Ты моя Душа...

Гет
NC-21
Заморожен
195
автор
Размер:
Макси, 92 страницы, 23 части
Описание:
И снова шипперим нашу огненную парочку Люцифер&Виктория. Но, что если – это судьба, предначертанная Шепфа ещё задолго до рождения наших любимчиков? Справятся ли они с трудностями родственных душ? Смогут ли принять сущность друг друга и не потерять самих себя? Настоящие ли те эмоции, или это всё проделки связи?
Примечания автора:
Эта работа отличается от канона – как Вы уже поняли по метке «Соулмейты». Повествование будет от лица Вики и Люцифера. Загадок, детективов, расследований не будет. Только развитие чувств, мыслей, эмоций с перчинками из хрустальных стёклышек и ванилью из песчинок сахарочка. Скорее всего, характеры главных героев будут, чем-то удивлять Вас, так как они довольно специфичны, по крайней мере, я пыталась показать их с другой, не знакомой доселе для Вас стороны. Но некоторые аспекты будут напоминать предыдущие работы (кто уже знаком с моим, если это можно назвать громким словом, творчеством). Вообщем, наслаждайтесь, приятного чтения. И по старой традиции, жду обратную связь *_*
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
195 Нравится 201 Отзывы 37 В сборник Скачать

Глава 22.

Настройки текста

«Правосудие».

Кровь за кровь! В том воля не людей, а Богов. Смерть за смерть! Ты должен не роптать, а терпеть. Здесь твой ад! Ты знаешь – нет дороги назад…

"Кровь за кровь" - Ария

Pov Виктория: Я почувствовала, что он хочет повторить те самые колючие слова о расставании – острые, как заточенная бритва, губительные, как смертоносный яд, приносящие ноющую боль и невыносимые мучения, неизбежные страдания и щемящую тоску. Витиеватая татуировка на фаланге неприятно дёргала, напоминая о нашей связи. Я громко кричала и нагло оскорбляла его, хлёстко била и размашисто вырывалась, но он вместо того, чтобы отпустить, притянул меня к себе и сжал в нежном, но требовательном кольце своей хватки. И это то, что мне было нужно, он сказал, что любит, и я верю. Возможно, многие скажут, что я наивная дурочка, ну и пусть. Наша связь усилилась, благодаря испытаниям, которые выпали нам, как тяжкое бремя, уготованное судьбой. Но теперь я отчётливо ощущаю его эмоции, чувства, настроение и это, так правильно и, чёрт побери, изумительно. Мы, кажется, целую вечность стоим в объятиях друг друга. — Ты злишься. – я скорее утверждаю, чем спрашиваю. Люцифер отстраняется, на его лице трудно прочесть эмоции, и только глаза – в них сосредоточен пожар Адского огня, который лишь подтверждает мои слова. — Злюсь?!...Да, блядь, я злюсь! На этих шлюховатых Ости и Нааму, за то, что сотворили такое…На себя за то, что снова не смог уберечь тебя от боли и всей этой херни…На тебя за то, что ты как хренов магнит на неприятности… — Ты не можешь злиться на меня, Люци. — Да, но я всё равно злюсь! Мои ладони зудят так, что хочется выпороть твою упругую попу, чтобы ты не смогла сидеть недели две, а ещё привязать тебя к кровати, чтобы ты не смогла больше убежать от меня. Вот это заявление! Я, конечно, могла бы съязвить в ответ, но я почему-то решаюсь промолчать, вместо этого тянусь к нему за поцелуем, касаясь желанных губ, и он моментально реагирует в ответ. Нежностью тут и не пахнет, тут только дикая страсть и необузданное желание. Люцифер ещё сильнее вжимается в меня, опаляя вулканическим жаром своего тела каждую клеточку моего организма. Одной рукой он цепляется в мои волосы, надавливая на затылок, тем самым вжимаясь ртом насколько это вообще возможно, второй – скользит по талии и бедру, обжигая цепкой хваткой пальцев даже через плотную ткань одежды. Я стону в его рот похотливо, показывая своё неистовое желание, а он, пользуясь моментом, углубляет сладкий поцелуй, исследуя языком. Нас обуревает лихорадочное возбуждение, которое пропитывает каждый уголок пространства, буквально, въедаясь и разжигая безумное вожделение. Наши губы соприкасаются в пылающей хватке, зубы точно соревнуются клацнуть плоть до крови, почувствовать всю неудовлетворённую похоть, а языки ведут танец чувственной ненасытности. Когда воздух сходит на нет, нам приходится отстраниться, чему сопротивляется каждая частичка меня, требуя срочной разрядки, словно огнетушителя требует исполинское кострище. Мы оба пытаемся обуздать тяжёлое дыхание, скользим изучающим и голодным взглядом друг по другу, и я замечаю лукавые искорки в багряных очах моего Дьявола – там маленькие Дьяволята уже устроили Мексиканский карнавал, исполняя ритмичное самба. И, что ты уже задумал? Он ухмыляется уголком своего рта, как всегда озорно, а затем перехватывает меня под коленями и лопатками, что я еле успеваю схватиться за его напряжённые плечи. Не замечаю, как мы оказываемся в ванной. Хах…Хочешь поиграть? Что ж, разумеется я в деле! Я уже давно забыла об усталости и сонливости, теперь моё тело требует другого – и Демон, однозначно знает мои потребности и желания. Я прикусываю нижнюю губу, поглядывая из-под полуопущенных ресниц, томно шепчу: — И что ты будешь тут делать со мной? Нужный эффект достигается сразу – Люцифер рвано вздыхает, облизывая свои манящие губы: — О, ты не представляешь, какие у меня на тебя планы, малыш! – его пошлая улыбка, хриплый голос, мокрые губы, перекатывающиеся сексуальные мышцы, горящие глаза, всё это смешивается во взрывной эротичный коктейль, который заставляет меня задержать дыхание и вышибает меня из реальности. Я чувствую, как внизу живота стягивается тяжёлый клубок, отдаваясь ощутимой вибрацией в паху, требуя незамедлительных действий, приводящих к развязке неудовлетворённости. Ощущаю, как намокает моё бельё, как учащается дыхание, как ускоряется ритм сердца. Но Люцифер нарочно медлит, оттягивая сладостный момент. Надвигается грациозно, словно хищный зверь на загнанную жертву, упиваясь своей добычей. Как бы мне не хотелось подсознательно сделать шаг назад, я продолжаю стоять на месте, следя за его изящными движениями, как заворожённая. Он останавливается вплотную ко мне, и я слышу его горячее дыхание, чувствую его дурманящий аромат. Его пальцы касаются пуговиц на моей кофте, расстёгивая неспешно, что мне хочется перехватить его руки и сорвать этот ненужный в данный момент предмет одежды. Наконец, эта пытка заканчивается, я остаюсь в лифчике. Его горячие подушечки пальцев невесомо скользят по моей коже, оставляя за собой блаженное тепло и табун предательских мурашек. Люцифер ухмыляется, наслаждаясь моей реакцией на него и его действия. Его пальцы только на секунду задевают мою грудь сквозь чёрное кружево, но соски твердеют, наливаясь в кокетливые горошинки, отчего Люцифер жадно скользит своим взглядом, но не спешит прикасаться. Его руки спускаются к поясу моих джинс, проводя линии по оголённой коже. И я забываю, как дышать – всё моё естество сосредоточенно на нём, на его пальцах. Слышу, как расстегивает пуговицу, медленно тянет вниз ползунок молнии. Большими пальцами хватается за кромку, стягивая прочную ткань, помогая переступить. Он отступает назад, обводя меня голодным взглядом, цепляясь за каждый изгиб, мне становится неуютно, и я неосознанно пытаюсь прикрыть себя, но он хватает мои запястья и разводит в стороны, шепчет тихо, хрипло, сладко: — Не смей стесняться, ты прекрасна, моя девочка! Я делаю шаг к нему, тяну руки, но он опять отходит, качая головой. Вопросительно смотрю на него, а мои пальцы так и висят в воздухе, жаждая прикоснуться к его коже, почувствовать сильные мышцы, обвести контуры чернильных татуировок, подключить язык и оставлять мокрые дорожки на его шее, обводя пульсирующие венки. Переходить на поцелуи по его крепкой грудине, спускаясь к поджарому торсу со стальным прессом. — Сегодня я сам. – этот голос проникает в моё сознание, оставляя за собой тлеющее возбуждение от хрипотцы. Мои руки безвольно падают, и мне ничего не остаётся, кроме того, как наблюдать за стриптизом в исполнении моего личного Дьявола. Он стягивает чёрную рубашку, откидывая в сторону, мучительно медленно, при этом слишком эротично расстёгивает брюки, скидывая вместе с боксёрами, представляя моему взору наготу своего рельефного тела. Мне становится невыносимо жарко, губы сохнут, я глухо сглатываю и облизываю губы, невольно закусываю губу, любуюсь каждым дюймом, представшего Аполлона. Он улыбается, знает, как на меня действует, Чёрт эдакий. Засмотревшись на него, до меня не сразу доходит, что он мне говорит: — Сними бельё, Вики. – ну, что ж, моя очередь играть на струнах его возбуждённого организма. Завожу руки за спину, расстёгивая мелкие крючки, поднимаюсь к бретелькам одной рукой, скидывая поочерёдно, скольжу пальцами по кромке кружева, обвожу грудь и соски. Вижу, как Люцифер еле сдерживает себя, чтобы не наброситься, но у него натренированная выдержка, поэтому он просто сжимает кулаки, ни на шаг не сдвигаясь, хотя его выдает уже возбуждённый член, который поступательными толчками твердеет, готовый удовлетворить наше желание. Я обвожу розовую набухшую плоть, голодными глазами - так и хочется провести пальцами по головке, размазывая кристальную капельку смазки, облизнуть, почувствовать солоноватый вкус, вобрать в себя мягкую крайнюю плоть, обвести кончиком языка по уздечке, довести его до пика. Но вместо этого скидываю сетчатую материю, и веду руку от пупка вниз, проводя по кромке чёрной резинки, не спешу оголяться. Сквозь кружево пробегаюсь подушечками по мокрым складочкам, лаская и теребя. Его взгляд следит за каждым моим движением. — Чертёнок, ты играешь с огнём! – о, Всевышний, его голос, сводит с ума, но я не намеренна, так просто сдаваться. Мои пальцы отодвигают бельё, касаясь клитора, и это последний спусковой рычаг, Люцифер срывается с места, надвигаясь на меня. Хватает мои запястья привычной хваткой, разрывает стринги и они падают клочками к моим ногам. Подхватывает по-хозяйски, и уже через секунду мы стоим в душевой кабине, прижимаясь телами. Его рот стремительно исследует мои губы, зубы ощутимо прикусывают, а язык нежно зализывает рану. Его пальцы крепко сжимают мои бёдра. От этих действий мне хочется отдаться в руки этому Дьяволу, чтобы он, наконец, начал творить всё, что ему вздумается с моим телом. Я прогибаюсь, поддаюсь вперёд навстречу его ласкам, сгорая в нём, как мотылёк в лаве. Но он, как назло, отстраняется, включает тёплую воду, которая обволакивает нас, смывает остатки прошедшего дня, недомолвок и тревоги. Люцифер выдавливает немного густого геля, растирая в ладонях, а затем начинает скользить по моей коже, ароматной пеной, слегка массируя каждый участок. Чёрт, это очень расслабляет, и я закрываю глаза, отдаюсь во власть моего Демона. Горячие капли градом бьют по нашим телам, разбавляя искрящееся пространство между нами, а мой стон утопает в молочном паре. Когда моя кожа скрипит в буквальном смысле этого слова, Люцифер подхватывает меня под ягодицы, заставляя обвить ногами поясницу. Его ладони крепко держат меня за поясницу, а твёрдый член упирается мне в клитор, отчего я дрожу в сладком предвкушении. Он несёт меня обратно в комнату, попутно целуя со всей страстью, которая скопилась за этот промежуток времени. Он останавливается, и я чувствую твёрдую прохладную поверхность под моими ягодицами, чуть отклоняюсь, вздрагиваю, когда моя разгорячённая спина встречается с холодным стеклом. Но мне плевать, что Люцифер усадил меня на окно, плевать, что, возможно, кто-то увидит, плевать, что мои неконтролируемые стоны разносятся по всему помещению. Единственное, что сейчас волнует это то, что между нами, тот мощный ток желания, проходящий по венам, концентрируясь в крови, норовящий выплеснуться, но никак не находящий путей отступления. Мягкие, влажные, манящие губы Дьявола исследуют мою шею и грудь, крепкие, требовательные, обжигающие пальцы сжимают внутреннюю часть бедра, пробираясь к интимному месту, которое сочится, требуя ощутить неистовые ласки. Я сжимаю руки на спине моего мужчины, царапая коготками, а он рычит, отчего я сильнее вжимаюсь в запотевшее стекло, ощущая мелкие капельки конденсата, приятно охлаждающие и придающие перчинку, ведь в комнате становится невероятно жарко, словно в Адском котле под названием «Похоть». Чувствую, как член упирается в преддверие влагалища, не сдерживаю молящий стон, качая бёдрами, стараясь быть ближе, ощутить в себе его плоть, почувствовать наполненность. И мои немые просьбы не остаются без внимания. Люцифер одним рывком входит на всю длину, от неожиданности я вскрикиваю, смыкая руки на спине моего Дьявола, а глаза закрываются сами по себе от сладостной истомы. По телу проходит мелкая дрожь, в крови растекается адреналин, а все мысли в голове улетучиваются – остаётся только он, я и наше желание. Мой мужчина двигается отрывисто, вторгаясь в мою плоть и заполняя собой всё до последней капли. Его агрессивные, но такие нужные толчки вдалбливают меня в стекло, и я слышу звонкое дребезжание. Люцифер ловко перехватывает мою правую лодыжку, сгибая ногу в колене и закидывая на своё предплечье, левую ногу отводит чуть в сторону, хватая крепко за ягодицу. Он расправляет за спиной свои мощные крылья – истинный Дьявол, мой прекрасный Дьявол. Мои лопатки упираются в холодное окно, крылья чуть прикрывают руки, которыми я цепляюсь за тёмный подоконник. Наша поза весьма откровенная, пошлая, способствующая максимальному проникновению. Наши тела разгорячены до предела, что выступает испарина, воздух заряжен и наэлектризован, ещё чуть-чуть и произойдёт взрыв. Наши движения становятся быстрыми, ускоряя сердцебиение. Мой стон переходит в крик, а его рычание в рёв. Этот дикий секс зеркалит наши отношения – нежные, но чувственные, любящие, но страстные. — Дааа…Аахх…Люц-ци-феерр…. — Кричи, моё имя, малыш! Пусть все знают, что ты моя! Его кругообразные движения вторят словам, отпечатываясь во мне, что я не могу сдержать себя, откидываю голову назад, прикрывая веки, но Люцифера это заводит, что он с новой силой начинает трахать, именно трахать меня, заявляя свои права, и чёрт побери, я готова поддаться ему, прогнуться, стать той единственной, кого он может так иметь, и никого больше. Я чувствую, как неистово дёргает палец, отдаваясь эхом наших чувств в узорах метки, и это лишнее доказательство, что он только мой, а я только его. Его рыканье заставляет сконцентрировать внимание. Толчок. – Смотри на меня, Вики! Но я была бы не я, если бы вот так просто, по одному только зову, поддалась. Его это возбуждает, и он начинает вырывать меня из моей игры напористыми толчками, чередующимися с томительными паузами. Толчок. – Я. Толчок. – Сказал! Толчок. – Смотри. Толчок. – На Меня! Распахиваю глаза, пытаясь сбросить пелену и сосредоточиться на его кровавых глазах, утягивающих в омут огненной страсти, гипнотизируя, заставляя желать ещё. — Ты только моя! И больше никогда в жизни я тебя не отпущу! — Люцифеер! Я чувствую приближение оргазма, толчки усиливаются, оставаясь на грани между сладостной истомой и мучительной болью, отдаваясь взрывом фейерверка. Толчок…И мы оба сотрясаемся в тягучих конвульсиях, приносящих пик блаженства, накрывающего звёздной волной, завладевая каждой крупицей тела и сознания. Люцифер опускает мои ноги, наваливаясь на меня своим телом, опираясь на руки. Наше дыхание настолько сбилось, что в пору, создавать новую симфонию. Он подхватывает меня на руки, а в следующий миг я чувствую охлаждающие шёлковые простыни, приятно соприкасающиеся с моей кожей. Люцифер ложится рядом, утягивая меня к себе под бок, обнимая и накрывая нас мягким одеялом. Я не замечаю, как проваливаюсь в сладкую негу сна, вливаясь в долгожданное царство Морфея. Я просыпаюсь не от того, что меня разбудили или от того, что надо вставать, а от того, что я, наконец, выспалась. Моё тело отдохнуло, разум очистился. Настроение хорошее, что хочется, петь, танцевать и наслаждаться жизнью. Странно, обычно я ненавижу утро, но не сегодня. Люцифера рядом нет, а место, хранящее его запах, уже давно остыло. Обвожу взглядом комнату, я одна, перевожу взгляд на часы и понимаю, что уже время близиться к вечеру. Я проспала больше двенадцати часов, и сейчас далеко не утро – вот и весь секрет хорошего настроения. Всего-то надо просыпаться после обеда. Усмехаюсь своим же мыслям, слышу, как открывается дверь. В комнату проходит Люцифер в строгом костюме, стараясь быть тише, но когда замечает, что я не сплю, расслабляется и улыбается своей идеальной улыбкой, словно голливудская звезда. — Ты уже проснулась, малыш. Как себя чувствуешь? – его голос сочится заботой, и мне становится так хорошо и тепло, что я улыбаюсь в ответ. — Лучше не бывает. Где был? Вижу, как он хмурится, сводя брови к переносице. — На суде. – смотрит на меня долгим взглядом, я сразу понимаю, что речь об Ости и Нааме, но продолжаю молчать, подбирая слова. Когда пауза становится невыносимой, я решаюсь спросить. — И…Какова их участь? – он тяжело вздыхает, проходит и присаживается на край кровати возле моих ног, изучает моё лицо, а потом тихо отвечает. — Сегодня было предварительное заседание. Пока решено заточить их в темнице. Будет созван повторный совет Высших, где решится их судьба. Наама – низшего ранга, с ней церемониться не будут, скорее всего, сошлют на один из кругов Ада на веков так несколько. А вот Ости… Её отец, хоть и потерял Престол, но всё равно их семья дольно уважаема среди некоторых Демонов. И здесь гораздо сложнее. Но пока рано говорить. Не переживай, малыш, больше никто не посмеет тебе навредить. А я приложу все усилия чтобы, ты не испытала и толику боли от меня. Я хочу сделать тебя счастливой, видеть твой любящий взгляд на мне. Он берёт мои ладони, поглаживая пальцами. Это жест таит в себе столько заботы, столько любви, что я растворяюсь. Но его что-то гложет. Всматриваюсь в его глаза, но не нахожу ответ. — Люцифер, тебя что-то беспокоит. Я вижу. Расскажи мне. Он уклончиво кивает, молчит, но всё же набирает в лёгкие воздуха и начинает свой рассказ. — Вчера я ушёл к отцу, чтобы узнать участь Ребекки. Я не стал тебе говорить, потому что мы не знали, каким будет исход. Она, как, никак, Серафим. Дело в том, что после недавних событий мама была так разгневанна, что добилась встречи с Шепфа. А такое на моём веку происходило всего несколько раз и касалось очень серьёзных вопросов. Так вот, Шепфа выслушал маму и отца, а потом взял на свой контроль вынесение приговора над Ребеккой. Вчера он прислал весть о её дальнейшей судьбе. За то, что она сделала…Ей вырвут крылья, и изгонят с Небес. Она станет Падшей. Но в Ад ей путь заказан. На Земле ей придётся не сладко, так как там постоянно рыскают Нефилимы – это Ангелы, которые утратили свои души, творя зло. Они питаются душами Падших. Так что ей остаётся только скитаться по Вселенной, без определённого места…проживания. Я вчера шёл, чтобы сказать это тебе. Но встретил эту суку, которая наплела мне про беременность. А потом… — Люци, давай забудем об этом. – я протягиваю руку к нему, не желая больше продолжать разговор об этих мерзких существах. Ведь, я поклонница «Унесённых ветром», а значит об этом я подумаю завтра. А сегодня хочу наслаждаться моим Дьяволом и последними часами каникул, перед тем, как погрузиться в пучину познаний в школе Ангелов и Демонов. Забираюсь на колени к моему мужчине, зарываюсь в его шее, вдыхая мой любимый аромат, он крепко прижимает меня к себе. Наконец, я чувствую защищённость. Я чувствую, что теперь мы станем неразлучны, неделимы, как части одного целого, как истинные соулмейты.
Примечания:
Мои солнышки *_* Извиняюсь за небольшенький перерывчик. Надеюсь порадовать Вас этой главой и скрасить Ваши выходные приятными эмоциями после прочтения)))
Эта работа даётся тяжелее - и я не раз об этом говорила, ведь хочется довести её до совершенства, насколько это возможно, а данную главу переписывала несколько раз - вообще в последнее время, кажется, что я начинала главы за здравие, а заканчиваю...кхм...не очень))
Когда дописывала эту главу вообще подумала о том, что она тянет на завершение фанфика...
Так что делитесь своими мнениями, мне очень важна обратная связь от Вас, мои вдохновители))
Отдельное спасибо тем, кто не стесняется и оставляет свои отзывы :-)* Вы двигатель процесса написания этой работы)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты