теперь бордовые, цвета свежей крови, и потусторонне светятся. Полоски на лице становятся ещё шире, являя подсвеченным красным переплетающиеся трубки, покрытые щитками. Питер никогда в жизни не ощущал такого ужаса. Этот ксеноморф опасен не только физически, он ещё знатный манипулятор и хитрец. Паркер бежит прочь, еле передвигая ноги от первобытного ужаса.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

— Это потрясно! Невероятно! Просто слов нет! — вопит Лидс, находя Паркера на том же месте — в столовой. — Такая реакция, такой изощрённый ум, он просто идеален! Не только великолепный охотник, но и первоклассный стратег! Питер молчит, уткнувшись взглядом в свой остывший чай. — Ты должен с ним ещё пообщаться! Ты столько всего интересного можешь из него вытянуть! Я не могу понять, что именно в тебе его привлекло. Внутри Паркера вновь будто что-то взрывается, он порывается запустить в лицо Лидса чёртов бокал с чаем. — Ты, блять, отдал ему мою футболку! — вскрикивает юноша, и ему уже всё равно, что подумает остальная команда. — Стащил мою вещь и вручил самому, кажется, опасному и ехидному существу во вселенной! — вопит Паркер, не стесняясь своих криков. — Ты такой же ебанный извращенец, как и он! — хватает всё же чашку со стола и бьёт об пол. Это так просто не оставит капитан Стив Роджерс, но в данный момент он мог бы и в него запустить чашку. — Не приближайся больше ко мне! — Паркер быстрым шагом удаляется в свою каюту, а хочется выйти прямо в открытый космос — только его холод сможет усмирить жар гнева, что сейчас пылает внутри.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

Месяц Питер не видит чёртового ксеноморфа, и месяц же не разговаривает с некогда лучшим другом. Нэд пытался пару раз подсесть и завести разговор, но Паркер упорно молчал и уходил прочь. Такие вещи так просто не прощаются. Теперь юноша предпочитает отсиживаться в южном холле, здесь почти никогда никого не бывает из команды, но зато панорамное окно во всю стену. — Питер? — окликает его приятный глубокий женский голос, который юноша узнаёт. — Да, Нат, — поворачивается к девушке. Наташа, заместитель старшего техника, неловко мнётся рядом. Её яркие рыжие волосы уложены в волнистое каре, которое вызывает непрошенные ассоциации с костром. — Ты сможешь помочь мне в одном деле? — спрашивает Наташа, пряча руку с ключом за спиной. — Да, конечно, а что такое? — тут же подскакивает Питер. — Нужно проверить клетку с ксеноморфом, опять там что-то барахлит. Брюс и Клинт работают по поручению капитана, а одной идти мне страшно. Нет-нет, я бы раньше сама бы точно сходила, но в последнее время меня это существо пугает. Паркер мучительно вздыхает. Знала бы Наташа, как его пугает этот ксеноморф. — Ой, если ты не хочешь, то ничего страшного, я сама схожу. — Нет, я иду, — рьяно соглашается, уж позориться перед девушкой он точно не будет. Главное, не заорать от страха около самой клетки ксеноморфа. Глубокие борозды, уходящие на несколько сантиметров вглубь бронестекла. Ими испещрена вся поверхность наблюдательного окна со стороны ксеноморфа, будто монстр бился в истерике и пытался всеми силами вырваться наружу. Свет в камере погашен, а самого виновника повреждений не видно. — Охренеть, — выдыхает Питер. — Я про это и говорила, — выдвигает торопливо панель Наташа. — Давай я тебе помогу, быстрее уберёмся отсюда, — тут же кидается к девушке Паркер. — Ага, проверь узел видеонаблюдения. Вообще не пойму, что с этой клеткой, вечно что-то выходит из строя! — возмущается девушка, сдувая со лба прядь ярких волос. — Наверное, делали впопыхах, конструкция несовершенна, — выкидывает уже второй перегоревший контакт Питер. — Да как так можно! Здесь же столько людей! Эту тварь надо перевозить на отдельном танкере для заключённых, а не с мирной миссией, — тоже чинит контакты в аудиосистеме Наташа. — Я уже это всё меняю по третьему кругу, у меня все детали проверенные, а горят, как спички. — Может быть, не выравнивается напряжение? Вот и горит всё, — предполагает юноша. — Надо детально разбираться. — Ага, а для этого придётся выключать питание всей клетки. Как думаешь, как быстро тогда эта хрень вырвется? И кто первый пойдёт ему на ужин? — вскидывает руки Наташа. — А что говорит капитан? — Он спокоен, потому что учёные уверяют, что всё под контролем, надежнее этой камеры не придумали ещё ничего. Питер качает головой, почему-то он не разделяет спокойствия. Бам! Что-то тяжелое врезается, а потом звучно падает. Поверхность пола вибрирует. Питер в ужасе смотрит внутрь клетки. Из темноты вырывается стремительной чёрной стрелой ксеноморф и бросается на стекло с такой мощью, что, кажется, оно прогибается. Десять сантиметров противоударного стекла, которое может сдержать атаку гранатомета, теперь не кажутся такими прочными. Монстр отлетает, но уже через секунду вновь бросается на преграду. И так раз разом, так быстро и стремительно, что Питер не может различить лица ксеноморфа. — Как же хорошо, что этот полёт длится всего три месяца, скоро это всё закончится, — говорит испуганно Наташа, глядя на то, как узник пытается разнести свою камеру.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

— Тревога! Тревога! — Питер вскакивает и открывает глаза. Воет противная сирена, каюта подсвечена красным. — Особо опасный объект вне охранной зоны. Всем требуется пройти в капитанскую рубку. — Твою же мать! — вскрикивает Паркер, натягивая свой рабочий костюм. Внутри холодеет от ужаса, потому что, кажется, он уже знает, что за объект вырвался и сейчас спокойно бродит по космическому кораблю, где куча обычных гражданских, не обладающих навыками самообороны. Питер всегда удивлялся тупости людей во всяких космических ужастиках, а теперь, оказываются, все на этом корабле такие же самоуверенные тупицы. Питер вываливается из каюты, чуть ли не падая на пробегающих мимо людей. — Что произошло? — вливается в поток Паркер. — Ксеноморф удрал! — выкрикивает кто-то. Сердце пропускает удар, потому что до этого момента у Питера была ещё надежда, но теперь её нет — тварь нашинкует всех на ту самую капусту. Или нет, Паркер сразу вспоминает старые фильмы о космических монстрах и жуткие ульи, в которые превращались подобные корабли. Пожалуй, лучше умереть, чем стать носителем для какой-нибудь мерзкой личинки. Стрелять на межзвёздном судне запрещено, немного повредишь обшивку — всем каюк. Интересно, может ли выжить ксеноморф в открытом космосе? — Тревога! Трево-о-о-га, — вдруг начинают растягиваться гласные в аудиосообщениях. Свет сначала загорается ярче, а затем напряжение падает до минимума. — Тре-е-е… — голос становится низким, как на старых заезженных пластинках. –…в-о-о… Запись обрывается, свет тоже гаснет. Раздаются крики паники, а Питер сам в ещё большей панике — повредить питание можно только в главном узле управления, значит, тварь умудрилась уже покопаться и там. А если учесть, что и аварийные генераторы не запускаются, то дело совсем плохо. Темно так, что не видно абсолютно ничего, корабль больше не защищает их, а становится огромной могилой посреди космоса. «Это потрясно! Невероятно! Просто слов нет! Такая реакция, такой изощрённый ум, он просто идеален! Не только великолепный охотник, но и первоклассный стратег!» — Первоклассный, сука, стратег! — рыкает Паркер, проталкиваясь сквозь толпу. Хотя нет смысла спешить, эта херня всё равно рано или поздно до всех доберётся. Что-то резко хватает за плечи и выдёргивает вверх. Питер орёт, смешно болтает ногами, но никто даже не замечает его призыва о помощи. Он видит прямо перед глазами мелькающие красные полосы, в спину впиваются острые когти, но одежду не пропарывают. Тварь куда-то тащит свою добычу. Его отпускают также резко, Паркер неловко валится на ноги, благо от пола не далеко, поэтому это почти не больно. В этой части коридора подозрительно тихо, еле различимые звуки паникующей толпы теперь где-то далеко впереди. Темно и невыносимо страшно, сердце заходится в быстром галопе, ещё немного, и Питер уверен, его хватит инфаркт в столь юном возрасте. Он слышит страшные хрипы, только чуть погодя до него доходит, что это он сам хрипит от ужаса, как подбитое животное. Его тошнит — выжигающая кислота вперемешку с горечью подкатывают к горлу. Зажигается слабая красная подсветка около пола. Питер вскрикивает и прижимается к стене, ища в ней призрачного утешения. — Люди забавные, разбегаются, как тараканы, — слышится знакомый вкрадчивый голос. Ксеноморф материализуется будто из самой тьмы. Красные глаза взирают с той же ледяной отрешённостью. Слишком длинный хвост вьётся над головой монстра. Оно медленно крадётся, дразнит, потому что Питер всё равно никуда не сможет убежать, а юноша и не пытается — это бесполезно, лишь лишние телодвижения. Тварь пришла мстить за недобрые и резкие слова, которые адресовал ему Паркер. — Привет, — зачем-то здоровается монстр и вновь зловеще улыбается. Издевается, как пить дать издевается над еле живой от страха жертвой. — Теперь я хочу с тобой поговорить, — вкрадчиво продолжает монстр. Питер молчит, загнанным животным смотрит на ксеноморфа — идеального и в чем-то прекрасного убийцу. — Опять ты молчишь, — цокает недовольно тварь. Паркер только вновь задушено хрипит. — Не приходил больше ко мне, я соскучился, — ксеноморф слишком близко, но Питер не ощущает привычного тепла человеческого тела. Лицо твари около правого уха, хвост обвивается вокруг талии, сжимает в колких объятиях. Паркер не знает, он ли это периодически от страха теряет сознание или просто постоянно моргает свет. Оно принюхивается, утыкается в шею, скользит носом по линии подбородка. Теперь красные глаза напротив. — Ты вживую пахнешь ещё лучше. Губы, почему-то оказавшиеся нежными, касаются губ юноши. Хвост чуть туже затягивается на талии, но не причиняет дискомфорта, кончик тянется к шее, невесомо проводит, не оставив даже царапину. Питер совершенно не понимает намерений твари, но, кажется, пока она не хочет причинить вреда. — Я не сделаю тебе больно, — вдруг говорит монстр. Паркер качает отрицательно головой. — Не веришь? Боишься? — усмехается ксеноморф, являя острые клыки, что совсем противоречит его уверениям. Старк подхватывает Питера и закидывает на плечо, так, словно он ничего не весит. Юноша чувствует под пальцами холодные гладкие щитки. Хвост вновь обвивается уже вокруг плеч, поддерживая. Существо приволакивает его в какую-то каюту на верхнем ярусе, кажется, это те самые вип-комнаты, которые занимают, обычно, только члены высшего начальствующего состава или обеспеченные гости. Красное освещение вновь гаснет, но через секунду уже нормальная подсветка зажигается по периметру комнаты. Значит, повреждения в центральном узле управления уже успели устранить. Ксеноморф не хотел вывести из строя их корабль, он просто всех отвлёк, разыграв маленький спектакль. — Свет на минимум, включить напольные лампы, — приказывает ксеноморф, будто для него это обычное дело. Оно кидает Паркера на кровать и само запрыгивает следом, размахивая хвостом. Питер непонимающе пару раз моргает, только сейчас до него доходит, что, кажется, инопланетная тварь хочет его… изнасиловать! Паркер кричит и пытается уползти, это просто инстинкты самосохранения, которым в данный момент невозможно противиться. — Далеко собрался? — хватает за ногу и быстро подтаскивает к себе. — К чему это? Всё равно не убежишь. — Боже, да что тебе надо? — взвывает Питер, закрывая лицо руками, почему-то готовясь к удару. — Что я тебе сделал? — Просто нравишься, — пожимает совершенно спокойно плечами Старк. — Кошмарное выражение чувств, чувак! — опять начинает нести в истерике околесицу Паркер от волнения и ужаса. — А ты бы принял мои ухаживания? — хохочет заливисто ксеноморф. — Не думаю, — оголяет вновь свои жуткие опасные клыки. — А я, между прочим, ради тебя выломал клетку. Это оказалось проще, чем медленно выводить из строя оборудование, слишком муторно, всё же система довольно надёжна. — Что, подожди, это ты ломал технику? — не верит своим ушам Паркер. — Да, скучное занятие, — фыркает пренебрежительно монстр. — Быстрее пробил эти панели, но забавно было наблюдать, как вы такие смешные, раз за разом всё чините и возмущаетесь. — Как? Боже мой, — ужас отходит на второй план, теперь его затапливают любопытство и некое подобие восхищения. Эта тварь мастерски водила за нос экипаж и даже хвалёных учёных, она умнее и хитрее всех вместе взятых на корабле, и впрямь идеальный организм, если не сказать, что венец эволюции. Люди физически слабы, быстро устают, и не всегда отличаются гениальным умом, а вот это существо — не только может пробить самый крепкий материал, созданный человеком, но и выводить из строя на расстоянии технику. — Я могу ещё много чего, — елейно произносит Старк. — Покажу, если ты захочешь. Гибкий длинный хвост вновь опасно затягивается вокруг талии. Наверное, если существо захочет, то может настолько сильно сжать хвост, что разрубит Питера пополам. Старк подбирается ближе, ставя по обе стороны от головы свои когтистые руки. — Эй, притормози, я не фанат настолько быстрых отношений, — тут же пытается вновь уболтать своего странного собеседника Паркер. — Хмм, — задумывается существо и прищуривается. — У нас было четыре свидания, думаю, даже по человеческим меркам это нормально. — Свидания, ты серьёзно? — фыркает юноша, с сомнением оглядывая когти вблизи от своего лица. Старк, явно издеваясь, шевелит пальцами, демонстрирую всю опасную остроту грозного оружия. — В текущих условиях только так, извини, что без свечей и романтичного ужина, — закатывает глаза ксеноморф. — А романтичный ужин у нас сейчас, да? А я главное блюдо? — голос Питера позорно срывается. — Ты такой смешной, — вновь улыбается оно. — Зачем же мне тебя есть? — приближает лицо существо. — Можно делать много других приятных вещей, — звучит максимально зловеще. Оно касается своими губами губ Питера, мимолётно, почти сразу отодвигаясь. Существо ничем не пахнет и до дрожи тихо дышит, будто воздух ему и вовсе не нужен. Старк резко переворачивает юношу, прижимая за шею к кровати. Холодное, гладкое, сильное и гибкое тело ложится сверху, придавливая невыносимым весом. Питер дёргается, но это всё равно, что сражаться с бетонной стеной. Острые когти распарывают рабочую рубашку, не раня кожу. Ксеноморф вновь замирает, принюхивается. Клыки чуть прикусывают кожу около лопатки, будто на пробу. Паркер вскрикивает и чуть ли не воет. — Тихо, ещё ничего даже не началось. Сейчас будет самую малость больно, но затем тебе понравится, уверяю. Существо цепляется в мышцу на спине, глубоко запуская клыки. Питер орёт во всё горло, срывая голос, в конце получается невнятный позорный хрип. И никто не услышит Паркера, все в капитанской рубке, заняты мелкими поломками, которые учинил Старк. Идеальный стратег же. В кровь с клыков твари струится что-то холодное, оно разносится по венам ледяным потоком, расслабляя окаменевшие мышцы. Голова немного кружится, страх растворяется в тягучем навязанном успокоении. — Что… это? — заплетающимся языком спрашивает Питер. Существо не отвечает, а продолжает держать в стальном захвате и вводить яд. Когда мышцы окончательно расслабляются, то Паркер чувствует другое, странное и сильное, зарождающееся внутри — потустороннее чужеродное вожделение. Оно поднимается медленной приятной истомой от самых кончиков пальцев, постепенно затапливает низ живота и колкими мурашками концентрируется в паху. — Я... ам... ш..., — пытается что-то произнести Питер, но язык его больше не слушается. Тварь выпускает из пасти его спину. — Т-ш-ш, не надо беспокоиться, — гладит по голове когтистой лапой, выпустив из удушливых объятий. — А-а-а, — неопределённо отвечает Паркер, странно извиваясь, кажется, что теперь одежда стала лишней, настолько ему невыносимо жарко. Старк будто читает мысли юноши и намного лучше знает, чего хочет любовник в данный момент, он стягивает остатки потрёпанных лохмотьев с туловища, раздирает брюки на клочки, прижимается прохладным гладким телом к разгорячённой коже Питера, даря ему облегчение. В голове клубится сладкий туман, словно в черепную коробку положили много розовой сахарной ваты, а мозг выкинули прочь за ненадобностью. И тогда Паркер чувствует максимально странное — между бёдер стекает что-то горячее и влажное, будто густые тягучие капли. Существо неопределённо низко рыкает, нагло переворачивает на спину. Страха больше нет, посторонних мыслей тоже, он даже уже не помнит, почему так боялся пару минут назад. Лицо, разрезанное полосками, кажется самым красивым на свете. Даже зловещие тени под глазами не пугают Питера. Существо вновь предпринимает попытку поцеловаться, на этот раз Паркер отвечает, невыносимо длинный язык лезет прямиком в горло. Раньше бы это заставило юношу вытошнить свой обед, но сейчас он лишь вожделенно посасывает этот язык. На вкус Тони как электричество — вот такая странная ассоциация, кисловатый, немного обжигающий с примесью металла. Острые клыки ранят неосторожно губы, но Питер лишь невнятно стонет. Хвост скользит по телу, струится, обнимает, сжимает крепко-крепко, связывая стальными путами. Паркер взвывает в рот своему чудовищному любовнику, выгибаясь, чтобы быть ближе. Между бёдер так влажно и горячо, что-то жадное внутри требовательно заставляет чуть не умолять заполнить пустоту, родившуюся из яда в кипящей крови. — Т-о, — вновь пытается что-то сказать Питер. — н-и. Он шарит руками по гладкому ледяному телу, пытаясь схватиться за щитки. Чудовище светится только ярче, его глаза будто пылают жадным огнём, который сейчас точно поглотит заживо. Хвост сегмент за сегментом двигается по бёдрам юноши, прижимается, острие качается в опасной близости от небольшого влажного члена Питера. Внизу от возбуждения всё ноет уже до боли. С поразительной лёгкостью оно входит внутрь, скользя по странной смазке, которую тоже подарил яд. Это точно не человеческий член, он сегментированный, твёрдый, как камень, длинный и слишком толстый. Питер чувствует каждую бороздку, каждый орнамент на этом нечто, что распирает его до лёгкой приятной ноющей боли. Наверное, если бы в его крови сейчас не циркулировал яд, то он бы сразу мучительно умер от чудовищных разрывов. Когтистая лапа хватает за ягодицу, сжимает до выступающей крови, пропарывая кожу. Ксенокс толкается вперёд, вновь заполняя до упора, растягивая и насаживая на нечто огромное. Существо приближается к юношескому лицу, слизывает слёзы, которые выступили на глазах такого хрупкого партнёра от переполняющих его нечеловеческих эмоций. Ксеноморф приподнимает Питера, прижимает к себе так, что трещат рёбра, когти нещадно раздирают спину прямо до костей, топя их обоих в крови, но боль лишь лёгким отголоском простреливает по нервам, добавляя остроты ощущений. Паркер отстранённо думает, что, скорее всего, он не выживет, но эта мысль приносит странное успокоение. Пахнет почему-то, как после грозы — свежо и, опять-таки, будто всполохами электричества. Монстр уже пылает багровым, щитки немного расходятся в стороны, являя отвратительное всему сущему нутро нового совершенного организма. Кажется, даже пасть монстра пылает красным, или это просто кровь стекает по зубам ксеноморфа. Оно набирает неестественный темп, хвост сжимает горло до помутнения в глазах и нехватки воздуха. А длинный монструозный член продолжает заполнять жадную пустоту внутри, даря удовольствие, которое человек в нормальном состоянии вряд ли сможет пережить, скончается от эндорфиновой агонии. Монстр странно механически низко воет, всё глубже засаживая когти внутрь партнёра, будто собирается добраться сквозь клетку рёбер до хрупких нежных человеческих органов. Питер теряется во времени, есть только этот противоестественный свет, вой монстра и лёгкая боль от распирания до упора. Старк последний раз металлически кричит, звук такой, словно что-то разрывает титановую обшивку корабля, подхватывает юношу и яростно насаживает на себя на весу. Паркер же ловит самый чудовищный оргазм в своей жизни, это сравнимо с взрывом, будто все органы разворотило мощной тротиловой волной. Питер сам кричит, вторя своему страшному любовнику, насаживаясь, яростно двигаясь, но Старк держит его надёжно, словно не хочет, чтобы юноша окончательно всё себе повредил. — Мой, мой, мой, — повторяет металлический голос на ухо, когти, по ощущениям, уже щекотят лёгкие, а в голове не единой дельной мысли. Обжигающее заполняет изнутри, что-то распирает тяжелым узлом похлеще огромного инопланетного члена, это почти больно, на самой грани терпимости. Питер тихонько стонет, показывая, что ему неприятно.  — Тише, почти всё, я не могу отстраниться, не могу, — шепчет, точнее даже скрежещет Старк. Когда Питеру кажется, что он сейчас взорвётся, то монстр начинает мучительно долго выходить из его тела. Щитки на теле Тони складываются, а багровый свет сменяется на успокаивающий голубой. Паркер чувствует смертельную усталость, тело дёргается от пока лёгкой боли, которая прорывается сквозь наркотический туман, а покорёженную спину простреливает. По бёдрам, кажется, струится не только смазка — он видит красное, пенящееся. Простыни теперь не белые, а зловеще багровые. Внутри зарождается некое подобие страха — сейчас он закроет глаза и навсегда исчезнет среди звёзд. — Т-о, — булькающе зовёт Питер. — н-и. — М-м-м? — тянет монстр. — Б-о-о-л-ь, — обрывается, потому что Паркер падает во тьму.

・ 。 ☆∴。 *  ・゚*。★・   ・ *゚。   *   ・ ゚*。・゚★。    ☆゚・。°*. ゚ *  ゚。·*・。 ゚*    ゚ *.。☆。★ ・   * ☆ 。・゚*.。     * ★ ゚・。 * 。     ・  ゚☆ 。

Питер дрейфует где-то на границе между мучительным сном и болезненной реальностью. Дремота помогает не чувствовать, как боль сочится вместе с его кровью. Что-то проходится по ранам, помогает им затягиваться и исчезать с покорёженного тела. Но у Паркера всё равно нет надежды, что он когда-то очнётся от этого бесконечного сна. Питер открывает глаза, кашляет и сгибается, мышцы простреливает ноющей болью, будто он вчера весь день занимался какой-нибудь активной деятельностью. Он оглядывается — вокруг привычный антураж его каюты. Мягкий плед в клетку, стены, украшенные плакатами, мелкими записочками с напоминаниями. Ксеноморфа не видно нигде, никаких следов, а простыни под ним белые и свежие. Питер осторожно встаёт, трясёт головой, в который кружат остатки тумана. Боль, которую он так боится, не наступает. Паркер тянет спину, которая, судя по его отрывочным воспоминаниям, должна напоминать фарш, но и она просто щёлкает, как обычно бывает после долгого сна или пребывания в одной позе. Питер подходит к окну внутренней связи, набирает Наташу. Девушка отвечает после второго гудка. — Питер! Как ты? Где ты вчера прятался? Мы беспокоились! — тут же громко тараторит Наташа. — Да так, немного отстал, потерялся в коридорах. — Мы так обрадовались, когда нашли тебя спящим в каюте. Думали, что всё, сожрала тебя тварь. — Кстати, а где ксеноморф? — тут же спрашивает Паркер, пока диалог течёт в верном направлении. — Он сбежал на спасательной капсуле! Туда и дорога ему! Это чудо какое-то, что никто не пострадал! Питер думает про себя, что пострадал. Он и пострадал! Уж его психика точно! Паркер вновь оглядывает свою комнату, вздыхая, не веря, что монстр так просто решил его оставить в покое. Его взгляд цепляется за одно несовершенство — его фотография, где он стоит на фоне корабля перед первым рейсом, перевёрнута. Питер тут же подлетает к стене, чтобы взять дрожащими руками карточку. Под испуганный лепет Наташи он переворачивает фотографию. «Жду тебя на конечной точке назначения. Я задолжал тебе ужин», — написано ровным почерком. Как ксеноморф писал это со своими длинными когтями — Питер даже представить не может. — О Боже мой, — хватается за лицо Паркер, осознавая, что приключения ещё не закончены.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Чужой"

Ещё по фэндому "Железный человек"

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Человек-паук: Возвращение домой, Вдали от дома"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net