Ведьма для опричника

Гет
NC-17
В процессе
54
«Горячие работы» 129
Размер:
112 страниц, 19 частей
Описание:
Сестра Князя Никиты Серебряного-Валерия, возвращается в Россию из Англии где она провела последние 5 лет. Стоит только княжне въехать в Александровскую слободу,как она попадает в водоворот интриг, тайн и магии. Валерии хватит наглости и смелости чтобы поставить на место зазнавшихся бояр, но достанет ли ей умения чтобы обыграть куда более могущественного соперника и раскрыть заговор против Государя? Хотя, она ведь будет не одна...
Посвящение:
Посвящаю Феде Басманову который нагло ворвался в моё сердечко.Саше,Алине и Кате благодаря которым я залетела в этот фандом и похоже застряла тут на долго,и пожалуй моим подругам которые поддержали меня в написании этого фанфика.
Примечания автора:
Предупреждаю сразу,в этой работе история и канон хоть и берутся за основу,но особо не учитываются. Так же нет намёков на отношения между Грозным и Басмановым(я не против этих отношений. Нет,я просто пишу фанфик который не про эту парочку.Всех кто не готов это принять, прошу пройти мимо и не засорять комменты своим негативом).Так же тут есть Мэри Сью и всем для кого такой тип персонажа неуместен, так же мимо.
Остался кто-то кто будет рад почитать про отношения Басманова и сестры Серебряного которые будут полны юмора,подколов,ехидных фразочек,приключений и расследований приправленных наглостью и сучной натурой обоих?А так же посмотреть на Ивана Грозного в качестве Великого Сводника Всея Руси.Остались?Ну так чего сидишь?Веночек из васильков на голову и бегом читать!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
54 Нравится 129 Отзывы 16 В сборник Скачать

Часть 18

Настройки текста
Я билась подобно птице в клетке и не могла вырваться, в моих глазах застыл первобытный страх… — Отпусти, сукин сын!!! — стремясь скрыть за яростью страх выкрикнула я. — Только посмей… — И что ты сделаешь, княжна? Ты уже принадлежишь мне, — зло зашипел маг, наклоняясь надо мной и заставляя ужас, который царил в моей душе разгореться с ещё большей силой. — Никого в истории пыток не пытали такими пытками, которыми я буду пытать тебя, — выплюнула я ему в лицо, приводя мага в ещё большую ярость. Но самым страшным было то, что я понимала, я ничего не могу сделать, враг во много раз сильнее меня и физически, и магически, а я истощена после попытки снять печать и связаться с Басмановым, да, и рана на плече обжигала сознание болью, не давая сосредоточиться, отрешиться от паники и попытаться хоть что-то сделать. Насколько бы сильной я не была, подобного унижения, не переживу. Мысли, подобно урагану проносились в моей голове, не позволяя даже на секунду унять панику. Тут ведьмак дёрнулся и выпустил мои руки, будто что-то толкнуло его, и я почувствовала разрушительную волну силы, которая пронеслась над всем домом, такая может быть только после столкновения одной могущественной магии с другой. «Басманов», — облегчённо выдохнула я про себя и паника была оставлена на заднем плане, уступая место холодному расчёту. Пока маг отвлёкся, я вынула из голенища сапога кинжал и быстро всё продумав, собралась нанести удар. — Думала обхитрить меня, дорогуша? — усмехнулся маг, перехватывая моё запястье в нескольких дюймах от собственной шеи и больно его сжимая. Я морщусь и понимаю, что останутся синяки, но оружие из пальцев не выпускаю. — Ты хитёр, вот только я сто крат хитрее, — зло прошипела я и резко дернувшись, ударила ведьмака в нос, лбом. От застонал, отшатнулся от меня, но не отпустил, а через секунду уже моя щека горела от полученной пощёчины. Я от внезапного удара выпустила из пальцев кинжал и зашипела, на нежной коже появились первые алые капельки крови. Через несколько невыносимых мгновений я слышу удар двери об стену, и ведьмак отлетает в сторону. Я резко поднимаюсь и вижу на пороге Басманова, но передо мной стоял не царский кравчий, а жестокий, беспощадный опричник. В глазах горит огонь ярости, черты заострились, на кончиках пальцев искрится магия, а в руке сабля, по которой стекает на пол кровь врагов. Моё сердце замирает на несколько секунд и я понимаю, насколько вовремя он появился. Ещё несколько минут, и мой худший кошмар стал бы явью. — Серебряная, вечно ты успеваешь вляпаться в неприятности когда меня нет рядом, — с долей облегчения выдыхает опричник. — Прицеплю тебя на цепочку и буду водить за собой как талисман, — острю я в ответ, скорее, чтобы поверить в то, что главный кошмар уже закончился. Опричник усмехается и подходит ближе, пока я слезаю с кровати и поправляю одежду. Плечо обжигает резкая вспышка боли, и я морщусь. — Сицкая пустила в меня магическую стрелу, а нормально залечить рану никто не догадался, — поясняю я, видя вопрос в глазах Басманова и бросаю небрежно. — Исправлю ситуацию, как вернёмся в слободу. Тут по стене, к которой отлетел маг промчалась белая молния и прежде, чем мы успели что-либо понять в коридоре раздался звон разбитого стекла. Я бегом бросилась к двери, опричник последовал за мной и нашему взору предстала удаляющаяся белая сова, в когтях которой устроилась гигантская крыса. — Трус!!! — крикнула я ему в след, не сдерживая собственную ярость. По взгляду Басманова можно было понять, что он полностью со мной солидарен. — Вот же крыса, — зло выплёвываю я. — Ну это мы и так знали, — усмехнулся кравчий, подмигивая мне. Я, не сдерживаю смешка, шутка опричника помогает разрядить обстановку: «Только отлавливать теперь эту крысу долго. Он носа из своего убежища в ближайшее время не высунет.» Кравчий согласно кивает, и мы направляемся к выходу. Я смотрю на трупы врагов, которые оставил за собой Басманов, прорываясь к моей темнице, злорадствую и отмечаю вслух, — «Они этот заслужили». Опричник не удивляется, лишь смотрит на меня как-то задумчиво и усмехается, соглашаясь. Мы в молчании покидаем логово ведьмака, я выхожу на улицу и вдыхаю свежий, морозный ночной воздух. Тело пробивает дрожь от холода, но я даже не морщусь, это помогает почувствовать себя живой, осознать, что всё закончилось, хотя в это до сих пор не верится. Басманов всё ещё храня молчание седлает коня и помогает мне забраться перед ним. Стоит только мне устроиться поудобней как меня притягивают к тёплому телу, кутают в плащ с мехом, один на двоих, я слушаю размеренный стук чужого сердца и чувствую, как тепло медленно растекается внутри. Я не сопротивляюсь этой заботе, просто нет сил протестовать и ссориться, я вымотана и только сейчас меня настигает понимание, что ведьмак мог меня изнасиловать, если бы Басманов не подоспел вовремя. Чувствую, как слёзы вместе с истерикой подступают к горлу, но быстро подавляю их и приказываю сама себе: «Не показывать слабость! Нельзя! Будь сильной и невозмутимой до конца.» Потом, оставшись наедине с самой собой я позволю себе выплакаться, может, даже пожалею себя, чтобы потом снова сжать зубы и идти дальше. Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее — это непреложная истина. Но пусть мрачные мысли подождут, а слёзы спрячутся глубоко в душе не найдя выхода, сейчас мне спокойно. — Я боялся что не успею, — чуть слышно молвит Федя и тут же замолкает. — Я ни на секунду в тебе не сомневалась, — еле заметно улыбаюсь я и накрываю своей рукой его. Мы едем до слободы в молчании, тишину нарушает лишь скрип снега под копытами коня и тихое уханье совы в глубине леса. Я всеми силами сдерживаю дрожь и слёзы, даже умудряюсь убедить Басманова в том, что всё в порядке, когда он провожает меня до покоев. И лишь оказавшись одна, закрыв за собой дверь, позволяю себе опуститься на мягкую шкуру и отпустить эмоции на волю. По щекам бегут первые дорожки слёз, мне больно… Не физически, душевно. Сердце воет как раненное животное, я боялась того, что могло произойти как огня, даже попытка ввергла меня в само пекло Ада. Слышу скрип двери, быстро сжимаю зубы, точно зная кто это. Что ж Басманову неймётся? POV Автор Он входит в комнату и видит Валерию, она сидит к нему спиной, плечи подрагивают, княжна сжимает пальцами длинный мех, будто стремясь успокоиться. — Оставь меня, — голос кажется ледяным, но этот холод лишь прикрытие для той нестерпимой боли, которая терзает душу девушки. Басманов подходит ближе и опускает руку с пальцами украшенными драгоценными перстнями на хрупкое плечо такой сильной княжны. — Я же сказала, уйди, — зло шипит Валерия, хотя голос срывается и мужчина более, чем уверен, что по её лицу текут слёзы. — Нет, — коротко и ясно. — Ты ненавидишь, когда другие проявляют слабость и терпеть не можешь показывать собственные чувства, я знаю это потому, что я такая же, — голос в конец срывается. — А потому, прошу, уйди. Девушка чувствует, как чужая рука отпускает её плечо, но от этого становится больнее. Впрочем, лучше пусть уходит, пусть не видит, что она может быть слабой, поток рыданий иссякнет, и она вновь станет той сильной, могущественной княжной, которой всё не по чём. Дверь закрывается, слёзы вновь катятся по лицу Валерии, боль бьётся внутри и вырывается наружу слабым всхлипом. Сзади на шкуру опускается Фёдор, притягивает к себе вырывающуюся девушку, заставляет её поднять заплаканные карие глаза на него и произносит, твёрдо и уверенно: «Я лучше поддержу тебя в трудную минуту, вытру слёзы с твоих чудных глаз, нежели буду убиваться однажды на твоей могиле, понимая, что ничего не смог сделать». Валерия замирает, смотрит на него с удивлением и потом на душе у девушки чуть легчает, она расслабляется в его руках и, уткнувшись в плечо кравчего, тихо вздрагивает и плачет. POV Валерия Когда я успокаиваюсь, Басманов выпускает меня, набрасывает на своё лицо вновь маску надменного равнодушия, но всё же помогает мне обработать рану на плече и задувает свечи прежде, чем покинуть мою опочивальню. — Федя, — зову я его, когда кравчий уже готовится закрыть за собой дверь. — Спокойной ночи. — Спокойной ночи, Валерия, — с легкой усмешкой произносит он и уходит. Я откидываюсь на подушки и закрываю глаза, на тонкой шее привычно покоится подвеска — жемчужина и кулон — василёк. И наконец-то я погружаюсь в спокойный сон, без сновидений… POV Автор Варвара и маг обращаются сами с себя в другом убежище ведьмака, и хозяин тут же отсылает девицу. А оставшись в одиночестве рвёт и мечет, пытаясь понять, как он, могущественный чёрный маг упустил какую-то девчонку. И объяснение само приходит к нему, это Варвара: глупая, влюблённая девица, она первый раз чуть не упустила Валерию, а во второй унесла его сюда, хотя ему было достаточно щёлкнуть пальцами, и мерзкий опричник обратился бы в пыль. Найдя виновную, он зовёт прислужницу к себе, а сам опускается в кресло и устремляет высокомерный взгляд на дверь. — Вы желали меня видеть, Господин? — Желал, а как же… Изволь объяснится, свет мой ясный, Варвара Григорьевна. С какой ЧЁРТОВОЙ СТАТИ СБЕЖАЛА ВАЛЕРИЯ? Чертовка лишила жизни Глеба, его интеллект равен табурету, но при этом он обязан мне. Кто будет отдавать мне его долг? ТЫ?! — Простите, Господин, я была рассеяна и вовсе не заметила это, — Варя опустила взгляд и едва ли не заплакала. — Меня это должно волновать? — скучающе ответил маг. — Нет, конечно, но… — Никаких «но», такая ошибки непростительна! Подойди, — на лице Сицкой проскочила едва уловимая улыбка со смесью тревоги, но она подчинилась. В ту же секунду, как она подошла к магу, он поднялся и сдернул с нее амулет, тот самый амулет, что позволял ей использовать магию и принимать обличие птицы, что давал ей силы. Сам маг некоторое время назад даровал его ей и позже долго объяснял, как использовать подарок. — Вячеслав! НЕТ! — она тут же упала на колени. Ее тело отказывалось вставать. — Вот как это… Чувствовать усталость, вот как оказывается трудно было, я уже и позабыла вовсе, что бывает так. Но отчего так тяжело? — думала Варя. — Ты не можешь называть меня по имени! Только на «Вы», я твой хозяин! — Я же служила вам, я была верна, за что? Не уж то вам нужна она? Она ненавидит вас, она… Она отвратительна! Казалось, в ту секунду весь мир пошатнулся, но нет. Лишь тонкие пальцы взмахнули над телом Варвары, как она отлетела в ближайшую стену. Тонкая струйка крови взыграла на ее бледном лбу. — Отвратительна не она. Отвратительна ты своей любовью. Я презираю тебя и никогда тебя не желал, ты даже не женщина, ты — просто кусок мяса! Тебя противно даже трахать не говоря уже об общении с такой… Даже слова ещё народ не выдумал. Но ты ещё поживи, потом расскажешь мне. Чтобы больше таких промахов не было! Он надменно усмехается и разворачивается к девице спиной: «Прочь, ты уже изрядно наскучила мне.» В этот момент взгляд Варвары будто залила алая мгла, боль разрывала на куски сердце. Она отдавала себя полностью, не щадила своих сил и тут это… предательство. Внезапно внутри у неё будто просыпается стержень, который столь тщательно, и долго ломал ведьмак, и девушка, схватив со стола нож, который принесли туда немые слуги в преддверии ужина бросается на мага. Она поддаётся инстинктам, не продумывает нападение, просто кидается вперёд и её руку успевают перехватить. — Глупая девица! — шипит маг, отталкивая от себя Сицкую, но она вновь бросается вперёд и успевает нанести Вячеславу более серьёзную рану на руке. В это момент разъярённый ведьмак отбрасывает от себя девицу и та вновь летит в стену, чтобы, ударившись, наконец-то затихнуть. — Игрушка вышла из-под контроля, — недовольно ворчит маг зажимая рану на руке. — Но это поправимо. Он подходит к девице и собственной кровью рисует у неё на лбу руну подчинения, нашёптывая заклинание на древнем черномагическом языке. Как только ритуал был закончен, он позвал слуг и велел им вынести девицу прочь, чтобы не портила аппетит перед ужином. А сам, опустившись в кресло, стал вспоминать те мгновения, которые провёл прижимая Валерию к постели и наслаждаясь страхов в её глазах. POV Валерия Я сидела подле окна в своей опочивальне и с нетерпением ожидала Басманова, он ещё вчера с утра уехал по поручению Государя. С момента моего возвращения прошло два дня, своё отсутствие я объяснила недомоганием и все мне поверили, лишь немного совестно было лгать Государю. Но огорчало, что с момента моего удачного спасения мы с кравчим так и не поговорили, а обсудить нам следовало многое. Чтобы скрасить томительное ожидание, я села читать книгу и из мира фантазий меня вырвал только хлопок двери, и появился опричник. Он принёс с собой морозный запах зимы и прохладный порыв ветра, который заставил меня поёжиться, но кравчего я встретила с улыбкой. — Перед моим отъездом ты сказала, что нам надо поговорить, — сказал Басманов, когда отогрелся и уже сверкая хитрой улыбкой, возлежал на звериной шкуре и персидских подушках подле печи, потягивая горячий сбитень, который я велела принести. — Да, это касается заговора, — начала я, сев поудобнее и отставив в сторону стакан. — Когда я была в плену, так вышло, что у меня был шанс сбежать и по дороге, я убила одного из предателей опричников — Глеба. Басманов кивнул, внимательно слушая меня и сосредотачиваясь на заговоре. — Он был ребёнком опального боярина, я всё проверила и у меня встал вопрос, сколько же ещё подобных ему, среди слуг Государя. Опричник встрепенулся и стал подобен большому, хищному зверю который готовился к прыжку. — Эту часть я возьму на себя, но от чего-то не верится мне, что Государь взял бы к себе на службу детей тех, кто предал его. Впрочем, вижу и на этот вопрос у тебя готов ответ, так, что излагай, ведьмочка. Я поморщилась, прозвище всё ещё немного раздражало, но и в какой-то степени веселило, а потому, перевернувшись со спины, на бок и, подперев голову рукой, я продолжила: — Я считаю, что кто-то из приближённых к Государю замешан в заговоре и поручился за них всех. Кто-то из самого близкого круга. — Складно стелешь, Серебряная, но уж больно неправдоподобно. Кто у Государя в особом круге доверенных лиц? Я, ты, Серебряный, Афонька, Годунов, да Малюта. Думаю, нас с тобой можно вычеркнуть из этого списка сразу. Твой брат — моралист, каких ещё поискать надо, а потому Государя не придаст, — иногда растягивая буквы, лениво протянул кравчий, явно полностью отогревшись и расслабившись. — От Вяземского хотели избавиться с помощью Сицкой, а, значит, остаются Годунов и Малюта, — молвила я в тон ему, вновь откидываясь на подушки. — Как бы меня не раздражал Скуратов, я его знаю не первый год, ему нет резона заступаться за детей опальных бояр и строить заговоры против Государя. Он возвысил его и очень ценит, — чуть раздражённо повёл плечами Басманов, сверкнув васильковой синевой глаз. — Остаётся умный, — начала я, всё более убеждаясь в своей правоте. — Близкий к Государю, — подхватил кравчий. — Хитрый. — Изворотливый как змей. — И жадный до власти. — Годунов… — в один голос вымолвили мы.
Примечания:
Учёба, учёба и ещё раз учёба, и попытки не сбить режим который я с таким трудом восстановила.
Всех бесконечно сильно люблю!
И как говорит Саша: "Берегите себя и своих опричников!"
Всех цмок!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты