everything i wanted

Фемслэш
R
Закончен
6
Размер:
Миди, 35 страниц, 6 частей
Описание:
что случится, если два человека, ненавидевших друг друга несколько лет, совершенно внезапно раскроют новую сторону своих чувств?
Примечания автора:
я снова не имею ни малейшего понятия (ну почти), что делаю, но все равно зачем-то делаю. очень грустно, что на фб так мало фанфиков по такой замечательной паре, надо как-то это исправлять!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

chapter V

Настройки текста
Хулиана сидела за столом своего факультета в окружении друзей, ковыряя вилкой завтрак. Всё утро она ловила на себе странные взгляды, и это постепенно начало раздражать. Не делал легче и гул в большом зале, раздававшийся преимущественно от столов Слизерина. Девушка в очередной раз обернулась, ища глазами Валентину, но ее нигде не было. После произошедшего вчера на поле они просидели там еще два часа, разговаривая обо всем и ни о чем сразу. Вальдес рассказала слизеринке о том, как в детстве она брала у соседки швейную машинку, пытаясь шить собственную одежду. Хулиана рассмеялась, когда шатенка нахмурилась, слыша что-то о какой-то швейной машинке. Кончено, Карвахаль не имела ни малейшего понятия о том, что это, и Вальдес пришлось всё объяснять. Валентина, лёжа на коленях гриффиндорки и играя с её пальцами, рассказала о том, как ее старшая сестра, Ева Карвахаль, учила их с Гильермо летать на мётлах, когда им еще даже не было десяти лет. Ева была старше на девять лет и когда-то сама была ловцом команды Слизерин. Девушка рассказала, как на четвертом курсе ее сестра познакомилась с Матео Луна, тихим мальчиком из Гриффиндора, и ради него рассталась с самым известным слизеринцем школы, которого звали Эмильяно. Со слов Валентины стало понятно, что до встречи с Матео Ева была высокомерной и эгоистичной девушкой, но Луна смог изменить это. Хулиана подумала, что это чем-то похоже на их с Валентиной отношения. Думая об отношениях, Вальдес слегка нахмурилась. Она всего пару дней назад осознала свои чувства к голубоглазой девушке, но темноволосая уже не могла представить мир, в котором Валентина не целует ее, не держит ее за руку и не смотрит в глаза, улыбаясь при этом. Гриффиндорка не была уверена, что сейчас был подходящий момент для подобного вопроса, но она хотела знать наверняка, кем они являются друг другу. — Валь, — Хулиана поёрзала на траве, заставляя шатенку убрать голову с ее колен и сесть напротив. — Я хочу спросить. — Что угодно. — Что между нами? Карвахаль улыбнулась смущению гриффиндорки. Она взяла ее за подбородок, чуть приподнимая его, чтобы они могли смотреть друг на друга. Глаза девушки бегали по лицу шатенки, как было всегда, когда она переживала о чем-то, и Валентина по-доброму посмеялась над ее волнением. — Называй это, как хочешь, — начала она. — Когда ты упала с метлы, пролетев до земли несколько метров и поймав при этом снитч, я думала о том, чтобы выловить тебя вечером и показать, что такое настоящая ярость слизеринца, но, когда я напилась, я начала думать о тебе в другом ключе, и так случалось всегда, когда я пила, — она сжала ее руку. — Когда я пьяна, я не могу перестать думать о том, какая ты замечательная, Джулс. Мне было так страшно, когда я осознала это впервые несколько лет назад, выпив бутылку какой-то бодяги, которую принес Лучо, — при упоминании парня они обе чуть сморщились. — Мне было четырнадцать. С тех пор, когда я напивалась, я могла думать только о том, как бы прижать тебе к стенке и поцеловать, — в глазах гриффиндорки уже стояли слезы. — Я хочу быть с тобой, Хулиана, — призналась Валь, проводя большим пальцем по щеке темноволосой. — Я хочу и дальше держать тебя за руку, целовать, когда захочу, — она оставила невесомый поцелуй на ее губах. — Я не хочу останавливаться. — Я тоже… — слезы мешали говорить, — тоже не хочу останавливаться.

***

Хулиана улыбнулась своим мыслям, снова поворачиваясь к друзьям. Уловив на себе их странный взгляд, она положила вилку на стол, закатила глаза и, вздохнув, приподняла бровь, задавая немой вопрос. Гриффиндорцы молчали. Вальдес осмотрела всех по одному. Ребята из команды выглядели слегка пораженно, Серхио вёл себя отстраненно, и только у Гильермо было по-настоящему странное выражение лица. — Гиль, — осторожно начала Хулиана, — объясни, что здесь происходит. Капитан команды по квиддичу не успел открыть рот, как всеобщий гул в большом зале прервался, сменяясь мертвой тишиной. Вальдес развернулась проверить, что произошло, когда увидела Валентину, идущую прямо к ней. Гриффиндорка поднялась со скамейки, ошарашено наблюдая за тем, как Карвахаль прошла мимо стола своего факультета, даже не замедлив шаг. — Привет, Грифф, — шатенка улыбнулась, останавливаясь напротив Хулианы. — Грифф? — Вальдес прищурилась. — Что-то новенькое. — Ну, — Валентина рассмеялась, — мне ведь нужно было придумать тебе новое прозвище. Звучит мило, тебе не кажется? Хулиана кивнула головой. Она поёжилась, замечая, что внимание всех находящихся в большом зале было направлено на них. Это было не так, как во время квиддича или дуэли, и Вальдес чувствовала себя некомфортно. — Что?! — будто прочитав мысли гриффиндорки, Карвахаль обратилась к ученикам. — Увидели что-то интересное? Вы не в музее, так что, пожалуйста, прекратите пялиться и занимайтесь своими делами. Вальдес благодарно улыбнулась, продолжая стоять на месте. Они смотрели друг на друга, будто забыв, что находятся не одни. — Кхм, — Гильермо прокашлялся, обращая на себя внимание сестры и подруги. — Я понимаю, что вы очень долго шли к этому, — он махнул рукой между ними, — но, может, сначала нормально позавтракаете? Валентина закатила глаза, цокая языком. — Ты всегда всё портишь, братик, — в шутку сказала она. — Вы не против, если я сяду здесь? — слизеринка обратилась к остальным ребятам. Серхио любезно улыбнулся и пододвинулся, освобождая место около Хулианы, а члены команды, переглянувшись, неуверенно кивнули. Девушки одновременно заняли места за столом Гриффиндора. Спустя несколько минут неловкость прошла, и все снова начали общаться между собой. Миранда спрашивала у Валентины, как слизеринка научилась так быстро разгоняться на метле, и та с удовольствием поделилась своим секретом. Конечно, они решили обсудить квиддич. Хулиана закатила глаза, в шутку обижаясь на то, что Карвахаль не обращает на нее внимание, хотя рука шатенки не отпускала ее руку ни на секунду. Вальдес внезапно вспомнила странный взгляд Гильермо и решила всё-таки добиться от него правды. — Гиль, — свободной рукой она подперла подбородок, уставившись на парня, — так что за странный взгляд? — Ну, знаешь ли, — он сделал обиженное лицо. — Я думал, что, если моя подруга и моя сестра начнут встречаться после семи лет того, как они плевались в сторону друг друга, я узнаю об этом первым, а получилось наоборот, — он засмеялся, наблюдая за сбитыми с толку Валентиной и Хулианой. — Пока я шел из башни Гриффиндора до большого зала, меня остановило как минимум человек десять, чтобы спросить, что между вами происходит. — Но откуда… — Вальдес прервала Миранда, кивающая за их с шатенкой спины. Девушки обернулись, видя перед собой Лучо. Валентина тут же достала палочку, вскакивая из-за стола и закрывая собой Хулиану. — Я пришел не за этим, — у него был слабый голос, и он избегал зрительного контакта. — Что тебе надо, Лучо? — сквозь зубы сказала слизеринка, крепко сжимая палочку. — Я хочу извиниться, Валь, — он наконец посмотрел ей в глаза, тут же переводя взгляд на темноволосую. — И перед тобой, Хулиана. Девушки шокировано переглянулись. — Извиниться? Ты? — Карвахаль вскинула брови. — Мне жаль, — начал он. — Я не знаю, что между вами произошло, но я буду рад, если ты будешь счастлива, — он искренне улыбнулся, посмотрев на Валентину. — И мне жаль, что я так повел себя вчера. Я не знаю, что на меня нашло, но я никогда в жизни не был так зол, — Лучо прикрыл глаза, собираясь с мыслями. — Ты мог убить её, — не унималась Валентина. — Ты понимаешь, что она могла быть мертва?! — Я знаю, что мои слова ничего не исправят, Валь, — тихо сказал он. — Но мне правда жаль. Лучо посмотрел на Хулиану и после секунды раздумий протянул ей руку. За ними наблюдал каждый человек, находившийся в большом зале. Вальдес посмотрела на парня, думая над тем, как поступить. Она сделала шаг вперед, тоже протягивая руку. Это было жестом примирения. Лучо слабо улыбнулся и, развернувшись, направился к своему столу. Девушки снова сели на свои места. Гриффиндорцы смотрели на них с раскрытыми ртами, у некоторых, кажется, задергался глаз. Все уже забыли о том, что у них завтрак, и переводили взгляд с Хулианы и Валентины на Лучо, который сел к ним спиной. — Валентина Карвахаль сидит с нами за одним столом, — удивленно начал Греймс. — Один из главных задир и выскочек Слизерина извинился перед гриффиндоркой на глазах у всего ее факультета… У вас какой-то слизеринский кризис? — он обратился к шатенке, но она лишь рассмеялась. Оставшаяся часть завтрака прошла спокойно. К их столу никто не подходил, никто не бросал странные взгляды в спину и, что самое главное, Хулиана с радостью отметила, как быстро Валентина нашла общий язык с гриффиндорцами.

***

— Спасибо, что проводила, — Хулиана улыбнулась, обнимая шатенку. — Я только рада, — она поцеловала Вальдес в щеку. Они стояли напротив входа в гостиную Гриффиндора, держась за руки как маленькие девочки. — Я бы пригласила тебя, но… — Но Гиль будет постоянно ходить за нами и издеваться, — Валентина рассмеялась, закатывая глаза. — Всё нормально, мы увидимся завтра. Хулиана оставила невесомый поцелуй на губах слизеринки и, назвав пароль, вошла в гостиную, с удивлением обнаружив, что внутри не было ни души. Девушка села на диван, закидывая ногу на ногу. Она знала, что запомнит этот день надолго. Мысли о Валентине, общающейся с ее друзьями, заставляли широко улыбаться. Сама Карвахаль впервые за столько лет заставляла ее улыбаться. Пока что для Хулианы все это было в новинку, но девушка точно знала, что к такому она готова привыкнуть. Внезапно до Хулианы донесся треск камина, и она, подняв голову, с ужасом обнаружила, что в огне четко вырисовываются линии лица какого-то человека. Вальдес никогда не слышала про такое раньше. Замерев, она уставилась на горящие поленья, за которыми уже было видно чье-то лицо, но она не могла как следует его разглядеть. Девушка была уверена, что это чья-то глупая шутка, пока не услышала до боли знакомый голос, заставивший ее вжаться в диван и задрожать. — Хулиана, — из камина раздался строгий мужской бас. — Я знаю, что ты здесь, не смей игнорировать меня! — Ч… — она сглотнула, пытаясь не расплакаться. — Чино? — Ещё не забыла своего отца, да? — его смех звучал пугающе, чем заставил тело гриффиндорки покрыться мурашками. — Как ты… Почему ты еще жив? — перед глазами снова появилось тело матери, лежащее на полу, и кривая улыбка Чино. Эти воспоминания придали Вальдес уверенности. — Как ты смеешься появляться здесь и называть себя моим отцом?! — Закрой свой рот и слушай меня! — рявкнул он. — Я наблюдал за тобой семь лет и какую же гордость я испытывал, каждый раз узнавая, что моя дочь лучшая во всем, а главное, лучшая в квиддиче, — она снова увидела эту кривую улыбку. — Ты так радовала меня все эти годы, Хулиана, а что теперь?! — казалось, что он говорил сквозь зубы. — А теперь я узнаю про тебя и эту заносчивую сволочь из семейки Карвахаль! — Не смей… — Не перебивай меня! — голос Чино срывался на крик. — Слушай внимательно, моя дочь не лесбиянка! — следом послышался звук удара. — Я знаю, что ты не виновата, дочка, — он начал успокаиваться. — Я обещаю, что разберусь с этой девчонкой, Чино Вальдес всегда держит свое слово. — У тебя нет дочери! — Хулиана вскочила с дивана и подошла к камину. — У тебя нет дочери с того момента, как ты убил мою мать! — она не могла контролировать себя. — Я клянусь, Чино, если ты хоть пальцем тронешь Валентину, то я убью тебя! Слышишь?! Я клянусь, что я убью тебя так, как ты убил мою мать! Но в камине уже не было ничего, кроме потрескивающих поленьев. Хулиана со всей силы пнула небольшой столик, стоявший в центре комнаты, и, не отдавая себе отчета в том, что делает, выбежала прочь. Ноги принесли Вальдес в подземелья, прямо ко входу в общую гостиную Слизерина. Только оказавшись там она поняла, что не знает пароль. Опустившись на колени, она закрыла рот руками, стараясь заглушить плач. Ее трясло, сердце бешено колотилось, и не было ничего, что Хулиана могла с этим сделать. — Мисс Вальдес? — к гриффиндорке подошел профессор Корона, помогая ей подняться на ноги. — Хулиана, что произошло? — его голос звучал обеспокоенно. — Я… — она безуспешно попыталась что-то сказать. — Мне нужно… Мужчина аккуратно положил руку темноволосой себе на плечи, помогая ей идти. Они подошли ко входу в гостиную Слизерина, и, назвав пароль, профессор Корона завел ее внутрь. Ученики, еще не разошедшиеся по своим комнатам, уставились на заплаканную Хулиану, которую профессор Защиты от темных искусств буквально тащил на себе. Он остановился напротив комнаты Валентины и, постучавшись, снова попытался успокоить Вальдес. — Что произошло? — Лучо подошел к профессору, непонимающе смотря на гриффиндорку. — Где мисс Карвахаль? — Джони Корона чуть повысил голос. — Кажется, она в душевой, я сейчас приведу ее, — парень сорвался с места и скрылся за массивными дверьми. Он вернулся через пару минут вместе с Валентиной, которая тут же подбежала к Хулиане, хватая ее за руку. — Профессор Корона, что с ней случилось?! — ее голос срывался на крик. — Хулиана? — она погладила девушку по щеке, пытаясь привлечь ее внимание. — Джулс, ты меня слышишь? — Я обнаружил мисс Вальдес в таком состоянии перед гостиной, — он занес ее в комнату Валентины и осторожно положил на кровать. — Полагаю, она не зря оказалась в подземельях. — Я могу попросить Вас… — Мисс Вальдес может остаться, — ответил профессор, будто прочитав мысли Карвахаль. Мужчина покинул комнату, а затем и саму гостиную, отчитав при этом каких-то четверокурсников. Перед тем как закрыть дверь, Валентина нашла взглядом Лучо и, благодарно ему улыбнувшись, одними губами прошептала «спасибо». Карвахаль быстро вернулась к гриффиндорке, облокачивая ее на себя. Шатенка с ужасом заметила, как трясется Хулиана. Она осторожно приподняла ее голову, замечая красные от слез глаза. — Джулс, — слизеринка прислонилась к ее лбу, — прошу тебя, поговори со мной. — Чино… — всё, что она смогла выдавить из себя. — Чино? — Карвахаль нахмурилась. — Что за Чино? Хулиана больше не ответила, она обессиленно упала в объятия Валентины, продолжая громко плакать.

***

Валентина передала темноволосой стакан воды. Хулиана сидела на кровати, накрытая одеялом, и все еще немного дрожала. Её лицо щипало от слез, а руки тряслись, из-за чего вода из стакана оказалась на простынях. — Ничего, — тихо сказала слизеринка, забирая стакан у Вальдес. — Я принесу еще. Но Хулиана схватила ее за руку, помотав головой. Валентина понимающе улыбнулась и, поставив пустой стакан на прикроватную тумбочку, забралась на кровать прямо напротив Вальдес, осторожно убирая непослушную прядь волос ей за ухо. Карвахаль не торопила. Она терпеливо ждала, когда гриффиндорка наберется сил, чтобы рассказать, что произошло за те двадцать минут, которые они не виделись. Она даже приблизительно не могла представить, что довело Хулиану до такого состояния, и это очень пугало. Вальдес прокашлялась, наконец смотря в глаза слизеринке. Шатенка поддерживающе улыбнулась, беря руку Хулианы в свою. — Я видела отца, — тихо начала она. — В камине, — голос девушки был очень хриплым. — Отца? — удивилась Валентина. — Я думала, твой отец умер, — сказала она. — И я думала, что он маггл. — Я надеялась, что он мёртв, — эти слова вогнали Карвахаль в ступор. — Мой отец такой же волшебник, как и мы, — начала она. — Он учился в Хогвартсе, играл в квиддич, что там еще делают волшебники? — гриффиндорка нервно засмеялась. — Мой отец никогда не был хорошим человеком, но после того, как он покинул Хогвартс, все стало хуже. Макарио, так его зовут, — пояснила она, — всегда был против Министерства Магии, и он безжалостно убил многих важных людей. Когда мне было четыре, — глаза Хулианы снова наполнились слезами, и Валентина, заметив это, крепче сжала ее руку, — он убил мою маму прямо у меня на глазах, а затем исчез на тринадцать лет, — глаза Карвахаль расширились. — Как бы я хотела, чтобы он был мёртв, Валь, — голос гриффиндорки стал выше. — Когда мы разошлись, я села на диван в гостиной, и в камине появилось чье-то лицо, а затем я услышала голос Чино, моего отца, — Вальдес сжала свободную руку, впиваясь ногтями в кожу, и Валентина, заметив это, накрыла ее руку своей, безмолвно прося перестать причинять себе боль. — Он сказал, что его дочь не будет встречаться с девушкой, и он сделает для этого всё, что потребуется. Я боюсь за тебя, Валь, — темноволосая снова начала трястись. Валентина притянула гриффиндорку к себе, вместе с ней облокачиваясь на изголовье кровати. Вальдес плакала на груди Карвахаль, и шатенка ненавидела себя за то, что не может ничего сделать. Она запустила руку в волосы Хулианы, зная, что иногда это помогает ей беспокоиться, но сейчас все было бесполезно. — Джулс, всё будет хорошо, ты слышишь меня? — она сильнее прижала к себе девушку. — Пожалуйста, поверь, всё будет хорошо. Хулиана уснула на плече шатенки. Она тихо посапывала во сне, чем заставляла слизеринку улыбаться. Пальцы Валентины, едва касаясь футболки девушки, пробегались вверх-вниз по ее спине. Этой ночью Карвахаль так и не смогла уснуть. Шатенка смотрела на спящую Хулиану, на ее умиротворенное лицо, и она пообещала себе, что сделает всё, чтобы эта девушка была в безопасности.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты