Ассистент

Джен
G
Закончен
0
автор
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
На столе разбросаны смятые листы бумаги, рядом стоит хорошо початая бутылка виски. По комнате летают приглушённые подушкой рыдания. Паше удалось вывести его на эмоции, и он был этому рад. Всё просто — сейчас он успокоится, расскажет ему, что же такого случилось, что он собрался наложить на себя руки, Паша подумает и выдаст решение...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
На столе разбросаны смятые листы бумаги, рядом стоит хорошо початая бутылка виски. По комнате летают приглушённые подушкой рыдания. Паше удалось вывести его на эмоции, и он был этому рад. Всё просто — сейчас он успокоится, расскажет ему, что же такого случилось, что он собрался наложить на себя руки, Паша подумает и выдаст решение. Мужчина лежит на диване, подтянув колени к груди, и крепко прижимает к лицу подушку. Паша сидит рядом и ждёт, разглядывая валяющийся на полу канцелярский нож. Постепенно рыдания успокаиваются. Паша встаёт, уходит на кухню и возвращается с двумя стаканами. Он наливает в них виски и снова садится рядом с рыдающим мужчиной. Через несколько минут тот садится и кладёт подушку на колени, всхлипывая. Паша протягивает ему стакан. Он берёт его трясущейся рукой и делает небольшой глоток. — Только не пей всё сразу, — говорит Паша и отпивает из своего стакана. Мужчина смотрит в одну точку и пытается глубоко дышать. Паша оглядывает его. Странно видеть соседа по лестничной клетке в таких растрёпанных чувствах. Ну и день сегодня. Паша собрал по пути с работы все аварии и вернулся домой значительно позже обычного. Он хотел сделать себе перед сном традиционный напиток, «завершающий день» — какао, да только как назло закончилось молоко. Магазины уже были закрыты. Он решил зайти к Марку по двум причинам: во-первых, он точно знал, что мужчина не спит в такое время; во-вторых, Марк пока что был единственным соседом, с кем он успел более-менее познакомиться после переезда. Входная дверь была приоткрыта, и Паша осторожно вошёл в квартиру, прислушиваясь. Свет был выключен везде, кроме одной комнаты. Он слышал остервенелый шелест бумаги из спальни. Парень прошёл вперёд и увидел Марка, склонившегося над столом. Тот что-то писал от руки, но результат его явно не устраивал: весь пол был усеян скомканными листами бумаги. На одном из листов он смог разобрать слово «винить», и что-то щёлкнуло в его голове. Он уже к такому привык и точно знал, что промелькнувшая мысль о предсмертной записке верна. Он не знал, откуда он это знает, не знал и как поступить. Паша просто схватил его за плечо и развернул лицом к себе. Марк сначала смотрел на него затуманенным взглядом, а потом стал возмущаться и пытаться прогнать незваного гостя. Паша невозмутимо кивнул в сторону записки и спросил, долго ли он собирается бумагу марать. Они долго препирались и ругались, ходя туда-сюда по комнате, Марк хотел швырнуть в него бутылку и уже даже пошёл к столу за ней, но внезапно замер, закрыл лицо руками и осел на диван. Паша знал, что этого недостаточно, и продолжал наседать на него до тех пор, пока мужчина не начал рыдать в голос, свернувшись калачиком. Марк переводит дух и рассказывает ему обо всём, что мешает жить, запивая горькие слова не менее горьким виски. Паша внимательно слушает. По мере того, как Марк открывается, в голове парня появляются и начинают крутиться шестерёнки единого механизма. Он видит всю его жизнь как на ладони. Марк потерял всё, когда его бывшая жена решила, что деньги и бизнес ей куда важнее мужа. Он начал всё сначала, собрал новую команду, открыл новое дело, но снова лишился всего из-за жадности партнёров, которые по совместительству были его друзьями. Второго предательства он вынести не смог. — Мне кажется, тебе нужно работать одному и не втягивать личное в бизнес, — выносит свой вердикт Паша, допивая виски. — Ты вообще представляешь, что значит открывать новое дело в одиночку? — зло спрашивает Марк. — Должно быть, сложно, раз ты так бесишься, но не невозможно, ведь так? — Даже если и так, у меня нет на это денег. Да у меня даже идей нет. Вообще ничего нет! И на работу никто не возьмёт, я ж всю жизнь предприниматель! Ты понимаешь, что мне даже жить не на что?! — Не ори, — морщится Паша. — Я знаю человека, который возьмёт тебя, если ты, конечно, не побрезгуешь быть менеджером по продажам на телефоне. Марк несколько минут молча смотрит на Пашу, не веря собственным ушам. Паша хорошо понимает, что сейчас Марк готов работать кем угодно, лишь бы у него в холодильнике было что поесть. Он вопросительно смотрит на Марка и делает неопределённый жест рукой. Марк молча кивает, силясь переварить новую информацию. Паша достаёт телефон из кармана, подходит к столу и записывает что-то на чистом листе бумаги. — Утром позвонишь, скажешь, что от меня, — говорит он и протягивает листок Марку. Мужчина берёт лист и смотрит на него пустыми глазами. До его мозга, охваченного туманом алкоголя и безысходности, всё никак не доходит, что в его руках вот так неожиданно оказывается возможное решение проблемы. В его руках оказывается бумажный клочок надежды. Паша щёлкает пальцами у него перед лицом, привлекая к себе внимание. — Эй, ты слышал, что я сказал? — спрашивает он, и Марк кивает. — Повтори. — Позвонить утром по этому номеру и сказать, что я от тебя, — тихо говорит мужчина. — Сделаешь или продолжишь упражняться в писательстве? — спрашивает Паша, махая рукой в сторону стола. — Сделаю, — говорит Марк и смотрит на своего гостя уже более осознанно. Паша удовлетворённо кивает и направляется к выходу, но вдруг вспоминает, зачем он вообще пришёл сюда, и возвращается. — Я что зашёл-то… У тебя молоко есть? Марк хмурится и непонимающе смотрит на него. По его лицу можно видеть, как вопрос усваивается его сознанием по буквам, а потом приходит понимание, и он говорит: — В холодильнике возьми. Паша идёт на кухню, открывает холодильник и берёт один из тетрапаков молока. Завтра он постарается успеть в магазин и вернуть соседу должок. Парень возвращается в свою квартиру. Он уже привык к усталости и почти не чувствует её, только в висках немного стучит и давит. На такой случай у него всегда есть таблетка обезболивающего, и он выпивает её, наливая молоко в кастрюлю. Ещё немного, и этот день наконец-то закончится. Он не смог полностью отделаться от беспокойства за жизни тех, кому он так или иначе помог. Пытался, но в итоге стал абсолютно безэмоциональным бревном, пришлось долго работать над собой, чтобы это исправить. Он чувствует лёгкую тревогу за Марка. А вдруг он всё же не станет звонить? Или Паша сказал ему что-то не то, сделал для него недостаточно? Что если завтра Паша узнает, что он всё же наложил на себя руки? Парень делает глубокий вдох и такой же глубокий выдох. Становится немного легче. «Это не моя вина. Я дал ему возможность, а воспользоваться ей или нет — это его выбор. Я не несу за него ответственность.» Мантра, которую он повторяет каждый раз, когда судьба сталкивает его с очередным нуждающимся в нём человеке. Правда, чтобы прийти к этой формуле, ему потребовались годы самокопаний и переосмыслений бытия. Как-то, когда ему было лет тринадцать-четырнадцать, он пытался поговорить об этом с матерью. Он чувствовал себя одиноко. Ему казалось, что он может помочь кому угодно, но почему-то ему никто не помогает. Всё, что мать смогла ему посоветовать, укладывалось в одну фразу: «Делай, что должно, и будь, что будет.» Тогда он не понял, но сейчас понимал прекрасно. Это, конечно, никак не облегчало его жизнь, но помогало избавиться от лишних мыслей. Паша засыпает в кастрюлю несколько ложек какао и сахара и добавляет щепотку корицы, помешивая напиток. Мама всегда готовила его именно так, когда ему не спалось. Приятная привычка, оставшаяся с детства. Он наливает какао в кружку и садится за кухонный стол. Делает несколько глубоких вдохов, чтобы сполна насладиться ароматом. Он привык к тому, что свои проблемы он разгребает сам в полном одиночестве, и никто не приходит на помощь. Как-то он наткнулся на высказывание о том, что о помощи нужно попросить, и тогда тебе помогут. Вроде как под лежачий камень вода не течёт. Тогда над ним висел военкомат со всеми вытекающими последствиями, это сильно выбивало его из колеи, но сделать с этим он ничего не мог. Он попросил о помощи. И не абы кого, а своего старшего брата, которому он в своё время тоже подсказал, какой дорогой идти. Без этой подсказки тот бы не стал успешным юристом. Он отказал ему. Сказал, что ему пора самому научиться решать свои проблемы. Как будто Паша звонил ему каждый вечер и жаловался на жизнь. Из армии парень вернулся с двумя переломами и сотрясением мозга — не сошёлся мировоззрениями с одним сержантом. Больше он о помощи никого не просил. Паша смотрит на наручные часы. Второй час ночи. Он допивает какао, нехотя ополаскивает кружку, идёт в спальню, раздевается и ложится в постель. В голове всё ещё крутятся непрошеные мысли, но в животе приятное тепло от напитка постепенно распространяется по всему телу, и он засыпает. Утром Паша быстро собирается и наспех перекусывает остатками хлеба и колбасы. Он пулей вылетает из квартиры. Эти самые «ещё пять минуточек» чуть не стоили ему опоздания на работу. Он успевает зайти в кабинет минута в минуту. Привычную рутину с приправой из лёгкой головной боли разбавляет яркое появление новой сотрудницы. Она вваливается в его кабинет со стопкой папок и бумаг. В буквальном смысле. Девушка запинается о порожек и падает прямо на папки. Паша в один момент оказывается возле девушки и поднимает её. — Надеюсь, вы не убились, — говорит он, осматривая её. Совсем молодая, скорее всего, даже университет не закончила. Девушка, пряча своё смущение мотает головой и представляется Дашей, его новым ассистентом. Она ловко собирает разбросанные по полу бумаги и кладёт их ему на стол. — Вот проекты, о которых вы говорили на вчерашней планёрке. Если что, я в соседнем кабинете, — говорит она, мило улыбаясь, и уходит. Паша вздыхает. Видимо, его непосредственный начальник решил усложнить ему жизнь без его ведома. В ответ на это он решает показать, что она просто не справится. Он гоняет бедную девушку по любому поручению будь то сбор информации или подготовка к конференции через три месяца. Девушка справляется с его выкрутасами без нареканий и стоически выдерживает первый рабочий день, но Паша не собирается сдаваться. Он составляет для неё целый список задач на завтра, идёт к ней в кабинет и заходит так же, без стука. Даша быстро вытирает лицо салфеткой. Паша замирает на пороге, держа в руке листок со списком. — Вы плачете? — с притворным удивлением спрашивает он. — Первый день всегда сложный, да и объёмы у нас… — Дело не в объёмах работы, — перебивает она его. Он закрывает за собой дверь и подсаживается к ней, готовясь выслушать очередную историю. — Мне кажется, что я не справляюсь, что делаю недостаточно, — говорит Даша и всхлипывает. Ему знакомы эти чувства с детства, и уж здесь он точно знает, чем помочь. Паша вспоминает свой изначальный замысел и чувствует, как щёки обожгло стыдом. — Хотя я знаю, что это не так, вы просто проверяете меня, Илья Олегович предупредил, что так и будет, — заканчивает Даша, удивляя его до глубины души. — Выпьем кофе? — спрашивает он и сам поражается неуместности своего предложения. Девушка только усмехается и кивает, вытирая остатки слёз. Они идут в ближайшее кафе-кондитерскую за углом, заказывают кофе и занимают дальний столик. — Наверное, я должен извиниться, — говорит Паша, теребя пальцами картонку на стакане. — Вы боитесь? — спрашивает Даша, внимательно смотря на него. Паша поднимает на неё недоумевающий взгляд. С чего она вообще сделала такой вывод? — Ну, вы ведь не просто так не хотите, чтобы у вас был ассистент. И дело ведь не просто в боязни, что я всё испорчу. Будь на её месте кто-нибудь другой, Паша воспринял бы это как грубое нарушение его границ и быстро поставил бы наглеца на место, но от этой девушки вовсе не исходила угроза. Было во взгляде её синих глаз что-то тёплое и искреннее. Он и не заметил, как они разговорились. Впервые в жизни он ощутил это странное чувство, которое испытывали те, кому он помогал. Сначала парень почувствовал, как же сильно он всё-таки устал, а потом к нему будто стали возвращаться силы. И голова больше не болела. Тяжёлый привычный ком где-то в груди вдруг исчез, и Паша почувствовал, что там есть место для чего-то нового. Она не решила его проблем, но что-то поменяла в нём. Заставила посмотреть на мир другими глазами, и мир в ответ заиграл новыми красками. Когда они выходили из кафе, он наткнулся в кармане плаща на список поручений для Даши, скомкал его и выбросил в мусорку. По дороге домой зашёл в магазин. Когда он уже был готов постучать в дверь Марка, сосед сам открыл её и, держа телефон возле уха, затащил его в квартиру. Мужчина жестами показал, что сейчас освободится и что Паша может располагаться. Парень поставил купленный тетрапак молока ему в холодильник. Марк вошёл на кухню и принялся рассыпаться в благодарностях. В его лице на смену вчерашней обречённости пришло воодушевление. Он позвонил знакомому Паши, его взяли, и сегодня же ему удалось сделать свою первую продажу. Паша улыбался, слушая его по-детски восторженный рассказ. Он больше не чувствовал тревогу.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты