Тень: Империя

EXO - K/M, Bangtan Boys (BTS), BlackPink (кроссовер)
Гет
NC-17
Закончен
88
автор
jeffriw бета
Размер:
Макси, 449 страниц, 36 частей
Описание:
Кровь на рукавах привычное дело для таких, как они.
Сеул - город возможностей, город желаний и денег. Здесь ты становишься либо тенью, либо королем империи. Но чтобы достичь высот, нужно выжить.
Между опасными группировками давно идёт война за власть. Северные и Южные, презирая друг друга, пытаются утвердиться на троне, собранном из черепов мирных граждан. Однако все идёт наперекосяк, когда кто-то убивает людей Пак Чанёля и Ким Тэхёна. Теперь в крови захлебнутся все.
Примечания автора:
Первое, что хочется сказать - это просто фанфик. Выдуманный мир, где главными героями являются айдолы из наших с вами любимых групп и это просто роли, которые им достались. В данном произведении положительных героев нет, поскольку каждый из них по-своему грешен.
Хочу предупредить сразу: присутствуют сцены насилия, брань, наркотики, сцены 18+ и тд, и тп. Пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием и не осуждайте меня. Это книга, - творчество, - моя работа. Здесь границы стираются и то, что я пишу (касаемо перечисленных вещей строками выше) - часть моей работы. Это мой первый опыт в написании не только фанфика, но и сцен с высокими запросами.
Я, надеюсь, что арми-читатели и кейпоперы оценят данную работу, ведь я старалась изобразить Сеул другими красками, представить вам его темным, со своими скелетами в шкафу. На этом все.
Спасибо за внимание и приятного прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
88 Нравится 148 Отзывы 29 В сборник Скачать

Глава 25

Настройки текста
Полгода спустя. Чёрный лимузин подъезжает к красной дорожке, где полным-полно репортеров и журналистов, без конца снимающих на камеру элитных гостей, иностранцев, золотых слитков общества и высокопоставленных чиновников. Улица освещена яркими фонарями, подсветками и прожекторами, но те своим превосходством уступают постоянным вспышкам фотоаппаратов, которые фиксируют наряды знаменитостей, миллиардеров и бизнесменов, фальшиво улыбающимся на камеру, позируя у стенда с логотипами спонсоров. Это и «Гуччи», «Ауди», «KSJ corporations» и другие. Громкая музыка, исходящая из высокого, привлекающее внимание любого прохожего, казино «Империя», сквозь панорамы которого можно заметить выселившихся гостей, светодиоды, угощения, приглашённых артистов и прочих-прочих людей. Просто тех, кто хочет оторваться, показаться в свете, мол, да, я побывал на открытие этого элитного места. Сегодня сбылась мечта Ким Сокджина. Он разрезал ножницами красную ленточку и официально объявил об открытии масштабного казино в истории человечества. Отдельное государство. Мир, покидать который никто не захочет; вечная фиеста, праздник каждый вечер. Отличная возможность подзаработать. Роскошь. Соблазн. Похоть. Власть. Экстаз. Здесь человек будет считать себя властелином всего мира, но это оптический обман: деньги - единственные правители царства. Они пьют один напиток за другим, ставят свои бабки на карту, покупают наркотики чупа-чупс, танцуют, трутся друг о друга, теряют контроль... Это хаос. Ослепляющие светодиоды гипнотизируют, отключая здравый рассудок. Кто бы ты ни был, тебе не устоять перед атмосферой непорядка. Глядя со своего законного места, сверху вниз, на толпу людей в откровенных нарядах, поднимающие бокалы за беззаботность, Сокджин с усмешкой вспоминает помойную яму, где его избивали амбалы, где предали друзья. Забавно, что это происходило на этом самом месте. Он раздавил свои воспоминания мечтой. Так символично... Джин обещал сделать все, работать до потери пульса, лишь бы отомстить предателям. Он перечитал сотни книг, проучился у лучших философов мира, гуру бизнеса и власти. Он не спал ночами, продумывая каждый шаг. Пока его сверстники ходили по клубам ради пятнадцатиминутного секса, он сидел в сторонке, изучая интерьер, кухню, атмосферу, концепцию бизнеса. «Империя» - и есть его месть. Она поможет ему уничтожить Северных и Южных, после чего Ким Сокджин станет единственным королем криминального мира Южной Кореи. С потолка посыпались конфетти, и толпа радостно загоготала, стреляя пробками из-под шампанского, пенка которого заливала дорогущий пол. Джин ощущал себя Гэтсби, устраивающим постоянные вечеринки, человеком, за которого поднимают бокалы. Он смотрел на улыбающиеся лица со своей веранды и дружелюбно кивал, улавливая происходящее в замедленной съёмке. До сих пор трудно поверить: он смог. Как Ким и говорил, прошло ровно полгода, так что спор тот выиграл. Отныне фиолетоволосый будет побеждать всегда. — А вы круты, господин мэр, - подходит к другу Дженни, облокотившись на перелила веранды. Чёрные густые волосы собраны в высокий хвост, дерзкий макияж и красное короткое платье, оголяющее плечи и ключицы. Парень хмыкнул. — Ты в меня не верила? — Если бы это было так, я бы не тратила на тебя своё время, - отпив глоток шампанского, поджала губы девушка, — я горжусь тобой. Сокджин выпрямился, обернувшись к подруге на девяносто градусов и коснулся рукой макушки головы, гладя её, как послушную ученицу. Его пухлые губы растянулись в сладкой, свойственной только ему одному, улыбке, а под глазами выступили морщинки. — Это только начало, - произнёс он, и в этот момент взорвались хлопушки, привлекая шумную толпу. Дженни задумчиво наблюдала за своим боссом, рассматривая профиль, и непринуждённая улыбка сползла с её лица. Она боялась, что Сокджин захочет зайти слишком далеко и в конечном счёте не сможет остановиться. Потому что такова цена власти - контроль - ты его теряешь. Не можешь остановиться, поскольку жадность делает своё: тебе всего мало. Ты хочешь быть первым во всем. И осознание того, что Джин может потонуть в таком омуте, пугало Дженни. — Нашёл тебя, - шепчет кто-то на ухо девушки, когда та хочет зайти в женскую уборную. Её прижимают к холодной стене и блокируют проход, испепеляя самодовольным взглядом. Черноволосая усмехнулась, закинув одну руку на плечо парня и возмущённо взглянула на того сквозь длинные ресницы. Её фирменный испепеляющий взор. — Зачем ты сюда пришёл? Такой бесстрашный? - спросила насмешливо Дженни. Юнги, облизнув губы, задумчиво прищурил и без того маленькие глазки. На нем белая майка, кожаная куртка и рваные джинсы. Волосы растрепаны, пухлые губы, которые в этот миг, улыбаются, покраснели. Интересно попробовать их на вкус... — Мы с тобой давно знакомы. Должна хорошо меня знать, - проводя пальцами по лебединой шее девушки, хрипло заявляет блондин. — Ты прав, - выдохнула Ким, — я знаю тебя слишком хорошо, но ты непредсказуемый придурок, который делает все, что ему на ум взбредёт. — Тебя это заводит? - приподняв один уголок рта, наладил зрительный контакт с черноволосой Мин. Она часто задышала, когда его музыкальные пальцы застыли в ямке ключицы. Что он с ней делает, черт возьми? Во рту резко пересохло, и девушке показалось, что сердце больше не бьется. Они встречаются шесть месяцев; за это время парочка выучила все привычки друг друга, слабые места, вкусы и предпочтения. Мин знал как заставить Дженни подчиняться. — Эй, я на работе, - предупреждающе проговорила девушка, понимая на что тот намекает. — Когда ты прыгала на мне в своём кабинете, ты тоже, помнится, была на работе, - издевается Юнги, еле касаясь влажными губами шеи Ким. Та, прикрыв веки, томно простонала, ощущая дрожь по всему телу. Запустив пальцы в ткань своего платья, черноволосая закусила уста. — Нет, Юнги... вдруг нас увидят? Давай продолжим дома? - набравшись силы воли, остановила поцелуи парня Джен. Они несколько секунд смотрят друг на друга, после чего, чертыхнувшись, блондин отходит от девушки и взъерошивает шевелюру. — Черт, ну ты и зануда, - цыкает Северный, — я уже настроился, как видишь. Он взглядом указал вниз, на свой пах, и Дженни заметила выпирающий бугорок в его штанах. Вот же... — Правая рука в помощь, милый, - чмокнув Юнги в щёчку, прошла мимо довольная Ким. Парень проводил её холодным взглядом и фыркнул. Она та ещё стерва. Наверное, поэтому он и влюбился в неё. *** Чанёль выключает телевизор, бросив пульт в сторону, и оборачивается лицом к парням. Они, неуверенно переглядываясь друг с другом, понурили головы, боясь, что-либо говорить, поскольку Пак в скверном расположении духа. — Ну, что думаете? - спросил он, кивая головой на плазму за его спиной, по которой секундой назад показывали казино «Империя», удивившее всю Южную Корею и Азию. Бэкхён, играясь с ручкой в руке, выпрямил плечи. — Думаю, что вышло круто, - честно высказался Сехун, и в этот же миг Чанёль бросает в его сторону стопку бумаг, огорошив этим самым всех. Сехун, подняв напуганные глазёнки, даже чуть с места не свалился. Впервые в жизни видит брюнета в таком состоянии. Он никогда не вёл так себя с ним. — Круто, значит? Это все, что ты можешь сказать? - выдыхая, кладёт руки на пояс Чанёль. Его волосы уложены вверх, открывая вид на вспотевший лоб. Он что, нервничает? Бэм шокировано сглотнул. — Хватит, - спокойно произнёс Бэкхён, поглядев исподлобья на Пака, — твоя злость ничего не исправит. Ты проиграл в этой битве. Парни мысленно прокляли Бэка за его откровенность. Да Чанёль сейчас всех в порошок сотрёт! Устало выдохнув через нос, Кай подпирает подбородок рукой и качает головой. Южные, как и Северные, переживают сейчас не самые лучшие времена. Акции позорно упали на 39%, многие расторгают контракты, а про былую славу о великой мафии никто даже не думает. Их будто и не существовало раньше. Из-за знаменитого чупа-чупса Сокджина отныне люди не желают принимать товар Юга. Все кончено. — И что? - усмехнулся брюнет, пожав плечами. Парни оглянулись. — Война то продолжается. Как говорил один японский мудрец: «Кто плавать может, тот и утонуть может». Я не позволю ему так просто отнять у меня власть. Мы горбатились годами, чтобы достичь вершины. Бросить все? Нет, этому не бывать. — У тебя есть план? - откинулся на спинку стула Тэмин. — Нет, - цыкнул Ёль энергично, — он мне не нужен. Просто верьте в меня. Я когда-нибудь вас подводил? Проницающий взгляд. Южные, чей дух сломлен, некоторое время молчали, после чего начали кивать, решив поддержать человека, который смог вытащить каждого из нищеты и дерьма. Они верят в него. Чанёль благодарно поджал губы и, соединив руки в замок, обернулся к панораме, решив впервые в жизни отступиться от принципов. Но оно того стоит, ведь это всё ради его людей. *** Громкий живой смех, от которого в жилах застывает кровь, разнесся по всей улице. Лиса, поправляя ремешок сумочки, прикрывает лицо рукой и продолжает заливисто хохотать. Она давно не ощущала такую беззаботность. Жизнь изменилась после переезда в Корею: в Америке она постоянно ходила на вечеринки, ночевала у друзей, флиртовала с парнями. Она жила на всю катушку, занимаясь тем, что приносило ей удовольствие. Здесь же все иначе: работа и номер отеля, куда иногда приходит Чеён, чтобы просто поболтать или спрятаться, когда происходит очередная ссора с Чонгуком. Манобан чувствовала себя одиноко в этом городе. Да, у неё есть друзья и знакомые, но ей одиноко, потому что рядом нет такого человека, с которым можно быть собой: не вечной дерзкой и энергичной Лалисой, а обычной Лили или Лисёнком. Девушкой, которая могла бы быть слабой. В конечном итоге, тайке надоело сидеть дома и скучать, по этой причине сегодня она выбралась в клуб, договорившись о встрече со своим новым другом из сайта знакомств. Лиса не дура. Она понимала, что этот Джухён хотел от неё. В принципе, блондинка и не выкаблучивалась, просто ждала нужного момента. И сегодня это произойдёт. Мечтая о ласках, тепле и поцелуях, девушка согласилась на свидание, решив вновь взять себя в руки и жить, как раньше, без забот, ограничений и запретов. — Ты невероятна, - аплодирует тайке Джухён. Она облила какую-то стерву текилой, когда та как бы «случайно» толкнула её на танцполе. Жалкая дура... Не знает, что танцплощадка - территория Лисы. — Ты меня недооцениваешь, оппа, - нарочно сказала последнее блондинка, кокетливо улыбнувшись. Уловив романтическое настроение девушки, парень не растерялся, растянув пухлые губы в ухмылке. Она, одетая в короткое платье, приближается к корейцу и внезапно обнимает за руку, прижимаясь всем телом к накаченному прессу. От него вкусно пахнет. — Кажется, ты перепила, - неловко откашлялся Джухён. Он, конечно, хочет её, но брать пьяной беззащитную девочку - слишком подло, а Ли не такой урод. По правде говоря, ему нравится Манобан. Она безумно красивая, веселая, смешная и правильная. Разве существует такие девушки в наше то время? Джухён не знал, но ему повезло встретить именно такую. — Я трезвее закодированного алкоголика, - пролепетала тайка, подняв голову вверх, чтобы посмотреть рыжеволосому прямо в глаза, — хочешь докажу? — Не стоит... Но его слова остались без внимания, и в следующую секунду Лалиса дыхнула тому прямо в лицо перегаром, громко засмеявшись, когда парень сощурил глаза и скорчил рожицу. — Оппа, ты такой забавный, - тайка обхватывает свой живот, который болит от смеха. Глубоко вздохнув, Джухён зацыкал. — Как я и думал, в стельку пьяная. Вдруг девушка скрещивает свои худые руки вокруг шеи юноши и соблазнительно улыбается, не обращая внимания на людей, проходящих мимо. А те, отнюдь, пялились во всю. Мол, что они себе позволяют? Прямо на улице! Не ожидав таких действий, Ли округлил глаза. — Может, поедем к тебе? Угостишь меня рамёном? Ты говорил, что хорошо готовишь... «Поесть рамён», грубо говоря, значит, переспать. Многие используют данную фразу, чтобы продвинуть отношения на новый уровень. Её руки нежно поглаживают шею корейца, который просто завис, переваривая слова подруги. Да что это с ней? В самом деле такая пьяная? Выпила всего-то две стопки соджу, текилу и немного рома. — Это плохая идея. Ты в таком состоянии... - убирая чужие ладони, отказывается Джухён. Манобан искренне удивлена. Она сама лезет к нему, да и ещё якобы бухая... Как говорится, бери тёпленькой, а тот не в какую. Какой, оказывается, хороший мальчик. Золото просто. Подул тёплый ветерок, и подол платья девушки заколыхал, как и её длинные пряди. — Я в своём уме. И я знаю, чего хочу, - она приближается к нему вплотную, отчего тот перестал дышать, — поцелуй меня. Рыжеволосый оцепенел, выпучив карие глаза из орбит. Эта девчонка сошла с ума. — Чего?.. — Хочу, чтобы ты меня поцеловал. Хочу, чтобы мы сейчас сели в твою машину и поехали домой. Я хочу этого, понимаешь? Ты меня не заставляешь. Я сама этого хочу, - чеканя каждое слово, уверенно произносит тайка. Её губы приближаются к его приоткрытым устам. Осталось пару сантиметров, а сердце Лисы застучало как ужаленное. Желание затуманило разум, и мозг автоматически отключился, уступив место похоти. Сколько бы парень не держался, он все же не сумел противостоять обаянию Манобан, потому их уста слились в мокром поцелуе со вкусом алкоголя. Кругом одни высотки, проезжающие автомобили, свет фар, который разрывает темноту. Люди, выходящие из клуба и кафешек, косятся на целующуюся парочку, после чего закатывают глаза и перешёптываются. Но им плевать. Лиса никогда не обращала внимания на чужое мнение. Она закалена. Хочет целовать кого-то перед всеми? Сделает это. Хочет раздеться - расплюснуть, и это сделает. Большие ладони парня легли на тонкую талию Лалисы, прижимая к себе вплотную, а её руки дёргают рыжие пряди. Соединяя языки, парочка тихонько постанывает, осознавая, что будет лучше поскорее уединиться, ибо желание возбудило их. Особенно Лису. Но только они думали прервать поцелуй, как за них делает это взбешённый блондин, который резко хватает тайку за руку и толкает назад, а сам в тот же миг ударяет Джухёна кулаком в челюсть, отчего кореец падает на сухой асфальт. Застигнутая врасплох, Манобан хмурит брови и шокировано ахает, прикрыв опухшие губы ладонью. Чимин становится перед рыжеволосым парнем и хватает того за воротник, нанося ещё два удара в нос. Что за фигня? За одно мгновение все пошло ко дну... — Что ты творишь?! Отстань от него, - кричит на Пака блондинка, пихая в сторону. — Бог мой, Джухён, ты в порядке? Ли, вытирая разбитый нос, из которого хлещет кровь, кивает и, приняв помощь девушки, встаёт на ноги. Судя по сбивчивому дыханию Чимина, он не доволен результатом, подумывая ещё разок треснуть ублюдка по роже. Их глаза находят друг друга. — Тебе нужно в больницу, - рассматривая лицо потерпевшего, шипит с сожалением Лиса. Как же ей стыдно перед другом. Пак едко хмыкнул, вставая в уверенную стойку. А он неплохо дерётся. Стоит отдать должное Северным. — Да, поезжай в больницу, приятель. Я позабочусь о ней, - притянув, возмущающуюся его поведением, тайку, невинным голосом посоветовал Чимин. — Кто ты вообще такой, черт побери?.. - надумывал Джухён, закипая от злости. Северный усмехнулся. За последние месяцы парень стал ещё более самоуверенным, чем раньше, поэтому решил, что такая букашка не достойна знать его имя. — Вали, если жизнь дорога. А то так разукрашу, что мать родная не узнает. Блондинка, меж тем, раскрыв рот, глядит убийственным взглядом на профиль Пака и не знает даже как того обозвать, ибо любое оскорбление для него, своего рода, комплимент. Законченный псих! — Лиса? - обратился к подруге Ли, глядя на неё выжидающе. И что теперь делать? Если она согласится уехать с ним, то этот недоумок совсем свихнётся и уж точно потом не отлипнет, избив Джухёна до потери сознания. Думай, милая, думай... Переводя дыхание, Манобан массирует левый висок и обреченно глядит на рыжеволосого. — Я тебе потом напишу, ладно? Прости за это. Пак Чимин фыркнул на её реплику. Какого фига она извиняется перед этим рыжим павлином? Бесит. — Ты уверена? - дал второй шанс подумать Ли, приподняв бровь. Он совсем не хочет оставлять девушку с этим блондинистым отморозком. Вдруг и её ударит? Или ещё что-нибудь? Парень должен знать наверняка, что с ней все в порядке. Тем не менее, настаивать не станет. И когда белокурая кивает, кореец поджимает разбитую губу, после чего уходит прочь, к машине. А все так хорошо начиналось... Когда «Лексус», светя задними фарами, уезжает, Лиса устало выдыхает и оборачивается всем телом за спину, застав в пару шагах напряженного Северного с кислым лицом. Закатив накрашенные глаза, тайка, ни слова не говоря, проходит мимо него, однако сразу останавливается, поскольку Пак не собирается так просто её отпускать. — Что ты творишь вообще? - сжимая пальцы, держит Лалису за руку Чимин. — А что тебе не нравится? - дерзко выплюнула блондинка, тем самым раздражая Северного только больше. Она тупая или притворяется? — Как ты можешь целоваться с первым встречным мужиком?! А если бы он тебя изнасиловал?! Об этом ты думала, когда терлась о его грязное тельце?! - повысил голос Пак. Лиса много раз поморгала, кусая губы до крови и в уме разрывалась на кусочки. Её сейчас бесит абсолютно все, даже воздух, который приходится делить с этим придурком. Не сдержав эмоций, Манобан резко выдергивает свою кисть из клешней блондина. — Да будет тебе известно, я хотела этого! Я хотела переспать с ним, ясно?! Но появился ты и все испортил! - без стыда призналась тайка, меняя мимику ежесекундно. Впрочем, выражение лица Пака тоже поменялось: от злого до удивлённого. Ему была противна сама мысль, что Лиса спит с кем-то, потому что... Она ему правда нравится, а делить девушку с другими - не в его правилах. — Не веди себя, как шлюха, - прошипел Чимин, в его горле запершило. Блондинка громко усмехнулась, уставив глаза на звёздное небо, потом вновь на парня, чьи скулы резко затвердели на гладком лице. — Почему нет? Боишься, что разонравлюсь? - она тяжело вздыхает. — Послушай, Пак Чимин, сдайся ты уже наконец. Ты шесть месяцев гоняешься за мной, но пойми - я тебе не по зубам! Мне не нравятся самовлюблённые мудаки, а вероятность того, что ты вдруг изменишься, меньше твоего члена. Поэтому оставь меня в покое! Я никогда не буду с тобой. Высказав свои мысли на одном дыхании, Лиса в очередной раз разворачивается и уходит дальше, пытаясь удержать отрицательные эмоции в душе, иначе она взорвется, как Везувий. Глядя в спину отдаляющейся блондинки, Северный негромко ругается и сжимает кулаки. Он знает, что эта неприступная госпожа ненавидит его, но надежда на лучшее пока цветёт в сердце. По этой причине, собрав все мужество, Чимин внезапно срывается с места, догоняет девушку, также круто повернув её к себе лицом, что та даже не успевает пискнуть, как мягкие губы блондина касаются её. Лиса вмиг принялась барабанить руками по накаченной груди парня, но тот лишь сильнее обнимает Манобан, углубляя поцелуй, проникая горячим языком в рот тайки. Он не делает ей больно, не кусает, только проводит кончиком языка по контуру губ, словно хочет запомнить их. Чимин наслаждается этим моментом, в то время как недовольная Лалиса мычит и вырывается из чужих рук. Она умудряется куснуть блондина за язык, отчего тот рефлекторно отпрянул, и дала хорошую смачную пощёчину, сбив Пака из калии окончательно. — Ты совсем охренел?! - взревела девушка, уничтожая человека напротив своим дьявольским взглядом из-под бровей. Чимин лениво вытирает влажные губы большим пальцем и строит сексуальное лицо. — Вкусно, - протянул тот, и Лиса фыркнула. — Совсем из ума выжал! Никогда больше не прикасайся ко мне, понял?! Он будто не слышит её, рассматривая ровные ножки. Сперва Пак долго молчит с легким прищуром, а потом поднимает взгляд на Манобан и говорит следующее: — Буду. Потому что ты нравишься мне. Знаешь... Любви нет места в этой истории, но мне нравится нарушать правила. Зрачки тайки расширились, а ладони, собранные в кулак, сжались до дрожи. Вдруг блондинка приближается к Чимину и резко даёт смачную пощёчину, подобным действием обескуражив Северного. Не дожидаясь пока тот придёт в себя, Лиса срывается на бег и бросает за спину, не оглядываясь, полное ненависти и раздражения, громкое «мудак». Боже правый, что только что произошло? Пак Чимин, держась за горящую щёку, фыркает, совершенно не понимая, чего такого особенного нашёл в этой деревне. Может, огонёк? Да. Точно. Огонёк, который никто не в силах потушить.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты