ПРИСТУП

Слэш
NC-21
В процессе
6
автор
Размер:
планируется Макси, написано 13 страниц, 4 части
Описание:
Его лица не было видно, а на животе росло несколько не сбритых волосков. От света рекламного дисплея жгло глаза. Я оглянулся, ища помощи среди людей. Но вокруг не было никого. Только я и… это.
Передо мной стояла масса человеческой кожи, одетая только в нижнее белье. Мужчина. Надпись под ним рекламировала новый магазин. Но мне было совсем не до надписей. Он был голый.
К горлу подступила рвота...
Примечания автора:
Серьезная работа, в которую я собираюсь влить много сил и времени. Буду рад фидбеку.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 3: Проповедь

Настройки текста
      Церковь оказалась душным актовым залом в школе союзных времён. Потресканный ламинат неприятно скрипел на поступь, а в воздухе летали пылинки, танцуя в неярком свете дешевых лампочек. Всё вокруг казалось жёлтым, старым и противным. Такими же казались люди. Старые сморщенные мамочки, две капли, как моя.       Выделялся только один человек. В его лице читалась былая красота, а сидел на стуле посередине сцены. В его руках была книга, но взгляд был прикован к людям в зале. В какой-то момент он подвёл взгляд, а потом опустил прямо на меня. Меня прошибло, а по телу пошли мурашки так, что я случайно сжал Баженину руку.       Она айкнула: — Ай! — Прости.       Мы прошли в центр зала, где мама уже выбрала себе место и уселась. Рядом сели мы. Бажене кресло не понравилось. Она крутилась на месте, пытаясь увидеть священника перед нами, но вид ей постоянно загораживали седые головы. Поэтому я взял её себе на колени, и именно с той минуты начались мои страдания. Вытерпеть пятилетку, которая отсиживает тебе колени почти невозможно. Но выбора у меня не было.       С мамой мы так и не говорили. Сюда шли молча, слушая только Баженины разговоры. И сидели тоже молча.       Наверное, если бы священник потянул ещё немного времени, кто-то из нас двоих таки набрался бы смелости, чтобы произнести первое слово. Но тот мужчина будто знал, когда пауза достигла высшей точки. Он встал, кладя книгу на стул. Садиться он уже не собирался.       –Приветствую вас этим чудесным днём, — сказал он. Все замолчали. — Мне сложно найти начальные слова. Знаете почему? — небольшая пауза. — Потому что каждый я раз, когда я смотрю в зал, то вижу совсем других людей. Таких разных, таких уникальных и таких напуганных. Да, напуганных! Будто ягнёнки перед убоем вы сидите, а глаза ваши стреляют то на двери, то на окна. Но ведь и я такой!       Его голос не был приятным. Тон был слишком высокий, а некоторые слова совсем срывались на писк. Но все его слушали, восхищаясь, потому старался и я.       — Братья и сестры мои, я напуган! Ведь вижу перед собою людей. Людей! — он крикнул. — Вы пришли послушать меня, услышать мои слова. Разве человек может быть спокойным, когда у него есть такая власть над людьми? Конечно нет! Такой власти не заслуживает никто. Она пугает. Но она существует. И власть сейчас бурлит во мне. И я трясусь от страха.       Он снова оглядел нас.       –Как же я должен помнить вступительные слова, если каждый раз я буду запинаться в страхе? Я же просто человек, — пауза. — Но начать я должен. Начало, ведь, у всех одинаковое. У каждой жизни и в каждом слове своё начало — Господь!       Я почувствовал неловкость, думая про себя: «Началось».       — Цель моя — прославить имя Господа нашего. А большое желание, чтобы вы прославили Его вместе со мной.       Священник сложил руки вместе и начал читать «Отче наш». Бабушки встали и начали шептать свои собственные версии в такт, создавая картину всеобщего столпотворения. А я смиренно стоял, опустив взгляд на пол. Ожидал, когда это кончится.       Когда все закончили, священник продолжил: — Ой! Как же сердце моё наполнилось теплом от ваших слов. Вы ведь уверовали, как и я, в Господа-Христа — спасителя нашего. Как редко вижу людей, настолько же преданных, как и я сам. Я уже чувствую вас своей семьёй!       Пауза. Показалось, что он отсчитывал прошедшие секунды. — Имя мне Федор. Но обращайтесь ко мне не как к отцу, а будто к ровному. Ведь не я Отец ваш. Нет! Отец у всех только один. Я же только Его сын, как и вы его любимые дети, — как обрабатывать свой контингент он понимал. — Приветствую вас в этот час. Как же я рад, честно рад, что именно сейчас, в это сложное время, человек может найти минутку не только для себя, но и для Бога. Для чего-то большего, чем сама жизнь. Так ведь сложно сегодня выкроить хоть минуточку своего времени, когда всё вокруг давит, загружает мозг, убивает дух.       Пауза. — Технологии — пик гениальности человечества. Но уместны ли они Господу? Рад ли Бог видеть, как проживаем мы две жизни. Одна — живая и реальная, а вторая — мёртвая, искусственная. Думали ли вы про это, братья и сестры мои?       В зале стояла тишина до тех пор, пока какая-то бабушка не начала громко шептаться со своей соседкой. Значение их слов затерялось вмиг, когда священник вновь заговорил. — Вижу, что думали, но мало. Давайте тогда подумаем вместе! Что, на ваше мнение, думает Господь про современный мир?       Бритый мужчина поднял руку, как в школе, и сказал: — Что это плохо? — Почему вы так считаете. Вопрос поставил мужчину в ступор. — Потому что, э-э-э, нужно жить, как написано в Библии. А там нет технологий! — Интересная мысль. Правда интересная. Но сказано ли в Библии, что технологии — это зло? — Э-э, да нет.       — Есть учёные люди, которые говорят, что любое желание к знанию противоречит воле господа. Но в том есть некая ирония. Люди, что говорят это, обычно являются образованными людьми. Мужчина в зале так и продолжал стоять. — Господь всемогущ, а потому и всезнающий. Разве он разрешит чему-то злому навредить человеку? Нет! А о чём Господь не упоминаем, то оставляет на суд людской. Именно человеку дано решить, что правильно, а что нет.       Пауза. Он поднял книгу со стула и открыл перед собой на том месте, где была закладка. — Он сказал: «И есть будете вы тук земли». Но голод бывает не только в желудке! Есть голод и душевный. А гонимый тем голодом человек взял землю и превратил её на то, что накормило его целиком. Так есть ли, мой дорогой друг, что-то плохое в том, что человек пользуется плодом своих стараний?       Мужчина глянул на свою жену. — Нет, ничего плохого. — И снова я не соглашусь. Простите меня за это. — Ничего, — прошептал мужчина. — Что такое голод? — он обратился ко всем. — Внутренняя нужда в чём-то, — ответил мужчина. — Верно. Можно ли эту нужду удовлетворить? — Да. — А что, если нужда остается такой, как есть, но голод продолжает расти. Мужчина не ответил.       — Это, дорогие мои, явление смертного греха чревоугодия. Да, да! — он посмотрел на полную женщину. — Духовная прожорливость сейчас есть одним из самых распространенных грехов. Подумайте только: миллиарды людей каждый Божий день проводят по несколько часов в телефонах, компьютерах, там, где нет жизни. Разве не страшно? Какой здесь предел, спрошу я? Когда нужно сказать себе — «ХВАТИТ»? А я вам скажу: когда рука автоматически тянется проверить время в телефоне. Вот тогда! Тогда стоит ударить себя по руке и жить дальше.       Он замолчал на немного. — Я считаю, что всё подсознательное — это проявление дьявола, в то же время, всё сознательное — советы Господа. Дайте же Господу вам помочь. Впустите Его в свою жизнь. Когда заметите, что тянетесь полистать ленту в соцсетях или отписать кому-либо, откиньте это желание так же, как откинули бы желание прильнуть к бутылке, к сигарете, к наркотикам и к сексу.       После этих слов люди в зале завертелись, чувствуя неловкость. У кое-кого были целые списки таких желаний. У меня же, впрочем, ничего такого не было. Я не курил и не пил никогда. К наркотикам меня не тянуло. А телефон у меня старый и в нём не посидишь. Интернет только на компьютере, и то уже второй месяц отключен, потому что нет чем заплатить за счета.       Такая жизнь может показаться сложной. И такой она и есть, на самом деле. Сложной. В современном мире, если не сидишь в Инсте, то на тебя смотрят, как на белую ворону. Друзей новых уж точно не завести. Сейчас уже не подойти в парке к кому-то, чтобы познакомиться. На тебя посмотрят, как на больного, и уйдут.       Мир стал таким злым к одиноким людям. Остаются только друзья детства. Но назовёшь ли это дружбой? У каждого своя жизнь. За 22 года много чего меняется. Те, кого вы знали в 10 лет, окажутся совсем другими людьми в 20. А ты, кажется, стоишь на месте.       Время идёт, а поспеть за всём не всегда получается. Вот так и остаётся у тебя трое знакомых, с кем ты случайно встречаешься раз на месяц. А ещё эта пустота внутри есть. И, я даже признаю, одиночество.       А секс? Всегда казался мне переоценённым. Не понимаю, почему парни сходят с ума, когда думают об этом, а особенно когда говорят. Женское тело, ведь, — обычная вещь, которая не заслужила того внимания, которое ей уделяют. Мир, кажется, немного забыл, что значить слово «сдержанность». Всего всегда много. Секс уже всюду: разговоры, телевизор, реклама. Иногда от этого идут мурашки.       Бабушки кивали в такт словам священника, когда он рассказывал про одержимости, про человеческую откровенность перед собой, про важность сдержанности. И что-то, а иногда я соглашался с ним. Конечно, вся эта мешанина про Господа-Спасителя-Нашего-Иисуса звучала наиграно и нечестно, но суть проповеди была ясна.       Общество заводит себя в такой тупик, из которого можно выбраться, только если развернуться на 180 градусов и пойти в обратном направлении. И я был с этим полностью согласен.       После проповеди Фёдор проводил исповедь. Мама была в искреннем восторге. Наконец-то её мечты воплотятся в реальность. Ну, а мне было просто страшно.
Примечания:
Мне будет очень приятно, если вы поставите лайк или оставите комментарий:)
Это огромная мотивация к написанию следующих работ!

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты