венки из полевых цветов

Слэш
PG-13
Закончен
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 23 страницы, 5 частей
Описание:
умные люди говорят: «не делай его смыслом своей жизни». но Тэхен уже давно понял, что он глупец.
Примечания автора:
иногда людям просто нужна чья-то помощь

не бойтесь звонить по телефонам доверия, не бойтесь рассказывать о своих проблемах, не бойтесь обращаться к специалистам, не бойтесь ничего, потому что ваша жизнь самая главная ценность, которая заслуживает помощи
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

4

Настройки текста
С того дня прошла точно неделя, может чуть больше, а может и месяц. Тэхен перестал вести счёт времени и смотреть на часы. Когда за окном темнело, он понимал, что наступила ночь, а когда светлело, то утро. Он схлопотал низкие баллы по нескольким предметам. Даже не приносил нужные тетради на лекции и семинары, в его сумке до сих пор оставались вещи с того дня. Пару раз сильно опоздал, пару раз приезжал намного раньше. Только благодаря Чимину, который все ещё почему то интересовался им, он ел в столовой купленную им еду. Один раз в день. Но если Чимина не было или Тэхен не появлялся в университете, весь его рацион дня составлял воздух. Бросая сумку куда-то на пол, Тэхен возвращался домой в неизвестное количество времени и валился вместе с ней на паркет, уставившись в потолок. Внутри давно успокоившаяся буря истерики, которая накрыла его в тот день, оставила после себя разрушенную, на куски разрезанную душу и тупое сердце, которое ни секунды не переставало ныть. Почему-то каждый день в его голове начиналось одно и то же. Одни и те же мысли, одни и те же воспоминания. «...у меня не особо есть время на то, чтобы болтать с незнакомцами. Если ты хочешь поговорить, поговори с друзьями.» У меня нет друзей. Никого, никого абсолютно нет, кроме себя самого. Чимин? А кто такой Чимин? Одногруппник, который возится с ним, только потому что у него комплекс неполноценности, который он пытается побороть, заботясь о таких слабых и странных, как Тэхен. Одиноко. Кто такой друг? Как он выглядит и как он ощущается? И где его можно найти? Тэхен лишь знает, что он спокоен в своём одиночестве, пусть он никогда и не ощущал этого особенного чувства дружбы, он справится и так, наверное. «Ты вроде взрослый мальчик, сам должен понимать.» Я чувствую себя вне возраста. Если бы Тэхен был взрослым и соответствовал своим прожитым цифрам, то, наверное, он был бы не таким глупцом.. наверное, он бы никогда не подошёл тогда к Чонгуку, чтобы поговорить. Наверное, у него бы и были те самые друзья. Может, он бы тогда вовсе не полюбил этого человека? Порой Тэхен чувствует себя ребёнком и злится от этого. Он не всегда умеет нормально разговаривать и даже считать до десяти, сбиваясь после четверки. Он не умеет жить и, кажется, вовсе не помнит своего взросления. Не помнит капли родительского внимания и помощи, внятных объяснений о том, что такое взрослая жизнь и как в ней себя нужно вести. Зато Тэхен прекрасно помнит, как быстро и четко родители собрали его чемоданы, всучивая их в крохотные руки подростка, только окончившего школу. Помнит, как оказался один в этом незнакомом городе и пытался, он правда пытался научиться жить. Но реальная жизнь оказалась хуже, чем в прошлом. Спасаться бегством можно было только в мечтаниях. «Послушай меня, Тэ-хён. Мы с тобой не пара, чтобы ты передо мной так отчитывался..» «Этот разговор сейчас абсолютно бесполезен.» «Ты сказал, что это «важно», но это не так.» Но это было важно для меня. Тэхен лежал на полу, пялясь в потолок с полными мыслями в голове. Насколько бесполезна тогда его жизнь? Ведь то, что так сильно волнует его сердце, абсолютно бессмысленно для Чонгука. Он просто придумывает себе драму, перекручивает ее и топит себя своими же руками в больных мыслях. «в глазах Чонгука уже не непонимание, а жалость» Я жалкий? — Ты такой странный. Тэхен повернулся на бок, свернувшись в маленький калачик и уткнувшись лицом в сжатые дрожащие колени. Ком в горле словно по щелчку пальцев начинал взрываться, а из горла вырывались громкие всхлипы. Думать о том, что последним сказал Чонгук, было невыносимо, но в голову лезли лишь эти слова. Казалось, ещё секунда, и его череп расколется от напряжения, а виски сами выстрелят в себя. Когда все вокруг называют тебя странным и тычут пальцами, ты можешь это пережить. С тяжестью на сердце и неприятным осадком, ты можешь. Когда тебя называет странным дорогой и любимый душе человек, ты заканчиваешься, ведь наступает конец. В тебе останавливается всё и ты лучше собственноручно отшибешь себе память, чем будешь помнить об этом. И что хуже, осознавать. Чонгук был последним человеком, от которого Тэхен бы хотел слышать о своих странностях. Он отчаянно пытался быть нормальным для него, но в последнюю встречу даже не мог говорить и бесцеремонно трогал его губы. Наверное, Чонгук смягчился, назвав его просто странным. На самом деле он посчитал его сумасшедшим. Тэхену казалось, что его жизнь не имеет смысла. Абсолютно никакого. Чонгук был тем, ради чего он соскребал себя каждое утро с постели, учился и наряжался. Умные люди говорят: «не делай его смыслом жизни». Но Тэхен уже давно понял, что он глупец. И даже статьи с громкими названиями «100 и 1 причина жить» – полный бред. Единственная причина, по которой Тэхен может жить, это космические софиты в глазах Чонгука. Никакой другой причины вовсе не существовало. Чонгук всегда вытаскивал его из ямы, стоило ему только появиться в поле зрения Тэхена. Теперь же Чонгук закапывал его туда собственноручно. – Блин, Тэхен, ты можешь на меня обратить внимание или нет? – Чимин откусил кусок яблока и демонстративно закатил глаза, – Уже месяц ходишь, как привидение. Тэхен бесцельно смотрел на свои пальцы. Он старался слушать Чимина, но половина слов проходила мимо его головы и он даже не останавливался на них. Месяц. Прошло чуть больше месяца с того дня, который был вроде только вчера. Тэхен совершенно позабыл о существовании времени. Он жил, словно в космосе, где не существовало такого понятия, как «время», без делений на часы, дни или года. Он перестал быть частью реальности вовсе. Вся его жизнь проходила «внутри», в мыслях, без мечтаний, ведь мечтать уже было не о чем. Тэхен полностью ощущал в себе конфликт между душой и телом: его сознание находилось за пределами обычной жизни, а тело продолжало существовать в реальном мире. И от этого было так плохо и неприятно, словно внутри него пыталось поделиться неделимое. Чимин, естественно, не понимал его. И даже не пытался вникнуть, а Тэхен не желал объяснять. – Не хочешь кашу? – Пак пододвинул ему тарелку с жижей неприятного вида, от запаха которой его тошнило. «Словно я маленький ребёнок» – пронеслось в голове. Может, Чимин вскоре дойдёт до своего апогея, возьмёт ложечку и будет кормить Тэхена с руки? – Чимин, – блондин уставшими глазами взглянул на одногруппника, – Ты чувствуешь себя неполноценным? Тебе некому заботу отдавать? Любовь? Хватать возиться со мной, как с ребёнком. Я не хочу есть твою кашу, не хочу чтобы ты кормил меня, потому что я «очень похудел», не хочу, чтобы ты вообще лез ко мне! – Тэхен не знает от чего, но на него резко, словно снег на голову, навалилась ужасная злость, – Ты возишься со мной, потому что считаешь слабым и странным, как и все остальные. Мне не нужен твой комплекс спасателя, оставь меня в покое. Оставьте меня в покое все! Тэхен вскочил со своего места и, словно ветер, вынесся из столовой, оставляя за собой напряжение в воздухе. Чимин, шокированный и сбитый с толку, смотрел ему в след, приоткрыв рот. Чонгук, сидящий за соседним столом, смотрел туда же. Тэхен меньше всего в жизни хотел идти домой, где на него будут давить стены и он задохнётся от тесноты. Единственное место, где блондин мог скрыться от окружающих глаз и спокойно посидеть на воздухе, – крыша. Блондин поднялся на школьную крышу, двери на которую никогда не закрывали на ключ, и сел на самом-самом краю. Он свесил худые ноги с обрыва и взглянул вниз, наконец вдохнув родной грудью. Усталость навалилась на плечи бесконечным потоком. Он почувствовал себя так, словно не спал весь этот месяц ровно с того дня и не ел тоже. Живот пульсацией сообщал о том, что ещё секунда и он порвётся, начав есть себя. Тэхену не хотелось думать о еде, он бы с радостью пожелал сейчас просто провалиться в беспамятство и, может, совсем-совсем случайно упасть с обрыва во сне. «Я слишком много думаю о смерти, я слишком много думаю о смерти, я слишком много думаю о смер..» Тэхен зажмурился и опустил локти на ноги, а лицо в ладони. Тихий вскрик и последовавший за ним всхлип не предвещали ничего хорошего, но Тэхен понятия и не имеет, что такое «хорошее» вообще, а уж тем более, как его найти. Он уже не имеет понятия ни о чем. Ещё немного времени и точно сойдёт с ума, никогда не возвращаясь в реальный мир. Может быть, умрет, может быть, отправят в лечебницу? Хотя кто... ведь до него никому нет дела. – Я бесполезный и неважный, как он и говорил.. – шептал себе под нос. Он покачивался на месте, дрожа всем телом и пряча серое, залитое новыми слезами лицо в ладонях. Было настолько холодно под дуновениями ветра на крыше после того, как он просидел здесь точно минут двадцать, что Тэхен, лишь почувствовав, как на его плечи опускается что-то очень тёплое и так приятно пахнущее, подскочил на месте и повернул голову, услышав хруст в шее от резких движений. – Замёрзнешь ведь и заболеешь, – Чонгук смотрел на него внимательными глазами и вдруг подал руку, – Встань, не сиди на обрыве. Это опасно, знаешь ли. Тэхен тупо уставился на его ладонь, не шевелясь, не дыша и ничего не отвечая. Он ощущал на своих плечах чужое пальто, которое было приятно разогрето телом Чонгука, который только что снял его с себя. А теперь он протягивает ему руку, чтобы помочь встать, ведь «это опасно, знаешь ли». Это что, сон? Он все же уснул на крыше и теперь его воспалённое воображение подбирает эти картины? Это точно сон. Быть другого не может. – Ну заболею и заболею, что такого, – Тэхен, решив, что это точно мечтательное сновидение, решился ответить так, как никогда бы не позволил себе в жизни. – Глупенький совсем? – Чонгук приподнял одну бровь, – Ты никогда не слышал о том, что люди умирают даже от обычного гриппа? Тэхену захотелось улыбаться. – А что такого в жизни, из-за чего я должен опасаться смерти? Тут ведь совсем нечего делать, все бессмысленно, – Тэхен позволил себе слабую улыбку и последующую ей ухмылку. – В жизни очень много смыслов, ты даже не представляешь, сколько, – Чонгук хмуро покачал головой и опустился на корточки возле Тэхена, который бездумно смотрел вдаль города. – Да? И какие у тебя? – Думаю.. страсть. Я лучше умру, чем буду жить без страсти, – он слабо улыбнулся чему-то своему, – Страсть для меня - это всё. Все мои увлечения, мои чувства. Любовь, – Чонгук взглянул в глаза Тэхена, последние слова сказав почти шепотом, словно пытаясь донести до него сказанные слова. Тэхен оторвал взгляд от созерцания города и запутанно, чуть растерянно посмотрел на Чонгука в ответ своими большими глазами, в которых эмоции были видны как на ладони. – Я тоже.. жил ради любви, – вдруг прошептал блондин и опустил глаза вниз, не выдержав взгляда Чонгука. Тот смотрел словно в душу и читал его, как открытую книгу. Тэхен почувствовал себя небезопасно, будто стоял нагой перед брюнетом. Но он знал, что это всего лишь сон и беспокоиться здесь не о чем. – Почему жил? – Потому что человек, которого я люблю, считает меня.. – Тэхен поджал губы, – он видит во мне то же, что и остальные. Я для него такой же, как и для всех. Когда я осознал это, то понял, что.. ради такой любви мне невыносимо жить. А других причин у меня нет. Тэхену с трудом дались слова, но он тихо гордился тем, что смог связать буквы правильно и даже не спотыкаться на каждом слове. Пусть даже и во сне. Чонгук несколько секунд осмысливал его слова. Он выглядел задумчивым и чуть.. виноватым? – Знаешь, я тоже хочу рассказать тебе кое-что, – Чонгук, удостоверившись, что все внимание Тэхена приковано к нему, продолжил, – Однажды я очень сильно обидел одного человека. Я даже не подозревал об этом некоторое время, потому что сам был зол и выбит из колеи. Этот человек.. он особенный, не похожий на других. Я не встречал таких никогда раньше, таких как он попросту больше не существует. Один на миллиарды. Я не знал об этом тогда и не ценил соответственно, сказал неправильные, неприятные слова и в итоге.. сделал ему больно. Мне очень стыдно сейчас и я бы хотел извиниться перед этим человеком. Я наблюдал за ним все долгое время после того разговора и узнал столько нового, что, уверен, не знает никто кроме меня и его. Я увидел, как ему больно от моих слов и понял, что же он пытался донести до меня в тот разговор, осознал, какую глупость совершил. И я, если честно, очень хочу получить шанс на новое начало. Тэхен слушал его очень внимательно и с каждой секундой внутри него ноющее сердце начинало ныть в разы больше. Пусть это и сон, но в этом сне Чонгук рассказывает ему о каком-то «особенном человеке», который видимо много значит для него. Тэхен правда хотел бы помочь ему или сказать что-то приободряющее, но в горле вставал ком. Он не хотел думать о том, что Чонгук влюблён в кого-то. Это было не невыносимо, это было смертельно. – Как думаешь, у меня есть этот шанс? Тэхен резко опустил голову и веки вниз, быстро смаргивая подступающие слёзы. Он не имеет права плакать здесь и сейчас перед любовью своей жизни. – Я.. не знаю. Наверное, – голос подрагивал, – Просто спроси у этого человека и всё. Тэхен отвернул голову от Чонгука и сильно прикусил губу, чтобы не сойти с ума под его тяжелым взглядом и не разреветься, как маленький ребёнок. – Хорошо. Тэ, – блондин почувствовал прикосновение к своим пальцам чужими, – Мы можем начать все сначала? Тэхен распахнул глаза. Нет. Нет, нет, нет. Он повернул голову к Чонгуку, второй раз почувствовав хруст в шее. Ощущал холодными пальцами, как чужая тёплая ладонь обхватила их и мягко сжала. Что? – Что? – Ты ведь не понял, что я рассказывал о тебе, да? Потому что я прекрасно знаю, что любовь, ради которой ты жил – это я, – Чонгук резал словами без ножа, сжимая пальцы Тэхена в своей ладони крепче. У Тэхена закончилось дыхание. – Когда я проснусь? – он истерично выдохнул и резко закинул свисающие ноги на поверхность, и встал, пятясь назад. Это невозможно. Этого не может происходить, это предел мечтаний, который он не заслужил даже во сне. Ни в одной вселенной, ни в одной жизни Тэхен не имеет права на ответную любовь Чонгука. Это просто не-воз-мож-но. – Когда этот сон закончится, – Тэхен сел посреди крыши на корточки и уткнулся лицом в колени, а уши закрыл ладонями. Чонгук, сбитый с толку и не ожидавший такой реакции, хлопал глупо глазами. Тэхен не знал, как проснуться от осознанного сна. Никогда в жизни с ним не происходило подобное, все его сны всегда заканчивались сами по себе, и никогда, никогда он не хотел так яростно проснуться. – Тэхен? – Чонгук подошёл к сжавшемуся телу, которое казалось совсем маленьким в его пальто, – Я не совсем понимаю.. – Это сон, это сон, это сон.. этого не может быть. Ты мне снишься. Тебя не может быть тут, ни в одной вселенной ты не можешь быть рядом со мной, – словно заученные фразы, повторял Тэхен, срываясь на истеричные нотки. Чонгук осторожно сел на колени перед Тэхеном и оторвал руки от его ушей, заглянув в лицо блондина. – Господи... Слушай меня сюда, глупый, – Чонгук сел ближе, чтобы не дать Тэхену видеть ничего, кроме своего лица, – Я здесь. По-настоящему. Я сижу сейчас перед тобой в реальном мире, не во сне, не в какой-то параллельной реальности. Ты можешь конечно думать, что это все не по-настоящему, но что тогда ты будешь делать, Тэхен, когда завтра я подойду к тебе? Возьму за руку? Сяду рядом на лекции? Обниму так крепко, чтобы ты ощутил это до дрожи тела? Что ты будешь делать тогда? Когда поймешь, что наш разговор сейчас действительно реален? Чонгук умел говорить так, чтобы завлечь все внимание слушателя, концетрируя его внимание на себе. Тэхен ведомый и сейчас он немигающим взглядом смотрел в глаза брюнета напротив. Чонгук отчетливо видел, как он уже сейчас дрожит, без всяких профилактических объятий и слушает так внимательно, как никогда в своей жизни. – Все ещё думаешь, что ты во сне? Могу ущипнуть тебя, если хочешь. Таких реалистичных снов не бывает, Тэхен. Потрогай мое лицо, разве ты можешь делать такое не в сознании? – Чонгук взял ладони Тэхена и приложил к своей щеке, – Почувствуй, какие холодные щёки. Чувствуешь, Тэхен? Он видел, как блондин перед ним постепенно ослабевал после сказанных слов. Он стал моргать медленно и взглянул на свою ладонь на щеке Чонгука. Прятался. Концентрировался на мелочах, как и тысячи раз до этого. И чуть умиротворенно смотрел на Чонгука, начиная трогать его нос, брови, лоб. Тэхен медленно опустил ладони с его лица на плечи и, умирая от усталости и нервов, упал головой вниз, обессилено прижавшись щекой к чужой груди. Резко расхотелось думать. Слыша под ухом учащенное сердцебиение, Тэхен словно под колыбельную прикрывал глаза. Он лишь почувствовал обхватывающие его руки, прежде чем полностью отключиться. Он знал, что нельзя падать в обморок посреди диалога. Но нервы, кажется, сдали.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты