Приговор для двоих

Слэш
NC-17
Закончен
110
Размер:
Макси, 146 страниц, 7 частей
Описание:
В один прекрасный момент в Бейкон Хиллс, наконец, наступает затишье. Совсем скоро выпускные экзамены и поступление в колледж. Все отлично: никто не умирает, злые духи не атакуют беззащитных подростков и не пытаются убить половину города. Но беда приходит откуда не ждали. На Дерека Хейла «вешают» убийство и «закрывают» на долгих семь лет. А Стайлз решает, что обязан быть рядом.
Примечания автора:
У данной истории ТРИ разных эпилога. Каждый может выбрать альтернативную концовку для себя - какая больше нравится.

История была написана в 2017 году
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
110 Нравится 15 Отзывы 39 В сборник Скачать

Часть 3

Настройки текста
Дерек выходил сегодня. В восемь утра ворота должны были открыться, поэтому Стайлз встал еще на рассвете и, приняв душ, рванул к окружной тюрьме, где оказался уже в половине восьмого. Все эти полчаса он провел, маясь вокруг Комаро, не в силах усидеть на месте. Не помогла даже двойная доза адералла, принятая им вместо завтрака. Он буквально наворачивал круги вокруг тачки, щурясь на яркое летнее солнце сквозь солнцезащитные очки. Линзы мешались, но пришлось их надеть, потому что обычные очки не спасали, когда он ехал по трассе, утопавшей в солнечном свете. Когда прозвенел гудок, оповещающий об открытии ворот, парень подпрыгнул и уставился на ворота. За ворота вышел мужчина, но это был не Дерек. Седовласый пухляк глянул на него и пошел по дороге к городу. Стайлз нахмурился, посмотрел на часы и принялся топтаться на месте. Дерек вышел только через полтора часа. Он замер на месте, увидев Стайлза, потом глубоко вздохнул, закинул сумку с барахлом на плечо и пошел навстречу. Стайлз широко улыбнулся. Потом подскочил к подошедшему оборотню. – Привет, волчара! Ты должен был выйти в восемь! – парень ткнул оборотня пальцем в грудь. – Не будешь против, если я тебя обниму? Хейл хмуро глянул на него, потом глянул на свою машину и начал обходить ее по кругу, придирчиво осматривая. Стайлз опешил и повернулся следом. – Даже "привет" не скажешь? – Скажу, – отозвался Дерек. – Проверю, что с моей машиной, и скажу. – Нормально с ней все! Ты же сам отдал! Стайлз несколько лет назад умудрился разбить свой джип. Попал в аварию не по своей вине, отделался переломами, но машина превратилась в груду металла. Гипс на руке скрыть, разумеется, не удалось и пришлось все рассказать Дереку во время очередного получасового еженедельного свидания. Напоследок в тот день Дерек безразлично сообщил, что Стилински может забрать у Питера ключи от Комаро. Стайлз так удивился, что ушел от Дерека под гробовое молчание. Питеру он позвонил только через три дня, просто чтобы услышать, как его пошлют на хрен. Но Хейл-старший буквально промурлыкал о том, что закинет ключи в ближайшее время, когда будет в городе. Так Стайлз стал счастливым обладателем крутой тачки оборотня, которую тот любил и обожал все время их знакомства. Наконец, Дерек, удовлетворившись осмотром машины, встал рядом, смерил Стайлза взглядом и чуть улыбнулся: – Можешь, – сказал он. – Что могу? – моргнул тот. – Обнять. – Господи, ты даже поздороваться без пафоса не в состоянии, Хейл, – Стайлз закатил глаза, а потом сгреб оборотня в охапку. Дерек ничего не ответил, но когда его шею сжал все такой же гиперактивный Стилински, он совсем не стал возражать, и обнял в ответ. В нос тут же ударили запахи стаи, большого города и... радости. Стайлз действительно был рад его видеть. Через пару минут молчаливых и крепких объятий парень, который неожиданно не трещал, кашлянул и хмыкнул: – Твои навыки коммуникативности все еще оставляют желать лучшего. Зато, кажется, ты еще сильнее подкачал бицуху с Рождества. Как это возможно? Скажи, ты вместо книжек только отжимался от решетки в своей камере? Хейл закатил глаза: – В тюрьме есть зал, а времени у меня, как ты помнишь, было семь лет. Мы сегодня поедем или ты так и будешь меня обнимать? – Рад свободе? – Стилински, не испытывая неловкости, отодвинулся и широко улыбнулся. Дерек запрокинул голову и втянул носом воздух. Наконец-то. Волк в груди неистовствовал и рвался к человеку, но Дерек, несмотря на все это, держал его на привязи и не пускал. Рано. – Рад. Стайлз снова улыбнулся: – Поехали. Что выбираешь – бургер или домашнюю еду? – Ты готовил для меня? – Как всегда, – хмыкнул Стайлз и пошел к машине. Не оборачиваясь, он кинул за спину ключи, зная, что их поймают, и сел на пассажирское сиденье. Поначалу Дерек ехал медленно, видимо, вспоминая, как это – водить машину. Стайлз развернулся, упершись спиной в дверь, и без стеснения или страха рассматривал оборотня. Наконец-то Дерек на свободе. Волк на свободе. Стайлз гадал, станет ли Дерек прежним? Наверное, нет. Семь лет в клетке не проходят бесследно. Он вдруг вспомнил шесть последних Рождеств и сладко поежился. Он постоянно с кем-то встречался, учась в университете. С этим стало проще в большом городе. Но ничего серьезного за эти годы у него так и не случилось. И никто не мог сравниться в сексе с Дереком, которому он позволял себя трахать. Ему так нравилось больше, чем в роли актива, но оказалось, что он не готов допустить к своей заднице кого-то еще. Возможно, потому что это был именно Дерек – оборотень, с которым он вместе сражался и которому готов был доверить собственную жизнь. И свое тело. Усмехнувшись, Стайлз вспомнил, как появился в Бейкон Хиллс после первого такого Рождества, проведя за рулем около шести часов, кривясь от саднящей боли в пятой точке, от которой на лице вместо недовольства расползалась ухмылка. Стая сначала просто не поверила, принюхавшись и осознав. Все дружно сидели в особняке вокруг него, вдыхали и смотрели круглыми глазами. Потом Эрика ожила и начала хохотать, называя его сучкой альфы, но всю неделю, как и остальные волчата, держалась ближе, потому что все эти дни Стайлз пах, как их вожак, которого они не могли даже увидеть. Особенно был счастлив Питер – улыбался как Чеширский кот и шепотом предлагал Стайлзу посетить его комнату ближе к полуночи. Стайлз, разумеется, его посылал. С отцом пришлось тогда объясняться, почему его сын выглядит как жертва насилия. Хотя, по сути, так оно и было. Пришлось долго доказывать, что все было по обоюдному согласию, и "да, пап, мне нравятся и парни тоже". Шериф только надеялся, что его сын когда-нибудь все же женится. А Стайлз с каждым годом сомневался все больше. Потому что с парнями он чувствовал себя свободнее, отношений не завязывал и жил своей жизнью. И был Хейл. Раз в год, на сутки. Но так, что Стайлз с дикой улыбкой потом еще неделю, стоя в ванной, касался ссадин, которые наносили клыки и когти в порыве безумных двадцати четырех часов. Эти следы не заживали достаточно долго для того, чтобы Стайлз вспоминал и чувствовал даже во сне, ворочаясь на простынях между явью и истомой сна. И, если честно, его это более чем устраивало. – Ты во мне дыру прожжешь, – спокойно заметил Дерек через какое-то время. – Это я рад тебя видеть, – Стилински ухмыльнулся Хейл закатил глаза: – Семь лет. Ты должен был поумнеть за это время. А ты все так же пиздишь. – Я очарователен! – Куда едем? – будничным тоном спросил Хейл. На самом деле, Дерек сейчас находился перед выбором. Он мог сразу поехать в родной город к стае, высадив Стилински и забрав свою машину, либо вернуться в нью-йоркскую квартиру, в которой жил еще с Лорой годы назад и которую так и не продал. Или... – Ко мне, конечно. Ты же вроде пожрать хотел, – отозвался Стайлз и зевнул, потерев глаза. – А мне надо поспать. Выходно-о-о-ой... Чертовы линзы... Дерек скосил на него взгляд. Последние четыре года пацан носил очки. Учеба, работа и привычка сидеть у монитора почти по двадцать часов в сутки, наконец, сыграли свою роль – Стилински был слеп, почти как крот. И, черт возьми, волк Хейла облизывался уже четыре Рождества, втрахивая в матрас тюремной койки в комнате свиданий Стайлза, на котором из одежды были только чертовы квадратные очки с черной оправой. О том, что он даже не заикался о еде, Дерек решил не напоминать. Он потянулся к бардачку и открыл. Внутри все так и лежали его темные очки. Он достал их и надел, а потом глянул на Стайлза. – Ехать куда? – В Куинс, – пробормотал тот, чувствуя, как внутри что-то сжимается. В очках Хейл напоминал ему школьные годы, и это было, не смотря ни на что, наверное, все же хорошо. Дерек хмыкнул и прибавил газу. Когда за ним закрылась дверь квартирки Стайлза, он схватил парня и прижал его к себе, утыкаясь носом в шею. Он так соскучился по его запаху. Стайлз удивился, но покорно обнял его, закинув руки на шею, и замер. Так они и стояли посреди прихожей. Дерек привыкал к свободе, запахам, которые его теперь окружали. К тому, что он не был ограничен двадцатью четырьмя часами. – Ты недавно был в Бейкон Хиллс? – глухо спросил оборотень. – Ага. Пару дней назад. Взял отгул, чтобы забрать кое-какие твои вещи и привезти сюда. Стая скучает. Но я подумал, что ты сейчас туда не поедешь. И был прав. Стайлз знал, что запрет действует до сих пор. Что стая не может приехать к своему альфе. И так было нужно. Потому что сначала Дерек должен прийти в себя после семи лет. От Стайлза пахло так знакомо-незнакомо, что Дерек сейчас был не в состоянии отпустить его от себя. Вдыхая его запах, он все же сканировал запахи вокруг. Но в квартире улавливались только ароматы самого Стилински, застарелый запах Маккола, который, как он знал, периодически навещает друга. И все. Значит, он даже девчонок или парней сюда не приводит. Волк от этого пришел в восторг и довольно зарычал. – Мы ведь не будем сейчас трахаться? – тихо спросил Стайлз. – Нет, – так же тихо ответил Дерек. – Ладно. Это было сложно. Осознать. Ему нужно время и оба это понимали. Сейчас, в этот момент, они – старые друзья, даже не любовники. И это было самое странное, потому что еще семь лет назад, признав Стилински частью стаи, Дерек не планировал с ним дружить. Но сейчас все иначе. Первые несколько дней все было в порядке. Дерек почти не выходил из квартиры Стайлза и, по большей части, что удивительно, просто спал. Стайлз даже опешил, когда увидел, что Дерек, после того, как схомячил половину мясного пирога, улегся на диван в маленькой гостиной и закрыл глаза. Спустя еще пять минут оборотень уже спал. А потом Дерек позвонил Питеру и даже съездил в ресторан. Вернулся он злой, как… волк. Глаза его горели красным, а губы то и дело приподнимались, обнажая клыки. Стайлз осторожно спросил, в чем дело. Сначала Дерек на него натурально нарычал, а потом сказал, что, оказывается, Питер продал часть доли бизнеса Арджентам, точнее Крису Ардженту. В обмен на некое подобие защиты для стаи в Бейкон Хиллс. Причем сделал это Питер еще шесть лет назад. Стайлз об этом знал. Решение хоть и принимал Питер, но тогда собрал всю стаю и пригласил отца Стайлза. К сожалению, учитывая все обстоятельства, этот выход казался самым логичным. Арджент не был чокнутым, но стая без альфы – это гарантированные проблемы, поэтому вполне логичным оказалось то, какую цену он потребовал за свои услуги. К слову, доля была не слишком высокой, а стаю он защищал на совесть и от заплутавших омег, и от тех, кто приходил в Бейкон Хиллс, прослышав о том, что Дерека Хейла закрыли на семь лет, а значит, осталась территория и стая, которую можно прибрать к рукам. Плюс, ко всему прочему, не стоило забывать и о тех, кто, собственно, и упек Дерека в окружную тюрьму. Стилински вздохнул и сел в кресло: – Дерек, успокойся. – Успокоиться?! Мы никогда не имели дела с охотниками! И уж тем более, не в бизнесе! – Зато за эти шесть лет твой бизнес не угробили! Информация о том, что в доле охотник, разлетелась очень быстро. Питер говорил, что ему звонили многие представители других альф. Кто-то возмущался, кто-то, знавший, что с тобой случилось, поддержал. Дерек, ваши рестораны пытались дискредитировать три раза! Проверки и налоговая – это лишь верхушка айсберга. Даже ваш адвокат признал это хорошим шагом. Хейл зарычал. И в этом рычании было больше бессилия, нежели одной злости. – Не рычи на меня, Хейл! Семь лет! Стая осталась без вожака на семь лет – лакомый кусок для таких, как Кивелл! Я не уверен, что они не попытаются сделать что-то вновь. Питер говорил, что их альфа очень злопамятный. А ему под нос охотника подсунули. Дерек снова зарычал, но теперь тише. – Почему мне не сказали? – Вот поэтому, – махнув рукой в сторону Дерека, который пытался убрать когти, хмыкнул парень. – Ты еще не отдохнул. Прекрати беситься, выдохни немного. В ресторанах все нормально, и без тебя пока справятся. Дерек плюхнулся на диван, откинулся на спинку и прикрыл глаза, стараясь справиться со злостью и раздражением. И Питер, и Стилински, да даже чертов адвокат, были правы. Вариант был беспроигрышный. А вот он снова накосячил. И теперь не знает, за что браться и вообще что делать дальше. По-хорошему, ему нужно вернуться в Бейкон Хиллс. К стае. Привести себя в порядок, вникнуть в происходящее в бизнесе и уже на пару с Питером решать все вопросы. Дядюшка пусть и был маньяком, но за эти годы доказал, что он – не просто бета, а необходимая часть. – Слушай, я понимаю, что ты сейчас бесишься, – начал Стайлз, продолжая поглядывать на глубоко дышащего альфу. – Но так было надо. Ты... Двух дней мало, Хейл. Ты в себя не пришел. Прошвырнись по магазинам, выспись и погуляй по городу. Просто... поживи пока. – Я живу у тебя, – напомнил Хейл. – И что? Я все равно работаю. Мне не жалко, – Стайлз пожал плечами. – А твои девчонки как посмотрят, или парни? – все-таки не выдержал Дерек. Да, он был все еще раздражен и не контролировал то, что говорил. – Ты же оборотень, – Стайлз закатил глаза. – Учуял что-нибудь? Кого-нибудь? – Почему ты один? Такого вопроса Стилински явно не ожидал. Он открыл рот, закрыл, а потом хмыкнул: – А зачем мне кто-то? У меня работа. Ты был семь лет. Слишком мало времени на что-то еще. Да и как я объяснил бы, что "Хей, у меня альфа за решеткой, а еще целая стая волчат, которая липнет ко мне, как только видит, потому что от меня тащит вожаком, как будто мы регулярно трахаемся". Кому я такой нужен? – Но теперь ты свободен. – Не-а. Стая все еще осталась. Отец. И работа. Максимум, на что я рассчитываю – это разовый секс. Слишком сложно объяснять кому-то свою жизнь. В ней слишком много... – Нас. Оборотней, – закончил за него Дерек. Волк внутри настороженно поднял уши, недовольный тоном беседы. – Господи, Хейл. Мне двадцать пять лет. Вы – это часть моей жизни с шестнадцати лет. Этого не изменить, да и не то, чтобы я старался. Так что... живи тут, сколько захочешь. Тачка твоя с тобой, ключи на тумбочке. А я пошел спать, у меня завтра сдача проекта. Поутру Стайлз совершенно не ожидал увидеть сидящего на диване Дерека с чашкой кофе в руках. Оказалось, что оборотень решил его подвезти на работу, раз уж тачка теперь вернулась к своему законному владельцу. Стайлз так обалдел от этой новости, что умудрился поскользнуться и шлепнутся прямо за спинкой дивана. На работе было не легче. Кто-то видел, что он приехал вроде на своей Комаро, но за рулем сидел красавец-брюнет. И сослуживцы начали донимать его вопросами, кто же это был и почему его любимая машина сменила водителя. А Стайлз только закатывал глаза, размышляя о том, как же было хорошо, пока Хейл спал два дня и он под шумок спокойненько утаскивал ключи от машины, которую за столько лет уже привык считать своей и старательно раз в неделю баловал мойкой и полной чисткой салона. А еще он думал, что сегодня четверг, и если завтра Дерек тоже соберется его подвозить, то на работе от него точно не отстанут, особенно девчонки. Стайлз работал на крупную компанию, занимающуюся компьютерным обеспечением. Его команда под шефством никогда не просыхающего гения Далласа состояла из шести человек – два парня и четыре девушки. Ну, и Даллас – сорокалетний мужик с фляжкой в кармане пиджака, бутылкой в ящике стола и извечным перегаром. Так вышло, что у него чуть не случился роман с одним из сослуживцев из команды, после чего девчонки начали его буквально обожать. "Извращенки", – беззлобно бурчал он и старательно молчал про свою личную жизнь, особенно после Рождества, выходя на работу весь «разукрашенный» оборотнем. А тут Хейл – два метра мышц, секса и хмурости, а в придачу щетина. Разумеется, девушки к нему буквально прилипли с расспросами. А когда раздался звонок мобильника с незнакомого номера, Стайлз пятой точкой почувствовал, кто именно ему звонит. – Алло? – он откинулся на стуле, приняв расслабленную позу и недальновидно начиная раскачиваться. – Ты скоро заканчиваешь? – послышался голос Дерека в трубке. – А что? – Эй, Стайлз! Там твоя тачка внизу! – сказал Джош, глядя в окно. – Хочу знать, долго ли мне тут торчать, – буднично сообщил Дерек в трубке. Где-то на середине фразы Стайлз все-таки свалился со стула. Он стал слишком часто падать в присутствии Дерека. – Ты... ты у здания? – он почему-то несмело подошел к окну, словно боялся увидеть стоявшую внизу машину, заглядывая из-под локтя Джоша. – Да. Так когда ты заканчиваешь? Стайлз боролся с собой. Очень сильно. Потому что на повестке дня стояли вопросы, начиная с: "какого хрена?!" и заканчивая: "Хейла подменили?!" Потому что... ну, какого черта бы альфе за ним заезжать?! – Стилински, – прорычали в трубку. И это было уже чем-то знакомым. Парень тут же очухался, глянул на настенные часы большого кабинета и сказал: – Через пятнадцать минут. – Я тебя жду, – коротко сообщил Хейл и разорвал звонок. Ну, конечно, это же Дерек. Пока шел к машине, Стайлз перебрал в голове кучу вариантов, как можно было бы начать разговор, но, сев на пассажирское сиденье, спросил только одно: – Зачем? – Потому что хочу, – выгнув бровь, заявил Дерек и вырулил на дорогу. Утром его вновь отвезли на работу, хотя он сопротивлялся. Выйдя из машины, Стайлз сказал, что вечером занят и вернется сам. Дерек равнодушно пожал плечами и уехал. За темными очками было не видно, как блеснули красным глаза. Правда, к вечеру Стилински решил просто и без изысков напиться, потому что ребята на работе извели его своими подколками и вопросами. Когда Стайлз ставил перед собой задачу, он ее выполнял. Поэтому план напиться был исполнен идеально. Да так, что девчонкам пришлось его сажать в такси. Каким чудом он не вырубился по дороге домой, Стайлз и сам не знал. Зато смутно помнил, как ввалился в квартиру и попал руки альфы. Который недовольно рычал, обнюхивая его шею. Сам он при этом счастливо улыбался и бубнил что-то вроде: – Хе-е-ей, волчара... Я… ик... слегка... выпил... Но завтра суб... бота... да... И мне не надо... ехать... к тебе... Ты ж тут... А еще меня заебали... Вопросами, в смысле... о тебе... Они думают... что мы встре... чаемся... Пофыркивающий от амбре Стайлза оборотень потащил его в спальню, где свалил на кровать, стянул обувь и уложил нормально. Потом сходил за аспирином и сумел запихнуть его в пьяное тело. Волк внутри недовольно порыкивал, но на него не обращали внимания. Посмотрев пару серий какого-то сериала для девиц, оборотень лег спать, шумно фыркнув, словно окончательно избавляясь от неприятного запаха. Его успокаивало только одно – во сей какофонии запахов никакой не выделялся. А ближе к рассвету, когда небо за окном уже серело, он резко проснулся от сдавленного крика. В первое мгновение ему подумалось, что это – его собственный сон. Но он распахнул глаза и сел. Спустя меньше минуты крик, сдавленный и сухой, повторился. Из спальни Стайлза. Дерек напрягся, поднялся на ноги и втянул воздух. Посторонних в доме не было, причинить вред парню никто не мог. Тогда что? Пройдя по маленькому коридору, Дерек приоткрыл дверь и заглянул. В предрассветных тенях Стайлз казался... серым. Словно бесцветным. Он метался по кровати, сжимал в руках подушку над головой. И глухо то стонал, а то и вовсе кричал. Кошмар. Это был сон и кошмар. Дерек ощутил волны паники и страха, которые шли от Стилински. Волк внутри заскулил и поджал хвост, переживая. Дерек подошел, сел рядом и взял парня за плечи. – Стайлз, – позвал он. Парень не отреагировал. Он положил одну руку на шею и легонько встряхнул. – Стайлз. Стайлз! Тот дернулся и распахнул глаза, уставившись пустым взглядом. – Ты дома. Я рядом. Все хорошо, – произнес Дерек. – Д-дерек? – парня затрясло. А потом он схватил его за руку и принялся бормотать, пересчитывая пальцы. – Раз, два, три, четыре, пять... – затем он проделал то же самое со своей рукой. Дерек знал, что это. Помнил. – Все еще? – тихо спросил он. Стилински сжал руки в кулаки и отвернулся: – Прости... что разбудил. – Стайлз, в тебе больше нет этой твари. – Я знаю. Дерек посмотрел на отвернувшегося Стайлза и лег рядом, обняв и прижав к себе. – Слишком много крови... – прошептал Стайлз. Прозвучало, как признание. Отчасти, это оно и было. Ему было все равно, почему Дерек все это делал. Ему было важно, что оборотень рядом. Почему это было важно, ему было неважно. – Мне так жаль, – отозвался Дерек, сильнее сжимая его в объятьях. Стайлз вздохнул и устроился удобнее в его руках. А потом заговорил. – Каждый раз одно и то же. Белая комната. Мы снова играем партию в Го. А потом больница... Эта кровь... Мне никогда от нее не отмыться. Все те люди… Они погибли от моих рук. Неважно, что ногицунэ… Это мои руки. – Стайлз, это было восемь лет назад. И это был не ты. – Это были мои руки, – снова пробормотал Стайлз. Дерек вздохнул и только прижал его к себе ближе. Если честно, после той истории с ногицунэ все пришло в норму довольно быстро, и он даже не подумал тогда о том, каково пришлось самому Стайлзу. Его телом владел злой дух, убивавший и сводящий с ума. А все, что мог Стайлз - бороться где-то там, в своем сознании, отчаянно пытаясь выцарапать себя назад. И ведь они почти проиграли. Почти потеряли Стайлза. Скотт почти потерял Эллисон. Но все обошлось. И забылось. И Дереку сейчас было стыдно за то, что ничего не заметил. Он понимал, что его отношение к Стайлзу изменилось слишком сильно. Он старался сейчас на этом не концентрироваться. Но не мог. Особенно, когда парень стучал зубами в его руках. – У тебя это часто? – Иногда, – не стал отрицать Стайлз. – Отчасти, поэтому я ни с кем не живу. Я бы не смог объяснить. – Стая знает? – Угу. Скотт знал всегда. А потом, когда Питер восстановил особняк... Я как-то остался ночевать, и... В общем, все узнали. И знаешь, я благодарен им, но видеть жалость – это больно. Я – убийца, Дерек. А они меня жалеют. – Потому что они понимают, что ты чувствуешь. – И ты? – И я. Но ты не убийца. Больше они не говорили. Следующие несколько дней Стайлз вел себя тише обычного, но это был Стайлз. Дерек хмурился, а когда Стайлз не видел, усмехался. Стилински расслабился, когда понял, что Дерек не стал относиться после той ночи к нему иначе. Оборотень все так же хмурился и порыкивал. Отвозил на работу, а вечером забирал. Стайлз отбивался от сослуживцев, но, в общем и целом, больше не возражал. В один из вечеров они не поехали домой. Они поехали на Манхеттен. Стайлз попытался выяснить зачем, но Дерек упорно отмалчивался. Они оставили машину и пошли пешком, а потом повернули за угол. Стайлз замер. Он понял что это, только когда увидел собственными глазами. Он знал про явление Манхеттанхендж, свойственное исключительно Нью-Йорку из-за его постройки, хотя за столько лет ни разу не сподобился съездить посмотреть сам. Каждый раз что-то мешало. И посмотреть на это явление привел его не кто-нибудь, а Дерек Хейл. Стайлз ошалело глянул на оборотня и на его лице начала расцветать улыбка. – Укушу, – тут же пригрозил Дерек, заметив, как открывается болтливый лягушачий рот. – Кусай, – согласился Стайлз, улыбаясь счастливо и беззаботно. Так, как когда-то. Годы назад. – Если обратишь, я стану твоей бетой и тогда точно надеру тебе зад. Дерек уже хотел ответить, но вдруг понял, что если в какой-то параллельной вселенной такое случится, то Стайлз абсолютно точно исполнит свою угрозу. Поэтому промолчал. А Стилински, стоя посреди улицы, просто стоял и смотрел, как заходит солнце. Как оно ровно пробирается по улицам и идет-идет-идет ровной линией на запад, пересекая город. Ярко, безумно красиво и волшебно. За все годы в этом огромном муравейнике, он впервые увидел это явление, появившееся благодаря уникальной проектировке города. И сейчас стоял тут рядом с Дереком. Это было… так странно. – Откуда ты узнал? – тихо спросил Стайлз. – Лора таскала меня сюда четырежды в год, – отозвался Дерек. Воспоминания о сестре пусть и притупились, но все еще причиняли боль. И сейчас, стоя тут со Стайлзом, он ощущал, как его отпускает. Теперь в этом городе он не один. – Так, ладно, объясняй, зачем ты это сделал, – начал допытываться Стайлз, когда они ехали в Куинс часом позже. – Что я сделал? – Дурачок из тебя – так себе, – скривился Стайлз. – Я... – Хорошее начало, – не удержался Стайлз. Дерек в ответ рыкнул, но продолжил: – Мне... захотелось. – Захотелось? – Я... благодарен. – Благодарен? – как попка повторял Стайлз. – Ты... помог мне... – Вот как? Дерек глянул в зеркала и резко ударил по педали тормоза. Стайлз повис на ремне безопасности, а потом его качнуло назад. – Слушай, Стилински, почему, когда я хотя бы один раз в жизни пытаюсь с тобой по-человечески поговорить, ты не можешь удержаться от того, чтобы не строить из себя клоуна?! – прорычал оборотень. Причем прорычал так громко и так грозно, что Стайлз невольно вжался в пассажирскую дверь, вглядываясь в горящие алым глаза альфы. Да, давненько такое было. В те дни, раз в год в Рождество, такое рычание они оба воспринимали иначе, больше как игру. А сейчас Стайлз натурально вздрогнул, на мгновение ощутив страх. Но его быстро отпустило, и он хмыкнул: – Почему? Наверное, потому что Дерек Хейл никогда не просит помощи и никогда не говорит "спасибо"! Это все равно, что если ты мне скажешь: "Стайлз, я люблю тебя"! Невозможно! Вот я и... растерялся, – он снова тараторил в своей манере, пока по салону разливались ароматы легкого страха, с ноткой возбуждения и обиды. Обиды? Дерек моргнул. – Нет, – ответил Дерек. – Я не люблю тебя. Не в том смысле, какой вкладываете вы, люди. – А вы, шарики пушистые, стало быть, вкладываете какой-то другой. – Да, мы вкладываем другой смысл. – Это какой? – Скоро узнаешь, – рыкнул Дерек и ударил по газам, выворачивая руль. Стайлз, к удивлению Хейла, смолчал. Впрочем, в последние несколько лет парень стал спокойнее, хоть и продолжал пить адералл, поэтому только поправил на носу очки и отвернулся. Дома Стилински переоделся и ушел на кухню готовить ужин. Дерек, вооружившись книгой с одной из полок, сел на диван, открыл на закладке. И уставился невидящим взглядом. Он жил тут всего ничего. Не уехал ни в отель, ни в бывшую квартиру. Просто остался на диване. Ел домашнюю еду, периодически распихивал по углам запчасти от компьютеров, которые разбрасывал Стайлз, отсыпался. И недоумевал. Почему все вышло именно так? Почему его тянуло к человеку, который раньше раздражал? Любовь... Любви не было, во всяком случае, раньше Дерек испытывал совершенно другое, не такое, как сейчас. Но его тянуло к Стайлзу словно магнитом. Возможно, семь лет в клетке сделали свое дело, превратив волка в верного пса, которого постоянно навещали и который ждал, когда человек снова придет. Эта мысль разозлила и заставила глухо зарычать. Волк внутри поджал хвост и старался не напоминать о себе. Но тяга к человеку все равно была и теперь, не ограниченная тюрьмой, становилась лишь сильнее. Отбросив книгу, Дерек поднялся и пошел к Стайлзу, который стоял к нему спиной и чистил овощи. Он подошел сзади, отобрал морковь и овощечистку, бросив и то, и другое в раковину… – Эй, ты что делаешь? – вякнул Стайлз. ...потом перевернул Стайлза к себе лицом, подхватил под бедра и усадил на столешницу; разделочная доска с уже нарезанным картофелем также отправилась в раковину. Стайлз во время этого демарша даже не пискнул больше. Уселся удобнее, снова поправил очки и уставился на Дерека прямым ясным взглядом. А Хейл молчал. Потому что, черт возьми, он был отвратителен в вербальном выражении чувств, а такое действие, как поцелуй, казалось сейчас... неправильным. Все, на что его хватило, это сжать столешницу по бокам от бедер Стилински, шагнуть между его разведенных в стороны ног, и, прикрыв глаза, вдохнуть запах. За семь лет этот запах стал родным: стая, дом, его сестра и его волчата; Стайлз и его домашняя еда, его парфюм и адералл. – Дерек, – позвал парень. Хейл открыл глаза. Стайлз снял очки, потер переносицу, а затем одел их обратно. – Почему у тебя никого не было? – задал свой вопрос мужчина, наконец, совладав с ворохом эмоций. Парень хмыкнул: – Я вроде отвечал. Тебе этот ответ не подходит? Хорошо, давай попробуем по-другому. Потому что я гиперактивный, плохо на чем-то сосредотачиваюсь. Потому что я не готов жить с кем-то, кого плохо знаю. Потому что с шестнадцати лет я знаю, кто такие оборотни, а на моих руках кровь более двадцати человек. Потому что за все годы меня удовлетворял только секс с тобой. Понимаешь? Все свелось к тебе, волчья задница. Но я готов молчать обо всем этом дальше. – Почему? – Потому что я понятия не имею, чего ты хочешь. Ты отсидел, Хейл. Семь лет. Ты сам-то хоть знаешь, что дальше? – Знаю, – вдруг спокойно ответил Дерек. И поцеловал Стайлза. Просто поцеловал. Касание губ и не больше. Никакого напора, просто неожиданная ласка. – Я хочу... я... Я хочу, чтобы ты остался. Со мной. Сказать это было нелегко. Но и молчать волк уже не позволял, поскуливая и сводя с ума, царапаясь где-то в груди. И, черт возьми, Дерек его понимал. Стайлз когда-то давно читал много о волках. К тому же, у него была копия бестиария. И он понимал, что могут означать такие слова, сказанные оборотнем. У них нет понятия "встречаться", "пытаться быть вместе". У них все это – навсегда. – Ты уверен? – тихо спросил Стайлз. Дерек молча кивнул. – У меня есть варианты? – Только один. Сходить со мной завтра куда-нибудь. – Куда? – тихо пробормотал парень. – Стилински, вроде не тупой. Стайлз тут же надулся, и пнул его в коленку. – У меня просто в голове не укладывается, что ты мог сейчас пригласить меня на свидание. Конечно, в своей тупой манере. Но это ведь оно? Или я, наверное, уснул и сейчас лежу в своей спаленке. – Оно, – подтвердил Дерек, пока его не заговорили до смерти, и Стайлз слегка поежился от его твердой решимости. – Так ты... – Уверен, что хочешь это озвучить? – Ну... Да! – ухмыльнулся парень. – Ты же... ты же Дерек Хейл, черт тебя подери! Дерек фыркнул, совсем как волк, а потом отвернулся, дернул плечом и пошел к раковине, включил воду и принялся отсортировывать подготовленные овощи от очисток. То есть, просто взял и ушел от разговора и проблемы к овощам. Стайлз, правда, оценил. Потому что именно такое поведение – его собственное жизненное кредо: забей на проблему и жди, пока она рассосется сама. Поэтому он спрыгнул со стола, отдал Хейлу все остальные овощи, а сам взялся за мясо. Ужинали они перед телевизором в тишине, как и в последние дни. Правда, обычно Стайлз комментировал все, что видел на экране, будь то реклама или шоу Опры, а сегодня вел себя очень тихо. Видимо, обдумывал все случившееся, как полагал Дерек. Впрочем, винить его или тем более заставлять трепаться он точно не собирался. Потому что, каким бы Стилински не был, а пиздел все так же раздражающе много. Часам к одиннадцати парень начал зевать и, буркнув что-то вроде: "ночи, волк", отправился в ванную, а минут через десять и в спальню. Хейл не спеша помыл после ужина посуду, сам принял душ и с комфортом расположился на удивительно большом для этой маленькой квартирки диване, разложив его и подсунув под голову подушку. Сон, что удивительно, пришел сразу, пока Дерек прислушивался к мерному дыханию в соседней комнате. Но под утро его разбудили. – Знаешь, Хейл. Это бесит, – Стайлз сообщил это громко и совершенно не сонным голосом. Дерек от неожиданности подпрыгнул на диване и уставился на парня, настороженно принюхиваясь в поисках опасности, которой явно не было. Стайлз стоял в одних пижамных штанах, старой растянутой футболке и поблескивал в свете уличных огней за окном стеклами очков. – Что не так? – обреченно спросил мужчина. – Ты – "не так". Можно же было просто сказать: "Стайлз, ты мне нравишься. Завязывай трахаться с другими. Я скоро выйду. Дождись меня". Можно было сказать это еще года три-четыре назад! Но нет. Ты же гребаный Дерек Хейл и нормальное проявление элементарных эмоций – это не про тебя. Вообще каких-нибудь эмоций! Дерек от такого заявления аж поперхнулся. Потом приподнялся, схватил Стайлза, так удачно стоявшего очень близко к дивану, за руку и завалил на себя, сжимая в тисках объятий. – Стайлз, ты мне нравишься. Завязывай трахаться с другими. Я вышел. И не буду тебя ни с кем делить, – заявил Дерек, а потом заткнул собиравшегося что-то возразить Стайлза поцелуем, и этот поцелуй был настоящим. Стайлз все равно начал брыкаться. Где-то спустя минуту, перед этим жадно исследовав рот оборотня своим языком. – Ты сволочь, Дерек! – А это еще почему? – изумился тот. – Потому что каждый раз, трахая других, я хотел тебя! И я не знаю, почему... – последнее предложение неожиданно скатилось в шепот, и Стайлз отвернулся. – Меня трахать? – изумление у Дерека получилось натуральным. – Да, – буркнул Стайлз и подорвался. – Нет! То есть… Твою мать! Я просто имел в виду секс! – Точно нет? – ухмыльнулся Дерек.– Ты уж определись. Стайлзу стало не по себе. И дело было не в страхе, хотя и в нем тоже. Просто ухмыляющийся Дерек был просто невероятно сексуальным и его хотелось с утроенной силой. Но не трахать, нет. Может быть, иногда, время от времени, но не постоянно. Определенно нет. Сейчас он его просто хотел. Вот черт. – Точно, – буркнул Стайлз. Ухмылка превратилась в теплую улыбку. Стилински так удивился, что слегка завис. – Стайлз, – мягко позвал Дерек. Дерек. Мягко. Ага. – Кажется, я все-таки сплю... – пробормотал Стайлз, удивленно моргая. – Ты спал. Поэтому мне вообще удивительно, что ты решил предъявить мне претензии среди ночи. – Ну, а что? Я проснулся, вспомнил наш разговор и... – Решил возмутиться? Хотя молчать ты никогда не умел. – Хей! Я всего лишь человек. Сарказм и слова – мое единственное оружие. И днем, и ночью! – Вообще-то нет,– сообщил мужчина. – Нет?– удивился парень. – Нет. Еще у тебя красивые глаза, – Дерек снова улыбнулся и, мягко погладив парня по щеке, коснулся дужки очков. – Я все-таки точно сплю, – пробормотал Стайлз, неожиданно начав выбираться из объятий оборотня. Которого такое положение дел явно не устраивало. – Стилински. – Чего? – Ты приперся ко мне среди ночи, и, правда, решил, что я тебя отпущу? – Дерек закатил глаза, Стайлз точно это знал, просто в темной комнате было плохо видно. Но за прошедшие годы он изучил все выражения лица Дерека Хейла. В основном, тот общался рычанием, закатыванием глаз и движениями бровями. То есть, любыми путями, исключающими слова. – Пусти. – Не пущу, – оборотень перехватил его одной рукой и взял за запястье ту руку, которой парень пытался оттолкнуть его. – Смотри. Пять пальцев. Так что все взаправду. Ты совершенно точно не спишь и это совершенно точно не кошмар. Он резво подмял Стайлза под себя. Парень дернулся, но быстро понял тщетность попыток. – Теперь не нужно ждать год, – тихо рыкнул Дерек, – когда ты снова придешь в комнату для свиданий, чтобы трахнуть тебя. И поцеловать. Стайлз пискнул, и его тут же заткнули агрессивным поцелуем. Он не ожидал, но не сопротивлялся и быстро поплыл. Потому что идея про «поцеловать» ему тоже очень нравилась, определенно. Да, Дерек был прав, теперь не нужно ждать целый год, перебиваясь чем-то лишь отдаленно похожим на то возбуждение, что он испытывал только с Хейлом. Наслаждение. Ради которого приходил. Потому что Хейл был жестким, иногда жестоким, оставлял отметки и делал все так, что Стайлз хотел быть в его руках снова и снова, вне зависимости, что он говорил в промежутках. – Когда... я пришел в последний... раз... Я думал о том, что... это все, что у меня... есть... Одни сутки... И все. Последние... сутки... – Стайлз не мог этого не сказать. Зажмурившись, он глубоко вздохнул, когда мужчина, слушая его, отстранился. Дерек тоже думал об этом в те часы. – Выходит, что мы оба сглупили, – хмыкнул он, прежде чем снова склониться над Стайлзом. В этот раз поцелуй вышел безумным. У Дерека не было сил, да и особого желания осторожничать, а Стайлз накинулся на его губы, словно в последний раз – отчаянно и жарко. Дерек вместе с волком только и успели удивиться, потому что Стилински буквально трахал его рот, засунув язык чуть ли не в глотку. Но и волку, и человеку такая прыть нравилась. Это означало, что они оба нужны, обе сущности, а не кто-то один. Дерек приподнялся на руках, когда понял, что Стайлз не будет вырываться. Стоило ему это сделать, как руки парня пробрались под футболку и вцепились в спину. – Блять, Дерек, хера ж ты накачался за это время, – поежившись, выдохнул Стайлз. – Я полгода назад это щупал…Ты раскачался еще больше…Это пиздец… – Нравится? – усмехнулся мужчина, видя, как Стайлз чуть ли не в экстазе глотает слюни только от того, что трогает его. – Охуеть как, – он порозовел, когда говорил это, но и промолчать не мог. Дерек сладко поежился, когда в нос ударил запах острого возбуждения. Стайлз не врал. Ему все нравилось. – Для тебя же лучше, если и остальное тебе нравится, потому что ничего не поменяется. Я такой, какой есть. – И я тебя хочу. Сейчас. Дерек рыкнул и сказал: – Куплю новые. А может, и нет, – и разорвал на заднице штаны Стайлза. Футболку тот решил снять сам. И, разумеется, запутался в ней, застряв головой. – Блять. Сука. Твою мать... – рычала футболка голосом Стилински, пока Дерек старался не слишком громко ржать, не собираясь помогать и избавляя парня от остатков пижамных штанов. Белья под которыми не было. Рыкнув, оборотень порвал когтями и штаны и футболку, тут же скинув тряпки куда-то на пол. – Наконец то, – выдохнул парень, облизывая губы и глубоко втягивая носом воздух. Потом схватил Хейла за шею и подтащил к себе. – Мне все нравится. Только один момент – задница у меня не регенерирует. Поаккуратнее. Дерек только снова зарычал, демонстрируя алые глаза и когти. Стилински ухмыльнулся, взял его за руку и лизнул языком самые кончики когтей. Глаза его ярко вспыхнули и Дерек тут же убрал когти. Стайлз, которого особенно вело от "подсветки" альфы, засунул его пальцы глубоко в рот, прикусив подушечки. Дерек рыкнул, с трудом выдохнул и все же забрал руку, а потом поднялся. Быстро разделся. Стайлз оценил, его взгляд сразу метнулся к твердому члену, а язык неосознанно прошелся по губам. Дерек вернулся назад на диван, толкнул Стайлза на спину и лег сверху. Стайлз который сладко поежился от прикосновения. Дерек снова поднес руку к его лицу, теперь уже разрешая хулиганить. Стайлз схватил ее и снова засунул пальцы в рот. Хейл смотрел на него расширенными зрачками. Вид Стайлза, его губы и невозможные темные глаза за стеклами очков сводили Дерека с ума. Он не продержался долго, забрал руку и, толкнув парня по коленям, развел его ноги в стороны. Впрочем, Стайлз с готовностью помог, раскидывая длинные ноги как можно шире и глядя темными глазами. Немного помассировав сжатые мышцы, оборотень тут же толкнулся двумя пальцами в горячий влажный жар. Стайлз задохнулся и схватился одной рукой за руку Дерека, а второй – за подушку дивана, выгибая спину. Смазки было мало, саднило, но Стайлзу нравилось. Потому что это Дерек, он оборотень, он – другой. Но он почти никогда не калечил и Стайлз это ценил. Ссадины и царапины – не в счет, они скорее нравились. Поэтому сквозь легкую боль он лишь сильнее подавался на встречу, потому что хотел другого, хотя за шесть лет научился ценить пальцы Дерека, даже когда уже после секса они продолжала мягко оглаживать его нутро, вызывая приступы стыда и болезненного удовольствия одновременно. – Давай уже, Хейл, – нетерпеливо простонал Стайлз, облизывая в раз пересохшие губы. Дерек и сам еле держался, но головой пока что соображал. Да и знал, что последний раз ебал Стилински семь месяцев назад и без смазки сейчас его просто порвет. – Дерек... – тем временем простонал Стайлз. Судя по всему, ему впервые в жизни было вообще плевать на собственное тело. Он буквально источал желание и жажду, выдыхая слишком отчаянно. Дерек на него только рыкнул и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. И пожалел об этом. Возбуждение, витавшее в воздухе, было таким густым, что волк внутри уже царапался, просясь на волю. Он хотел своего человека, хотел присвоить, пометить, войти и заклеймить. Знал, сволочь, что теперь можно. Стайлз под ним захныкал от неудовлетворенного возбуждения и стал насаживаться на трахающие его пальцы активнее. А затем отпустил плечо Дерека и принялся дрочить себе. – Сука ты, – выдохнул засранец, закатывая глаза. Очки на влажной от пота коже уже нормально не держались, и съехали на кончик носа, от чего картинка неожиданно стала еще более возбуждающей. Он все-таки не сдержался. Как и его волк. Он зарычал, злясь, возбуждаясь и наваливаясь еще сильнее. Остатков сознания хватило только на то, чтобы сплюнуть себе в руку и размазать слюну по члену. Затем он резко развел бедра Стайлза, который с радостью подчинился, раскидываясь и выставляясь, и, наконец, толкнулся в тугой жар. Стайлз надсадно застонал, откидывая голову назад и выгибаясь, хватаясь одной рукой за подушку дивана, а другой – за воздух. Дерек вышел почти до конца и снова вошел, а потом положил руку Стайлзу на грудь. По руке побежали черные вены и исчезли. Стайлз расслабился и открыл глаза. – Может, займешься уже делом? – хныкнув, заявил он. Дерек по-волчьи фыркнул, но толкнулся снова, теперь уже до конца, и начал двигаться. Пока это был размеренный неспешный темп, чтобы тело привыкло к тому, что случалось очень редко. Боль он забрал, и теперь в их распоряжение было сколько угодно времени. Стоны Стайлза сменили тональность. Это походило на голод. По животной близости, лишенной ласки. Дерек, увеличивая темп, не целовал Стайлза, а буквально вгрызался в его шею зубами, пытаясь хоть как-то удержать на цепи волка, который от радости хотел кусать до крови, помечать собой. Но был риск – если укусить слишком сильно, то Стайлз мог обратиться. Риск сводился к нулю, но Стайлз пока не в курсе их только что изменившихся отношений и может закатить истерику в самый неподходящий момент. Или же Дерек неосторожно может поставить на метку, настоящую, а об этом они со Стайлзом еще не говорили. Впрочем, против обычных укусов Стилински не возражал. Он только сильнее откидывал голову, подставляя шею, и сжимал пальцы в жестких волосах. Дерека до сих пор удивляла эта тяга парня к такой легкой боли от укусов и царапин, но они вместе с волком радостно «украшали» тело под собой, проходясь по бедрам и ногам когтями, оставляя кровоточащие царапины и дурея от металлического запаха вокруг. Стайлз от оборотня не отставал, второй рукой расцарапывая его спину и плечи, наблюдая сквозь дымку возбуждения, как эти полосы тут же регенерируют и исчезают. Чтобы царапать снова. Со стороны они напоминали рычащий и стонущий клубок тел. Дерек кончил первым, не удержался, слишком велик был соблазн. Он впился в губы Стайлза, кусая их, пока тело сотрясалось в оргазме, а он все двигался и двигался, жмурясь от удовольствия. Стайлз тонко стонал под этим поцелуем, чувствуя внутри чужое горячее семя. А потом губы Дерека исчезли, он смог вздохнуть, но сразу поперхнулся воздухом, потому что они сомкнулись теперь вокруг его члена, и оборотень начал отсасывать, попутно вылизывая влажную соленую кожу вокруг. Стайлз, не ожидавший такой прыти, кончил вскоре после того, как Хейл лишь дотронулся до его дырки кончиками пальцев, заглатывая в самое горло. Дерек все проглотил, потом влажно провел языком по животу, груди и шее, мазнул по щеке и снова поцеловал Стайлза, передавая ему постыдный вкус собственной спермы. Стайлз отвечал с безумным жаром. – Хейл... Остановись... – пробормотал парень, кусая его за губу. – Почему? – чуть хрипло спросил оборотень. – Я сейчас... кончу второй раз... и сдохну нахуй... Дерек хмыкнул и отпустил его губы, приподнимаясь. Стилински даже не шевельнулся. Только тяжело дышал и облизывал губы, чувствуя во рту привкус спермы. И это охренеть как смущало и заводило. – Твою мать... Дереку такой вид парня очень нравился: основательно помятый, раскрасневшийся, лохматый, со скособоченными очками и искусанными губами. Волк внутри царапался, намекая, что у парня есть минут десять, прежде чем его поставят раком. Поэтому Дерек решил быть благодушным человеком – встал с дивана и ушел на кухню, вернувшись оттуда с двумя бутылками воды. – О-о-о-о, Хейл, ты просто идеальный мужчина, – простонал Стайлз, протягивая руку за водой. – А ты не знал? – выгнул бровь севший на край дивана Дерек и, открутив крышку, сделал несколько глотков из бутылки. – Но втайне мечтал, – заявил парень, безуспешно пытаясь открутить крышку второй бутылки. Дерек отобрал бутылку из его ослабевших рук, открутил крышку и отдал воду назад. – Спасибо, – выдохнул Стайлз, когда напился. – У меня нет сил. – Это плохо. – Почему? – Потому что я совершенно точно трахну тебя еще раз сейчас. А потом, когда проснемся, съездим позавтракать. Точно! И свидание же, – ухмыльнулся он. Стайлз округлил глаза от перспектив, пытаясь решить, нравятся они ему или не очень, учитывая боль в пояснице. – Что? Нет! Дерек, я труп! – Еще скажи, что не хочешь. – Я не могу! – Проверим? Стайлз застонал и развалился на диване. – Кто ты и где мой хмурый волк? – Твой? – выгнул бровь Дерек. – Ну-у-у, – Стайлз приподнялся и неуверенно взглянул на Дерека. – Мы ведь... все выяснили, да? – А, то есть минет доказательством не был? Стайлз подвис. Нет, конечно, за те шесть встреч их секс сводился к животной случке и про минет в исполнении Хейла он даже не мечтал, чтобы хорошо и долго, но... – Серьезно? – Представь себе, – покивал Дерек. Он отставил бутылку и поднялся, потягиваясь и разминая мышцы. – Я же волк. – Оборотень. – Для тебя – нет разницы. – Есть. Ты же человек, когда трахаешь меня. – А у тебя склонность к зоофилии? – весело спросил он. – Нет! – тут же открестился Стайлз. – Я, конечно, люблю белочек и летучих мышей – чувак, Бэтмен! – но, трахаться предпочитаю с людьми. Ну, в данном случае, с одним конкретным оборотнем. – Ну и вот. Но я все равно волк. Поэтому... – Нет. Хейл! Фу, волчара. Сидеть! Дерек в ответ на этот спектакль по дрессировке расхохотался и вернулся на диван. – Еще на один раз тебя точно хватит. А там, так и быть, отпущу тебя. Поспать, поесть. – Дер... – Стайлз не договорил, потому что язык оборотня уже хозяйничал во рту, а пальцы – в заднице. Хотя Стайлзу пришлось признать уже через минуту, что он в общем-то не против такого расклада. И даже захотел проявить инициативу. Поэтому требовательно застонал в поцелуй, пытаясь обратить на себя внимание. Дерек немного отодвинулся и вскинул бровь. Стилински только чертыхнулся. Ну, серьезно, как вообще он может общаться только бровями?! Хотя следовало бы спросить, откуда он сам понимает, что означает каждое движение этих бровей. Вот что должно было пугать на самом деле. – Заканчивай… трахать меня... так... – Как? – Как животное! – Я – волк, Стайлз. – Да я в курсе! Но нас вообще-то в этой постели двое. – И что ты предлагаешь? – Дерек вместе с волком даже заинтересовались. Стилински облизнул губы, поправил очки и буркнул: – Нельзя мной все время вертеть как куклой. – Почему? – Господи! Потому что у меня тоже могут быть свои желания! – Бровь Хейла поползла еще выше. – Что? Просто все эти годы ты слегка наплевал на мои желания! – буркнул Стайлз. – А они у меня, между прочим, тоже могут быть! – Тебя что-то не устраивало? Стайлз закатил глаза. А потом вдруг резко подорвался, обвил шею оборотня руками, прижался и куснул за ухо: – Каждый раз после тебя у меня болело все тело, – честно и прямо в ухо сообщил засранец, резко меняя интонацию голоса так, что Дерек удивленно рыкнул. – И нет, мне не на что жаловаться. Но иногда мне хочется, чтобы было и по-моему. Дерек обнял его одной рукой и сел. В итоге Стайлз оказался на его коленях. Дерек тут же облапал его задницу, а два пальца снова вошли в тело, поглаживая. – Ох, блять... Дерек, дай договорить! – Стайлз закатил глаза и вцепился ногтями в плечи оборотня. Который не хотел говорить. Стайлз пах так вкусно, что рот снова наполнился слюной, а пальцы чувствовали в жаркой заднице собственную сперму. Поэтому он лишь уткнулся носом в шею Стайлза и вопросительно рыкнул. – Ну, почему бы нам иногда не сменить... позу? – пискнул тот. – На какую? – пробухтел Дерек, водя клыками по нежной коже, царапая на самой грани. – Да хоть на такую. – Хочешь сам, да? – Да, – смущаясь, признал Стайлз. Дерек отстранился, убрал пальцы и, напоследок огладив ягодицу, приглашающе махнул рукой. Стайлз облизал губы и сказал: – Тут... неудобно. Дерек кивнул. Он был не против. Пока они шли в спальню, Стайлз ощущал алчный взгляд оборотня на своей заднице. – Дерек. – Что? – Я никуда не денусь, – Стайлз обернулся в дверях и улыбнулся. – Я семь лет тебя ждал. Дерек хмыкнул. Потому что сердце человека не врало и стучало уверенно и ровно. Действительно, ждал. Даже если оба притворялись, что это не так. Волк подтолкнул человека вперед, и он обнял парня, прижав спиной к себе всего в шаге от кровати. – Эй, хмурая морда. Ты что, пытаешься быть человечным? – Заткнись, Стилински. – Это уже классика! – радостно ухмыльнулся тот и стал выбираться из крепких рук. – Ложись. Я сейчас приду. Стайлзу, конечно, очень нравился секс с оборотнем, но зад он свой тоже любил. Поэтому пошел в ванную за не распакованным тюбиком смазки. Который купил просто так, да. Когда он вернулся, Дерек валялся на его кровати в позе звезды, купаясь в запахе. По его лицу невозможно было что-то понять, но Стайлз задом чуял, что та зверюга, что сидит в Хейле, сейчас наслаждается жизнью в его подушках. – Кайфуешь? – усмехнулся Стайлз. – Привыкаю. – К широкой кровати? – К тому, что она будет всегда пахнуть тобой. – Кхм... Это странно, – Стайлз неожиданно смутился. – Почему? Парень подошел к кровати и Дерек тут же ухватил его за руку, роняя на себя. Но Стайлз не развалился, а вместо этого уселся на его бедрах, поправил свои извечные очки и стал рассматривать оборотня. – Когда ты понял? – просто спросил он. – После первого Рождества, – не стал ерничать Дерек. – Да-а? – Стайлз удивился. – Да. Ты не побоялся прийти в тюрьму к мужчине на длительное свидание с большим флаконом смазки и вибратором внушительных размеров, – улыбнулся Дерек. – Только ты мог такое выкинуть. – А чего? – Каждую субботу, как штык, а потом это. Я понял, что ты мне нравишься. Стайлз снова порозовел. В свете небольшого ночника в маленькой спальне это казалось Дереку забавным. Но именно сейчас он как никогда ощущал в груди покой. Даже дымка возбуждения ушла, уступая место чему-то теплому и даже нежному. А может, это волк довольно урчал, уложив голову на передние лапы и прислушиваясь к беседе. – А я думал, ты меня терпеть не можешь. Так всегда было. "Заткнись, Стайлз", "Не лезь в это, Стайлз!", "Ты – всего лишь человек, Стайлз". – И ты, конечно же, меня слушал, – усмехнулся Дерек. – Я беспокоился! – Я знаю. Об этом ты никогда не врал. Стилински покивал головой, а потом несмело улыбнулся: – Не думал, что все это зайдет дальше... секса в тюрьме. – И ты все равно приходил. – Приходил. Мне нравилось. И нравится. И… я беспокоился, как ты… в клетке… – Ты весь в моих отметках, – Дерек поднял руку и коснулся бедра, которое успел располосовать час назад. Стайлз вздрогнул и хмыкнул: – Ну, будем считать, что я извращенец. К тому же, кто-то обещал, что это на всю жизнь, – сердце пропустило удар, но он все равно посмотрел прямо на Дерека. А потом засмеялся: – Твой дядюшка будет вне себя! – Почему? – Потому что он все время предлагал мне посетить его спальню и разделить с ним одинокие ночи до следующего Рождества. – Правда? – усмехнулся Дерек, а потом так зарычал, что Стайлз едва не свалился с его колен. – Тихо-тихо, волчара, – тут же затараторил Стайлз. – Я всегда его посылал. Ты же сам знаешь. И потом, Питер Хейл?! Серьезно?! Дерек оскалился и Стайлз увидел настоящие волчьи клыки. – Эй, – парень удивленно уставился на волка. – Ты что, ревнуешь? – Нет, – спокойно сказал оборотень и лег обратно, укладывая руки на обнаженные бедра Стайлза и довольно сильно сжимая пальцы. – Ох, да неужели? – ухмыльнулся тот. – Серьезно? Ты решил, что я и Питер?.. Нет, он конечно, ничего. Умный, хоть и психопат, говорит прям как я, когда в форме, стильно одевается. Но Питер Хейл?! Дерек, ты за кого меня принимаешь?! – Ответом на всю эту тираду ему стало рычание. И Стайлз торопливо закончил: – Расслабься. Оказалось, что мне больше по душе угрюмые морды, кожанки, и вообще, брюнеты! Только не бей! – Когда это я тебя бил? – удивился Дерек. – Да и зачем? Наказать я могу и по-другому. – Это как? – спросил Стайлз, хотя догадывался, каким будет ответ. – И ты ударил меня носом об руль! – Как в первый раз, – оскалился оборотень, пропустив ремарку про руль. Стайлз вздрогнул. В первый раз было очень больно. – Но... Я знаю твою "любовь" к моему дяде. Так что тебе нечего бояться. Я полагаю. – Ты... Ты... Ты полагаешь?! – вспыхнул Стайлз. Дерек хмыкнул: – Пиздливый придурок. – Эй! – Стайлз несильно ударил оборотня кулаком в грудь. – Ты можешь нормально относиться к своему… А вот кстати! Кто я теперь? – Пока что недотраханый идиот, – с готовностью отозвался Дерек, просто чтобы посмотреть, как вытянется лицо Стилински. – Вот так, значит? А что, если я тоже хочу? – Чего? – Твою задницу. – Детка, только после того как я наиграюсь с твоей, – улыбка Хейла в момент стала такой, что любой демон соблазнения позавидует, а в следующий миг Стайлз оказался на лопатках. – Задолбал трындеть. Пора занять твой рот. За поцелуем красный как рак Стайлз подорвался уже сам. При этом он начал аккуратно переворачивать Дерека, укладывая на кровать. Оборотень не сопротивлялся и с готовностью вновь развалился на спине. – Я смотрю, ты со мной полностью согласен. Насчет рта, – хмыкнул тот и оскалился. Стайлз снова смутился. Надо же, после всех игрищ на протяжении шести последних лет в Рождество он все еще умеет смущаться. Хотя Дереку и его волку это нравилось особо. Стайлз вызывал желание ебать его каждый раз, когда тот краснел от того, как Дерек вылизывал его дырку или заставлял смотреть, как оборотень дрочит и кончает на его живот. Вот и сейчас смутился, но упрямо уселся на бедра и сдвинулся чуть вниз так, чтобы склониться к животу и... мстительно укусить. – Ах, ты засранец, – рыкнул Дерек. Стайлз показал обычные человеческие зубы и выдал: – Имею право! – а затем его рука легла на полувозбужденный член. Черт, он совершенно точно имел право, если собирается сделать то, о чем Дерек подумал. К тому же, ему стало любопытно. Он выгнул бровь и с интересом уставился на Стайлза, который в очередной раз порозовел и в замешательстве легонько поглаживал его член. – Тебе помочь? Подсказать, что делать? – в своей манере поинтересовался Дерек. – Ну, извини, что у меня нет большого опыта! – Стайлз зарделся еще больше. – В чем? – выгнул бровь он. – Я... хм... Никогда не делал минет... И не смейся! – А, похоже, что я смеюсь? – поинтересовался Дерек. – Мне не до смеха, знаешь ли. Главное, спрячь зубы под губы, чтобы только они касались моего члена. И не делай всего того, что показывают в порно. Поверь, я не оценю. В остальном, делай, что хочешь. О том, что времени у Стайлза мало, Дерек решил не упоминать. Минут десять-пятнадцать он потерпит. Но не больше. Волк внутри уже призывно скалился, намекая, что они слишком долго разговаривают, вместо того чтобы спариваться. Дерек слегка скривился и натянул поводок. Да, все эти годы, все эти шесть встреч, Дерек особенно не заботился о желаниях Стайлза. Но парень уже неуклюже намекнул, что тоже чего-то хочет. И вроде бы к этому нужно теперь прислушаться. – Вот прям что хочу? – ошалело спросил Стайлз. – В пределах разумного, – рыкнул Дерек и сверкнул красными глазами. Стайлз довольно заулыбался и поерзал, вызвав у Дерека непроизвольное рычание. Он довольно хмыкнул и поправил очки. Их бы по-хорошему снять, но тогда он вряд ли что увидит. А он определенно хотел видеть то, что собирался сделать. – Наконец-то, – пробормотал Стайлз, оглядывая тело Дерека. – Ты только лежи. Не двигайся. – Дерек снова зарычал. – Да бог ты мой! Просто полежи спокойно! – он облизнулся, оглядывая оборотня. Последние семь лет тот от скуки проводил большую часть времени в тюремной качалке и объемы мышц стали еще более шикарными. Стайлзу хотелось их облизать. Что он и сделал, склонившись и начав с пресса, в то время как его рука увереннее начала оглаживать давно стоявший член. Хейл был твердым. Везде. Стайлза трясло от одной мысли о том, что теперь... теперь это все – для него. Рот наполнился слюной и он решил, что пресс подождет. Склонившись над пахом, Стайлз лизнул головку, пробуя на вкус естественную смазку – густую, солоноватую и пряную. Это было необычно. Но ему понравилось. Поэтому второй раз язык прошелся по всей головке. Дерек отрывисто выдохнул и мышцы пресса на животе напряглись. Касание влажного языка к столь интимному месту вызвало необычную реакцию – волк внутри как-то отчаянно заскулил и Дерек почувствовал, что у Стайлза нет десяти минут. У него непроизвольно вылезли когти, которые он тут же втянул, но это не осталось незамеченным. – Эй, ты чего? – Стайлз поднял голову и глянул на мужчину. Дерек глубоко вдохнул, рассматривая в ответ. Губы Стайлза были слишком близко от его члена. – Нормально, – заверил он. Стайлз пожал плечами, облизнул губы и снова обратил внимание на член оборотня. Стоило признать, член был что надо. И его хотелось. В себя. Например, в рот. Он не стал долго заморачиваться и просто вобрал в рот головку, попутно снова мазнув языком и пройдясь по щелке, вновь слизывая выступившую каплю смазки. И начал насаживаться глубже. Это было слишком для Дерека. Стоило Стайлзу взглянуть на него, как вид растянутых вокруг члена губ и взгляд карих глаз исподлобья поверх черной оправы очков заставил в груди родиться утробный рык, а сам он подорвался и схватил Стайлза за шею, воткнув в кожу когти, а затем дернул на себя. – Ау, Дерек! Ты чего? Дерек снова утробно рыкнул и оскалился волчьими клыками, глаза сверкнули красным. Стайлз шумно сглотнул, потом томно вздохнул и... не придумал ничего лучше, как полезть пальцами оборотню в рот. Волк от неожиданности присел на задние лапы и замер. А Стайлз, точно зачарованный, снова устроившись на бедрах оборотня, принялся ощупывать пальцами выступившие клыки. – Ты почти обратился, – завороженно пробормотал он. Дерек вместе с волком к своему ужасу ощутили новую волну возбуждения, не свою. – Стилински, ты от этого завелся? – он дернул шеей, немного сдвигаясь. – Кажется, мне начинают нравиться твои клыки,– выдохнул Стайлз и облизнулся. – И я не закончил с минетом! Это, между прочим, несправедливо! Это был мой первый минет! – Боюсь, твоим секс-образованием нам придется заняться позже, – мрачно прокомментировал это Дерек, рассматривая Стайлза алыми глазами. Тот снова облизнулся, не сводя с оборотня взгляда: – Почему? – Потому что, если ты не заткнешься, я тебя снова изнасилую, – прорычал Дерек. – Я не могу сдерживаться и не обладать тобой. – О-ой, – выдохнул удивленный Стайлз, а потом растянул губ в ухмылке.– Я так хорош? Черты лица Дерека вдруг разгладились, и он отодвинулся немного дальше. – Почему... почему ты не сбежал тогда? И пришел снова? Я ведь именно это и сделал. С тобой. Стайлз поднял руку и уложил на затылок оборотня, спокойно улыбаясь: – Ты не представляешь, что со мной было, когда я ехал к отцу и стае спустя всего несколько часов после тебя. У меня болело все тело. И, знаешь… мне понравилось. Я словно ожил в тот момент. После ногицунэ во мне все время живет что-то темное. Это фантом, я знаю. Но в тот день... мне было адски больно и хорошо. Ты животное, Хейл. Но я живой с тобой. Как когда-то. Дерек с удивлением вслушивался в слова и ритм сердца, которое билось совершенно ровно. – Тебе понравилось такое? – Ага. – Насилие. – Ага. Потому что я больше чем уверен, что ты просто отпустил себя. Так что кайфонули мы оба, – Стайлз ухмыльнулся, прищурившись от удовольствия. – А позже я начал осознавать, что хочу еще. Так же. Правда, теперь мне мало. – Вот как. И чего ты хочешь? – выгнул бровь окончательно дезориентированный мужчина. – Принимать участие в процессе, – Стилински уложил обе руки на плечи оборотня и принялся ерзать. – В разных позах. С поцелуями и минетами. – Ты всегда орал, когда я тебя вылизывал. – Боже, это охуенно смущает. Правда, – покивал тот. – Но это так круто! Ты животное и мне это нравится. Как-то так вышло. В нос волка и человека ударило очередной порцией возбуждения. Собственное возбуждение немного спало, и Дерек решил совсем немного поиграть. Он дернул бровями, Стайлз не успел среагировать и оказался на животе, а его язык грязно вылизывал дырку. Стайлз попробовал рыпнуться, но Дерек зарычал и воткнул когти ему в спину. – Да господи, Дерек! – простонал Стайлз, пряча пылающее лицо. – Заткнись, Стайлз! Тебе же нравится, – прорычал оборотень, старательно работая языком, так, что Стилински начал подвывать на одной ноте, матерясь в подушку. Наигравшись с уже растянутой задницей, Хейл потянулся за смазкой. Он поставил парня на колени, заставил широко развести бедра, а потом щедро налил смазки прямо в дырку, приставив флакон вплотную, после чего отбросил тюбик и, несколько раз дрочнув, толкнулся на всю длину. Стайлз тут же изогнул позвоночник и с громким стоном подался навстречу. Совершенно не пытаясь отползти, как это бывало раньше. Замерев, Дерек уложил руки на его бедра, выпустил когти и медленно воткнул их в плоть. Наблюдая, затаившись вместе с волком. Стайлз задрожал и заскулил, по комнате поплыл настолько густой запах крови и желания, что и волк, и человек обалдели. Как они раньше не заметили? Почему они не заметили? Стайлзу действительно все нравилось вот так. И не имело смысла предупреждать. – Твою же мать, Стилински, – не сдержался Дерек, прикрывая глаза. Волк внутри начал отчаянно бесноваться, скрестись и требовать. Требовать того, о чем Дерек должен был и собирался поговорить со Стайлзом чуть позже. – Двигайся, – выдохнул Стайлз. Дерека сжало и он зарычал, возбужденно и отчаянно. Со смазкой было иначе. Определенно лучше, чем без нее. Потому что Дерек мог почти не осторожничать. Почти. Он и не осторожничал. Стайлз переходил со стона на вой, потом скулеж, и обратно. Но стоило остановиться, как Стайлз развернулся и толкнул его в грудь. Хейл не стал спорить, снова ложась на спину, хотя по привычке собирался огрызнуться. Через пару мгновений перед ним предстало удивительное зрелище, от которого они с волком вдвоем облизнулись: Стайлз красный как рак, смущенный и решительный оседлал его бедра, завел левую руку за спину, выгнулся, обхватил его член и направил в себя, медленно насаживаясь. И если именно об этом говорила пара, намекая на участие в процессе, то оборотень совершенно не был против. Наоборот. Он тут же ухватился за исцарапанные в алых потеках бедра и рыкнул. Стайлз же, закрыв глаза, прикусил губу и опустился на ствол до основания, снова застонав. Потом медленно приподнялся и снова опустился, опять застонав. Он постепенно увеличивал темп, распахнул глаза, глядя поверх очков на Дерека. Тот скалился волчьими зубами, но держал себя в руках. Он начал подавать бедрами вверх, Стайлз поперхнулся стоном и замер на месте, давая ему возможность двигаться. Держаться ровно без поддержки Стайлз сам уже не мог, его выламывало от наслаждения и координация отказала. Пришлось упереться руками в грудь оборотня, позволив полностью перехватить контроль. Дерек согнул ноги в коленях, уперся пятками в матрас и наконец-то задвигался так, как хотел – жестко, быстро и резко, с удовольствием слушая громкие ответные стоны, а руками ощущая дрожь. Поразительно, но Стайлз действительно наслаждался. И это было идеально. Для волка и человека. Контроль начал неожиданно уезжать. Дерек хватался за остатки сознания, но рычание становилось громче, а волк буквально рвался из него. Ближе. К человеку. К паре. Дерек почти не соображал, когда сделал это; когда тормоз окончательно отпустило. Он дернул на себя Стайлза и задвигался в рваном бешеном ритме. Стайлз все понял и, просунув руку, принялся себе дрочить, как мог. Когда он задрожал, Дерек двинул бедрами особенно резко. Стайлз тонко вскрикнул, кончая и утаскивая его за собой, и в этот момент на его шее сомкнулись волчьи зубы, ставя метку. Стайлза выгнуло от боли, прошившей тело сквозь оргазм, и тряхануло. Оборотень сжал зубы сильнее, обнимая и урча в шею, тяжело дыша. Они оба отключились, так и не разжав рук. Первым утром проснулся Стайлз. Он лежал на спине, а Дерек практически распластался на нем всей своей тушей. За окном уже давно перевалило за полдень. Кровать была похожа на поле боя, как и все его тело. Он тихо застонал, выполз из под Хейла и потянулся. Очки больно давили на виски, но держались крепко. Поэтому их он только поправил, а затем принялся рассматривать Дерека. Да, определенно, этот оборотень смотрелся в его постели отлично. Что ж, пора признать – он его семь лет просто ждал, как какая-то девица ждет, когда ее бойфренд выйдет из тюряги после отсидки. И ему не было стыдно. Не-а. Зевнув, он пошлепал в ванную, ухмыляясь своим мыслям. Откуда вылетел буквально через минуту с диким воплем: – Хейл, твоюблятьмать! Какого хуя ты меня покусал?! Дерек резко подорвался на слове "покусал", сбрасывая весь сон. Глаза уставились на укус на шее Стайлза, сам парень чуть ли не дымился от гнева и паники одновременно. И вспомнил. Он действительно укусил его. Он почувствовал собственную зарождающуюся панику, но вдруг замер. Волк не чувствовал страха сейчас. Волк хотел свернуться у ног человека. Дерек замер, как изваяние. Стайлз это заметил, и его это напрягло. – Дерек, ты чего? – позвал он. – Что происходит? Скажи мне, что я не превращусь в ящерицу, как когда-то Джексон! Я не хочу быть ящерицей! И оборотнем! Я хочу быть Стайлзом без сверхспособностей! Меня устраивает мое тело! Дерек в тот момент вспоминал мамины сказки о том, что альфа, сильный альфа, встретив свою пару, может оставить на теле пары особый укус, который внешне похож на обычный и постепенно превратится в обычный шрам, но для всех оборотней этот шрам, Метка альфы, даже скрытая одеждой, будет говорить о том, кто перед ними и кто его альфа. А волк рядом с парой, на которой метка, всегда будет хотеть свернуться у ног, как верный пес. Он невольно коснулся своих человеческих клыков. – Дерек? Хейл, ты меня сейчас пиздецки пугаешь! Даже больше чем, возможно, то, что я стал оборотнем. И если я им стал, то тебе пиздец, – Стайлз, сонный, слегка злой и голый топтался на месте, настороженно глядя на оборотня и паникуя все больше. Дерек поднялся, подошел к нему и, притянув к себе за талию, коснулся пальцами метки. – Эй! Оно болит! Ты меня укусил! Я не хочу быть оборотнем! – Не станешь, – выдохнул Дерек. Волк внутри довольно зевнул, раззявив пасть, и довольно заурчал, прикрыв глаза и уложив голову на передние лапы. – То есть, не стану?! Ты же, блин, альфа! – В этом и дело. – Да в чем, Дерек?! Почему ты такой... странный?! – Это не укус, Стилински. – Чего? – Это моя метка. Метка альфы. Стайлз завис, судорожно пытаясь вспомнить, что он об этом знает. На лице его отразился сложный мыслительный процесс, а потом он ухмыльнулся. В комнате резко перестало пахнуть паникой. – Так это что получается, ты – мой волк, да? Я читал что-то такое. Это… ну, предложение. – Дерек тихо рыкнул. – Мой, мой, – обрадовано покивал Стайлз и крепко обнял его. – Мой волк. Так, погоди. Это получается... ты можешь меня кусать и не обратишь меня? – Да, – глухо ответил Дерек. – Кру-у-уто, – протянул довольный жизнью Стайлз. – Почему? – удивился оборотень, продолжая обнимать его. – Потому что мне нравится, когда ты ведешь себя как животное! – Хейл тут же раздраженно зарычал. – Ох, да ладно! Что, никаких шуточек про животных? – Оборотень снова зарычал и в бока Стайлза вошли когти. – Ох, мне определенно начинает это нравиться,– протянул он, придвигаясь ближе. Они оба были обнажены и оборотень просто не мог не почувствовать бедром определенный интерес в своей персоне. – Ты же понимаешь, к какому выводу я начинаю приходить? – выгнув бровь. Спросил Дерек. – К какому? – невинно поинтересовался Стилински, вцепляясь пальцами в его плечи и ухмыляясь. Дерек оскалился обычными человеческими зубами, склоняясь, чтобы впиться в подставленные губы поцелуем. Свидания у них не получилось. Точнее, как, получилось, просто оно происходило в квартире Стайлза. Они съели все, что было в доме, и переключились на доставку. Валялись на диване и смотрели фильмы. Валялись в кровати и занимались сексом, причем так, что через сутки Дереку пришлось объясняться с соседями по поводу странных рычащих звуков, доносящихся из квартиры, а Стайлзу – выкидывать комплект постельного белья, изодранного в клочья и уже непригодного для «жизни». Спустя два дня такого "свидания" Стайлз отправился на работу, натянув водолазку по самые уши, а Дерек отправился в Бейкон Хиллс – повидаться со стаей и обсудить дела с дядей. Стайлз вздохнул с долей облегчения, решив, что секс с Дереком – это круто, но телу тоже нужно восстанавливаться. Первые пять часов по приезду Дерек провел в гостиной вместе со стаей, которая наотрез отказалась его отпускать. Что было на руку Питеру, потому что должен был прийти Крис Арджент, и чем спокойнее будет альфа, тем глаже пройдет встреча с охотником. Завтра они все трое поедут назад в Нью-Йорк, где уже назначена встреча с Аароном Кивеллом, правда, тот еще не знает, что, помимо Питера, он увидит еще и Дерека, а так же Криса Арджента, партнера по бизнесу и по совместительству охотника. Это была идея Питера, которую Дерек принял со скрипом, но понимал, какой эффект произведет само наличие охотника на встрече. Что ж, возможно, у его дяди не все идеи плохие. Хотя стая недоумевала, зачем эта встреча вообще нужна? И в курсе ли Стайлз? Стайлз, разумеется, пока что в курсе не был. Встреча должна пройти спокойно, чего точно не будет, если рядом окажется взбешенный Стилински. Но провести эту встречу Дерек был должен. Ради стаи и ее безопасности. Ради своей пары. Пора расставить все точки на i, чтобы жить дальше. Спустя семь лет Дерек неожиданно осознал, что у него есть большая стая, семейный особняк, полностью восстановленный дядей. И Стайлз Стилински – гиперактивный парень, который, кажется, необходим, как воздух, как человеку, так и его волку. Волк, к слову, оказался интриганом: выждал момент специально, чтобы Дерек даже не сообразил, что произошло, и поставил свою метку. На всю жизнь. Об этом они еще поговорят. – Де-е-ерек, – сладко протянула Эрика и улыбнулась своей самой невинной улыбкой. – Можно мне теперь его называть "мамочка"? Стая с любопытством принюхивалась к вожаку, понимая, что произошло между их альфой и Стилински. Но только Эрика была достаточно неугомонной и стервозной, чтобы пошутить об этом вслух. – Я с удовольствием посмотрю, как он затолкает тебе в рот горсть рябинового пепла, – пожал плечами Хейл, задумавшись, как строить свое будущее после того, как разберется с Кивеллом. И какие мысли по этому поводу у Стайлза. Потому что, увы, с мнением засранца считаться теперь придется. Каждая суббота последних семи лет слишком красочно на это намекала. Каким бы сильным оборотнем Дерек ни был. В кармане пиликнула смс-ка. Мужчина разблокировал экран и усмехнулся, прочитав входящее сообщение: "Не вздумай соглашаться с Эрикой. Иначе я приму предложение Питера!". Кажется, Стилински слишком хорошо знал волчат. Как и положено паре альфы. Возможно, семь лет за решеткой стоили того, чтобы осознать, что теперь есть в его жизни. Возможно, он даже скажет Кивеллу "спасибо", прежде чем все прояснить. Все, что случилось в его жизни, плохое и хорошее, помогло, что ускользало от них обоих года назад. То, что, как говорила его мама, люди и волки именуют Судьбой. Пришла пора жить дальше.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты