Море волнуется раз...

Слэш
NC-21
В процессе
8
Размер:
планируется Миди, написано 25 страниц, 6 частей
Описание:
Море волнуется раз. Мальчик влюбился в море. Море волнуется два. Океан завёл его в бездну. Море волнуется три. Мальчик хочет домой.
Из своего путешествия Мята вернулся к Морю. Интересно, оно все ещё его? Или уже нет, и если нет...
Убирая за ухо отросшие золотые пряди, Мята вышел из аэропорта в летний Питер не узнавая город спустя три года. Ну что взволнуем Море в четвёртый раз? С улыбкой спросил совершенно другой Мятный юноша. Но что за тайну он принес за своей спиной? И что стало с Морем?
Примечания автора:
Работа является ВТОРОЙ ЧАСТЬЮ: https://ficbook.net/readfic/9261552
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

4 глава "Эгоистичное желание жить"

Настройки текста
Примечания:
Бечено
-Ёп, чуть ежа не родил. – Прижимая к груди свой рюкзак, я наблюдал за тем, как в первых розовых облаках и лучах персикового солнца появился он. Тот, в кого я безрассудно влюблен, на нем был шикарный синий костюм, и я просто растаял от одного его вида. -Вы не поранились? – Виталик в пару шагов оказался рядом со мной, а я додумался надеть маску, пока мой бывший сосед проверял сбил он живность, что выскочила к нему на дорогу или нет. На вопрос поранился ли я, мне пришлось покачать головой, ведь говорить было слегка опасно, теперь я меньше всего хотел быть раскрытым моим бывшим парнем, когда у него семья и счастливая жизнь, а мне надо не умереть. Хотя это я как-то загнул, Камус все же со мной был не настолько животным насколько все же мог, убивать он меня не будет, но вот затрахать до полусмерти своим членом вполне себе мог. -Мне настолько жаль, вы ведь испугались? – Я неоднозначно пожал плечами, ведь да, я как бы испугался, но не то, чтобы прямо так сильно. Но как же на меня смотрел Виталик, он, как и его брат стал что-то искать на моем лице. -Ты немой? – Я лишь качнул головой, ведь немым я уж точно не был. -Я в норме. – Накинув рюкзак на спину, я быстро поскакал дальше, когда меня схватили за руку, и в ту секунду по всему моему телу прошлась сильная электрическая волна, когда кожа узнала мое море. -Давай я отвезу тебя. -Не стоит, я просто официант. – Мне казалось, что эти слова убедят моего бывшего парня откинуть саму идею подвозить официанта, но вместо этого он лишь сжал мою руку сильнее. — Это разве имеет какое-то значение? Мой брат вон вообще на деревенской девушке женился и ничего, чем я лучше. – Три года его не видел, а сейчас он такой же, как и тогда в те первые пару летних дней, когда мы только познакомились, он снова стал тем милым добрым парнем. -И правда не имеет, но я лучше пешком. – Я отцепил его руку, и тогда до меня дошло, что это вообще последний шанс нашего общения с Виталиком, больше я постараюсь не появляться у него на глазах и не подвергать его опасности. -Хотя, да, подвезите до метро, раз вам не сложно. -Конечно, запрыгивай. – Ну я же у нас послушный мальчик так что да, я быстро запрыгнул на переднее сидение машинки, точно такой же, какой была у меня и теперь пылилась в гараже в Тайване. – Я Виталик. – Усевшись на водительское сидение, представился, и вот снова все сводилось к именам, я ненавижу тему с именами. -Я буду господин никто. – Виталик улыбнулся, я был искренне рад тому, что он мог так красиво улыбаться, ведь его улыбка до сих пор заставляла моё сердце замирать. -Ну хорошо, господин никто, у тебя прикольное тату, почему киты? – Я неосознанно потянулся к руке, начиная потирать свои рисунки на ней, где были мои горбатые киты. Мой любимый был на плече, он словно переплывал, или перепрыгивал, да второй вариант. Он перепрыгивал с плеча на грудь, этот синий кит не был взятой картинкой из интернета, нет, эта была Сами, главная самка той стаи, за которой я три года следил. -Эм, киты очень умные, прекрасные создания, они свободно могут плыть туда, куда им захочется, ведь у них одеяло открытого океана, уже не говоря о их пении. – У меня буквально стали закатываться глаза от воспоминаний, как же прекрасно пели мои киты, как было удивительно нырять в океан и плавать рядом Сами и ей сыном Аро. -У меня был друг, он тоже грезил о китах, а я понять не мог, они что настолько лучше людей. – И тогда я, как-то не раздумывая достал из маленького кармана флэшу, где у меня были песни Сами и её стаи, и это лучшие звуки. -Можешь включить? – Мы уже ехали по шассе, мой бывший парень забрал у меня маленькую флэшку фиолетового цвета с маленькими звездочками на ней. Виталик не стал долго думать и включил мои аудио записи, которых было ровно три и каждая по часу. Честно говоря, я не могу уснуть без этих звуков, когда мне страшно, или одиноко, или когда Камус злился, я всегда топил свою боль в этих прекрасных звуках. И меньше, чем через десять секунд машину стали заполнять звуки пения Сами, и я так скучал по большой мамочке, я так не скучал по богатству и золотому песку, как соскучился по моим рыбам. — Это так красиво? – Положив голову на окно, я наслаждался, пролетающим видом города и мягким персиковым с розовым закатом, это зрелище успокаивало, словно руки матери во время грозы. – Я слушал и до этого звуки китов, но эти они какие-то другие. -Все просто, это колыбельная матери своему ребенку. – И вот так мы доехали до метро, когда машина остановилась, я ненадолго завис, все так же слушая пение Сами. -Приехали. – Я поднял голову мне казалось, что сидели мы не больше минуты, а оказалось, что двадцать, разве не смешно, я сидел, положив голову на стекло окна и с закрытыми глазами слушал пение, даже не замечая, что Виталик рассматривал меня все это время. – Или тебе уютно в моей машине. -Уютно, даже слишком. – Так что я потянулся за флэшкой, когда длинные пальцы моей трепетной любви мягко коснулись моей руки. -Если уютно, то оставайся. – Видимо, пока я был погружен в свои мысли Виталик что-то да нашел в моем лице, иначе он бы так не смотрел на меня. – Когда ты вернулся? -Две недели назад. – Он улыбнулся, мягко прикасаясь к моему лицу, от его пальцев пахло мятой, отчего внизу моего живота стали трепетать бабочки. -У тебя пальцы мятой пахнут. -Я знаю, Арина каждый год дарит мне тоны крема, гелей и шампуней, что угодно и все должно быть с мятой, чтобы я не забывал. – Это было безумно странно вот так вот сидеть в машине у Виталика, слушать пение Сами, и смотреть в глубокие синие глаза, словно я окунался в море, то самое море, которое не давало мне жить нормально все те три года. – Ты безумно красивый, я сразу же тебя узнал. -Не допускаешь старых ошибок. – С легким смехом поинтересовался я у своего красивого мужчины, от которого было почти невозможно отвести глаз. -Конечно, ты вернулся навсегда или?.. – Виталик смотрел на меня глазами щенка, и я хотел бы сказать ему что да, я вернулся на всегда и уже больше не уйду, но правда в том, что это не правда, и почти с миллионной вероятностью меня грубо заберут хочу я или нет, он найдет меня, Камус всегда находит. -Пока не знаю, скажу через неделю. – Все решит приезд Посейдона, не будет секретом, что Камус следит за моим другом, и когда тот приедет ко мне, а он приедет, ведь я обещал ему вечность со мной, нас заберут обратно на остров и накажут. - Сколько мне еще ждать? Сколько Мята, прошло уже три года, я весь покрыт тобой. – Быстро открыв дверь машины, я выскочил на теплую, ну относительно, улицу Питера. Моё сердце билось, как пулемёт во время стрельбы, и зачем он это сейчас сказал, ведь это было ложью, я сам видел его с Ариной и ребенком, она же точная их блин копия. – А раньше ты любил, когда я говорил тебе подобные вещи. – Виталик догнал меня возле цветочного магазина, от которого так одобрительно пахло розами, от этого запаха у меня начиналась головная боль. -Раньше у тебя не было жены и ребёнка. – Сложно просто взять и принять тот факт, что человек, которого ты уверено считал своим, теперь счастлив, и не ты производитель этого счастья. - Ты думаешь не стал бы первым кого я захотел увидеть, как только вернулся, после мамы? - Скажу наперед, я просто не давал Виталику и шанса сказать мне слова, ведь я уже давно не тот мальчик, который готовил ему сладости со слабительным, в отместку за раненые чувства. Ведь теперь мой эмоциональный багаж больше напоминал химические вещества крайне вредные для жизни. – Я приехал и не нашел тебя… - Может по мне этого было не сказать, но пока я летел в самолётах со всеми теми пересадками и дрянной едой, я думал, представлял как Виталик откроет мне дверь, и я кинусь к нему на руки. После у нас была бы неделя животного секса, и может тогда я бы попросил его лишь на год стать моим супругом, и может, я не уверен конечно, но я бы рассказал зачем это мне нужно. Но ни моей мамы, ни Виталика, никого не оказалось рядом, и я остался один до смерти напуганный, ведь Камус может не просто разозлиться, а все же отправить моё тупое тело на органы, как и планировалось. – Но через неделю, когда я еще мог надеяться на тебя, я увидел твоего ребенка, к слову, очень красивая девочка, поздравь от меня Арину. – Прикрыв глаза, Виталик словно осознал, где именно умудрился оступиться, где именно раздавил свою бабочку, после чего всё его планы, прямо как мои пошли по пизде. Так что, вырвав свою руку, я стал уходить, но вот что забавно, он не стал отступать и нырнул за мной в метро. -То, что ты видел, было ошибкой, малыш, ты не так все понял. – Я как последствие развода, могу сказать одно, моя мама была не самой лучшей, ведь она прогнала меня, когда я в ней нуждался больше всего на свете, но даже так, она никогда не называла меня ошибкой. -Как у тебя язык повернулся ребенка называть ошибкой? – И когда мой бывший любовник открыл свой рот, чтобы что-то сказать моя ладонь уже обожгла его красивую щеку. – Я ошибка, но никак не ребенок, мне не стоило садиться в твою машину. -Стой, Мята, я не имел виду ребенка ошибкой, нет, Алиса просто чудо! Я имел виду то, что ты ошибся. – Я самоуверенно взял руку Виталика, и как человек, который знал больше о жизни, чем мой бывший, заговорил с ним, как какой-нибудь философ, и каким же я был идиотом, честно говоря. -Моя единственная ошибка заключается в том, что я поддался импульсу, я скучал, я люблю, моё море, вот что окрутило меня, когда ты предложил подвести. Но честно, давай снова не будем начинать то, что приведет нас к трагедии. – Облизнув губы, я хотел проститься и банально отпустить уже свою первую любовь, но к сожалению это было сделать куда сложнее, когда эти глубокие синие глаза смотрят на тебя так мягко, что ты чувствуешь себя самым желанным десертом. – Моя жизнь в таком дерьме, твоей дочке не стоит находится рядом со мной. -Но я хочу находится рядом с тобой, я ждал тебя, ждал Мята, три чертовых года, не смей уходить. – Улыбнувшись, я хотел бы встать на носочки и поцеловать свои любимые губы, того идеального мужчины, у каждого он свой, мой это всегда был Виталик. С того самого утра, когда я испек для него первый пирог, когда увидел его тем утром мокрым только из ванной, совершенным. -Ты на всегда останешься моим идеальным мужчиной, я люблю тебя, дурья ты голова. – Подложить патрон в карман Виталику мне совершенно не составило труда, ведь я сбегал от Камуса три раза, пусть он и ловил меня, но я мог сбежать всегда, и в те моменты я нашел в себе столько скрытых талантов, как например ловкость рук. – Охрана! Охрана! – На мой громкий, едва ли не истошный крик, прибежали два мужчины в униформе. Подняв свои невинные детские голубые глаза, со слезами, я сказал. – Этот человек, он преследует меня, пожалуйста, у него оружие. Я плакал, и пока два мужика выкручивали руки моему любимому, находя у него в кармане пиджака патрон, я с высоко поднятой головой спустился в подземку, предвкушая, что следующие дней пять-шесть, моя любовь проведёт за решеткой. А я тем временем либо дождусь Посейдона и сбегу со своим любимым в Канаду, киты там тоже мигрируют вроде как. Или же, что более вероятно при повторном побеге, меня схватит Камус со своими людьми, а дальше я уже буду жить по всему миру, но только по частям. Я не хотел умирать, так что мне следовало натренировать свой ротик и сделать моему монстру такой минет при первой встрече, что у него бы слезы счастья на глаза бы навернулись, и он бы решил в последний раз надо мной сжалиться. Я был даже готов на белое платье, цветы и священника, уж очень сильно мне хотелось жить. Вот так я и добрался до квартиры Мари, упал на диван, крепко обнимая мягкую игрушечную акулу. Крепко закрыв глаза, я не мог не думать о словах Виталика, что он пах мой, мятой, это так возбуждало, злило, и доводило меня до безумия. Я не мог позволить чувствовать себя снова дураком, мне больше не семнадцать, мне двадцать один, в декабре двадцать два, за мной охотится сумасшедший, и мне страшно... Знаете - это чувство глубоко в животе, когда вам просто некомфортно и грустно, и немного хочется плакать, но не от чего-то конкретного, а просто все ваше тело чем-то расстроено до самого основания, вам будто хочется чего-то, но вы сами не знаете чего. -Помогите. – Дрожащим голосом в пустой квартире я в первые сказал это слово, я ведь стал гордым, и даже у Посейдона помощи не просил. Даже когда меня били ногами, когда я на полу пускал пену изо рта от очередного электрического разряда, я молчал, справляясь со всем самостоятельно. – Помогите. – Слезы хлынули из моих глаз и тогда я опустил руку в рюкзак, притягивая к своей груди пистолет. Одна из самых трудных вещей в жизни - это хранить в сердце те слова, которые нельзя по каким-то соображения произнести в слух. Как мои мольбы о помощи, я был напуган, и мне нужна помощь, но именно из-за этого я и не втягивал своего отца, и его беременную жену, и не важно, что это сто раз моя семья, ведь проблемы тогда появятся и у них. А это риск, на который я не мог просто решиться. Но при этом я испытывал эгоистичное желание жить.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты