В степи

Слэш
G
Закончен
9
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Иногда, после долгого и тяжелого рабочего дня, Стаху требовался отдых для души и разума. Время спокойствия, тишины, приятного одиночества. И недолгая прогулка в степи, за пределами города, могла подарить ему этот необходимый покой.
Сегодня – один из таких таких дней.
Посвящение:
Огромное спасибо Persicheck!! Это был отличный обмен, меня действительно вдохновила твоя идея <3
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
Стах никогда не отличался особой любовью к степи. Но порой, после особенно сложных рабочих дней, разум требовал простора. Уводил прочь из города, чьи серые стены и извилистые хитрые дорожки давят на сознание, как мастер давит на глину, желая создать что-то новое. Уводил в свободную, бескрайнюю, шелестящую травой и воспоминаниями степь. Уже стемнело и подбирался холод, свойственный ночам кончающегося августа, однако Рубин даже любил прохладу. Ему нравилось гулять в это позднее время, когда все остальные горожане уже стремились вернуться в светлые, теплые дома. Да, день сегодня выдался не из легких — а у врача такое случается частенько, — и вроде бы Стах должен был хотеть поскорее прийти в свою квартиру и завалиться спать. Но последнее время Рубин учился слушать веления своей души, а не пытаться работать исключительно логично, четко и продуктивно, как заводной механизм. Если порой по необъяснимым причинам его тянуло из города — пусть так. Обычно он уходил до Клей-камня. Все-таки хорошее место, полное старых детских воспоминаний. Они согревали Рубина от прохладного ветра и морозного взгляда далеких звезд. Стах провел рукой по тянущимся к небу камням, напоминающим то ли пальцы, то ли зубы, затем опустился на землю и закрыл глаза, прислонившись к камню спиной. Город остался позади, а перед Рубиным раскинулось травяное море степи, такое же мерно волнующееся, таинственное и бескрайнее. Стах закрыл глаза. Он различал запах твири, пока что слабый, звуки сверчков, жужжание каких-то мошек, ласковые, как от шелковой ткани, прикосновения ветерка. И еще негромкий хруст травы под чьими-то шагами. Невольно губы Стаха дрогнули в улыбке. Он сразу догадался, кто к нему идет. Рубин лишь лениво приоткрыл глаза и чуть повернул голову, когда Артем сел с ним рядом. — Как понял, что я здесь? — Ты мне поверишь, если скажу, что почувствовал? Артем улыбнулся, и Стах не смог не ответить ему тем же. Поверит ли?.. Да, пожалуй, поверит. У Артема была отличная интуиция, хотя сам он, наверное, называл это как-то иначе. Света было немного: лишь слабые электрические отсветы из города и сияние белой луны, однако и такого освещения Рубину было достаточно, чтобы увидеть полуприкрытые веки Артема, устало опущенные плечи, облегчение, с которым Бурах уперся спиной в камень, чтобы дать ногам отдохнуть. Артем тоже пережил очередной непростой день. На мгновение Стаху захотелось спросить, отчего такая усталость, но тут же понял: такой вопрос — не более чем дежурное сотрясание воздуха, дань вежливым, но порой бесполезным диалогам. Неужели сам он не понимал, почему Артем настолько уставший? Стах ведь тоже врач. Прекрасно все знает. Каждый день ты имеешь дело если не со смертью, то хотя бы со страданием. Оберегаешь людей от заболеваний, спасаешь их, иногда ты вынужден причинить боль, чтобы не допустить боли еще ужаснее, а порой и вовсе… приходится констатировать чью-то гибель. Это изматывает. Еще больше изматывают сами люди, которые то грубят, то не верят, то отказываются соблюдать твои указания, то просто по глупости или рассеянности усугубляют ситуацию. А иногда искренне страдают и предаются отчаянию, отчего даже каменеющее сердце кровью обливается. Тяжело. Очень тяжело. После такой работы нужен отдых — вдали от города, вдали от чужих людей, вдали от разговоров. На свободе, рядом с близкими, в тишине. Так что ничего Стах не стал спрашивать. Он понимал, что лучше всего Артему будет от одного его присутствия. Рубин не знал, сколько они так просидели в тишине, но в какой-то момент он зашевелился. Засунул руку в карман и вытащил почти пустой коробок со спичками и упаковку сигарет. Достал одну, прикусил и чиркнул спичкой. Ах черт, не зажглась. Чиркнул снова, снова. Да неужели бракованная? — А в детстве говорил, что никогда этой дрянью баловаться не будешь, — с добродушной усмешкой произнес Артем. — Я и не балуюсь, — ответил Стах, все еще держа сигарету в зубах. — Балуются дети и дураки, а я с полным пониманием и ответственностью курю. Да что же с этой спичкой-то, а? — Давай сюда. Артем уверенно, но в то же время мягко забрал коробок, и Рубин мысленно в очередной раз отметил, какие у Бураха теплые руки. Что же, не удивительно, что именно в этих руках спичка загорелась с первого раза. Слабый огонек задергался, и Артем прикрыл его от ветра ладонью, а Рубин подался ближе, наконец-то закуривая. Вскоре он вновь выпрямился, втянул сигаретный дым, ненадолго удержал во рту и выдохнул вверх, к звездам, в распоряжение игривого ветра. Артем же резко задул потухающий огонек и скинул маленькие угольки на землю. — Слушай, — заговорил он, — я-то не против, но раз уж ты скоро переезжаешь к нам, не мог бы ты… — Тем, я не глупый. Не собираюсь я курить при детях, — ответил Стах и, вновь повернувшись к Артему, слабо улыбнулся. — Не бойся, не буду твоим деткам плохой пример подавать. Ты меня хоть раз в городе с сигаретой видел? Вообще-то, он наоборот однажды сам поймал Спичку с какими-то дешевыми сигаретами и, разумеется, отобрал, оставив вместо них назидательную лекцию, но на первый раз пообещал не рассказывать Артему. Они просидели так еще недолго, пока Стах не докурил. Потушил сигарету о камень, но бросать в степи, конечно, не стал, надо донести до мусорки в городе. Внимательно взглянув на Артема, Рубин заметил, что тот уже клевать носом начинает. Первым порывом было, конечно, поворчать, мол, и зачем терпел, зачем сидел рядом и ждал, мог бы спать пойти, но Рубин не стал этого говорить. Постепенно он привыкал к мысли, что Артему действительно хорошо просто быть рядом с ним, и если он решил пойти за ним в степь, а не завалиться дома спать, если таков его выбор — значит, так и правильно. — Пойдем? — спросил Бурах, посмотрев на Стаха и немного сонно заморгав. — Пойдем. К тебе? — Если хочешь. — Хочу. И снова Артем улыбнулся. Они оба этого хотели — дойти до дома, снять уличную одежду, как минимум частично ассоциирующуюся с работой и обязанностями, забраться под тяжелое, теплое одеяло и, прижавшись друг к другу ради тепла физического и тепла духовного, заснуть — крепко, спокойно, на несколько часов. И потом еще утром поваляться в обнимку как минимум минут пятнадцать. А может, и подольше…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты