Передоз

Фемслэш
NC-17
В процессе
38
автор
wsindy бета
stupidvitya бета
Размер:
планируется Миди, написано 44 страницы, 6 частей
Описание:
Руки трясутся, губы искусаны в кровь, зрачки расширены, как у животного перед бойней. Мозг плавится, такое прекрасное небытие. Ты сидишь в одной позе, не меняя ее около двух часов. Все затекает, ноги и руки окаменели. Отходняк, тебе страшно, ведь тебя откачивали не один раз. Ты боишься, что опять передознулась, хотя в глубине души надеешься на это, ведь тебе не за чем жить. Все ушли, не осталось ничего. Только улица, она же твои мама, папа, друзья. Это так страшно, папа, забери меня к себе.
Посвящение:
Людям, которые не боятся признавать свою ориентацию.
Примечания автора:
2020 год, осень, подозрение на коронавирус и Пацанки 3. Кажется этот сезон заставил меня изменить себя, перестать потакать своим слабостям.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 4 Отзывы 5 В сборник Скачать

2

Настройки текста
      Социальный эксперимент, черт меня побери. Ага, да, конечно. Милас, кому ты врешь? Тебе просто охота чего-то нового. Заебалась уже в этом однообразии. Хочется эмоций, соперничества, хочется жизни. А моя работа, Яна, мать все это настолько настоебало, что я еду на какой-то проект, где все участники это наркоманки, алкоголички и проститутки. Ахуенно придумала, Ксень. Лучше уже точно не будет. Ты же не сможешь, быть с ними, ты же другая. Зачем ты туда вообще прешься? Ради какого хера? Сейчас бы сидела с Яной в клубе, и смотрела бы как все пресмыкаются пред тобой, даже та, которую любишь. Фу, блять. Хочу отпора, больше жизни, эмоций.       Я ехала как типичный мажор, которому можно все и вся. Ха-ха, смешно, учитывая, что терпеть не могу тех людей, которым все достается незаслуженно. Просто все, что у меня есть: деньги, квартира, машины, байки, уважение. Я добилась всего сама. Именно я, сама, никто больше, никто не помог. Многие думаю, что гордость моя, мол необоснованна, и многое другое. Но самое главное, что я так не считаю.       Я нарцисс. Я люблю стоять на голову, а то и на две выше других. Я не признаю авторитета, если он не обоснован, мне плевать. Я обожаю себя, моя внешность — это результат многих лет тренировок, татуировки, короткая стрижка, все это мне нравится. Я считаю себя ахуенно.       Когда мы снимали промо-визитку, просили две фразы о себе. Мои были: «Я Ксения Милас» и «Я ахуенная».       Захожу в безвкусный дом, видно, что его только купили. Слишком много всего ненужного. Глаза разбегаются от количества пьяных баб. Именно баб, их нельзя назвать девушками. Конченный хабалки. Уши режет от безвкусной музыки, такое чувство сейчас барабанные перепонки лопнут и пойдут кровью. В нос ударяет запах алкоголя, разного. Они набухиваются тем, что под руку попадется. Лишь бы нахуяриться, фу, блять, гребанные свиньи.       Вижу, что ко мне кто-то направляется. Девчонка, более или менее трезвая. Но походка уже пьяная. Что-то в ней не то. Она другая, отличается чем-то. Она веселая, но в глазах горечь, будто бы весь мир рухнул у нее перед глазами. Она красивая, очень. Но выглядит плохо, даже ужасно.       Наркоманка. Ясно. Как только я увидела ее руки, все. Они трясутся, будто бы она убила кого-то. Губы, бледные губы, искусаны в кровь. Ни одного живого места на них нет. Ранки, маленькие и большие. Она постоянно озирается, потирает руки. Таких людей просто жаль. Но она действительно меня удивляет. Многие наркоманы были бы уже погашены, ведь присмотра нет, делай что только душе угодно. Но она неюзанная. Только слегка в хлам. Больший прогресс, торчки обычно все время под кайфом. И не важно химия это, колеса ли это, трава ли.       — Воу, — весело говорит она мне, и тянет свои бедный трясущиеся ручонки ко мне. По началу мой мозг не кликает, я не понимаю, что она хочет, а потом доходит. Поздороваться. Пожатие рук. Всего лишь-то.       — Воу-воу, — пожимаю ее руку в ответ. А у нее красивые руки. Действительно. И не сказать, что наркоманка.       — Прикинь, я сначала подумала, что ты оператор. — Но она еще и картавая. Было бы мило, выгляди бы она девушкой. Она не открывает мне чего то сверхъестественного. Меня все принимают за парня, для меня это не ново. Как говорится, встречают по одежке?       — Меня Милас зовут, — представляюсь. Кажется она понимает, что я не так проста. Что-то в ней есть. Кажется, она будет интересной личностью.       — Погнали покурим? — спрашивает. Но такое чувство, что она у меня в мозгу поковырялась. Я очень хочу курить. Но я стараюсь этого не показывать.       — Ну погнали покурим, — соглашаюсь.       Мы выходим на крыльцо, музыка орет. Везде шум и гам. Дурдом на выезде, блять. Замечаю, что она забыла свои сигареты где-то. Хочет попросить. Но я опережаю, протягиваю сигарету. Забирает, и мы нечаянно касаемся друг друга. На пару секунд задерживаю дыхание. Тут же беру себя в руки.       — Сколько тебе? — спрашивает девушка, после того, как мы синхронно выдыхаем дым. Я бы хотела съязвить или сгрубить, но понимаю, что не за что, это простой вопрос, ничего личного или вопиющего.       — Двадцать два. Тебе? — отвечаю и спрашиваю тут же. Интересно все же за сколько лет жизни можно привести себя в такое состояние.       — Восемнадцать. Предугадываю твой следующий вопрос. Я Аня Горохова, но можешь звать меня Гора, — она отвечает, сразу дает понять, что не тупая. Хотя фиг ее знает на самом деле. Но если она еще и не тупая, то просто снимаю свою шляпу.       — Ксения Милас, — не знаю зачем говорю ей свое имя. Но да хрен с ним. Все равно рано или поздно узнает. Пока что понимаю, что она самая достойная из всех, хоть и наркоманка.       Кто же тебя довел до этого детка?       Господи, да почему же все тут настолько тупые, блять? Эта сука сама полезла ко мне, а сейчас, когда получила по заслугам, ноет, а Гора ее успокаивает. Аж смешно, пиздец. Но зато эта шлюха искупалась в шампанском. В дорогом шампанском.       Гора мне что-то говорит, нервы сдают. Все, пиздец. Драка. Ого-го какая драка. Эмоции бьют через край. Это действительно гребаный край ебанный. Бесит. Я хочу ее убить. Я уже не помню причину это потасовки, но ярость уже вырывается.       Я бью ее всем, руками ногами. Даже не понимаю кто побеждает. Но дает отпор, такой, что меня удивляет. Никто и никогда не мог этого сделает, мой нарциссизм подавляет всех вокруг. Но только не её. я бью её, она кажется проигрывает, но она снова и снова пытается что то сделать. Боец. В этом мы похожи.       Нас разнимают, но нам этого так мало. Нам мало, мы хотим еще. Нет, не так, мне и ей мало. Я помню ощущение её волос в своих руках. Они такие мягкие. Никогда таких не видела. Они еще и рыжие, Господи. Боже, ну за что? Такого я давно не испытывала. Одновременно было и ахуительно, но в другое время был пиздец.       Я размахиваюсь костылем, но не получается. Охранник не дает мне ничего сделать. Он меня держит. Блять. Но нам же хочется. Я кажется ей футболку порвала и что-то на лице оставила. Как не странно, но у меня ничего не было. Слегка только помялась рубашка.       Она достойный соперник. Дух соперничества одолевает меня. Кажется, я знаю с кем буду соревноваться. Это круто. Впервые за долгое время я чувствую себя не первой. И блин, мне это нравится. Ужасно нравится.       Ужин. Нас проверяют можем ли мы вести себя интеллигентно. Могу сказать, что я точно умею. Гора пыталась так же, как и все остальные. А я была как рыба в воде. Годы учебы, работы, все не зря. Разговор зашел о хобби и интересах. Тут уже удивительно. Анна, как она выразилась, любит рэп. Даже зачитала. Неплохо, неплохо. Я тоже увлекаюсь рэпом. Но я не люблю голос улиц. Скриптонит, Miyagi и T-Fest, вот это мне нравится. Такая музыка рассказывает о каких-то загонах в жизни. Скрип в своих песнях говорит о своей жизни.       Я пообещал бросить дуть и пить, ведь это любовь…       Я когда-то тоже обещала изменится ради Яны, но у меня не получилось, при всей моей любви к ней. Я не могу. Правда. Преподаватель обращается ко мне.       — Я предпочитаю более интеллектуальный рэп, — отвечаю, она просит меня что-то зачитать. Но я вежливо отказываюсь. Я не хочу. А что я могу прочесть? «Я обещала сделать все, но это не любовь, прости меня, нелюбимая. Я просто не я». Это, блять? Нет, простите, этого никто не поймет. Правда. Я не хочу, чтобы Яна это слышала и видела. Это правда и неправда одновременно. Сама не знаю. Наверное для этого я здесь. Чтобы понять.       Дальше следует конфликт. Тут хочется въебать этой Земфире. Вижу, что Гора тоже хочет ей вмазать. Но сдерживается. Так и хочется её успокоиться. Но мы не лучшие подружки, чтобы я ее успокаивала. Я за этот день столько раз вспомнила Бога, что похоже начинаю в него верить. Ужас какой-то.       А дальше мы уже расходимся. Проходит какое-то время, и нас зовут в какую-то комнату. Мы заходим, а там стоят красивые канделябры с зажженными свечами. Посередине комнаты стоит Татьяна Алексеевна. Красивая, статная и деловая женщина. Она очень хорошо выглядит, хоть она и не скрывает своего возраста. Ей не очень много и не очень мало.       Она сообщает нам, что эти свечи — это наши отражатели, и когда гаснет одна свеча, это значит, что мы на шаг ближе к уходу из проекта. Что то все-таки ёкает. Это страшно. Не хочется вылететь из проекта даже не попав туда. Я действительно не знала вылечу ли я или нет. Но мне пиздецки становится страшно. Мне нужно быть здесь. Нужно наконец разобраться. Хватит. Звучат первые имена. И эти люди остаются, мест меньше и меньше. Звучит мое имя. Сердце начинает биться с новой силой. Захлебывается в крови, которую само и качает. Еще и эта гребанная драка.       — Ксения Милас. Я полагаю, что драка была лишь вашей защитной реакцией, поэтому в вашем канделябре гаснет всего одно пламя. — Как только прозвучали эти слова, я поняла, что я остаюсь. И черт возьми, это ахуенно. Далее идет Гора, и у нее гаснет 2 свечи и она тоже продолжает свое участие в проекте Пацанки.       Кажется, теперь понятно, кто с кем будет соревноваться. Будет весело. Я повеселюсь точно. Но только одно мне не дает покоя. У нее слишком красивые волосы. Они меня раздражают, но также, сука, меня раздражает, что она их прячет. Так и хочется взять и сорвать эту нищенскую шапку черного цвета. Точно крыша едет. Приехали, мать вашу.       Но я обещаю тебе, дорогая, что твоя жизнь отныне будет веселой. Со мной не бывает по-другому. И почему-то меня несказанно радует, что она осталась. Хотя на камеры я говорю совсем другое. Просто я не хочу, чтобы кто-то об знал и видел. Тем более Яна.
Примечания:
Хэй-Хэй, гориллы мои, каждая новая глава будет выходить с пятницы по воскресенье каждую неделю.
Я хочу сделать аккаунт в инстаграмме, посвящённый фанфику, как думаете?
Встретимся в следующие выходные, цмок.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты