Ты моя Душа...

Гет
NC-21
Заморожен
194
автор
Размер:
Макси, 92 страницы, 23 части
Описание:
И снова шипперим нашу огненную парочку Люцифер&Виктория. Но, что если – это судьба, предначертанная Шепфа ещё задолго до рождения наших любимчиков? Справятся ли они с трудностями родственных душ? Смогут ли принять сущность друг друга и не потерять самих себя? Настоящие ли те эмоции, или это всё проделки связи?
Примечания автора:
Эта работа отличается от канона – как Вы уже поняли по метке «Соулмейты». Повествование будет от лица Вики и Люцифера. Загадок, детективов, расследований не будет. Только развитие чувств, мыслей, эмоций с перчинками из хрустальных стёклышек и ванилью из песчинок сахарочка. Скорее всего, характеры главных героев будут, чем-то удивлять Вас, так как они довольно специфичны, по крайней мере, я пыталась показать их с другой, не знакомой доселе для Вас стороны. Но некоторые аспекты будут напоминать предыдущие работы (кто уже знаком с моим, если это можно назвать громким словом, творчеством). Вообщем, наслаждайтесь, приятного чтения. И по старой традиции, жду обратную связь *_*
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
194 Нравится 201 Отзывы 37 В сборник Скачать

Глава 21.

Настройки текста

«Повтор. Часть 2».

Скажи, не молчи, что любишь меня. Глаза закрываю и будто бы легче: Опять вспоминаю последние встречи. Скажи, не молчи, что ты любишь меня…

"Скажи, не молчи" - SEREBRO

Pov Виктория: Не знаю, сколько я была в отключке, но моя голова раскалывается, а тело окончательно замлело. Чувствую на затылке пульсирующую боль, замечаю капли крови, стекающие вниз, пропитывающие мою кофту, становясь маленькими пятнышками. Что, чёрт возьми, всегда со мной приключается? — Какая же ты живучая, убогая непризнанная! Этот мерзкий голосок я узнаю из тысячи. Открываю глаза и лишний раз убеждаюсь, что от одного вида этой бешеной сучки меня тошнит. Хотя может это из-за потери крови – кто его знает. — Опять ты, Ости. Давно не виделись. – мой голос слишком спокойный, для пущей убедительности улыбаюсь во все тридцать два, и кажется, мне удаётся немного смутить главную стерву мира бессмертных. Но она, тут же, берёт контроль над собой, ухмыляется, как змея. — Я бы на твоём месте не была такой самоуверенной. – её тон напоминает ядовитое шипение. — Как хорошо, что ты не на моём месте, сучка. — Аахахаха…разрешаю тебе съязвить последние минуты твоего никчёмного существования. — Мне твоё одобрение не нужно. Какого хрена я здесь делаю? Будь добра – объясни. — О, дорогуша, разумеется, я ведь – так великодушна, что исполню твою последнюю просьбу. Я лишь хмыкнула и закатила глаза, на что Ости зло оскалилась. Хотела, чтобы я билась в истерике? Не на ту напала! Наш зрительный бой прерывает звук открывающейся двери. Кого ещё там принесло? Мы одновременно переводим взгляд на вход, и, кажется, моё лицо сейчас вытянулось в комичную гримасу удивления. Вот это комбо-вомбо! Ости и…Наама – криминальная парочка, твою мать. Меня почему-то разбирает смех, а они переводят на меня удивлённые глаза. Сквозь подступающую истерику из смешинок, пытаюсь задать вопрос: — Вы что сколотили клуб местных брошенок? Что за игры? – у меня проступают слёзы от смеха, а эти сёстры по несчастью уже готовы рвать и метать. — Закрой свой поганый рот, грязная подстилка! – о, да Наама в бешенстве. Что ж, это будет интересно. — Ну, что, Уокер, готова узнать свою судьбу? – Ости, как всегда, надменна, с презрительной улыбкой и холодным взглядом. — А ты, что в судьи заделалась, вершитель участи? – в моём голосе слышна ирония, но им всё равно. Они упиваются моментом своего превосходства. Конечно, представляю мой видок – вся в крови, со связанными руками и крыльями, стою на коленях пред ними – просто упоительная картина маслом для сук, которых разъедает яд ревности. — Ладно, у нас не так много времени, непризнанная. Ты, как и твоя мамаша, думаешь, что можешь заявиться сюда, и перевернуть многовековые устои? Не выйдет. Ты не достойна Люцифера, поэтому мы сотрём тебя в пыль, коей ты и являешься. Ты же уже поняла, что днём был обыкновенный блеф? Конечно, Наама, отвлекала Люцифера, пока я вкладывала в твой жалкий мозг информацию, но всё вышло удачненько. – голос Ости просто смердит презрением с победной усмешкой. — Хах…Вы просто, как долбанный смертельный дуэт криминальной хроники. Только, что дальше? Составите график траха с Люцифером? Аахахах…Вы жалкие, а не я! Люцифер вас отверг, и вы решили опуститься до убийства его родственной души. А не приходило ли в ваши «светлые» головушки, что он в любом случае рано или поздно узнает, кто это сделал – и что тогда? — Он не узнает. Мы скрыли энергию с помощью вот этой красивой штучки. Ты же в курсе, что это? – Ости машет перед моим лицом тёмно-фиолетовым круглым амулетом на длинной серебряной цепочке, скрывающим местонахождение существ и естественно их энергию. — До того, как тебя хватятся, мы успеем замести все следы. Так, что не переживай, дорогуша, мы всё продумали. Потихоньку мой организм переваривал полученную информацию. Я понимала, что путей отступления у меня нет. Люцифер не сможет меня найти, ведь я скрыта этим грёбаным камнем, кто его вообще придумал!? Ости явно не шутила насчёт убийства – это отчётливо было видно в радужках её зелёно-болотных глаз. В них был какой-то не здоровый, почти садистский блеск. И в довершении картины я видела в руках Наамы, как сверкает лезвие - это «Тёмный Клинок Демона» - старинный магический артефакт, с помощью которого можно убить любое бессмертное существо. Что ж, Дамы и Господа, недолго музыка играла. Интересно, второй раз умирать так же больно? Или мне положены поблажки? На хрен всё. Закрываю глаза, представляя образ Люцифера, прокручиваю все моменты с моим Дьяволом, словно лучший фильм на перемотке, с моих губ срывается последняя фраза: — Я люблю тебя, Люци… – шёпот утопает в темноте помещения, прежде, чем я чувствую острую боль…Это конец? Главное я познала истинную любовь, остальное неважно…

Сегодня я умру для тебя…

В это же время Pov Люцифер: Я понимаю, что нужно использовать состояние транса, но боюсь за мою девочку. Почему, блядь, ей всегда больно из-за меня? Наяриваю круги по кабинету, как бешеный цербер в клетке, отец стоит возле камина, напряжённо сверлит меня взглядом, но молчит. Не знаю, сколько проходит времени, а моё сердце подсказывает, что нельзя затягивать, что вот-вот и будет поздно. Сжимаю кулаки с такой силой, что костяшки белеют, на ладонях остаются рубцы в виде полумесяцев. Может, я накрутил, и она просто решила сбежать на Землю – просто встретила эту блядскую Нааму и всё не так поняла? Сука! Почему у меня такое чувство, что это херовое утешение и всё, блядь, намного хуже? Втягиваю воздух, прикрываю глаза, принимаю окончательное решение – плевать, что будет со мной, даже, если отец не сможет сохранить баланс и к херам остановит моё сердце, главное, чтобы она была в безопасности. Охеренное оправдание Люцифер – сейчас твоей маленькой девочке будет больно, но я, блядь, не знаю, что можно ещё сделать. — Отец, я готов. Поворачиваюсь, вижу в его тёмных глазах страх. Страх и Сатана – это что-то ранее неизведанное. Он переживает, что может стать убийцей своего единственного сына, и пусть на протяжении многих веков у нас был разлад, он всё равно любит меня. Но и за Вики он беспокоится. Отец обречённо кивает и медленно подходит ко мне. Расстёгиваю рубашку, закрываю глаза, вдох-выдох, ощущаю крепкую ладонь на моём правом плече, и пальцы на грудной клетке. Отец медлит, оттягивает момент, но понимает, что так нужно, слышу его нервное тяжёлое дыхание. Три…Два…Один…Моя плоть трещит с характерным звуков, напоминающим кряхтение, кожа разрывается. Ощущаю пальцы внутри, они затрагивают каждое нервное окончание, уши закладывает, я не могу сделать вздох, цепляюсь руками за плечи отца, сжимая, словно утопленник, за соломинку. Впериваюсь своими глазами в его взгляд, наполненный болью и горечью, он говорит что-то, но я не понимаю смысла, не слышу, ни единого звука, читаю по губам и понимаю, что он говорит расслабиться. Пытаюсь, ведь я должен ради моей любимой, но ощущаю хватку руки на сердце, чувствую, как замедляется сердцебиение, и на меня накатывает волна тумана, как наркомана накрывает абстинентный синдром. Сосредотачиваюсь, ощущаю еле видимую ниточку, соединяющую наши Души, но постепенно, с каждым неспешным ударом она крепнет, а моя ломка усиливается. Перед глазами предстаёт мрачное помещение, которое я уже видел в Граале – это комната. Блядь, почему она мне так знакома?! Пытаюсь разглядеть больше и замечаю мою Вики, она связана, в крови, на коленях, прокручиваю помещение – над ней склонились…Твою мать! Ости и Наама. У них Демонический клинок. Отец медленно разжимает хватку, моё сердце наращивает темп, постепенно убирает руку. Он весь в моей крови, моя рубашка пропиталась густой сукровицей, я делаю вздох, заполняя лёгкие, откашливаюсь, судорожно соображая, что это за блядская комната? До меня доходит в следующее мгновение – это комната Наамы – я был в ней один раз, упитый вдребезги. Срываюсь с места, бегу по коридорам Ада, а в голове пульсирует лишь одна мысль: «Лишь бы успеть!». Минуя расстояние за несколько секунд, вышибаю дверь, что она с оглушительным треском влетает в стену, разбиваясь на острые щепки. Вижу, будто в замедленной съёмке, как по щекам моей любимой текут горькие слёзы боли, острие, занесённое Ости, разрезает воздух и практически, касается грудной клетки моей Вики, Намаа стоит за спиной, держа её руки мёртвой хваткой, а мой голос разносится по комнате, как гром по ясному небу: — Неееет! Ости поворачивается ко мне, клинок выскальзывает из рук, отскакивая в сторону, оставляя лишь рваный порез возле ключицы, который сразу заполняется алой кровью, Наама испуганно вжимается в стену, отпуская руки моей Вики, а она оседает на пол, раскрывая свои лазурные глаза. Я выдыхаю, один шаг и я возле Ости, оставляю хлёсткую пощёчину, она отлетает к стене, уже хочу впечатать вторую тварь Нааму, но отец кладёт руку на моё плечо и спокойно произносит: — Ты нужен, Виктории. Я ей займусь. Перевожу взгляд на мою любовь, какая же она хрупкая и беззащитная. Быстро развязываю верёвку, притягиваю её в свои объятия, она обнимает, дрожит, как осиновый листочек. Мы так и сидим на полу в нежных объятиях друг друга. Она жива, она рядом. Не знаю, сколько бы мы так просидели, но слышу, как в комнату кто-то входит. Отец кивает прибывшим стражникам, они связывают Демониц и уводят. Я поднимаюсь, подхватываю Вики на руки, отец долго смотрит на меня, потом тихо произносит: — Наама соврала – она не беременна. Завтра состоится суд над этими...Демонессами. Отнеси Викторию, ей нужно отдохнуть. Да и тебе тоже. — Спасибо, отец. Я ему благодарен за всё, он кивает, знает мои чувства. Мы улыбаемся друг другу измученно, но с неким облегчением. Всю дорогу до спальни мы молчим, я лишь прижимаю Вики к себе, а она цепляется своими ладошками и утыкается в шею своим носиком. В комнате всё же приходится отпустить её из объятий. Она сразу хватает бутылку текилы и делает смачный глоток, протягивая мне. Я ухмыляюсь, принимаю пузатый флакон, вторя ей. Горло приятно обволакивает жидкость с ароматным карамельным оттенком. — Вики, прости меня. Ты опять страдаешь из-за меня. Я… – не знаю, что, блядь, сказать, как облегчить её страдания, судорожно подбираю слова, только начинаю говорить, но она прерывает меня. — Вики, нам лучше… — Нет! Не смей! – ошарашено смотрю на неё, а она бегает своими лазурными глазами по моему лицу, будто ища ответ на свой немой вопрос. — Вик… — Люцифер, если ты снова посмеешь бросить меня, я тебя придушу! Не смей этого произносить! – откуда она знает? — Откуда ты… — Чувствую. Там в комнате, сквозь боль, я видела, как отец замедлял тебе сердце – будто наблюдала сверху. После этого я…Наша связь словно окрепла, и теперь я могу чувствовать тебя ещё сильнее. — Понятно. Видимо связь укрепилась на ментальном уровне, благодаря этому ритуалу…Вики, мне больно это говорить, но нам действительно лучше порознь. — Как ты смеешь? Для тебя это всё игрушки? — Нет! Я искал тебя всю свою грёбаную жизнь! Но разве ты не видишь, мы обречены! Наши отношения ядовиты! Ты постоянно страдаешь! Даже если всё налаживается, то потом опять следует боль! — Мне плевать! Я ни о чём не жалею! Я готова испытать эту боль ещё тысячу раз, если за этим будет следовать встреча с тобой, твои нежные объятия и твой сладкий поцелуй! Я, чёрт подери, тебя люблю! Она уже не скрывает слёзы, срывающиеся с её глаз, налетает на меня, начинает колотить по моей окровавленной груди, и я будто отхожу от гипноза, понимаю, что опять лажаю, как трус. Хватаю её тонкие запястья и притягиваю к себе, обнимаю. Она вырывается, кричит, норовит ударить, заезжая один раз по моей скуле. — Отпусти меня, самовлюблённая задница! Ненавижу тебя! Ненавижу! Эгоист чёртов! Оглушает меня, татуировка горит, она брыкается как дикая кошка, но я лишь сжимаю сильнее её хрупкий стан. — И я тебя люблю, моя девочка! Ещё с минуту она пытается вырваться, но потом обмякает, прижимаясь своим телом ко мне, обнимает, утыкаясь своим личиком куда-то в районе сердце, касаясь своими губами моей кожи, обдавая тёплым дыханием. Я смыкаю руки на пояснице, притягивая её как можно ближе, но куда ещё больше, зарываюсь в её волосы, наслаждаюсь моей любимой.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты