я буду ждать там, где был тебе рад.

Гет
PG-13
Закончен
4
автор
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
Случайная встреча. Они были друг другу никем, но, как оказалось, у них было много общего, что и свело их вместе.
Посвящение:
Милой Лизе.
Я люблю тебя.
Примечания автора:
я вложила в этот текст большую часть души. прошу простить, если где-то местами события выглядят не особо реалистично, я делала больший упор на отношения.
! ! ! в основу отношений между персонажами легли реальные переживания человека, которому этот фанфик посвящён. я лишь придумала сюжет к этому.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
для большего ощущения текста рекомендую включить песню
ssshhhiiittt! - Тебя нет.
Фанфик писался под эту песню.
Прошу прощения, если будут какие-либо ошибки.
Полный провал. Главный концерт. . . закончился провалом. Он должен был обеспечить девушке огромную славу, но что — то пошло не так. На середине её прекрасной, поистине прекрасной игры на пиано, девушку вдруг резко охватила дрожь. Она начала задыхаться. Ужасная боль сначала в груди, потом в шее. Будто её тело начало гореть. Охрана и ведущий быстро подоспели к девушке, скорая помощь увезла её в больницу. Как оказалось, у девы уже как пару лет развивалась онкология. Конкретно — рак лёгких. И это поставило окончательный крест на её карьере пианистки. Даже если и был невероятный талант, кому нужен умирающий человек? Её, а именно Акамацу Каэде, данное событие выбило из привычного ритма жизни. Болезнь никогда не подавала никаких признаков и именно в решающий момент проявила себя. Когда врач сообщил ей об этом, девушку пробрала истерика. Отчаянный крик. Для неё карьера пианистки была всем. Она мечтала стать известным и великолепным мастером. Но теперь. . . Теперь что? Ещё около месяца заняла реабилитация. Ведь мало того, что ей теперь приходится лечиться физически, нужна была и моральная поддержка. И вот, после месячного пребывания в больнице, врачи наконец отпустили её домой. Семья Акамацу была состоятельной, они жили в роскошном доме. Но теперь это все было противно Каэде. Вернувшись домой, она заглянула в зал. Большой белый рояль возле огромных окон на всю стену. Теперь это вызывало злость. Конечно, она понимала, что не эта деятельность привела её к болезни. Но тут сыграл психологический фактор. Именно на пиано девушку пробрал приступ. Стараясь сохранять спокойствие, она прошла к роялю, присела на стульчик, открыла крышку. Белоснежные клавиши. Смотря на них, Акамацу начала испытывать невероятное давление. — Всё в порядке. . . Сейчас я, как и всегда, превосходно сыграю любую мелодию. . . Пальцы легонько коснулись клавиш. Небольшой нажатие и, уже возникал звук. Казалось, мелодия начала звучать плавно и мелодично, но рука дрогнула, звук сорвался. Каэде сама не ожидала такого. Она смотрела то на клавиши, то на свои руки пустым взглядом. — Блять! Ненавижу! Ненавижу эту жизнь! Ну почему именно я?! — закричала она и кулаками ударила по роялю. Негармоничные звуки, больно режущие уши, раздались из него. На такой шум подоспела служанка, одна из тех, кто работала в их доме. — Госпожа, всё в порядке?! Вам плохо? Нужна помощь? — взволнованно спросила она. — Свали к чертям! Мне ахуеть как херово! Не трогайте меня! — последние слова она уже крикнула в слезах, а после выбежала во двор. Осенняя прохлада окутала её, но Каэде было всё равно. Она просто бежала. Бежала вперёд, отчаянно пытаясь скрыться от проблем. — Акамацу, я понимаю твоё негодование, но так грязно выражаться нашей прислуге было ужасно. Пожалуйста, больше не делай так, — холодно проговорил её отец за ужином. Девушка жила с отцом, который и способствовал её развитию способностей к игре на пиано. Мать жила с каким — то другим мужчиной, почти забыв о существовании дочери. Ну, может сейчас это даже к лучшему. Зачем ей такой лишний груз? — Прости, отец. Я больше не буду так, — равнодушно ответила девушка. Единственный человек, которому она не могла грубить. Не потому, что испытает к нему любовь. Он её вырастил, и всё ещё обеспечивает. Нужно проявлять уважение. Для неё он как воспитатель, но не как родной отец. После этого Акамацу больше не играла на пиано. Ей были противны его звуки. Даже свою комнату она изменила. Убрала все музыкальные пособия, пластинки с музыкой. Ей это теперь не нужно. Она всё равно умрёт. Стоит сказать, что Каэде не курила. Врач сказал, что онкология может появиться и в виде наследственного качества, пусть процент и был низкий. К сожалению, она в него попала. Здоровье ни за какие деньги не купишь. Можно купить иллюзию того, что ты ещё будешь долго и счастливо жить. Но как бы там не было, от учёбы она не была освобождена. Естественно то, что девушка обучалась в частной школе. Но и интерес к учёбе у неё погас. Занятиями по роялю она имела сильный аргумент в тех случаях, когда в учёбе были небольшие провалы. А сейчас? Сейчас она — обычный ученик. В школе Каэде дружила с одной девушкой. Какая — то дочка богача. Такая, как и все, кто тут был. Но так получилось, что она легко понимала Каэде и у них получилось сдружиться. Акамацу не стала скрывать от неё свою болезнь. Подруга очень переживала, но Каэде резко её прервала, сказав, что ничего не изменилось, и о болезни никто не должен знать. — Слушай, тебе нужно развеяться! Отвлечься от проблем. Не хочешь выбраться в город? Может, там будут какие — нибудь фестивали? — сказала её знакомая на обеденном перерыве. — Не знаю. . . Звучит как что — то скучное. — Не будь такой пессимистичной! Решено, на выходных встречаемся! Отказов не приму! — она улыбнулась. Акамацу лишь вздохнула. Может, ей действительно станет немного легче, если они сходят погулять? Как раз, на выходных в местом большом парке проводилось какое — то крупное мероприятие, напоминающее фестиваль. В своей обычной синей школьной форме, ведь сейчас другая одежда её раздражала, она села в машину и личный водитель отвёз её до дома подруги, а потом уже и отвёз их в пункт назначения. Время было ограничено, девушек должны потом будут забрать обратно. — Тут так много людей! Куда бы ты хотела пойти? — радостно спросила подруга. — Без понятия. Мне ничего тут не симпатизирует, — ответила Каэде. Раньше она не была на таких мероприятиях. Максимум, какие — то светские встречи по обязательству её отца. Потому сейчас всё для неё выглядело дико. Девушки обошли пару прилавков, но ничего не привлекло внимания Акамацу. И вот, пока девушки шли дальше, она о чём — то задумалась, засмотрелась и потеряла свою спутницу. — Чёрт. . . А мобильный она не услышит, ведь отключила его перед этим. Класс, — неособо радостно проговорила дева. Увидев впереди скамейку, она решила присесть на неё. Настроение упало ещё больше. Отвратительно. Она слегка сжала свою рубашку в области груди. Боли сейчас не было. Но Каэде знала, что внутри неё сидит эта паразитирующая болезнь. Она убивает её. Медленно, но убивает. Внезапно, возле неё сел какой — то парень, явно чуть выше её ростом. Он недовольно вздохнул, достал пачку сигарет и закурил одну. Почувствовал запах табака, девушка начала кашлять. — Эй, а ты не мог бы курить где — то не здесь?! — недовольно сказала она. Юноша лишь перевёл на неё взгляд, сделал затяжку. — Не переносишь запах сигарет? — сказал он. Его голос, слегка хриплый, но чем — то манящий, привлёк внимание Акамацу. — Не то чтобы. Я просто болею. Любое раздражение для организма и мне может стать хуже. — М — м — м. . . — протянул парень. Он быстро докурил сигарету, кинув её потом в урну. — Слушай, не хочешь сходить со мной? Я организатор стенда, тематика которого связана с космосом, — сказал он ей, после того, как поднялся. Дева смотрела на него. Терять ей нечего, а сходить куда — то всяко будет лучше, чем тупо сидеть тут. — Да, давай, — коротко ответила она и поднялась. Пара направилась вперёд. — Я, кстати, Момота Кайто. И да, меня очень увлекает тематика космоса. Возможно, когда — нибудь я стану известным космонавтом, — слегка бодро проговорил он. Известным. . . Теперь это слово вызывает у Каэде злость. Известность. . . ей она более недоступна. — Я Акамацу Каэде. Меня привлекала игра на пиано до недавнего времени. А теперь я не играю. — Почему? Игра на пиано звучит довольно — таки интересно. Я бы даже послушал. — Ты говоришь это всем девушкам? — раздражённо проговорила Акамацу. — Неа. Только тем, кто меня заинтересовал. А таких очень мало. И вот, дойдя до стенда, те, кто были там, радостно поприветствовали Кайто. Он лишь махнул им рукой. — И. . . что интересного ты можешь мне показать? — спросила Каэде. Парень провёл её к небольшому шатру, куда и завёл. Было темно. Он усадил девушку на стул. — Сейчас, секунду, — сказал Момота. Спустя несколько секунд, перед Каэде возник удивительный обзор. На стенах, потолке появилась проекция ночного неба. Или космоса? Столько звёзд и звуковое сопровождение. Такое спокойное. . . Это было действительно захватывающе. Кайто сел рядом. — Это, конечно, не настоящее звёздное небо и оно сильно уступает ему, но так хочется показать всем истинную красоту, таинство таких далёких от нас звёзд. Поэтому, по моей инициативе, мы организовали такой вот шатер. А теперь. . . Он начал водить рукой и указывать на какие — то созвездия. Момота говорил очень уверенно, будто точно специалист, а самое главное он говорил с таким интересом. И ведь он, действительно, просто жил этой темой. Каэде была увлечена и его рассказом, и им самим. Столько воодушевления. . . Это напомнило ей то, как она жила игрой на пиано. Где — то в груди защемило. Но она испытывала не раздражение. . . Что же это было? Такая небольшая экскурсия по звёздному небу заняла около получаса. К моменту, когда они закончили, медленно наступал вечер. Акамацу проверила мобильный. — Она всё ещё не звонила. . . Блять, и где мне её искать? — шёпотом сказала она сама себе. Кайто заметил её небольшую раздражённость. — Ты, видимо, кого — то ждёшь? Если у тебя ещё есть время, мы можем сходить в одно место в этом парке. Туда почти никто не ходит, но там очень душевно. Девушка задумалась. — Ладно. Надеюсь, она вспомнит, что мы пришли вместе и не забудет забрать меня домой, ха — ха. Путь до этого места занял минут двадцать. Они дошли до скамейки, которая была напротив большой и широкой реки. А по ту сторону, где — то вдалеке, были огоньки живого ночного города и его далёкие звуки. Выглядело. . . атмосферно. — И сюда никто не ходит? Почему? — спросила Каэде, присев на скамейку. — Ну, оно далеко от самого парка, да и немного заброшенное, — Кайто немного помолчал, — Ты не против, если я покурю? Могу стоя, чтобы не беспокоить. — Если тебе несложно. Момота кивнул, поднялся и прислонился к ближайшему дереву. Достал сигарету и прикурил её. Тишина. Лишь звуки природы и далёкого города прерывали её. — Слушай. . . Ты говорила, что болеешь? Если не секрет, расскажи об этом, — вдруг начал парень. Акамацу недовольно цыкнула. Перебирая свои пальцы, она решила открыться этому незнакомцу. Её это очень удивило. Незнакомым людям всегда так легко говорить то, что беспокоит твою душу? На удивление, реакция Момоты была очень спокойной. Он лишь протянул "м — м — м" и кивнул. — И из — за этого ты больше не играешь на пиано? Глупая причина, ну. Ты просто губишь свой талант. Жизнь одна, и тебе бы стоило попытаться пробиться в эту сферу. Знаешь, многие великие становятся таковыми лишь после своей смерти, хах. — Это несмешно! Я. . . Я больше не могу играть! Звуки рояля. . . Они стали такими неприятными. Да и кому нужен мёртвый талант? Может, я умру раньше, чем стану известной. — Может быть. Но это будет лучше, чем сожалеть о несделанном до конца своих дней, не думаешь? — Кайто сказал об этом так, будто сам с подобным сталкивался. — Я не знаю. . . Да и какая тебе польза от того, что ты поддерживаешь меня? — Ну. . . можно сказать, я чувствую в тебе родную душу. Хочу помочь, пока это реально. Да и, я бы послушал твою игру. Уверен, раз ты пробивалась на такие концерты, то ты действительно талантлива. Каэде слабо улыбнулась. Как будто с плеч сняли груз. — Знаешь, никогда бы не подумала, что мне будет так легко говорить с простым человеком. Ну, то есть, ты же парень без статуса. Просто живёшь для себя. Наверное, в этом есть что — то такое. . . классное, — она посмотрела в даль, на огоньки. Вдруг телефон девушки зазвонил. Её подруга, наконец — то, решила вспомнить про существование Акамацу. — Что ж, мне пора идти, — сказала Каэде. — Давай обменяемся номерами? Тебе не обязательно каждый день писать или звонить, но. . . Если что, звони. Я не против так ещё раз посидеть. — Ладно. . . Девушка записала его номер и сказала, что напишет ему, так как Кайто с собой мобильный не взял. После этого он проводил её обратно, где уже знакомая Каэде забрала её и они поехали домой. После этого случая прошёл месяц точно. Каэде так и не написала Кайто, да и в целом слегка забыла про него. Нагрузка с учёбой было единственное, о чем она думала. — Акамацу, в эти выходные я провожу официальную встречу. Твоё присутствие обязательно. Если у тебя были дела, то теперь их нет, — заявил отец за завтраком. —"М — м — м, класс. Свои единственные выходные я должна буду проводить хер как пойми. Заебись," — подумала про себя девушка. — Ладно. Но у меня нет костюма, я бы хотела новый, — спокойно ответила она. — Не волнуйся, ты можешь сходить в магазин и купить, что хочешь. Естественно, под дресс код. Деньги на карту я тебе перечислю. — Ага, поняла. Спасибо, — доев завтрак, дева поднялась из — за стола и направилась собираться на учёбу. Выходные. Какие — то высокопоставленные люди. В общем, полный тухляк. Поддерживать образ приличной девушки было сложно. Последнее время отец её не беспокоил этим, но видимо теперь ему стало снова всё равно. Каэде вежливо улыбалась всем, а вскоре отошла к столу с едой и напитками. Взяв в руки стаканчик с водой, её уши, а слух у неё был отличный, уловили интересный разговор. Она обернулась на говорящих. Из разговора она поняла, что один из мужчин был как — то связан с центром подготовки космонавтов. И сначала она даже не поняла, почему этот разговор её заинтересовал. —"Точно. . . Кайто! Он же. . . Он же живёт космосом! Может, я бы могла ему помочь?" — внезапно вспомнила про его существование Каэде. Она решила спокойным шагом подойти к мужчине. А что она скажет? Придётся придумать речь на ходу. — Добрый вечер, — начала Акамацу, — Я — дочь организатора. Может, вы знакомы. Извините, что услышала ваш разговор, но вы работаете в центре обучения космонавтов? Мужчина слегка удивился, но вежливо улыбнулся ей. — Добрый вечер. Приятно увидеть вас, ваш отец рассказывал про вас и ваши успехи в роли музыканта. Да, я один из директоров в подобном центре. Вы заинтересованы подобной темой? — Ох, не я. Мой знакомый. . . Он живёт космосом и очень хочет туда попасть. К сожалению, он не имеет особого статуса в обществе, но может. . . Вы бы могли хотя бы посмотреть на него? Пожалуйста. Он задумался. Но почти сразу ответил. —Хоть мы и не ведём сейчас набор, но раз вы настаиваете. Я не думаю, что ваша рекомендация будет плохой, — мужчина достал свою визитку и расписался на ней, — Вот, возьмите. Приходите в этот день в центр вместе со своим знакомым. Покажите эту визитку и вас пропустят. Каэде радостно улыбнулась, на секунду забыв о манерах. — Большое спасибо! — она поклонилась и быстро удалилась с публики. Выйдя во двор, девушка быстро достала мобильный из сумочки. Уже было поздно. . . Возьмёт ли Кайто трубку? Да и, помнит ли он вообще её? Может, не стоило так торопиться? Но, что сделано, то сделано. Она набрала его номер и стала ждать. Гудки. Гудки. Гудки. Но через минуту трубка была поднята. — Да? — послышался его голос. — Ох, Кайто, привет. Я Каэде, помнишь меня? Мы пересекались на фестивале, и ты дал мне свой номер. Юноша немного помедлил с ответом, как будто вспоминал. — А, да, вспомнил. Привет. Я думал, ты уже забыла про меня. — Ну, частично это правда, — небольшая пауза, — Слушай, у меня есть для тебя новость. — Говори. — В общем, мне нужно было присутствовать на встрече отца и там я случайно встретила одного человека. И знаешь что? Он связан с центром подготовки космонавтов. И, в общем. . . Я попросила его о встречи, и он дал добро. И теперь мы с тобой должны туда съездить. Это же. . . здорово? — с надеждой спросила она. Каэде боялась, что он откажет, что она навязалась. Момота некоторое время молчал, а потом тяжело вздохнул. Неужели он расстроился? — Это так. . . Неожиданно. Но хорошо. Раз ты уже всё устроила, то я приду. Ты только скажи когда и где, — сказал он. Акамацу радостно улыбнулась. Она действительно была счастлива лишь потому, что тот согласился. Это странно. — Да, конечно! Спасибо. . . Я правда рада, что могу тебе помочь. — Тебе не надо благодарить меня. Наоборот, это я должен тебя благодарить. Я о таком и не мечтал никогда. Ещё немного поговорив, Кайто пожелал той спокойной ночи и положил трубку. Сердце девушки билось очень быстро. Впервые за долгое время она была по — настоящему счастлива. Но почему? С Кайто они были мало знакомы, но даже так, она помогла ему. —"Может, это потому что. . . Потому что со мной уже все кончено? А так, я хотя бы ему помогу. Ведь он живёт космосом так же, как я жила пиано. Хах, забавно," — подумала она про себя и усмехнулась. Наступил день встречи. Каэде немного волновалась, как будто это она идёт вступать в ряды космонавтов. Но вот, на горизонте появился Кайто. Девушка помахала ему рукой. — Привет! Это же ничего, что мы своим ходом доберёмся? Я не очень хочу, чтобы отец знал об этом, — спросила Акамацу. — Да всё в порядке. Я посмотрел маршрут перед сном, относительно далеко, но в целом, путь доступный. Так что, поехали, — ответил ей юноша. Дорога заняла у них около часа. Войдя в здание, Каэде показала администратору визитку. Он кивнул и провёл пару в кабинет того мужчины. — Добрый день, — почти в один голос сказали они. — О, добрый день. А вы, наверное, тот знакомый, о котором мне рассказали? — он поднялся и подошёл к ним, протянув Кайто руку. Момота же пожал её в ответ и ответил: — Да, это я. Моё имя Момота Кайто, рад знакомству. — Да, я тоже. Что ж, присаживайтесь. Ребята присели на кресла перед столом того. — Как я и говорил, у нас сейчас не идёт набор новых молодых лиц. Но наши тренера могут посмотреть на вашу подготовку. И если вы их впечатлите, то есть шансы попасть и без набора. От этой новости Каэде засияла. Она перевела взгляд на Кайто. Но на лице того не было не единой эмоции. — А, да, конечно. Когда я могу пройти тренировку? — лишь сказал Момота. — Можете и сейчас. Тренер поможет вам со всем нужным, — мужчина вызвал через телефон своего подопечного. В кабинет зашёл мужчина в костюме. — Будь добр, проводи этого юношу в зал. Ему нужно выдать форму и провести тренировку. — Да, сэр. Прошу за мной, — коротко ответил работник. — А я. . . А я могу посмотреть на то, как это будет проходить? — робко спросила Каэде. — Да, конечно. Идите за ними, там есть специальная зона для наблюдения. — Спасибо! — радостно ответила девушка, поклонилась и покинула его кабинет. Пройдя за мужчинами, Каэде дошла до большого зала, возле которого, собственно, и была указательная табличка. Охрана строго её проверила, но тот работник, что провожал Кайто, дал добро и на Акамацу. Пройдя в помещение, она увидела, как большая стеклянная стена открывала обзор на спортивный зал. И там, где — то внизу, девушка увидела Момоту и, по всей видимости, тренера. Эта проверка шла около полутора часа. Прежде всего, нужно было размять тело, а потом уже и упражнения можно делать. Каэде всё это время наблюдала. Она испытывала восхищение. В её голове промелькнула мысль, что так, наверное, себя чувствовали зрители тех концертов, на которых она выступала. Переживание, восторг, восхищение, радость. Буря эмоций. На секунду она даже испугалась, ведь никогда в жизни ни за кого так не переживала. —"Я так хочу. . . Чтобы у него всё получилось," — подумала Каэде про себя. И вот, после окончания тренировки, она прошла к самой раздевалке. Зайти туда девушка не осмелилась, потому просто ожидала его рядом. Момота вышел через пару минут. Его взгляд выражал какую — то тяжесть, будто эта проверка далась ему очень сложно. — Эм, привет. Вот, возьми, думаю, после такого занятия вода не будет лишней, — с улыбкой сказала Акамацу и протянула ему бутылку с водой. Парень немного удивился. — Ну, спасибо, чтоли, — сказал он в ответ, приняв бутылку. Момота сделал пару жадных глотков воды, после чего облегчённо выдохнул. — Тренер сказал, что я его впечатлил. Сейчас он пошёл к тому мужику. Ну, надеюсь, всё было нормально. — Всё было здорово! Я смотрела за тобой! Я и не знала, что у тебя такая хорошая физическая подготовка. — Ну, чтобы быть космонавтом, она нужна, верно же? — он улыбнулся. Спустя полчаса пара снова в том кабинете. Они сидели и ждали, что им скажут. Наверное, больше всего волновалась Каэде, ибо на лице Кайто особо никаких эмоций не было. — Что ж. . . — начал мужчина, — Судя по результатам и личной оценке тренера, у вас, Момота, превосходная физическая форма. Он отметил, что давно не встречал таких людей, — небольшая пауза, — А раз наш лучший тренер заметил в вас талант, то почему бы не дать ему помощь для раскрыться? Я даю вам добро на стажировку. Но для начала вам стоит пройти медицинское обследование, это можно сделать у нас же, — он улыбнулся и записал что — то на своей визитке. Там была записана дата осмотра. На лице Акамацу появилась улыбка. Она действительно была рада, что у неё получилось помочь . . . Что у Кайто есть шанс исполнить свою мечту. Но лицо того будто стало ещё мрачнее от этой новости. Но он не подавал виду. — Да, хорошо. . . Спасибо большое, я обязательно приду, — Момота взял визитку. — Слушай, Каэде, не хочешь посидеть в вон той кафешке? Я угощаю, — сказал парень уже после того, как они покинули офис. — Ох, я была бы не против. Если, конечно, это не затруднит тебя, — сказала она и улыбнулась. Время уже было вечернее, но на улице было тепло. Последнее тепло в этом году, видимо. Пара решила сесть на летней веранде. По итогу, Акамацу заказала себе ванильный молочный коктейль, а тот чашку кофе. Было неловкое молчание. Она видела, что он был чем — то загружен, и совсем не радовался. Может, это всё было зря? — Слушай, Кайто. Ты расстроен? Мне не стоило этого делать? Просто. . . Я думала, ты будешь рад, — начала она. Момота не сразу ответил. Он медленно отпил кофе, лишь потом, нехотя, да и ещё со вздохом, ответил ей. — Я рад. Правда рад. Как я и говорил, я даже и мечтать о таком и не мог. Твоя помощь очень важна для меня. Но понимаешь. . . Для меня, ну, уже давно все закончено. — Закончено? В каком плане? Что закончено? — растерянно спросила она. — Ну, видишь ли. . . У меня тоже рак лёгких. И я навряд ли выдержу перепады давления. Под наблюдением врача я могу заниматься спортом, хоть и в ограниченной мере. Поддерживать хорошее физическое состояние можно, но. . . Ну, думаю ты и сама понимаешь. Я приду на обследование, ибо не по — мужски так вот не приходить. Да и ты не знала о моей болезни, всё нормально. Акамацу резко поднялась из — за стола, создав шум, что привлёк немногих, кто был на веранде. На её лице возникла паника. Кайто поспешно коснулся её руки своей и убедил сесть обратно. — Чёрт, я ведь. . . Я ведь не знала. Боже, тебе наверное было так больно. Прости. . . Прости, пожалуйста. Я сама понимаю, каково это. . . — на её глазах выступили слёзы. — Успокойся. В чём твоя вина? Я же не рассказывал тебе об этом. А эта тренировка, ну, или как её лучше выразить. Она мне не в тягость была. Ну, откажут мне, ничего страшного, я к этому готов. Но даже в этом есть плюсы, понимаешь? Побывать в таком месте. . . Это же нереально здорово. Не плачь только, ну. Шмыгая носом и допивая свой коктейль, Каэде лишь молча смотрела на стол. Ей было так стыдно. Но они получается, были в одной лодке. Оба связаны болезнью, оба хотели бы быть известными людьми и оба скованы жестокой реальностью. — Ещё раз извини, — она достала платок и вытерла слезы. Удивительно, но её макияж не расплылся. — Значит, мы в одной лодке. . . Хах, как это забавно, — с сарказмом проговорила девушка. — Поэтому я и говорю, что у тебя есть все шансы на успех. Твоя цель не такая. . . недоступная, что ли, как у меня. Знаешь, пока ты жива, можно сыграть столько чудесных мелодий. Ну, и я уверен, что ты и свою на раз — два напишешь. А я бы её послушал. — Я не знаю. . . Не сейчас. Может, когда — нибудь потом, — неуверенно ответила Акамацу. — А когда — нибудь потом, — Кайто взял её руку в свою, — Это когда? Жизнь идёт под расчёт, не забрасывай себя. Момота, как настоящий джентльмен, проводил девушку до дома. Уже было достаточно поздно. — Слушай, Каэде, а ты же. . . Школьница, да? — внезапно спросил парень, когда они подходили к её дому. — Ага — а. Мне семнадцать, если тебе интересно, — спокойно ответила Каэде. — Вот как. Ну, а мне двадцать. О, а вот мы и пришли уже, — резко перевёл тему Кайто. —"Стоп, что?" — подумала дева про себя и остановилась. Её взгляд теперь был сфокусирован на юноше. Он действительно старше её? Каэде внимательно оглядела его. Ведь до этого момента она видела в нём своего ровесника. Такого же, как и она. Но Кайто. . . Он оказался старше. И теперь Акамацу даже заметила это не только внешне, но и душевно. Тот всегда старался обращаться с ней, как с равной. И ей это, безусловно, нравилось. — Спокойной ночи, — Момота вежливо взял её руку и поцеловал ладонь. Дева слегка смутилась. Информация шла одна за другой, обработать её сразу было сложно. — Ага. . . Спокойной ночи. . . — как — то отдалённо ответила она, всё ещё пребывая в шоке. Следующие пару недель они не виделись. Однако, каждый день общались по телефону. Перед сном, пару часов простого душевного разговора. Каэде и не замечала, что где — то в глубине её души начали складываться новые, сильные чувства к нему. Своё смущение она списывала на глупые причины, по типу "Ой, ну мы просто близкие друзья, а таковых у меня было мало". И лишь перед днём обследования они решили встретиться на том месте, которое Кайто показал ей в их первый день знакомства. Ближе к вечеру девушка подошла туда. Момота уже был там, сидел на лавочке и покуривал сигарету. Заметив её, он лишь слегка улыбнулся и кивнул ей. — Привет, — с нежностью сказала Акамацу и присела рядом. — Мне встать? — взглядом он указал на сигарету. — Нет. . . Нет, не стоит. — Точно? Тебе хуже не станет? — Нет, — уверенно сказала девушка. Кайто лишь хмыкнул и продолжил смотреть в даль. — Слушай. . . А могу я тоже попробовать? Я никогда не курила, но мне интересно, каково это. Говорят, что помогает расслабиться. Парень перевёл на неё свой взгляд. В нём читалось некое недовольство и беспокойство. Но взгляд Каэде был уверенным, её решение было не просто глупой шуткой. Момота это понял и, ничего не сказав, достал пачку сигарет, протянув ей одну. Она взяла её и недолго рассматривала. — Возьми в рот, я тебе прикурю, — спокойно сказал Кайто. Акамацу послушно взяла ту в рот. После чего юноша сел к ней чуть ближе и поджёг её сигарету своей. Девушка смутилась. Она смотрела тому в глаза, а тот явно был расслаблен и смотрел лишь на сигареты. Первая затяжка была не самой приятной. Девушка начала кашлять, но кашель был недолгий. Небольшая боль в груди, будто все свело. Но почти сразу её отпустило. И это чувство. . . Оно было чем — то невообразимым. Следующая затяжка далась ей легче, в голове слегка помутнело, но так было даже лучше. — Ментоловые. . . — тихо проговорила она. Следующие несколько минут они просто курили в тишине и смотрели в даль, на те самые огни большого города. — Боишься? — резко спросила Каэде. — Ну, нет. А чего бояться? Я уже знаю итог. — Даже если ты его знаешь. . . Не думаешь, что услышав его лично, будет больно? — Это будет, ну, естественным человеческим фактором. Не отрицаю. Но даже так, я просто продолжу жить, как и раньше. Кайто сделал затяжку. — Хах, как раньше. . . — он усмехнулся. — Что смешного? — спросила девушка. — Да вот, я задумался. Навряд ли я смогу жить как раньше. — Почему? — Ну, раньше моя жизнь была. . . Пустой, что ли. Не то, чтобы у меня не было смысла жить. Он есть. Мечтаю, например, встретить хорошую девушку, завести с ней семью. Ну, и какую — нибудь зверушку тоже, ведь вы, женщины, их любите. Акамацу захихикала. — Ого, по тебе и не скажешь, что ты о таком мечтаешь. Иногда мне кажется, что тебе просто безразлично на жизнь, — она докурила сигарету и кинула её в урну, — Я думаю, ты обязательно встретишь хорошую девушку и у вас всё будет хорошо. — Ну, я уже её встретил, — спокойно ответил он. — Правда?! И кто же она? Ну — ну, скажи! — в глазах девы загорелся огонь любопытства. Момота лишь перевёл на неё свой взгляд. — Ты точно хочешь знать? — Конечно же! После этих слов он резко обнял её. Крепко прижал к себе, нежно погладил по голове, после чего перебирал пряди её светлых волос. — Она сидит прямо передо мной. Ну, даже в моих объятиях, если точнее. Акамацу покраснела. Пусть Кайто и казался человеком, которому было безразлично на многие вещи, но была в нём и другая черта характера. Он всегда говорил прямо. Даже в такой ситуации он сказал напрямую то, что Каэде ему нравится. — Боже, ты. . . Почему я? — Мы похожи. Во многом. Ну, я уже говорил, что вижу в тебе родную душу. Ещё в первый день нашего знакомства ты мне стала интересна. А дальше. . . Ну, оно само как — то. Но да. Ты очень хорошая девушка, пусть мы и знакомы немного. Идеал той, которую я бы хотел видеть рядом с собой. И матерью моих детей. Небольшая пауза. — Ты, наверное, в шоке? Ну, какой — то парень, на несколько лет старше тебя, говорит о какой — то семье и прочем. . . А ты ещё молодая, явно для себя жить хочется. Но я и не заставляю тебя соглашаться. Просто хотел, чтобы ты знала. Не люблю что — либо скрывать. Акамацу лишь молча сидела в его объятиях. Сердце так быстро билось, что её, что его. Лишь бы оно не остановилось. — Нет, я. . . Всё в порядке. Спасибо, что рассказал мне об этом. Никто не признавался мне в любви, кроме родителей, и то, когда я была маленькой. Мне очень. . . Приятно. Ты мне тоже дорог, — неловко произнесла она, проведя ладонью по его груди. — Каэде, я хочу, чтобы это место осталось лишь нашим. Даже спустя много лет, неважно, что будет там, я хочу, чтобы оно осталось чем — то, ну. . . Значимым для нас, понимаешь? — Да, понимаю. Оно для меня уже. . . Очень значимо. Пара ещё около часа просидела там, просто болтая о всякой жизненной ерунде. После Кайто проводил девушку до дома. Всю ночь она думала об этом. Это очень приятно. . . Быть любимой. Знать, что ты, такой вот, простой человек, а ведь таких много миллиардов, но именно ты заставляешь чьё — то сердце трепетать. Но ей было стыдно. Она не понимала, могла ли она ответить взаимностью. Да, Кайто был прав. Она ещё молодая, у неё и отношений никогда не было, что уж тут говорить о свадьбе и семье. Это даже в некотором роде пугает. Закрыв на секунду глаза, девушка представила себя, Момоту и их ребёнка. Такая счастливая семья. Такой они могли бы быть. Но счёт их жизни уже определён. Кто — то из них может умереть раньше другого. Они, может, даже и в брак не успеют вступить. Слёзы потекли по её щекам. Несправедливо. . . Эта бляцкая жизнь всегда и всем сделает гадость, не важно какой у тебя статус в обществе, неважно, богат ты или беден. Она ударит по самому слабому месту. На следующий день они отправились снова в тот офис. Медицинский осмотр занял прилично времени, но всё же, был окончен. Там работали отличные врачи и оборудование было соответствующим, результаты должны были быть готовы через час. К моменту их получения, Каэде и Кайто сидели в кабинете того директора. К нему зашёл врач, который и осматривал Момоту. — Что ж. . . Не смотря на отличную физическую подготовку, вы, юноша, не сможете стать полноценным космонавтом. Думаю, вы и сами знаете, что у вас довольно серьёзная болезнь, — доктор отдал результаты директору, чтобы тот ознакомился с ними. — Пожалуйста, не вините его! Это моя вина. Я не знала. . . Не знала, что он болеет. Это по моей инициативе всё произошло. Простите, — девушка опустила голову в знак извинения. — Не ругайте её. Я знал с самого начала, что так и будет. Простите, что отняли ваше время. Мужчина некоторое время молчал. А затем, вежливо улыбнувшись, спросил у врача: — Но не смотря на это, у него же есть перспективы? Может, это и не совсем то, но ведь, — теперь он смотрел на Кайто, — Вы можете стать тренером и обучать молодых ребят. Да, примите мои сожаления по поводу вашей болезни. Но вы ни в коем случае не отняли время. Я бы мог дать вам опору. Став тренером, вы будете так же тесно связаны с космосом, как и сами космонавты. Возможно, такой вариант будет хорошей альтернативой? Всё же, таких людей, как вы, можно встретить раз в жизни. На лице Момоты возникло удивление. А затем медленно на нём появилась радость. Искренняя радость. — Д — да! Я бы был рад! Рад обучать молодых ребят! Это было бы. . . Отлично! — с нескрываемой улыбкой сказал он. Каэде так же удивилась и обрадовалась. Получается, это всё было не зря? — Вот и хорошо. А теперь, мисс Акамацу, не могли бы вы оставить нас наедине, чтобы мы обговорили некоторые моменты? — Да, конечно, — ответила девушка и покинула кабинет. Дожидалась Кайто она уже в холле. Спустя получас он подошёл к ней. — Ну, ну что? Ты будешь работать у них? Всё будет хорошо? — завалила она его вопросами. Но лицо Кайто было задумчивым. — Давай выйдем, — коротко сказал он. Выйдя на улицу, их быстро окутал холодный осенний ветер. Момота вздохнул. — В общем, я согласился. Пока что я должен буду пройти стажировку, ну, обучение. Это будет в другой стране, да и займёт от четырёх до пяти лет. Но я рад. Я и мечтать о таком не мог. Спасибо тебе большое, Каэде. Я у тебя в пожизненном долгу, — он нежно и искренне ей улыбнулся. Однако, внутри Акамацу всё сжалось от этих слов. Получается, они не будут видеться ближайшие несколько лет? А может, они вообще больше никогда не увидятся. Но разве не она ли хотела его счастья? А если его счастье заключалось в такой мечте, то она должна быть рада. Но почему внутри ощущалась такая боль? Тем не менее, девушка постаралась скрыть печаль и лишь улыбнулась в ответ. — А когда ты уедешь? — спросила она. — На днях. Нужно собрать вещи и документы, так что мы навряд ли сможем увидеться. Ну, я бы был рад, если бы ты пришла меня проводить. — Ох, вот как. . . Да, я обязательно приду! — ответила дева. И вот, день прощания. Каэде долго не могла убедить себя, что надо прийти. Надо проводить. Хоть она и не понимала, почему ей так тяжело. Уже в аэропорту, со взглядом, полным волнения и печали, Акамацу смотрела на всё это. — У вас есть десять минут на прощание, дальше мы идём к зоне ожидания, — сказал проводник. Кайто кивнул и подошёл к девушке ближе, взяв её за руки. Он смотрел прямо ей в глаза, как и она ему. Но её взгляд. . . Слёзы начали течь. Ужасная боль сдавливала всё внутри. Ей не хотелось, чтобы он уходил. Не хотелось. . . — Спасибо тебе, Каэде. Спасибо. Я не забуду тебя никогда. Скорее всего, я буду ограничен там в связях. Но не важно сколько времени пройдёт. Я буду помнить о тебе и. . . Буду любить тебя. Он нежно обнял её и сказал на ухо: — Будь счастлива. Короткий поцелуй в лоб. Поцелуй, полный любви, заботы, ласки. После чего, он отпустил её. Будто и не было ничего только что. В этом был весь Момота. Он знал, что ей больно. Он не игнорировал её слезы. Это было нормальной реакцией человека на расставание. Но Кайто знал, что она сильная девушка. Она справится со всем. И когда мужчины уже было перешли в другой зал, Каэде резко закричала вслед юноше, так сильно, насколько могла: — Кайто! Я тоже. . . Я тоже люблю тебя! Я буду ждать тебя! Мы обязательно ещё встретимся! Кайто — о — о! — в слезах кричала она. Момота лишь благодарно ей улыбнулся. Эта была последняя их встреча. Дальше их пути разошлись.

***

Прошло четыре года. За это время многое поменялось в жизни Каэде. Она успешно закончила школу. Её лечение продолжалось и были положительные результаты. Врачи обещали ей ещё несколько лет жизни. Она приняла свою болезнь полностью. Но у химиотерапии были и свои неприятные моменты. К сожалению, это сказалось на её физическом состоянии. Волосы пришлось часто подстригать, ведь они медленно, но начали выпадать. Её образ полностью поменялся. Теперь она выглядела как взрослая, достойная девушка. Были и хорошие моменты. Акамацу смогла вернуться к игре на пиано. Руки больше не дрожали. И она даже смогла написать свою мелодию. . . Песню, если быть точным. Она была посвящена ему. Несмотря на долгие годы, Каэде всё ещё помнила о нём. Почти каждый день вспомнила его. И благодаря ему, она смогла вернуться к своей мечте. По счастливой случайности, ей удалось стать участником небольшого концерта, где она и сыграла свою мелодию. Даже без слов, эта мелодия многое передавала. Её чувства, её переживания. . . И на этом концерте Акамацу встретила одного хорошего человека, который увидел в ней превосходный талант. Теперь она работает под его опекой. Девушка сама себя обеспечивает и живёт тоже одна. Хоть отец и поддерживает её материально всё ещё. Кстати, их отношения стали чуть лучше, после того, как она стала жить самостоятельно. Это радовало обоих. Каэде всё ещё плачет. Очень часто она плачет, вспоминая Кайто. Её любовь. . . Она не угасла. А стала только крепче. Но стоит ли ей дальше ждать? Может быть, стоит отпустить его? Но как бы она не хотела, это было невозможно. Она любит его. Любит. И ей было так страшно, так больно лишь от той мысли, что он уже мог давно забыть про неё. Найти себе новую девушку, более достойную. Но Акамацу желает ему счастья. Неважно, с ней оно будет или с кем — то другим. Она будет рада, если у него всё хорошо. За всё это долгое время они больше не общались. И вот, с очередными мыслями, у которых не было ответа, она уснула. Девушка сидела на балконе. Холодно, наверное, пошёл первый снег. Смотря на небо, она курила сигарету. Вдруг на балкон заходит он. Достав пачку, Кайто вытянул себе тоже сигару и коротким взглядом намекнул, что у него нет зажигалки. Ничего не спрашивая, он просто слегка наклонился к ней, подкурив свою сигарету через её. Затем парень облокотился на перила балкона. — Зачем ты пришёл? — спросила девушка. — Ты не рада меня видеть? Молчание. — У тебя всё хорошо? Как твоя игра на пиано? — продолжил Кайто. — Зачем ты спрашиваешь? — Это культура поведения. — Боже. . . Это так глупо, — ответила Каэде. Снова молчание. — Плохо, — продолжила она. — Что плохо? — Мне плохо. . . Кайто не ответил. — Мне, блять, ужасно плохо без тебя, Кайто. Я каждый день думаю о тебе. Я так жалею, что ты уехал. Я больше так не могу. . . Мне плохо без тебя. . . — снова повторила девушка. Очередное молчание. Лишь тихие звуки падающего снега. — Пожалуйста. . . Вернись. . . Я люблю тебя. . . Мне не хватает твоего внимания. . . Не докурив сигару, она сбрасывает её с балкона. Хватает того за футболку. Странно, ему не холодно в одной футболке — то? Хотя сама Каэде тоже была в лёгкой майке. Девушка начинает плакать. Тихий плач, почти беззвучный. Лишь слёзы стекали по её щекам. Горячие слезы на морозе больно текли по коже, но эта боль не сравнится с душевной. — Прекрати это. . . — продолжила бормотать Акамацу. Внезапно, Момота схватил её за талию и усадил на перила. Они молча смотрели друг другу в глаза. — Прости, — лишь сказал Кайто. — Никогда, — ответила она ему. Звуки завывающего ветра. — Я облегчу твои страдания, Каэде. — Что? Резко он отпускает её. Акамацу летит вниз, явно с высокой высоты. Но она чётко помнит его последний взгляд. Она видит то, как он уходит. Уходит с этого балкона. А может, уходит и из её жизни. Каэде проснулась в слезах. Тяжело дыша, она резко поднялась и открыла окна в спальне. Холодный зимний воздух нагло ворвался в комнату. Боже, ну что за сон? Это её переживания до такого довели? Как глупо. Девушка дотронулась до своего лица. Оно было влажным от слёз. Было слышно биение сердца. Оно билось так быстро и так громко, что, казалось, сейчас остановится. — Это просто сон. . . Просто сон, — попыталась дева себя успокоить. На выходные она решила съездить к отцу. Всё же, в своей квартире она не могла иметь большой рояль, а дома. . . Дома она могла бы сыграть на нём, своём родном и любимом. Приехав, Каэде ласково встретилась с отцом. Тот сказал, что они могут посидеть на кухне и попить чай, и девушка с радостью согласилась. Однако, только она хотела было снять верхнюю одежду, как к ней подошла одна из служанок. — Ох, мисс, простите. Вам на днях пришло письмо. Ваш отец сказал, чтобы я отдала вам при вашем приходе, — сказала женщина и протянула конверт Акамацу. Та лишь взяла его и осмотрела. Отправитель нигде не был указан. Девушка аккуратно открыла конверт и достала письмо. А там. . . Там лишь несколько слов. Подпись. И дата. "Я буду ждать там, где был тебе рад. Приходи **. **. **** в это время ** : ** Кайто." Руки задрожали. Дыхание сбилось. Она нервно достала телефон и посмотрела на дату. — Блять, это было вчера! Почему никто не сообщил мне об этом письме?! Я побежала! Передай отцу, что я позже вернусь! — быстро сказала она и выбежала из дома. И побежала. Побежала на их место. Каэде бежала так быстро, как только могла. Ей было всё равно, что письмо написано на вчерашний день. В её душе появилась глупая и наивная надежда, что он может быть всё ещё там. Пожалуйста, боже, пусть он будет там! Ноги начало сводить, дыхание часто сбивалось, но она всё это игнорировала. И вот, уже спустя полчаса девушка была на месте. Пока Каэде добиралась, пошёл снег. А бежать по сугробам, да и ещё когда идёт снег, было довольно — таки трудно. С тяжёлой отдышкой, она остановилась и смотрела. Смотрела. . . А Кайто сидел на скамейке. Удивительно, что за всё это время она не сломалась. Он перевёл на неё взгляд. Такой же спокойный, как и тогда. Будто они не виделись всего лишь пару дней. Момота поднялся. — Я не надеялся, что ты придёшь. Думал, ну, ты уже забыла обо мне. Но вот, я тут. Я вернулся, Каэде, — спокойно сказал он. Акамацу пошла к нему на встречу. Спокойным, ровным шагом, хоть ноги и ужасно сильно дрожали, как и она сама. — Ты изменилась. Стала старше, что ли. И всё такая же красивая. Тебе идут короткие волосы, — продолжил Кайто. Девушка подошла к нему. Разница в росте ощущалась. Смотря ему в глаза, слёзы снова начали течь. Это не сон? Он действительно стоит перед ней? Живой? И она тоже живая? — Не плачь, ну. На холоде так — то плакать нельзя, — парень аккуратно вытер её слёзы. — Я люблю тебя. Я люблю тебя. Я люблю тебя, — повторяла Каэде, смотря на него уверенным взглядом, — Я не могу тебя забыть. Это невозможно. Я ждала тебя. Кайто улыбнулся, такой спокойной улыбкой. — Я рад. Я тоже тебя люблю, Каэде. Я тоже не мог тебя забыть, ну, ты это знаешь. — Не знаю. Повтори. Прошу. . . Я так хотела услышать это. . . Услышать твой голос. — Хорошо. Я люблю тебя. Люблю тебя. Девушка обняла его за шею. И они просто стояли так несколько минут, будто их могли снова разлучить. — Кайто, я снова играю на рояле. Я даже написала свою мелодию. . . Свою песню. Она посвящена тебе. — Вот как. Ну, я бы хотел её услышать. Безумно сильно хотел бы. Молчание. Но они понимали всё и без слов. — Каэде, у меня тоже есть успехи. Моё обучение проходит успешно. И сейчас у меня есть, ну, свой фундамент, что ли. Всё благодаря тебе. Спасибо. И теперь, когда я твёрдо стою на ногах, — он взял её за руки и посмотрел ей в глаза, — Я бы хотел, чтобы ты уехала со мной. И мы будем жить вместе. В нашем собственном доме. Мы обязательно станем мужем и женой, создадим свою семью. Я обеспечу тебя. Куплю тебе самый лучший рояль, чтобы ты каждый день играла на нём. Это эгоистично, но я прошу тебя бросить тут всё и уехать со мной. Чтобы мы начали жить вместе и начали писать свою историю. Сквозь слёзы, Каэде улыбнулась. Самой искренней улыбкой. Она была счастлива, боже, как же она была счастлива. Неважно, что было у неё здесь. Она готова бросить всё и всех ради счастья с ним. — Да, да. Я согласна. Я готова. Я тоже хочу быть рядом с тобой. — Ну, я рад. Акамацу засмеялась. — Ты мог хотя бы сейчас не говорить своё "ну"? — Извини, привычка. Но ради тебя я постараюсь исправиться. Молчание. Они слышали собственное биение сердец. — Я люблю тебя, Кайто. — Я тоже тебя люблю, Каэде.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты