Take Me To You

Гет
G
Закончен
1
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Смотрю на необъятное море вдалеке и задыхаюсь от этого простора. Дух перехватывает одновременно накативший страх и непомерное восхищение окружающей меня природой.

Райское место. Самый что ни на есть рай.

От осознания того, где нахожусь, тревога отходит на второй план, ее место занимает наслаждение, но все это ненадолго — волнение возвращается, с силой сдавливая грудную клетку. Начинаю понимать, что что-то не так. Не так должен выглядеть мой рай. Чего-то не хватает. Или кого-то?
Примечания автора:
Были у меня песни, от которых я и одну слезу роняла, и реки слез проливала.
Были песни, которые просто заставляли подниматься и двигаться в такт музыке.
Были песни, которые своей мелодией помогали воображению рисовать прекрасные картины.
Были песни, от которых мурашки по коже табуном разбегались даже в жару.
И вот появилась песня, которая смогла вытолкнуть все эти мысли в виде слов.

Спасибо парням за создание такого шедевра, и спасибо автору заявки за то, что, сама того не подозревая, разбудила, наконец, во мне того сонного писателя :)

Приятного прочтения!
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Рай, ставший адом без...

Настройки текста
Примечания:
Песня: GOT7 - Take Me To You
Обложка: https://pin.it/HNQjBTK
Свет нагло просачивается под закрытые веки, под раскинутыми руками песок — горячий, морской, мелкий, с изредка попадающимися крупинками побольше, голые ступни еле-еле ласкает прохладная вода, то приливающая, но вновь убегающая — как будто боится подойти ближе, боится напугать внезапным появлением — нежный ветер остужает, касается легонько кожи, где-то вдалеке слышно пение птиц, которые радуются прекрасной погоде. А я? Рад ли я этой погоде? Следовало бы для начала понять, откуда это пение, откуда этот песок, откуда эта вода… Как заволоченное серыми тучами небо Сеула, как завывающий дикий ветер Кореи, как пробирающийся под кожу недохолод наступившей недавно осени сменился на этот рай? Рай? Неуж то я в раю? Пытаюсь открыть глаза и тут же закрываю их обратно — палящее солнце не щадит слизистую оболочку глаза, не позволяется взглянуть на себя. Пытаюсь пошевелить пальцами рук, ног, затем сгибаю колени, понимаю, что абсолютно цел и невредим. Приподнимаюсь на локти и, наконец, открываю глаза. Действительно рай. Совсем недавно найденное на просторах интернета и распечатанное мной фото греческой бухты Навайо будто ожило: наконец привыкшему к яркому свету взору открылись лазурные воды Ионического моря, почти белый песок небольшого пляжа, высокие светлые утесы, окружающие этот пляж, оставляющие лишь один выход из бухты — по воде. С удивлением отмечаю, что абсолютно не чувствую слабости после того, как очнулся, поэтому с легкостью поднимаюсь на ноги, подхожу к воде и умываю руки и лицо в совсем небольших солоноватых волнах. За все время ни одного человеческого голоса или звука парохода — лишь вода, ветер и птицы. Спокойствие окружающего мира, кажется, начинает передаваться и мне, но в глубине души чувствуется невообразимая тревога. Откуда она взялась в этом божественном месте?.. Прохладная вода действует отрезвляюще — вновь вспоминаю, что совсем недавно кутался в мягкий плед в своей собственной съемной квартире, откуда то вдруг появляется глубокое чувство паники. Внимательно оглядываю окрестности и замечаю небольшую лестницу, ведущую на вершину самого высокого утеса. Лелея надежду найти хоть одну живую душу, продолжаю рассекать бухту взглядом и все-таки замечаю даже два живых существа: белая, словно песок на этом пляже, чайка внезапно подлетает к поверхности воды и резко выхватывает оттуда небольшую рыбешку. Мысленно радуюсь успешной охоте птички, сочувствую участи, кажется, камбалы, после чего разворачиваюсь к недавно запремеченной мною лестнице и начинаю подниматься. Ступени, как и поручень, полностью деревянные, но выглядят достаточно крепко — не скрипят, на шатаются, спокойно выдерживают мой вес и даже не прогинаются. Это внушает доверие, я не боюсь упасть, делая каждый новый шаг. Однако на середине пути временно затихшая тревога вдруг резко чувствуется с новой силой, заставляя меня пробежать оставшуюся часть пути в два раза быстрее. Поднявшись, замечаю смотровую площадку. Не обращаю внимания на мелкие камушки, впивающиеся в босые ноги, подбегаю к огражденному краю скалы, опираюсь на небольшой заборчик и начинаю всматриваться в развернувшиеся перед моим взором окрестности. Поистине волшебное зрелище. Это то самое место, о котором я мечтаю всю свою жизнь. Неглубокая бирюзовая вода является настолько чистой, что даже с этой высоты в 255 метров можно легко разглядеть дно бухты. Яркое палящее солнце согревает не только тело, но и мысли, не позволяя замерзнуть в Сеульской осени, все еще охраняющейся здравомыслящей частичкой сознания. Крохотный клочок песка с выброшенным на берег наследием истории в виде корабля кажется намного более уютным местом, чем необъятные пляжи Бразилии или США. Невероятные виды утесов, окружающих песчаный рай, и великолепная, нетронутая людьми природа ласкают глаз, вселяют спокойствие и уют. Смотрю на необъятное море вдалеке и задыхаюсь от этого простора. Дух перехватывает одновременно накативший страх и непомерное восхищение окружающей меня природой. Райское место. Самый что ни на есть рай. От осознания того, где нахожусь, тревога отходит на второй план, ее место занимает наслаждение миром своей мечты, но все это вновь ненадолго — волнение снова возвращается, с силой сдавливая грудную клетку. Начинаю понимать, что что-то не так. Не так должен выглядеть мой рай. Чего-то не хватает. Или кого-то? Начинаю рассматривать окрестности, вглядываюсь в каждый небольшой отвес скал, в каждую свободную от раскинувшихся громоздких лесов полянку, в каждый сантиметр неглубокой воды, осматриваю абсолютно все и не нахожу абсолютно ничего. Утесы, вода, леса, песок. Что я ищу? Осмотр не помогает ни капли, лишь заставляет сердце биться быстрее а тревогу — сковывать душу еще сильнее. Который раз провожу замученным взглядом по всему, что только вижу. Да что же это такое! Только увидев это место однажды на фото я сразу понял, что это то, что я ищу! Это мой Рай! Птицы, вода, клочок земли, изолированный от мира: все, чего мне так не хватает в этом душном густонаселенном Сеуле. Именно здесь я должен быть счастлив. Но чего же не хватает моей душе… Успокаиваюсь, разворачиваюсь и замечаю несколько небольших скамеек и столик среди высоких деревьев. Это же Навайо, откуда здесь хоть какие-то человеческие блага, кроме той лестницы? Эта бухта должна быть единственным местом на всем острове, где единственной лептой, которую внесли люди, является эта площадка да лестница от нее. Силой заставляю себя не думать об этом, подхожу к лавочке и сажусь на нее, прикрываю глаза. В голову внезапно просачиваются картинки вчерашнего вечера: белое шелковое постельное белье, серый махровый плед, темная полупрозрачная кружка чая, белый планшет с серым чехлом и такое же серое настроение осеннего Сеула. Подождите. Вчера?.. Откуда я знаю, когда произошли последние события, сохранившиеся в моей памяти? Только сам путь из корейской столицы до самого острова занимает почти сутки! Кто знает, как давно я покинул родной город… Да и сам ли покинул? Ничего не понимаю… Ничего не помню. Почему был в отключке? Как оказался в бухте? Как добрался до острова? Когда покинул Сеул? Чем занимался тогда, сидя на кровати в тот серый осенний вечер, удерживая в руках новенький планшет?.. Планшет. Лишь стоило вспомнить недавно приобретенную технику, как тревога вновь сдавила. Но теперь казалось, что она сдавила не только душу, но и все внутренности. Почему? Что пытается сообщить мне мое же сознание?.. Сил продолжать выяснять природу этих чувств больше не остается, а вот сил пробежаться по всему острову — хоть отбавляй. Все еще не обращаю внимания на теперь уже расцарапанные босые ступни, метеором спускаюсь по крутой лестнице и, лишь ступив на мелкий горячий песок, замечаю полуубитые ноги. Прежде, чем начинаю задумываться о самодельных тапочках, обнаруживаю закрытую легкую обувь на последней, самой широкой ступеньке. Обувь не просто моего размера — ощущение, что она была сшита исключительно для моих собственных ног, учитывая мой 39 с половиной размер, небольшую пяточку и вечно используемые мной стельки от плоскостопия, не смотря на то, что я им и не страдаю вовсе. Присаживаюсь на лестницу, не глядя прячу ноги в спасительную мягкую, но плотную ткань, вновь вскакиваю и бегу вдоль небольшого пляжа. Чувствую, что солнце нещадно посылает ко мне тепло, выбивая всю энергию, но просто не могу остановиться. Пляж совсем мал, здесь и разбежаться-то негде, но я все рано ношусь от одного склона к другому, рассматриваю раскинувшиеся на утесах леса, пытаюсь что-то найти, но все равно терплю неудачу. В какой-то момент тревога неожиданно уменьшается, позволяет спокойно вздохнуть и осознать, что еще чуть-чуть, и я просто свалюсь с солнечным ударом. Вновь терять сознание мне совсем не хочется, поэтому я плетусь к единственному источнику тени на пляже в это время — к ржавому кораблю. Проштудированная от и до история в школе и универе, к сожалению, не позволяет вспомнить, как эта груда металла оказалась на берегу этого райского уголка, поэтому, посидев внутри буквально минут пять и сбив зашкаливающую от палящего солнца температуру, я все же поднимаюсь и, не выходя из тени, начинаю читать выцарапанные изнутри имена людей и их небольшие послания, рассматриваю скорые наброски. Натыкаюсь на надпись «Сигареты, вино и женщины», и тут же в голове звучит нежный голос: — …около сорока лет назад там полиция преследовала контрабандистов на корабле… э-э-э… «Панайотис», насколько я помню. Они перевозили сигареты, вино и женщин. В какой-то момент они вдруг посадили корабль на мель, потопили его и скрылись на лодках… Не успеваю задуматься о владелице этих слов в моей голове, как другая надпись — «спасибо морю за такую достопримечательность» — вызывает новые фразы в памяти: — …Что? А, да наверное просто поняли, что за ними полиция гонится, вот и решили избавиться от контрабанды… Черт их знает. Так вот. Корабль они потопили, а его потом море на вот тот берег вынесло. Оно там проржавело и в конечном итоге стало достопримечательностью, привлекающей туристов в ту бухту Последние буквы на этом корабле, которые вызывают у меня воспоминания, являются самыми болезненными. Имя. То самое имя, которое интерпретировалось страдающей душой в тревогу, заставляющую меня пробежаться по всему пляжу. Лишь взглянув на это имя, чувствую укол в области сердца, а голос в голове произносит последние запомнившиеся фразы: — …Да причем какой достопримечательностью! Вот ты когда в России был, что с памятником делал в том городке студенческом? Нос ему потер и подумал, что это захватывающе? Ха! Этот корабль действительно считается достопримечательностью, но на этой достопримечательности вполне себе законно можно выцарапать что-нибудь! Обычно это, конечно, имена. Но некоторые, насколько я помню, даже оставили какие-то ключевые слова, напоминающие историю корабля, кто-то какие-то символы нарисовал, а кое-кто особо одаренный смог даже бухту схематично изобразить, представляешь! Эх, жаль, у нас сейчас здесь интернета нет, чтобы фото посмотреть… Но ты сам посмотри потом обязательно! А? Я? Я решила не креативить — просто выцарапала там свое имя. Не знаю, для чего это делают другие люди, но я это сделала с мыслью, что однажды я туда вернусь и смогу посмотреть на «письмо из прошлого». Как думаешь — получится там еще раз побывать?... Сначала слышу лишь голос, мягкий, нежный, родной, после чего почти сразу в голове возникает образ его владелицы: ростом ниже меня на полторы головы, однако младше лишь на год, светлые шелковые волосы до плеч, аккуратная фигура, нежные руки и убаюкивающий голос. Она причина моей радости и она же причина моей тревоги. В очередном приступе подрываюсь с места, взбегаю вверх по единственной лестнице, чуть не расшибив себе нос и колени. Порываюсь убежать в лес на поиски, как вдруг вспоминаю, чем занимался в тех последних воспоминаниях из дома. Это была она. Она вновь рассказывала о когда то посещенной бухте. Она вновь делилась историей. Она вновь смотрела на меня из экрана планшета, находясь в своем общежитии. Она вновь мечтала, как закончит университет в Мокпо и посетит то райское место. Со мной. Сердце болезненно сжимается, руки бессильно опускаются, а сознание, будто разрушенная дамба, начинает вливать все больше и больше воспоминаний. И все о ней. Где она сейчас? Что с ней? Мы же хотели посетить это место вдвоем? Почему же я один?.. Мое изнуренное тело обрушивается на лавочку, а настроение улетает с этого самого утеса в самую глубокую точку Ионического моря, окружающего меня сейчас со всех сторон. Я понимаю, что это место — мой рай, который я хотел посетить с ней. Я вспоминаю ее слова о том, что это место — лишь часть ее рая, которую она хотела бы посетить со мной. Ее рай не здесь. Поэтому и ее сейчас нет рядом. Поднимаюсь со скамьи, подхожу к смотровой площадке и вновь вглядываюсь в окрестности. Где то яркое солнце, что слепило мне глаза? Где та лазурная наичистейшая вода, что так манила? Где та флора, что завораживала своим разнообразием и уникальностью? Где радостные крики птиц, наслаждающихся эти миром? Где он? Куда подевался мой рай? Осознание приходит внезапно. Настолько, что голову пронзает тупая боль. Падаю на колени и судорожно пытаюсь придумать способ выбраться отсюда. Это больше не мой рай. Мой рай с ней. Вот, что тянуло меня в эту бухту. Она.

[Забери меня отсюда]

- Где же ты… — шепчу, понимая, что она не услышит. — Где ты?! — вдруг голос прорезается, слова вылетают сами.

[Я зову тебя Mayday]

Я прожил здесь не менее двух часов, но мир не изменился. Палящее солнце продолжало греть мир с того положения, в котором находилось, когда я очнулся. После гонок по пляжу я лишь устал, но не проголодался. Я не изменился. Мир не изменился. И не изменится.

[Я, кто заперт в темноте Спаси меня, спаси меня]

Вдруг понимаю, что застрял здесь навсегда. Как я ей тогда сказал? Это место — словно рай, в котором я бы вечно жил? Вселенная, что же ты все так буквально восприняла?! Это мог бы быть мой рай. Утесы, волны, растения, песок — все это. Но лишь с ней.

[Только ты можешь спасти меня]

С ее мягким голосом, когда она поет, с ее шелковыми волосами, когда она, резвясь, выпускает их из резинки, с ее светящимися глазами, когда она чем-то действительно заинтересована. Без нее это место — ад.

[Глаза полны густого тумана Ты, ставшая моим единственным светом, Я благодарен, оставайся им до конца]

Поднимаю глаза навстречу палящему солнцу, зажмуриваюсь. Перед глазами все еще она. Что для нее рай? Я так и не успел тогда спросить — будь проклят этот Сеул с его перепадами интернета!

[Забери меня отсюда Я кричу Mayday]

Я не знаю. Я не знаю, что мне делать здесь без нее. Я не знаю, где она. Я не знаю, как мне вернуться к ней. Я не знаю, что для нее рай. Но это не важно. Этот идеальный остров никогда не станет для меня обетованной землей без нее. Я не хочу быть здесь один, хочу, чтобы она забрала меня к себе. И даже если ее рай будет настоящим адом для меня, он все равно будет самым лучшим и желанным местом. Потому что там есть она, а большего — волн, солнца, песка — мне и не надо.

[Забери меня из этого места, детка]

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты