fleurs de cerisier

Фемслэш
PG-13
Закончен
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
сакура с замиранием сердца осознает, что больше ничего не будет так, как прежде
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

I.

Настройки текста
Теплый май изо всех сил пытался радовать, лучики солнца озорливо падали на многоэтажные здания, коими с лихвой была заполнена столица, и разгоняли сонливость жителей, насыщая их энергией на свершение великих дел именно сегодня. Девушка, явно не впечатленная наступлением утра, раздраженно выключила будильник, который оповещал её ― уже восемь утра. Это означало, что если та не поторопится, то непременно опоздает, чего она терпеть не могла. Розовые волосы естественно разметались по мягкой подушке и изумрудные глаза недовольно приоткрылись, в то время как испустился обреченный вздох, обрисовывая безвыходность сей ситуации. Сегодня только среда, но Сакура уже успела изрядно вымотаться, с нетерпением ожидая наступления выходных, мечтая расслабиться после невыносимо трудной рабочей недели. Несмотря на теплые лучи, проникающие без спроса хозяйки в просторную светлую комнату, легкий ветерок также спешил задувать в окно, которое, вероятно, забыли прикрыть, развевая тонкий тюль нежного оттенка. Опуская ноги с кровати на холодный пол, Харуно невольно поежилась, и по телу пробежался табун мурашек. Дабы не морозить свое хрупкое тельце и дальше, она юркнула в ванную, решив немного освежиться и проделать стандартные утренние процедуры. В один момент, оперевшись руками на края белоснежной раковины, ее взгляд метнулся на отражение в зеркале, где отчетливо отображалась дама с намертво залегшими синяками под глазами. Она хмурилась и встряхивала головой, тщетно стараясь отогнать от себя негативные мысли. Тишина в квартире резала слух хлеще, чем гомон гудящих машин с улицы. Во вместительной квартире ей одной было до жути тоскливо; каждый вечер, возвращаясь, она продолжала заниматься рабочими делами, вовсе забывая о том, который час, в то время как все оставляли хлопоты за дверью своей крепости. Из-за взаимной нелюбви к готовке девушка предпочитала завтракать в колоритном месте, куда наведывалась каждый божий день насладиться незамысловатым латте, свежими булочками с корицей и перекинуться парой слов с баристой, которая по совместительству приходилась ей подругой из беззаботного детства. Тен-тен, очаровательная шатенка с ослепительной улыбкой, всегда заряжала бодростью на предстоящую работу и творила замечательные напитки, за что на нее можно было буквально молиться, словно она чертово божество. Кафе встречало мелодичным перезвоном колокольчиков, расположенных прямо над дверью, спешащих незамедлительно оповестить персонал о прибывшем госте. В столь ранний час посетителей не водилось, но Сакура была удивительным исключением; стоило ей всего раз появиться на пороге сего чудного места, она незамедлительно приняла решение, что заходить сюда утрами будет некой негласной традицией, навевающей успех на весь последующий день. ― За счет заведения, ― весело щебечет девушка и игриво подмигивает, протягивая аккуратное голубое блюдце с еще теплой булочкой и стаканчик с любимым кофе, от которого еще исходит пар. ― Что за поразительная щедрость? Ждать метели? ― подозрительно щурится розоволосая, но не спешит убирать с лица широкую улыбку, вызванную действиями подруги. ― Хорошее предчувствие, ― добродушно посмеявшись и пожав плечами, удаляется шатенка, буквально паря от переполняющей ее радости. Она отчетливо чувствовала ― должно произойти нечто хорошее. Девушка всегда была такой. Во всех ситуациях старалась искать плюсы, что, несомненно, помогало справляться с жизненными трудностями, даже если они оказывались несоизмеримы с ее силам. Несмотря на все она оставалась легкой на подъем, чего абсолютно точно не хватало Сакуре. Противоположности, кажется, притягиваются? Именно по этой причине они уже много лет оставались верными товарищами, будто восполняя пробелы друг друга. Медленно потягивая из прозрачного стакана ароматное латте, которое уже успело слегка остыть после продолжительного погружения Харуно в свои мысли, девушка задумчиво бросала взгляды на улицу, где пролегала проезжая часть. Добрая половина города уже успела выбраться из своих душных маленьких квартирок, спеша на рабочие места и не замечая ничего вокруг. Глядя на них, таких комично-занятых, розоволосая лишь ехидно ухмыляется, не до конца осознав, что и она выглядит как эти потерянные люди. Сумасшедший ритм жизни, коим славится мегаполис, казалось, безвозвратно затянул Сакуру в эту пучину. Девушка, признаться, не особо противилась подобному раскладу. Так же на постоянной основе торопилась невесть куда, бежала и забывала о насущном, оставаясь поглощенной своими рутинными буднями. Лишь изредка на нее волной накатывало сожаление об упущенном времени, когда она, не оглядываясь, мчалась на всех парах к призрачной мечте о счастливой жизни и блестящей карьере. Только вот все воздушные замки, старательно состроенные Сакурой, были варварски разрушены, оставляя после себя лишь груду осколков, которые периодически впивались в бледную кожу девушки, нанося уродливые увечья, что позже расцветут на нежной неровности бутонами не менее безобразных шрамов в знак вечной памяти. Памяти об окончательной утрате себя. Из тягостных раздумий в настоящую реальность ее вырывает грохот посуды со стороны барной стойки и, метнув взгляд туда, можно заметить виноватое лицо Тен-тен, с которого даже сейчас не сходит легкая улыбка, и обеспокоенный взгляд карих глаз, направленный прямиком на неё. Сакура в ответ одаривает подругу лишь дежурной улыбкой без тени безмятежности и безмолвно благодарит за спасение утопленника в собственных думах. Печаль греховна, ведь иссушает человеческое сердце; Харуно прекрасно осведомлена об этом, но бороться ― выше ее сил. Она стоически претерпевала гнет одиночества, не издав ни звука вне своей обитель. К розоволосой намертво прикипела аксиома: устав от серости своего существования, не вспомнить хороших моментов мимолетного дня. На фоне по чистой случайности приглушено звучала незатейливая «my kind of woman» в исполнении Мака Демарко, будто двусмысленно намекая. Понуро склонив голову и по-детски подперев ее миниатюрным кулачком, девушка повела длинным пальцем по краям пустой фарфоровой тарелки. Очертив круг, прервалась и обеспокоенно перевела взгляд на свои наручные часы, которые, в свою очередь, спешили обрадовать тем, что она безнадежно опаздывает, засидевшись в этом богом забытом месте. Подорвавшись с места, Харуно нервно, почти на бегу, достигает барную стойку и кидает неразборчивое «до встречи, спешу», не дав удивленной шатенке даже открыть рот, дабы произнести ответ. Тут же разворачивается на 360, на ходу пытаясь поправить винтажную рубашку и малиновую юбку, постоянно норовящую съехать набекрень. Не отрываясь от своего занимательного дела и тупя взгляд в пол, девушка преодолела расстояние, оказавшись в опасной близости с полу-стеклянной дверью, которую поспешила открыть. Толчок. Она не сразу поняла, что произошло, поэтому от неприятных болезненных ощущений, спешащих распространиться уже по всему телу, свела брови к переносице, выражая вселенское недовольство и неосознанно дуя пухлые губы. Лишь взглянув перед собой, она встретилась глазами с целой вселенной, отражающейся на лазурной радужной оболочке. Филигранная укладка естественно растрепалась, длинные локоны от неожиданности оказались откинуты за плечи, обнажая тонкую изящную шею.

Она уверена, что в чужих блондинистых волосах заблудилось солнце, так и не покинув шелковистых прядей.

После пары секунд неловкого безмолвия, необходимо было что-то предпринять. Несмело правая рука с оттопыренным подрагивающим мизинцем оказывается вытянута в примирительном жесте, а девушка четко ощущает, как ее волной накрывает беспокойство, когда ее испытующе оглядывают снизу вверх. Рука девушки напротив вытягивает на манер ее собственной, легко сцепляя пальцы. И только лишь словив чужую искреннюю улыбку, непременно адресованную розоволосой, Харуно чувствует тепло от столь, казалось бы, обыкновенного жеста. Безотчетно на щеках расцветает здоровый румянец, и до ушей доносится робкое, приглушенное «Ино. Яманака Ино».

Сегодня она непременно получит выговор и будет дышать полной грудью, содрогаясь изредка от избытка немыслимой нежности.

Сакура обязательно отвезет Ино в большой старый дом, ставший невольным свидетелем многих сцен из детства и хранящий теперь эти теплые воспоминания, навевая мягкую негу. Ранним утром на террасе они разопьют любовно приготовленный чай с мелиссой и кислый брусничный пирог, попутно обсуждая все на свете и делясь самыми сокровенными тайнами.

В то же мгновение исчезнут пределы.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты