На другом краю

Слэш
NC-21
В процессе
285
автор
Размер:
планируется Макси, написано 1007 страниц, 129 частей
Описание:
20ХХ год. Шесть человек летят на космическом корабле класса Urd на далекую планету Полус, окутанную теориями заговоров. Каждый из них оказался на судне по разным причинам: кто-то сам пробрался сюда, а кого-то принудили. Согласно слухам, с кораблей этого класса, посылаемых на Полус, никто никогда не возвращался живым. Что же на самом деле находится на далекой ледяной планете? И долетит ли туда экипаж, или страшилки об инопланетных кровожадных монстрах могут оказаться не такими далекими от истины?
Примечания автора:
Роман был частично вдохновлен игрой Among Us, а также рядом фантастических фильмов (например, первыми двумя частями «Чужого» и швейцарским фильмом «Груз»), но очень быстро перерос в полностью самостоятельное произведение с парой мелких отсылок к источникам вдохновения.

Немного авторской мазни:
https://vk.com/littlebirdsachi?w=wall-196696927_157 (команда Urd I-8)
https://vk.com/littlebirdsachi?w=wall-196696927_94 (похоже на Мэла, МЭ-25)
https://vk.com/littlebirdsachi?w=wall-196696927_122 (Мэл, в женском обличье. Осторожно, арт немного откровенный)

У работы есть чудесный фан-арт!
Авторства Alflier:
1) https://bit.ly/36FhhHV
2) https://www.instagram.com/p/CGoJBNIFvKb/?igshid=u7j2oonf5yqq
3) https://bit.ly/3cDnic6
4) https://bit.ly/39K7nXv
5) https://bit.ly/3k9Fzzq
6) https://bit.ly/2NRCpnN
7) https://bit.ly/3sN8Naw

Авторства J.J. Walker:
https://www.instagram.com/p/CITDj2RJRpC/?igshid=1be6igweoo9vf

Авторства Dairy_N_:
https://vk.com/wall557971317_160

Авторства Sally.2008_love:
https://twitter.com/2008Lada/status/1343241348200148992?s=19
https://twitter.com/2008Lada/status/1343516064584523777?s=19

Авторства RadiationHazard:
https://vk.com/public202189558?w=wall-202189558_3
https://vk.com/public202189558?w=wall-202189558_2

Битые ссылки могут быть удалены - если ваша была удалена, скиньте мне в личку новую, я добавлю ее обратно.

По роману написан замечательный фанфик!
https://ficbook.net/readfic/10087793 (авторства YourBestDeath)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
285 Нравится 1754 Отзывы 44 В сборник Скачать

XLVII-VIII. В ночи

Настройки текста
      Перед тем, как вернуться в каюту, Гленн зашел в туалет, помочился и после умылся и высморкался. Как и сказал Майкл, вид у него был так себе. Впрочем, ладно — это не тот случай, когда Гленну срочно нужно привести себя в порядок. Потому что иначе мужчине пришлось бы, как когда-то несколько раз, тщательно слюнявить пальцы и втирать слюну в кожу в местах, которые кажутся особо заплаканными. Странно, но порой этот трюк и правда работает, и после такой бесхитростной процедуры его физиономия начинает выглядеть немного лучше. Или, может, это просто плацебо. Неважно. Сегодня ему не нужно таким заниматься, и док, постояв немного возле зеркала и посмотрев на свое унылое и уставшее лицо, вдруг вспомнил, что вообще-то, может, не помешает и ноги помыть. Он все-таки ходил босиком по кораблю, а за абсолютную чистоту пола во всех частях судна ручаться не может. Вот только засада — обуви никакой у него при себе не оказалось, поэтому толку-то от того, что он их вымоет… Если не достаточно хорошо вытереть ступни, то опять какая-то грязь и пыль по мелочи прилипнут, а если где-то на оставшемся пути пол и вовсе окажется грязным, то вообще это не имеет смысла.       «Блин», — мрачно и в раздражении лаконично подумал Гленн, задрал одну ступню и провел по ней пальцами. Хм-м-м-м… а Майкл неплохо справляется со своими обязанностями уборщика, потому что если что-то и было, то в таком маленьком количестве, что это легко потом стряхнуть ладонями перед тем, как в кровать залезешь. Ну, либо команда у них, на удивление, такая чистоплотная. Если честно, в тот момент Гленн был даже рад тому, что ему не придется идти в душ или как-то корячиться возле раковины, потому что устал, а также тому, что еще и не надо будет лезть в кровать с грязными ступнями, потому что это было бы мерзко.       В конце концов он, уже ощущая, как накатывает сонливость, вернулся в каюту, прошел к своей части постели, влез на нее и затем просто упал, уткнувшись лицом в подушку. Тело — а особенно конечности — поднывали, и очутиться в положении лежа было необычайно приятно. Настолько, что первую минуту Гленн старался даже не думать о Суаресе, который лежал рядом к нему спиной. Пускай молодой человек молчал, но отчего-то доктор был уверен, что тот не спал. Интуиция.       Гленн повернул голову и положил щеку на подушку, смотря на темноту перед собой. В каюте не горел свет, но когда док сюда входил, и помещение ненадолго осветилось освещением коридора, мужчина приметил, что Суарес лежал на кровати. Да и по его тихому дыханию и редким слабым движениям это несложно было понять.       — Стив, — помедлив, сказал док. Суарес ему не ответил. Гленн нащупал то, что показалось ему боком молодого человека, и затем стукнул туда кулаком. Может, сильнее, чем следовало бы.       Суарес издал короткое недовольное мычание, а затем поерзал.       — Чего тебе? — недовольно спросил он.       — Мир?       Стив помедлил.       — Иди на хуй, — возмущенно и негромко ответил молодой человек. — Ты сначала обсираешь так, что плакать хочется, а потом такой «Мир?»       — Плачут только девчонки, — хихикнул доктор.       — Да ну? Тогда фиг ли сам весь расклеился?       — Я все отрицаю.       Суарес в ответ на это стукнул его ладонью по руке. Гленн хихикнул, и они еще некоторое время обменивались мягкими ударами раскрытыми ладонями. Основные шлепки приходились на руки, плечи, и иногда из-за темноты случались промахи, и урон выпадал на ногу или в бок, но такое не злило, а наоборот только веселило доктора. Ему показалось, что Стива такое ребячество тоже повеселило, потому что Гленн явно услышал, как тот один раз точно хихикнул.       Затем они перестали, и между ними некоторое время повисели молчание, расслабленность и спокойствие. Доктору даже начало казаться, что еще немного, и он начнет засыпать, как вдруг Стив, пошуршав простыней, спросил:       — Почему ты поцеловал меня? — судя по голосу, он находился намного ближе, чем предполагал Гленн. Дока такое смутило, но мужчина постарался быстро взять себя в руки. Какая разница, что Суарес так близко? Вокруг темно и сложно сказать, кто где находится — вот он и приблизился на свое усмотрение.       — Это что, единственное, что тебе запомнилось? — с долей язвительности пошутил Гленн, таким образом стараясь скрыть вдруг накатившее на него смущение. Не только из-за близости, но и от осознания того, что он тогда сделал. Не то чтобы док мог так уж объяснить, зачем он поцеловал Суареса. Скорее, это было нечто импульсивное. Наверное, в тот момент, когда делал это, Гленн намеревался таким действом еще сильнее разозлить Стива, или ранить, или сбить с толку. Вот только… неужели это было все, что стояло за порывом? Док не был уверен.       Снова шуршание ткани, но уже не такое громкое. Гленн ощутил, что кто-то коснулся его правого запястья, которое было вообще-то дальше левого от Суареса, а затем на него кто-то немного навалился как будто сбоку, но в то же время и немного сверху, и лицо обожгло чье-то дыхание. Впрочем, и так было понятно, чье именно.       — А что, если да? — голос Суареса прозвучал совсем рядом.       Сердце Гленна забилось в груди чаще, и в тот момент он, казалось, весь словно замер. Доктор не был уверен, почему у его тела возникла такая реакция. Неужели травма снова дала о себе знать?.. Стив, однако, не дожидаясь ответа, стал совсем близко, и его губы коснулись уголка губ дока в беззвучном слабом поцелуе. Затем Суарес принялся медленно, цепочкой все таких же коротких поцелуев, продвигаться к центру плотно закрытых губ. Однако одним этим не ограничивалось — он то и дело лизал их, а рука, до этого лежавшая на запястье, скользнула по туловищу дока, выписывая по ткани ночной футболки круговые движения.       — С-сто… — тут же сделал ошибку Гленн, разжав губы и начав произносить «Стой». Стив тут же воспользовался моментом и поцеловал его. Жестко, беспощадно, пропихивая язык до того, как док смог бы сообразить сомкнуть челюсть. Суарес тут же принялся ловко и умело переплетать свой язык с языком доктора, как будто для него все это было не более чем обычным делом. Стив был так искусен в этой страстной игре, что Гленну сделалось более не по себе. Он, конечно, знал, что у Суареса есть опыт, и, быть может, молодой человек немного приврал в меньшую сторону о количестве сексуальных партнеров в своей жизни, но теперь, угодив в его путы, вынужден был быстро понять это на собственном теле.       Стив, особо немедля, опустил руку ниже и пробрался в нижнее белье Гленна. Док даже толком не успел воспротивиться, как тонкая, но ловкая и цепкая ладонь старпома, который еще не знает, что он так и остался старпомом, ухватила мужчину за тогда еще невозбужденный орган и принялась медленно, но уверенно опускаться и подниматься по всей его длине. Гленн не сдержался и издал порывистый, дрожащий выдох — как раз в тот самый момент, когда Суарес прервал поцелуй. Казалось, он сделал это специально, будто предугадал такую реакцию.       — Стив… — тихо и отчасти скуляще произнес Гленн.       Доктор был сбит с толку и, может быть, немного напуган. Суарес, однако, не услышал скрытую в его голосе мольбу и принялся и дальше пытать мужчину, принявшись неспешно, но чувственно целовать шею и не менее медленно, но ловко и умело ласкать его пах. Даже если какая-то толика дрожи в теле Гленна и присутствовала, он уже не мог понять: была ли это травма или что-то другое, потому что член, невзирая ни на что, возбудился, и доку так и хотелось податься бедрами навстречу ритму, но тот всеми силами сдерживался от подобного дикого и совсем несвойственного ему порыва. А действительно ли несвойственному?.. Гленну всегда казалось, что в нем словно что-то спит. Какое-то желание. Грязное и отвратительное. Такое, которое порой стремилось вылезти наружу, но до этого Гленн — подчас подсознательно, подчас более осознанно — запихивал его обратно еще на ранней стадии. После же того, что случилось между ним и Фрэнком, а теперь еще и то, что происходит со Стивом… казалось, все это только сильнее расковыряло дыру, из которой вот-вот готово было вылезти это уродливое нечто. Гленн все более и более терял контроль над этим чудовищем и боялся, что еще немного, и он не сможет спрятать его — ни силой мысли, ни чем-либо иным.       — Стой, — в итоге смог выдавить из себя жалко доктор и вцепился немного дрожащими руками в руку Стива, которая так своенравно орудовала в его нижнем белье. Суарес, однако, вместо того, чтобы послушать его, принялся исступленно целовать шею мужчины. Рука на члене задвигалась быстрее.       Именно тогда на Гленна накатило то, что он называет приступом. Сначала это была волна необъяснимого страха, паники. Она охватила доктора настолько, что он произнес:       — Стой! — и нашел в себе силы сесть, даже несмотря на то, что над ним частично нависал Суарес. Док схватил того за плечи и тоже заставил усесться перед собой.       Однако после этого у Гленна не хватило сил даже убрать ладони с его плеч. Казалось, тело охватила то ли легкая судорога, то ли онемение, то ли все сразу. Возбуждения больше не было, как и ноток желания. Температура тела, казалось, в одночасье упала на несколько градусов, и Гленну сделалось холодно. Плохо и холодно. Даже язык, казалось, не слушался, а слюна во рту сделалась вязче.       — Гленн? — быстро сообразив, что что-то не так, Суарес неуверенно похлопал в ладони, включая свет на приглушенный режим. Программа, однако, смогла распознать ритм даже таких жалких хлопков и выполнила все как по инструкции.       Перед Гленном тут же возникло напуганное и напряженное лицо старпома, но доктору в тот момент было уже не до этого. Его дыхание сбилось, и ему становилось труднее дышать. Он еле-еле держал дрожащие и не слушающиеся руки на плечах Суареса.       Это был не самый серьезный приступ за всю его жизнь, но и не самый легкий. Помнится, в самый тяжелый раз Иэну пришлось даже делать ему искусственное дыхание, чтобы выравнять дыхание. Но это было так давно… так давно…       — Гленн!       Сознание Гленна начало плыть, и он стал тихо покашливать в жалкой попытке стабилизировать себя. У него даже каким-то чудом хватало осознанности делать это как можно тише, чтобы не разбудить никого по соседству. Хотя в тот момент таковое было величайшей глупостью — может, наоборот следовало вести себя громче, чтобы ему пришло на подмогу как можно больше всех. Гленн и сам не знает, почему так поступил. Может… потому что отчасти стесняется этого своего состояния? Считает себя ущербным из-за него? Обузой?..       — Черт, я не знал, что все так плохо, — запаниковал Стив, но, кажется, смог быстро хотя бы частично совладать с собой, убрал руки Гленна со своих плеч, а затем аккуратно коснулся его щек и заставил посмотреть на себя. — Гленн, ты меня слышишь? Дыши ровнее. Ровнее. Вот так, — старпом принялся имитировать спокойное и глубокое дыхание настолько, насколько мог в этой нервной ситуации.       Док, все более и более пребывая в пограничном состоянии, постарался сфокусироваться на нем и повторить, но выходило у него это с трудом.       — Блядь… блядь!.. — в раздражении, но негромко запаниковал Суарес, затем, сообразив, поменял тактику. На этот раз он прижал ладонь доктора к своей груди, а свою к его. — Гленн, сосредоточься. Если Иэн узнает, он меня убьет. Давай, дыши. Как я. Смотри, — Стив снова принялся дышать как можно спокойнее, ровнее и глубже.       Док четко ощущал этот умиротворяющий ритм под своей ладонью. Еще немного, и, казалось, это приятное ощущение передалось ему и позволило хотя бы частично сбросить с себя нервный ступор. Гленн принялся имитировать его дыхание всеми возможными силами. Цепляться словно за соломинку. К счастью, его рассудок в тот момент немного помутился, и, может, из-за этого на него не навалился шквал плохих воспоминаний о приступах, которые проходили куда интенсивнее и неприятнее, нагоняя страх как перед неизвестным, так и перед смертью. Наверное, вспомни и подумай об этом Гленн в тот момент, ему сделалось бы хуже, но, к счастью, он был так изнеможен, что не подумал об этом.       В итоге Суаресу чудом удалось стабилизировать его и никого не разбудить в округе. Вот только когда дрожь Гленна унялась, она словно передалась Стиву, пускай и в несколько ином ключе. Суарес после того, как помог доктору улечься, аккуратно обнял его и мелко задрожал.       — Твою мать… твою мать!.. Я думал, что тебе конец. Что Иэн прибьет меня, — казалось, в тот момент он разрывался между более благородной мыслью о том, как рад, что с Гленном все хорошо, и более аморальной о том, как счастлив, что Иэн не сдерет с него кожу живьем за нанесение такого вреда родителю. Не то чтобы сын был способен на такое… хотя доктор и сам не знает, что предприняло бы чадо, узнай оно, что приступ таки окончательно добил его обожаемую «маму», и в этом виноват никто иной как Суарес.       У Гленна не было больше сил ни особо разговаривать, ни даже думать. Пожалуй, последнее, что подумалось ему перед тем, как доктор провалился в тяжелый сон — похоже, невзирая на то, как все прошло сносно с Фрэнком, ему не удастся так легко избавиться от травмы и от приступов. Хотя в глубине души… может, в самой глубине своей гадкой и отвратительной души… он хотел, чтобы у него с Суаресом все получилось.       Гленн не помнил четко, что ему снилось. Он то просыпался в холодном поту, то снова засыпал, и эта пытка, казалось, продолжалась бесконечно. Стив, кажется, лежал рядом, но то ли спал, то ли сам не особо мог уснуть. Гленну снились те самые чудовища, которые столько лет преследуют его в кошмарах. Вот только на этот раз они то превращались в Мэй, то обратно в самих себя. Или… Гленну начинало казаться: что, если это не монстры превращаются в Мэй, а она в них?.. Так или иначе, они насиловали и насиловали его. Душили и насиловали. Душили и душили. И, казалось, этому кошмару не было конца. Он просыпался, но затем, не особо успевая отогнать от себя сильную сонливость, засыпал снова и проваливался в продолжение этого ужаса.       В тот момент Гленн ненавидел страшной, лютой ненавистью этих чудищ, Мэй… и самого себя. В какой-то момент эти кошмары перешли в иную плоскость — теперь его не насиловали, а он убивал. Чудовищ, Мэй… самого себя. Душил своего казалось бы идентичного клона. Избивал его. Разрывал голыми руками на куски. Но ничто не приносило удовлетворения. Умиротворения. Спокойствия. Ничего. Все закручивалось в нескончаемую спираль разнообразного насилия обидчиков над ним и его над обидчиками, но ничего. Ничего. Ничего… Ничего не случалось. Это не приводило ни к чему.       И тогда Гленн подумал: «Ах… так вот он какой. Ад на земле». Когда ты Сизиф. Когда что бы ты ни делал, все сводится к начальной точке.       И вдруг в этой нескончаемой цепочке мрака и жестокости появился ласковый и приятный просвет. Гленн не помнил, был ли это сон, или он пребывал в полудреме, но до его ушей донесся голос Суареса:       — Мне нравятся твои духи.       Короткая и немного нелепая фраза, но отчего-то доктору сделалось так хорошо, тепло и приятно. Он давно хотел, чтобы хоть кто-нибудь сказал это. Чтобы похвалил его. Подметил в нем что-то красивое, или милое, или что-то подобное… Глупое и смехотворное желание. Однако мало кто этого делает… Может, поэтому ему так было приятно с Фрэнком? Потому что он говорил Гленну столько хороших слов, одаривал вниманием и смотрел так влюбленно и нежно?.. Глупо. Эгоистично. Гленн порицает такое легкое и дурацкое поведение, но в то же время… выходит, сам его жаждет?..       Мысли в голове были похожи на мешанину всего подряд, но при этом такую юркую, что ни за какую из них невозможно было ухватиться и до конца осмыслить — они то и дело выскальзывали и улетали прочь. Однако Гленн вдруг натолкнулся на одну из немногих, бывших более-менее четкими, и произнес еле-еле:       — Откуда ты… узнал?..       — О чем? — спросил его голос.       — О том, как… помогать… дышать…       Вдруг Гленн ощутил в своих волосах что-то, и это нечто начало приятно массировать его скальп. Ему сделалось совсем хорошо, и он стал погружаться обратно в глубину сновидений.       — Прочитал в инструкции.       Гленн ничего не ответил. На смену этому странному то ли сну, то ли яви пришло маленькое, но очень нежное и личное сновидение. Кажется, это был немного потертый и чуть-чуть замыленный и искаженный спящим состоянием фрагмент воспоминания. Иэну было около 13 или 14, и он как-то раз пришел домой в слезах. Ему очень хотелось подружиться с кем-то, но этот кто-то грубо отверг его. Пускай Иэн нечасто выказывает эмоции при незнакомцах, но это не мешает ему приходить и выплескивать их дома. В тот раз было так же. Гленн какое-то время никак не мог понять, почему ребенок так заливается слезами, а когда сын, наконец, рассказал, в чем дело, мужчина улыбнулся, обнял его и принялся успокаивающе поглаживать по голове, прижимая к себе.       — Все будет хорошо. У тебя еще будут друзья. Столько, что ты устанешь от них… Но их не так просто и быстро найти.       — А что, если никогда не найду? — всхлипнул Иэн.       Гленн немного отстранился и посмотрел сыну в лицо с безграничной нежностью.       — Тогда я вечно буду твоим самым лучшим другом.       Помнится, Иэн посмотрел на него с такой искренней улыбкой, что мужчина даже немного опешил: в те годы чадо нечасто могло проявлять столь сильные и натуральные эмоции.       — А я твоим! — заявил сын так радостно, как будто нашел решение уравнения, которое давно не давало ему покоя.       После этого Гленн вынырнул из сна. Он ощущал странную меланхолию, но не мог объяснить, чем именно она была вызвана. Док лежал в объятиях Суареса, который, судя по дыханию и расслабленному выражению лица с закрытыми глазами, спал. Гленну стало немного жарко, потому что старпом, похоже, все это время пускай и слабой хваткой, но прижимал его к своей груди. Док изловчился аккуратно вылезти из его объятий и не разбудить при этом, затем подполз к прикроватной тумбочке, взял планшет и посмотрел на нем время. В каюте царил полумрак, поэтому когда зажглась подсветка экрана, мужчина неприятно поморщился. Однако его глаза быстро привыкли, и он смог разглядеть 6:03 в правом верхнем углу. У него есть еще около двух часов. Кругом было тихо — только Urd немного гудел где-то вдалеке.       Выключив экран и положив планшет на место, Гленн подполз обратно и улегся на прежнее место. Только на этот раз он ограничился тем, что просто аккуратно и без резких движений перекинул руку Суареса через себя. Однако, похоже, это действие заставило Стива сменить позу во сне, и старпом завалился на него и неосознанно прижался щекой к щеке дока. Хорошо, что Гленн не успел улечься на бок, к нему лицом, потому что тогда Суарес точно придавил бы его, и ему нечем было бы дышать. Вот только в такой позе он не мог перестать лежать на спине — если бы попытался лечь на бок, спиной к старпому, это разбудило бы Стива.       «Ну вот… так всегда… — подумал Гленн, понимая, что сам себя подставил и оказался чем-то вроде подушки в человеческий рост, которую теперь обнимал спящим Суарес. — Ладно, плевать. Хочу спать», — и после этого закрыл глаза и очень быстро уснул. Больше ему ничего не снилось.       Утром, сразу после подъема, Гленн вспомнил, что забыл забрать ночью зажигалку у Майкла, а еще узнал, что гребанный климат-контроль опять сломался, но теперь его сглючило, и он выставился на +30 градусов по Цельсию. Хорошо еще, что не успел нагнать выше +27-28 до того, как Иэн проснулся и понял, что что-то не так.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты