Дракошка 2 - Непреодолимое препятствие

Гет
NC-17
В процессе
3
автор
Размер:
планируется Макси, написано 227 страниц, 37 частей
Описание:
Продолжение романа "Дракошка" разворачивается спустя три года. В жизни семей Телио-Лентие, Кроу и Эванс очень много что поменялось. Несмотря на возраст, Энни Кроу стремится доказать всем вокруг, что она уже взрослая, особенно брату, который с ней абсолютно не согласен. В жизни Карла Кроу же наступает черная полоса, и она связана с его браком, который важно сохранить. Пытаясь спасти жизнь свою и сестренки, юноша даже не подразумевает, какую ошибку совершает.
Посвящение:
Любимым читателям, которые ждали продолжения, поддерживая меня в новых начинаниях.
Примечания автора:
Читать ТОЛЬКО после прочтения "Дракошка!" (1 часть): https://ficbook.net/readfic/4085213
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

12 глава

Настройки текста
Робертио Телио-Лентие был счастливым человеком. До своих пятидесяти двух он скитался по этому свету совершенно одинокий и не видел смысла жить, но в пятьдесят его жизнь кардинально поменялась. Он встретил Зои. Она была прекрасной медсестрой, ею и осталась, лишь получила высшее образование параллельно с работой, и теперь значилась как врач. У них все было прекрасно: они поженились, души не чая друг в друге, и родили маленькую дочку Мэри. Мэри было уже три года, и именно в этот момент что-то пошло не так. Зои вдруг стала убегать пораньше на работу, а возвращаться чуть позже него. Они работали рядом и для них стало привычкой приходить на работу и уходить с нее вместе, проводить время друг с другом, целоваться на мостовой... И вдруг одно предложение заставило Робертио серьезно задуматься. Она позвонила ему днем и сказала: "Извини, Боби, у меня тут накладка вышла. Мне придется сильно задержаться...". Сначала он отнесся к этому нормально, но спустя десять минут он уже сидел за завтраком с младшим братом и смотрел куда-то в стену, думая обо все на свете. Малышка Мэри со своими рыжими кудрями, как у мамы, пробежала мимо и облила его новые брюки соком. С этого момента, подумал Робертио, что-то пошло не так. - Мне кажется, у Зои кто-то появился, - тихо, стараясь не привлекать к этому внимание Моники, которая что-то стряпала на кухне, он обратился к брату. Тот сначала подумал, что ему послышалось, а затем нагнулся поближе и сделал изумленное лицо. Он умел. - В смысле? - В коромысле. Зойка моя изменяет мне. - Ты с чего решил вдруг? Зойка? Да не, ты сбрендил, - Маркус был уверен в этой сильной рыжеволосой девушке и поверить не мог в слова родного брата. - Она не способна на это. - Ну ты только послушай, Маркус. Я уже несколько дней подряд пробую уйти вместе с ней, а она уходит раньше. Мне ли не знать, как она любит поспать? Я пробую ее забрать с работы, а она задерживается и говорит мне, чтобы я шел без нее! - Странно. Может быть, у нее на работе накладки какие-то? - Вот и она мне об этом говорит. Но не может быть так. Она же... Она... У нее никогда на работе не было накладок, мы работали вместе, - прошептал мужчина так громко, как только не хотел прошептать, и в этот момент к ним подошла Моника, заинтересованно слушая их разговор.

***

- Я все это время общалась с Зои и она так хорошо говорила о тебе и Мэри, что тут и речи быть не может об измене, - теперь она сидела возле них, с таким же шоком, как у мужа, глядя на деверя. - Говорю тебе как женщина. - Может, я просто стал стар и надоел ей? Ну, типа есть парни помоложе... - Гораздо моложе и красивее, - подтвердил Маркус и тут же прикусил язык под взглядом старшего брата. - Ну, я просто с тобой согласился. Я не пытался как-то тебя оскорбить, Берта. Да, такие существуют. - Постой, постой, ну... Она вышла за тебя замуж, родила тебе ребенка. По-моему, все идеально, нет? Я так считаю, - Моника кивнула и посмотрела на мужа, а тот пожал плечами: - Ну вот у тебя все идеально? В перерывах между их кормлениями и играми с ними. - Да. Более чем. Тем более, я сижу со всеми малышами, и Риммка тоже. Зои спокойно работает. Вот. Может быть, она правда так занята на работе? - Было бы здорово... Она приходит с работы такая счастливая... Нет, ну что-то тут не так точно, - подытожил Робертио и посмотрел на часы. Пора было выходить. - Я попробую сегодня забрать ее попозже и это выяснить. Пожелайте мне удачи. - Ну... Удачи, - брат с женой только переглянулись и натянуто улыбнулись. На самом деле им тоже было беспокойно за пару, вот уж у которых все было просто идеально. - Папа! Папа! А обнимашки? - тут же за ногу схватила дочь и Робертио нагнулся, чтобы поднять ее на руки. Мэри сидела такая довольная и смотрела на него его же зелёными глазами, и отец не стерпел - все таки обнял ее крепко-крепко. Все эти дни он не мог этого сделать как следует, зато находил время на всевозможные подозрения. "Быть может, - подумал Робертио, - дело в том, что я просто старею и у меня начинается паранойя?"

***

После работы он решил не уходить, как обычно, а дождаться жены. Сел в кофейне напротив, взяв себе и ей по пирожному, и стал смотреть, когда выйдет Зойка. Она правда долго не выходила, и в какой-то момент он даже решил бросить эту глупую затею, но именно в тот момент, когда она встал, чтобы накинуть куртку, дверь стационара открылась и она поспешно вышла. А следом за ней кто-то другой. Присмотревшись, Робертио подумал, что это какая-то женщина, но предчувствие его не обмануло. Зои шла по улице вместе с каким-то сосунком ее возраста, быть может даже младше. Он скакал возле и о чем-то шумно рассказывал, а она весело с ним беседовала. Все внутри Робертио как будто замерло, и сердце тоже. Он провожал их взглядом, не в силах сдвинуться с места от страха. В мыслях сразу пронеслось: "Что я сделал не так?". Потом его вдруг как ошпарило кипятком. Он выбежал из кофейни и направился к ним, но испугался, что его могут заметить. Так неприятно было ему, но пришлось аккуратно за ними следить. Он видел, что его Зойка улыбается, о чем-то шумно рассказывает, а тот мерзко смеется, как настоящий осел. Робертио аж передернуло. - Все, доброго вечера. Я отпишусь тебе, хорошо? - потом они вдруг остановились и Робертио спрятался за стенкой соседнего дома, слушая их разговор. Он поверить не мог в то, что говорит его жена. - Давай завтра как обычно встретимся. - Давай. Спасибо тебе за всё, - тот по-мальчишески засмеялся и они тут же разошлись, а Робертио застыл, не зная, куда и за кем ему пойти. Пойди он за пацаном, он бы сейчас хорошенько ему накостылял за то, что тот чужих жён крадёт у порядочных людей. Пойди же он за Зои... Что он ей скажет? Скажет: "Мне кажется, ты мне изменяешь"? И что это решит? А главное, чем доказать уже теперь, когда они оба разбежались по разным сторонам? Собрав волю в кулак, Робертио Телио-Лентие отправился домой.

***

Звук открывающейся замочной скважины разбудил Энни, спящую на диване. Впервые за все это время она так долго спала и прогуливала занятия в школе, пока все ее одноклассники учились. Не хотелось никуда идти, но нужно было вставать. Она понимала, что сейчас, когда Эванс придет с дочерью домой, они все явятся к ее родителям. И это было ужасно. Пока парень со своей дочерью что-то шумно обсуждали, она тихо пробралась на лестницу и бесшумно поднялась наверх в его комнату. Там были ее вещи и она стремилась поскорее к ним вернуться, пока ее никто не заметил. Безумно захотелось вытащить из портфеля заветную упаковку, про которую она думала до сна. Нырнув в постель, Энни закопашилась в своем рюкзаке и вытянула оттуда коробочку. Из нее она вытресла последние несколько сигарет и зажигалку, которую прятала там же. Распахнув окно, она быстрым движением подожгла конец тонкой сигареты и вдохнула свежего никотина, ощущая, как все тело отпускает. - Эн, я принес тебе... - Эванс открыл дверь в комнату и тут же замер на пороге, находясь в полном шоке. Его милая маленькая Энни сидела перед окном и курила. - ...пирожные. Какого черта, Эн? - Прости, я забыла тебе сказать... - но Энни уже было все равно. Ей было так хорошо от одной только сигареты и вновь пропало волнение, хотя она и знала, что ее поведение отвратительно. - И давно ты..? - Две недели назад. Алинка курит. Дала попробовать и понеслось... - Убери сейчас же, - его голос вдруг стал таким низким, что внутри Эн все сжалось. - Если ты у своей Алинки куришь дома, то у меня не смей. Сейчас Сюзи придет и увидит все. Этого только не хватало. - Эванс, ты до жути наивный... - девушка только встала и подошла к нему лёгкой походкой, а затем аккуратно вынула сигарету и выдохнула весь дым прямо ему в лицо. После нескольких затяжек она вновь чувствовала, что ничего не боится в этой жизни. Даже Эванса, который теперь кашлял от клубов дыма и смотрел на нее с мокрыми от дыма глазами. - Что с тобой происходит? Ты только вчера мне хамила и мы все решили на месте, а теперь опять начинаешь? Я тебя не узнаю. Что с тобой стало за этот месяц? - Я немного изменилась... - Эн улыбнулась и опустила глаза. В глубине души она уже понимала, что виновата, но ничего не могла с собой сделать. У нее было две зависимости: Эванс и сигареты. - Ты должна бросить курить, пока не поздно. Ты потом никогда не сможешь. - Я тебе ничего не должна, - она вновь выпустила клубень дыма, но уже в сторону окна, после чего посмотрела на почти испепелившуюся сигарету и кинула ее в окно. - Ты сдурела?! - Эванс бросил коробку с пирожными на кровать и посмотрел в окно. Девушка взяла из рюкзака жвачку и сунула ее себе в рот, чтобы больше никто о ее пристрастиях не узнал. - О чем ты ещё забыла мне сказать? Быть может, ещё и наркотиками балуешься? - Нет, до этого не доходило, - она усмехнулась, глядя в его холодные от злости глаза. - Ну не злись, а? Может, я в скором времени брошу. - Я... Не желаю больше видеть тебя с сигаретами у себя дома, а тем более с тобой целоваться. - Вчера ты это прекрасно делал, а сегодня прекратишь только из-за одной сигареты? - Энни вдруг стало противно. Она ощутила, как ее как будто чем-то укололи в глубине души. - Эванс, вот от тебя я вообще не ожидала... Мне казалось, не имеет значения, целуешься ты с человеком курящим или нет, если ты его любишь. - Энни, я любил абсолютно другую девушку. В последний раз я видел ее месяц назад и она была без пирсинга, тату и некурящая. - Она выросла, - Энни только посмеялась и бросила рюкзак к себе на плечо. - Эй, ну не обижайся, а? Я же не хочу тебе зла или чего-то такого... У меня просто появилась вредная привычка. - Ты не понимаешь, что ты делаешь, - когда она вновь подняла на него глаза, он смотрел на нее и с возмущением, и с грустью. - Раннее курение... К чему только не приводит. А как же твое будущее? Семья, дети... Неужели ты хочешь, чтобы они родились больными? - Я не планирую детей, Эванс. В конце концов, я же не моя мама, которая, как какой-то конвейер, детей настрогала... - сказав это, девушка опять глупо посмеялась и отвела взгляд в сторону, боясь сейчас смотреть на парня. Краем глаза она увидела, как рядом с Эвансом встала Сюзи с удивлением на лице: - Пап, почему у нас пахнет сигаретами? - Не знаю, Сюз... - тихо прошептал парень и посмотрел на дочь, пытаясь хоть немного отвлечься. Его разрывало на части от слов дорогого ему человека и он не знал, как унять эту боль. Разве что, вовремя остановить ее и привести в чувства. Он вовсю винил себя в том, что случилось вчера. Теперь он окончательно ее испортил. - Собираетесь, сейчас идём к Маркусу и Монике. Кроу, - он впервые ее так назвал и это заставило ее вздрогнуть. Они ещё раз переглянулись и он заметил, что она немного напугана. - Расскажешь обо всем отцу и матери... или это сделаю я.

***

К ней домой они шли в полной тишине. Она искоса смотрела на Эванса с его дочерью и думала о том, что эта ночь явно что-то в них поменяла. Она безумно желала, чтобы он считал ее взрослой, но, кажется, перестаралась. Теперь быть взрослой ей не нравилось. Он постоянно ее отчитывал и вел себя так, словно никогда сам прежде не курил, не пил и не занимался сексом. Не подменили ли ее прежнего Эванса кем-то другим? Когда они позвонили в звонок, внутри Эн все замерло. Она почти что задержала дыхание. Спасала лишь мысль держаться рядом с Сюзи. Пока малышка рядом, при ней ничего плохого не скажут. Тут же от мыслей ее отвлек звук открывающейся двери. Ее открыл папа и теперь смотрел на них всех с каким-то испуганным взглядом. Сначала он ее не увидел, а когда увидел, сам замер, прямо как она, но очень скоро пропустил их внутрь. Заходя, она осматривалась, пытаясь удостовериться в том, что рядом нет лишних глаз. Видно, мама была на работе, а дети в садике. Эванс специально привел ее пока дома был только отец? Неужели они договаривались об этом заранее? - Тайфун, спасибо. Тебе налить чаю? - папа тут же прошел на кухню, видно, пытаясь отвлечься, и Энни неловко села на стул возле стола, пытаясь придумать, о чем с ним заговорить. - Нет, спасибо. Я лучше с вами попью. - Тогда... Мне придется пока попросить тебя подождать нас наверху с Сюзи, - слова отца прозвучали как раскат грома среди чистого неба. Энни всю затрясло. Она почувствовала, что дышать становится сложно и подняла глаза на Эванса. Тот сначала сам посмотрел на нее, а затем кивнул и ушел наверх за дочерью. В этот момент все перед глазами Энни поплыло. Она подумала: "Он же обещал быть рядом..." "Он обещал..." "Неужели это из-за того, что я курю?" "Как же так..." "Мы же оба несем отвественность за это..." - Энни, попьешь чая со своим стариком? - ее отвлек на удивление спокойный и даже зазывающий голос папы. Когда она перевела на него глаза, он стоял возле вскипевшего чайника и наливал горячую воду в чашки. Потом он потянулся за пакетиками. Мама и папа всегда любили пакетики с чаем, и она сама очень любила, но сейчас ее просто тошнило от волнения. - Немного... - заставила она себя сказать и посмотрела на стол, сжимая ноги от напряжения. Опять безумно захотелось курить и пить. Было страшно как перед прививкой. - У тебя все в порядке? Мне кажется, ты бледная какая-то, - папа неожиданно оказался рядом с ней и заглянул ей в глаза такими же карими, только чуть светлее, глазами. Она почувствовала, что он положил ей руку на плечо, и что он чувствует всю ее дрожь. От паники слезы быстро выступили на глазах и она захрипела, не в силах что-то сказать. - Папа... Я... Я... Перед глазами у Энни всплыло воспоминание, когда они с ее первым парнем Тедди украли у родителей презервативы и изучали их втихаря. Потом папа все обнаружил и с этого момента она раз и навсегда решила, что у них с отцом тайн не будет, но жизнь вдруг перевернулась, да так, что она вовсе забыла о случившемся. Теперь она молчала обо всем на свете и была не в силах заговорить. Она чувствовала, что если сейчас заговорит, то ее стошнит. - Эн, успокойся, малышка. Энни, - но папа всегда все чувствовал и знал. Он сел совсем рядом, взяв ее руки в свои, и тихим утешающим голосом начал говорить с ней. - Энни, приди в себя, малыш. Все в порядке. Я рядом. Что случилось? Именно это ее и пугало - он рядом и он все понимает, видит, чувствует. Словно насквозь. Это было невозможно, и она заплакала, пряча лицо в ладонях. Было безумно больно отчего-то и хотелось куда-нибудь спрятаться, чтобы только никто ее такой не видел. Перед глазами словно диафильм начали мотаться картинки одна за другой: вот она с Эвансом целуется на улице и впервые начинает чувствовать это странное чувство, вот она с Алинкой пьет вместе на брудершафт и в горле безумно жжет, вот она лежит и пытается сдержать слезы от боли во время вонзания иглы для тату и перед глазами все кружится, вот она целует сладкие губы Эванса и ее ладони скользят по его широким плечам, а все тело горит от разрывающих ее чувств... Потом она вспомнила, как лежит на кровати у Петьки и он грубо сжимает ее грудь в своей руке, облизывая ее шею... Потом перед глазами появился Миха, который радостно тыкал ей в лицо своим членом и что-то еще приговаривал, называя ее "кисонька", "конфетка"... А она совсем не была ни кисонькой, ни конфеткой. Она просто потерялась в себе. Она была потеряна все это время. Когда Эванс прижимал ее к себе на столе и они были испачканы в муке, когда Алинка вонзала эту иглу ей под кожу и вытирала свежую кровь, когда Миха ей кончал на лицо и сперма стекала прямо по шее в декольте. Теперь она сидела перед папой, не в силах просто ответить на вопрос: "Что случилось?". - Папа... мне так страшно... - призналась тихо она, дрожа от плача. Папа, словно в детстве, аккуратно прижал ее к себе и начал гладить по светлым волосам. От него вкусно пахло выпечкой, домом, и ей внезапно стало так спокойно, что она начала говорить все, о чем вспомнится. - Папуль... Я ушла, я просто потерялась в себе... Я ночевала у подруг и крутила романы... Папуль, я пила и начала курить... Я... Я целовала других и делала с ними ужасные вещи... А они все это снимали на камеру и я теперь попала в... Пап, я себя не хотела так чувствовать, но чувствую настоящей шлюхой... Мне... Я не знаю, что мне делать... Я просто потерялась... и мне безумно страшно... - Эн... Это все правда, что ты мне сказала? - когда она подняла голову, она увидела, что папа с ужасом в глазах на нее смотрит и сквозь плач кивнула. - Малыш... И та татуировка, и реснички... и это все... - Папуль, я не знаю, что со мной произошло... папуль... - глотая слезы, она посмотрела на себя и немного приподняла футболку. Маркус увидел проколотый пупок и вновь прижал ее к себе, гладя ее волосы, пытаясь успокоить их двоих. Ему тоже стало невыносимо больно, но он просто не мог оставить ее одну. Он чувствовал всем телом, как ее трясет, как ей страшно. Она говорила ему правду. - Мое ты золото... Мы что-нибудь придумаем, мы все решим... слышишь, малышка? - прошептал он ей на ухо, а она кивнула, мыча что-то под нос. Она чувствовала, как ее немного отпускает. Потом еще и еще. - Папуль, я не знаю, что на меня нашло тогда... я не знаю, как теперь бросить курить... я ничего не понимаю... я... пропускала школу и меня будут ругать... - Успокойся, родная, приди в себя, - папа только повинул к ней чашку с мятным чаем и так же встревоженно посмотрел ей в глаза. - Давай поговорим осторожно, чтобы тебе не стало плохо, ладно? - Угу... - пытаясь выпить чай, Энни немного пролила на себя. Слава богу он был теплый, а не горячий. Руки безбожно тряслись вместе с зубами от страха. - Я хочу, чтобы ты знала, что я на твоей стороне и тебя понимаю. Чтобы ты не сделала, я все равно буду рядом и поддержу тебя, слышишь? - она почувствовала, как он, словно в детстве, вытер ладонью ее щеки и убрал со лба прилипшие к коже волосы, поцеловав ее в лоб. - Я не буду тебя ругать. Мне важно только чтобы с тобой было все хорошо и ты была здорова. Только я тебя очень попрошу... Говори мне только правду, ладно? - Угу... - при слове "правда" Энни подумала об Эвансе и о том, что он говорил ночью. О законе, о том, что его посадят, о Сюзи. Она вновь всхлипнула, не в силах больше думать об этом. - Ну что такое, малыш? Энни... Зайка... - папа опять ласково ее приобнял. - Хочешь, я теперь все время тебя так обнимать буду, пока мы с тобой говорить будем? - Да... Хочу... - она шмыгнула носом и прижалась к нему, думая о том, что так папа не сможет видеть ее лица и страха на нем. Так будет лучше для них обоих.

***

Сидя с Сюзи наверху, Эванс смотрел в телевизор, а сам думал о том, как там Энни с отцом. С одной стороны, он безусловно доверял Маркусу, а с другой стороны ему было безумно страшно за все, что произошло с Энни. Было ощущение, что если она сейчас все не поймет, то дальше он просто... потеряет ее... они все ее потеряют... - Папуль, - Сюзи, которая с самого начала, как папа забрал ее, заметила, как он грустит, тронула его за плечо и он посмотрел на нее этими же глазами, - у тебя все в порядке? - Да, Сюз. Все хорошо, малыш. - Мне кажется, что ты грустишь. Я переживаю за тебя, пап, - девочка попробовала улыбнуться и положила руку на его голову, гладя его по таким же красным, как у нее, волосам. Папа же только отвернулся, мотнул головой и замолчал. Кажется, с ним правда было что-то не так. Она была в этом уверена.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты