Девять ночей — 2

Джен
R
Закончен
2
автор
Размер:
Драббл, 40 страниц, 33 части
Описание:
Богам есть о многом о чём поведать. Но если хочешь получить у них ответ - задай соответствующий вопрос. Поверьте, их осталось ещё немало...
Посвящение:
Аску и всем его обитателям.
Примечания автора:
Ну-с, решила (почему бы и нет) перенести сюда свои ответы из аска по мифологиям. Так как с первым аском получилось всё очень грустно и он переехал в другое место, то и я решила сделать новую работу. Первый сборник работ: https://ficbook.net/readfic/8846109

Собсна, сборник этих самых ответов, несвязанных между собой.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Вопрос 1

Настройки текста
Примечания:
«Откройте любую книгу на 61 странице. Ответ по последнему целому предложению на странице, или как-то связанный с ним»
      Париж Тору не нравился: тесный, шумный, переполненный людьми и животными. Двуликий и двоякий — с одной стороны величественные храмы и соборы, Лувр и резиденции знати. С другой же — вонючие грязные трущобы, антисанитария и локальные вспышки эпидемий. Вся грязь мира, казалось, была собрана в Париже, и не было более мерзкого места, чем это.       Тор не любил его. Но он был дипломатом, посланным шведским королём на переговоры с королём Луи, а значит, так или иначе должен был въехать в Париж.       В ту пору союз Швеции и Франции был важен, хоть и не слишком возможен: ситуация в Европе накалялась с каждым днём всё ощутимее и ощутимее, и становилось слишком очевидно, что Франция и Швеция стоят на противоположных полюсах.       И всё же попытаться заключить союз, хотя бы формальный, следовало. Всё-таки ни одно из оговоренных королевств напрямую не было втянуто в войну, а значит, за спиной союзников им было всё ещё позволительно брататься ради собственных интересов.       Тор, впрочем, считал подобную политику палкой о двух концах: с одной стороны внутри самой Франции было неспокойно. После Нантского эдикта короля Анри положение протестантов значительно укрепилось. Из-за обострения в европейской войне, французские протестанты могли выступить против императора, из-за чего во Франции могла разгореться гражданская война. Союз же со Швецией мог усмирить гугенотов и на время припорошить им глаза иллюзией того, что Франция воздержится от войны.       С другой же стороны Франция была слишком амбициозна. Вернее, её негласный правитель, кардинал Ришелье, что бросал все силы на укрепление позиций Парижа на мировой арене. Он не мог упустить такой шанс, и это был лишь вопрос времени, когда Франция вступит в войну. И отнюдь не как союзник Швеции, разумеется.       Для Швеции связи с Францией были не то чтобы слишком критичны. Однако французский двор, преследуя собственные, не до конца ясные Тору цели, щедро спонсировал датского короля Кристиана — главного противника Густава Адольфа в регионе. Перенаправление французских средств в шведскую корону могло значительно ударить по Дании и ослабить её, и Швеция, разумеется, не могла не воспользоваться такой щедрой возможностью. Она только-только поднималась на ноги, придя в себя после ненавистной унии и кровавой войны, а потому любая возможность насолить соседу была также шагом к собственному возвышению.       Однако, по скромному мнению Тора, слишком рассчитывать на Луи не следовало. Дания всё же была более приоритетным игроком для Франции, так как непосредственно поддерживала Северные Княжества. Кроме того, для старой Европы она всё ещё была важной фигурой в Скандинавии, в то время как Швеция оставалась в тени.       Это было хорошо, осторожно и умно. И прибытие Тора в Париж в первую очередь было предупреждением, которое, он не сомневался, кардинал прекрасно поймёт.       Погружённый в свои мысли, рассчитывающий свои действия, Тор брёл по улицам Парижа. К собственному изумлению, он отказался от сопровождения и кареты и вместо этого решил прогуляться как частное и весьма неприметное лицо.       Проходя мимо одной из церквей, Тор услышал мужские голоса. Их обладатели о чём-то спорили, и Тору вдруг стало любопытно, что там происходит. Поэтому, свернув с дорожки, он обогнул массивное здание, выходя в его двор. — У меня секундантов нет, — произнёс молодой юноша, обращаясь к трём мужчинам напротив него. Судя по голубым плащам с белым крестом на них, те были мушкетёрами, отчего Тор хмыкнул себе под нос. — Я только вчера прибыл в Париж, и у меня нет здесь ни одного знакомого, кроме господина же Тревиля, которому рекомендовал меня мой отец, имевшей честь некогда быть его другом.       Мушкетёры переглянулись друг с другом, явно озадаченные услышанным. Тор, предчувствуя хоть какое-то разнообразие и веселье, уверенно шагнул вперёд. — Я бы мог стать вашим секундантом, херре, — растягивая на шведский манер гласные, с небольшим акцентом произнёс Тор, заставляя юношу вздрогнуть, в искреннем недоумении разглядывая крепкую плечистую фигуру шведского дипломата. — Мы знакомы?.. — на всякий случай уточнил он, на что Тор снисходительно усмехнулся. — Тор Одинсон, дипломат и советник короля Густава Адольфа, — представился он, и один из мушкетёров нахмурился. — Соглашайся, д'Артаньян. Когда ещё выдастся возможность иметь в секундантах шведского посла, — пробасил мушкетёр, комплекцией наиболее похожий на крупного Тора, и в голосе его просквозила неприкрытая ирония. — Шведский посол, — не остался в долгу Тор, — коль так любезен французский солдат, — на этих словах лицо мушкетёра дёрнулось, — может и сам сразиться, без секундантства. — Уверяю, милорд, в этом нет необходимости, — между товарищем и шведом встал тот мушкетёр, который, казалось, узнал Тора, и прямо заглянул ему в глаза. — Моё имя Атос, — представился он. — Нам незачем враждовать с Густавом Адольфом и его людьми. — Надеюсь, — сдержанно отозвался Тор. — Потому что я прибыл в Париж отнюдь не за враждой.       В этот момент на крыльце показалось несколько фигур в красных плащах. Мушкетёры мгновенно напряглись и осклабились, в то время как новоприбывшие начали что-то орать о запрете дуэлей и аресте. — Только попасть во французскую тюрьму мне не хватало, — проворчал Тор, обнажая шпагу и тут же закалывая нападающего на него.       Так впятером они уложили всех своих противников, коими оказались гвардейцы кардинала Ришелье. Тора сей факт позабавил немало, ведь, по сути, именно на переговоры с кардиналом он и шёл. А тут такое... недоразумение. — Впрочем, даже в случае провала король не слишком расстроится, — вытирая шпагу о плащ убитого гвардейца, он пожал плечами, тут же слыша одобрительный смех мушкетёра-здоровяка. — А ты хороший парень, мне нравишься, — ухмыльнулся он. — Портос, — протянул руку для пожатия, и Тор охотно ответил на него.       Следом за другом представился и третий мушкетёр, Арамис, и паренёк, как оказалось одновременно умудрившийся перейти дорогу всей троице друзей в один день. — Ну ты и счастливчик, д'Артаньян, — рассмеявшись басистым громогласным смехом, ощутимо пнул юношу в плечо Тор, весело рассматривая его с ног до головы. — Ты обрёл себе хороших друзей, — со знанием дела произнёс он, тут же ощущая крепкий хлопок по собственному плечу. — Ты тоже, посол, — пробасил Портос. — Теперь в Париже у тебя есть как минимум четверо друзей. — Я запомню это, — серьёзно откликнулся Тор.       Распрощавшись со своими новыми знакомыми, он продолжил свой путь во дворец. Размышляя на сей раз о том, что даже самый неприятный город может вдруг приятно удивить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты