Только для тебя

Слэш
R
Закончен
5
Размер:
Мини, 24 страницы, 2 части
Описание:
Чимин как раз начал выходить к мосту, когда заметил парня, стоящего на краю. Он смотрел вниз, и Чимин резко остановился. Сердце тут же застучало чаще. Неужели?.. Пак замедлился и подошёл ближе. Плечи незнакомца подрагивали — он плакал.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

1

Настройки текста
Чимин улыбается Чонгуку и уходит. Они пытались потусоваться в клубе, но в итоге просто выпили и разошлись. Наверное, сегодня у них обоих просто был слишком трудный день. Чимин решает прогуляться пешком. Вокруг ни души, прохладно, и Пак плотнее укутывается в куртку. Они с Чонгуком познакомились в клубе. Быстро разговорились, что не удивительно — у них всегда находилась тема. Как-то Чимин предложил Чонгуку поехать к нему, а в итоге переспали. Они знали о том, что не любят друг друга, и обговорили это сразу на утро, посмеявшись, что их ход мыслей действительно схож. Они хотели друг друга, привлекали физически, поэтому секс по дружбе оказался весьма хорошим выходом. У Чимина были влюблённости, симпатии, но чего-то серьёзного — никогда. Возможно, он придавал любви слишком глубокое значение, но для него серьёзные отношения — это какая-то нерушимая сильная связь. Примером были его отец и мать, что спустя столько лет все ещё сильно любили друг друга, мало того, они выстроили связь на взаимоуважении и понимании. Вот только с младшим сыном у них отношения клеились так себе. Старший — Тэмин, их огромная любовь. Уверенный, целеустремлённый, добрый, милый и просто хороший. Женат, ждёт второго ребёнка, унаследует компанию отца и точно справится с этой работой, потому что его глаз заточен на зарабатывание денег. И вечно пьющий Чимин, у которого пепельница на каждой плоской поверхности дома. Пак любит размышлять над чем-то, читать книги о людях и их судьбах, но не о формуле успеха. Конечно, безусловно — родители его любят, помогают, снимают квартиру, но внутренний холод от них тоже исходит. Будто у Чимина на лбу написано «бракованный». Он не оправдал ожиданий. Разочаровал. Мысли об этом почти всегда доводят его до слез — он правда сильно любил свою семью, но чувствовал себя лишним. Обузой. Он бы хотел говорить с отцом о своих чувствах, обнимать мать чаще и пить с ними кофе, но обычно ему просто переводили деньги на карту. Он закончил институт, но не работает. Так убого… Ему самому противно. Друзей нет, в семье моральной поддержки нет, отношений тоже нет. Наверное, поэтому он так отчаянно нуждался в Чонгуке. Чон много разговаривал с ним, никогда не осуждал, да и в постели был прекрасен. Он был единственным другом для Чимина, и появился всего месяца три назад. Пак глубоко вдыхает свежий воздух — местами начал накрапывать мелкий дождь. Вокруг фонарей цвели оранжевые ореолы света. Чимин как раз начал выходить к мосту, когда заметил парня, стоящего на краю. Он смотрел вниз, и Чимин резко остановился. Сердце тут же застучало чаще. Неужели?.. Пак замедлился и подошёл ближе. Плечи незнакомца подрагивали — он плакал. Чимин приблизился ещё. Парень стоял в наушниках, видимо, слушал музыку, и совсем не заметил подошедшего. Не совсем ясно: пытался он покончить с собой, думал об этом или ещё что-то, но Пак решил не рисковать. Он похлопал незнакомца по плечу, и тот удивлённо обернулся. Длинные ресницы склеились от слез, взгляд отчаянный и раздраженный. Совсем мелкий, явно не старше Чонгука. Он вытащил наушник, и Чимин спросил:  — Ты в порядке?  — А что, не видно? В полном, блядь. Пак почему-то чувствует желание приласкать, успокоить. Он аккуратно обнимает парня, и тому приходится ступить вниз с подмостка.  — Какого черта? Ты кто?  — Тише. Я знаю, что тебе это нужно. Давай так постоим. Незнакомец стоит так около минуты, потом медленно кладёт руки Чимину на спину, прижимается ближе. И заливается слезами. Рыдает отчаянно и доходя до исступления. Пак гладит его по волосам и покачивает из стороны в сторону. Он не знает, сколько они так простояли, но в итоге парень отстраняется, вытирая залитое слезами лицо. Чимин посмотрел ему в глаза и спросил:  — Тебе хоть есть где ночевать?  — Ну… Парк? , — гнусаво прошептал тот, а ответ. Чимин тяжело вздохнул и взял его за руку.  — Окей, пошли ко мне, — Пак повернулся в сторону дома и потянул за собой парня, — Как тебя зовут? Я Чимин, мне двадцать пять. Тэхён беспрекословно пошёл за ним.  — Ким Тэхён. Двадцать лет. Чимин кивнул, переводя взгляд на улицу. Он оказался прав — парень одногодка Чонгука.  — Мне нужно зайти в магазин, купить кое-чего. Потом пойдём ко мне. Переночуешь у меня, утром со всем разберёмся. Ты учишься?  — Нет… У меня… Денег не очень много, поэтому я не смог поступить в университет. Оценки в школе тоже так себе, поэтому… Я работаю.  — Тебе завтра туда нужно?  — Завтра вечерняя смена, но да. Так они и познакомились. Тэхён был немногословным, но оно и понятно, не просто так же он стоял и ревел на этом мосту. Что-то явно произошло, поэтому сейчас он выжат, как лимон. Нужен только хороший сон и еда. Они зашли в магазин, и Пак купил себе четыре бутылки соджу, овощей, немного сладенького. Остальное, вроде, дома было. Только зайдя в квартиру, из Тэхёна вырывается протяжное: «Вааау». Чимин неловко посмеивается. Ему стыдно жить в такой дорогой квартире не на свои деньги, но он тоже безумно любил её. Окна здесь были, конечно, просто мечтой. Чимин хлопнул два раза, и в гостиной, совмещенной со спальней, загорелся свет. Тэхён стоял напротив панорамных окон и смотрел на мерцающий ночной город.  — Хён… Вау… Тебе не страшно пускать сюда такого оборвыша, как я? Чимин снисходительно улыбнулся.  — Если бы ты украл что-то, тебя остановили ещё на первом этаже охранники, — он подошёл ближе, — Лучше смотри, какой город. Мне очень нравится этот вид, — Пак немного помолчал, прежде чем продолжить, — И ты не оборванец, а человек. Всё хорошо. Чимин принёс ему свою запасную пижаму, и Тэхён вытаращил глаза на шёлковую ткань.  — Хён, а проще ничего? Это же… Чимин вздохнул, потирая глаза.  — Это просто пижама. Надень её. Давай. Когда они оба переоделись, Чимин пошёл на кухню и сел за стол, доставая телефон.  — Я сейчас позвоню в доставку. Чего хочешь поесть? В этот момент Тэхён открыл холодильник и обернулся на Чимина. А его глазах сквозило глубокое непонимание.  — Хенним, но тут столько еды! Давай я приготовлю? Улыбка у Тэхёна была светлая, красивая. Чимин не смог удержаться от ответной.  — Да, конечно. Давай. Пока Тэхён оживленно возился с готовкой, Чимин достал из холодильника бутылку соджу. Тэхён тут же скривился, увидев алкоголь.  — Будешь? , — приподнял бутылку Пак. Он не понимал такой реакции.  — Нет уж, этим дерьмом трави себя сам, — отвернулся тот, и Чимин пожал плечами, открывая крышку. Тэхён приготовил рамён. Чимин попробовал совсем немного, когда вытаращился на парня:  — Вау! Он такой вкусный. Тэхён только смущённо улыбнулся:  — Я очень много его готовлю… Уже сильно приноровился. Я умею ещё другое, конечно, но это было быстрее. Чимин кивнул, зажевывая ещё порцию с палочек.  — Спасибо. Буду считать это благодарностью за то, что приютил. Ким закатил глаза, но улыбнулся.  — Спасибо за это всё. Правда. Ты совсем не знаешь меня, но пустил к себе. Кажется моё мнение о богачах поменялось, — младший смотрит серьёзно, прямо в глаза, и Чимин улыбается, кивает, мол, всё в порядке.  — Не переживай об этом. Ты нуждался, а я дал. Всё хорошо. На том и порешали. Они спокойно ужинали в тишине, только Тэхён недовольно стрелял глазами, когда Пак опрокидывал в себя рюмку. Он не пил много, поэтому не совсем понимал осуждения со стороны, но решил, что это больная тема для парня, поэтому убрал наполовину пустую бутылку в холодильник. Ему на сегодня хватит. В итоге Пак положил Тэхёна спать в свою кровать, и тот радостно согласился, потому что засыпая можно смотреть на город за окном. Сам Чимин лёг на красивый и довольно просторный диван, так что никто не был стеснён. Когда утром Пак проснулся, квартира уже была пустой. Снова. Чимин только криво усмехнулся, найдя записку на столе: «Спасибо за всё. У меня нет денег, чтобы заплатить, но я очень благодарен. Завтрак на плите».

***

Чимин ужинал, когда у него зазвонил телефон. Он улыбнулся, увидев имя на дисплее. Звонил Чонгук. — Алло. Соскучился? , — спрашивает Пак. Чон хохотнул.  — Не представляешь как, Чимин… Скучаю по твоим губам.  — Заднице тоже?  — Тоже. Чимин засмеялся и спросил:  — Я не хотел отвлекать тебя сейчас. Как дела?  — Сокджин переехал ко мне. Ему так проще. Постепенно восстанавливается.  — Вы выглядите, как пара. Ты так заботишься о нём.  — Мы не встречаемся. Я никому не изменю, — хихикнул Чон, и Чимин усмехнулся.  — Тогда ладно. Приезжай ко мне сейчас, я дома.  — Думаю, на ночь я не останусь, так что да, скоро приеду.  — Понимаю. Жду тебя! , — сказал и тут же сбросил трубку Чимин. Радость от визита Чонгука поселилась где-то в желудке, и он отправился в душ, чтобы подготовиться. Сегодня явно будет горячая ночка. Пак открыл Чону дверь с яркой улыбкой.  — Привет, Чонгук-и. Думал, уже тебя не увижу… Чон усмехнулся и зашёл внутрь, крепко обнимая Пака. Они решили перекусить салатом и выпить немного соджу.  — У меня тут был случай… Снял с моста мальчика, твоего одногодку. Забрал переночевать. Он утром приготовил завтрак и ушёл, пока я спал.  — Оу, — только сдавленно вставил Чонгук, — Это грустно. Он не ничего не говорил о том, что с ним?  — Нет. Сначала ерепенился, потом я его обнял, а он давай рыдать.  — До сих пор думаешь о нём? Чимин зачёсывает волосы назад.  — Вроде того. Он показался одиноким… Но он милый. Гораздо наивнее тебя, — криво усмехнулся Пак, и Чонгук закатил глаза.  — Жаль, что контактов не оставил. Он тебе понравился что ли? Чимин передернул плечами.  — Не знаю. Может быть. Просто зацепила эта ситуация, теперь думаю об этом. Чонгук молча поднял рюмку со спиртным, и Пак неловко улыбнулся. Они выпили пару раз, прежде чем Чимин с довольной ухмылкой залез к Чонгуку на колени.  — Я так скучал по твоим рукам, ты бы знал, — горячо прошептал Пак на ухо, и Чон прерывисто выдохнул.  — Почему мы вечно играем в парочку, хотя не любим друг друга романтически? , — прошептал Чонгук, смотря в глаза Чимину. Пак грустно улыбнулся, беря его лицо в свои ладони, и тихо сказал прямо в губы:  — Потому что мы оба чертовски одинокие, Чонгук. И тут же прильнул к губам, целуя нежно и сладко. Чимин порой забывает, что Чонгук ещё совсем юный. Если Пак привык жить со своей болью, то Чон был чувственным и порывистым, у него было много желаний и большие мечты. И это хорошо, думал Чимин, потому что у него в этом возрасте в голове был только ветер. Чонгук красивый, хороший, и, видит бог, как бы хотел Пак любить его. Он часто представлял, как бы это было? Будь они счастливой влюблённой парой? Наверное, чудесно. Их отношения были построены на уважении и взаимопонимании, но это была крепкая дружба с привилегиями. Если бы у них были любимые, они бы легко отказались от секса друг с другом, но разговоры за бокалом вина — это слишком дорого сердцу. Чонгук добрый и амбициозный. «У него всё получится», — твёрдо говорил себе Чимин. Он знал и чувствовал это, пока Чонгук смущённо говорил о бывшей художественной школе, о мечтах быть художником, об искусстве. Как его глаза сияли при разговоре. Чимин ценил это в нём больше всего. Он говорил: «Чонгук, твоя страсть не с проста, верь сердцу», — и Чон слушал, потому что внутренне знал это. У Чимина же в сердце дыра. У него было все, чего он захочет, вот только счастья — нет. Он вечно напарывался не на тех людей, и это привело к недоверию и закрытости. В мире, где все хотят от тебя выгоды. Всем нравится только твоя внешность и кошелёк. Чимин чувствовал себя собой только с Чонгуком. Он всегда говорил все мысли, рассказывал о себе. Тогда, лёжа в кровати и попивая вино — они говорили друг с другом сердцами. Несмотря на статус в обществе, счёт в банке, личные проблемы. И поэтому Чимин ценил это больше всего. Время, проведённое с Чонгуком, имело ценность гораздо больше, чем деньги. Такое не купить. И он все ещё не любил Чонгука, как парня. Пока в наслаждении шептал его имя, вплетал пальцы в его волосы и оставлял засосы на его шее. Бесспорно, их глубокая связь была невероятна. Но они все ещё были просто друзьями. Это ли было причиной того, что Чимину в голову закрались мысли о том, что он не умеет любить? Или ещё что-то? Может, его было и не за что любить? Когда он говорил эти мысли Чонгуку, тот всегда отрицательно качал головой. «Любовь — это не так просто, хен. Это не значит, что ты плохой или какой-то не такой… Ты просто встречал не тех людей. То, что ты подразумеваешь под словом любовь, некоторые не испытывают и раза за всю жизнь. Ты очень серьёзен в этом плане. Интересно, что в других вещах ты очень легкомысленен.» Чонгук кладёт его в кровать, целует и жарко ведёт руками по телу. Он снимает с него одежду и заставляет молить. Почему Чимину этого недостаточно? Разве ему нужно восполнять не только физические потребности?  — Чонгук?  — Мм?..  — Поцелуй меня, пока трахаешь.  — Чи, это не очень удобно, — стон вырывается с его губ, — Но ладно. Немного, — шепчет Чон, и Пак заламывает брови, когда он выполняет его просьбу. Обязательно ли создавать эту романтическую атмосферу? Играть в любовников? Нет, конечно нет, но иногда Чимину так сильно хотелось этого. *** Город за окном как будто пепельный. Стойкий синий цвет неба красит все эти бетонные улицы в холодный голубой, постепенно загораются крупинки-фонари. Чимин любит наблюдать за этим, лёжа в своей кровати. Чонгук, как всегда, был хорош. Пак слышит, как открывается дверь ванной. Он поворачивается и смущённо улыбается, столкнувшись взглядом с Чонгуком.  — В последнее время ты какой-то другой. Пак удивлённо приподнимает брови:  — Да? Это всмысле?  — Улыбаешься часто, затрагиваешь свои личные темы в разговорах. И секс стал… Таким романтичным? Не знаю, раньше ты был чёртовой бестией, а теперь «поцелуй меня».  — И что, это плохо? , — нахмурился Чимин.  — Нет, — Чонгук улыбнулся, — Мне приятно наблюдать за этим. Ты будто оживаешь. Ты научил меня идти к своей цели и верить в себя, — Чон улыбнулся чуть шире, — А я тебя доверять и открываться? , — он сел кровать рядом с Чимином, тут же зарываясь рукой в чужие чёрные густые волосы. Пак прикрыл глаза, расслабляясь под лаской.  — Да, наверное. Хорошо, что мы познакомились тогда в клубе… Чонгук хихикнул.  — Почему-то всех своих друзей встречаю в клубе. Это звоночек? Чимин засмеялся:  — Определённо, — он помолчал немного, прежде чем продолжить, — Знаешь, я читал, что люди, прожигающие себя в барах, пытаются создать иллюзию счастливой жизни. Так что не удивительно, что все твои друзья с какой-то чертовщиной в голове. Чонгук улыбнулся, и поцеловал Чимина в лоб. Место, где коснулись его губы, будто сохранило тепло. Никто не целовал Чимина вот так. Пак ощущал Чонгука как члена своей семьи. Чимин слабо улыбается, стараясь сохранить это чувство в груди.  — Всё потому, что я такой же, как и вы, — прошептал Чонгук, — Я нахожу свои родственные души. *** Парни подремали около часа, а потом Чонгук собрался домой. Они выпили ещё соджу, прошлое выветрилось. Чимин вызвался его проводить до середины пути, потому что он собрался идти пешком. Свежий уличный воздух играл в волосах, когда они распрощались. Чимин напоследок поцеловал Чона в щеку, и они разошлись. Чимин решил вернуться домой через мост, пусть и приходилось тогда идти дольше. Ему нравился вид, открывающийся оттуда. Только издалека заметив фигуру, сидящую на асфальте, он внутренне замер. Сердцебиение ускорилось. Он усмехнулся, подойдя ближе. И правда. Тэхён. Чимин медленно подошёл и сел рядом с ним. Раз Ким не отреагировал, значит, узнал. Они посидели так пару минут.  — Опять пил это дерьмо? , — внезапно пробубнил Тэхён.  — Что?  — От тебя снова воняет алкоголем.  — Да.  — Фу.  — Ага. Помолчали.  — Идём ко мне? Есть хочешь? , — спросил Пак, наконец поворачвая голову и смотря на Кима. Его щеку «украшал» синяк. Чимин внутренне подобрался. Кто это его так?  — Давай, — сказал Тэхён, поднимаясь. Они в тишине добрались до дома Чимина. Ким ничего не говорил, только ронял слёзы, раздумывая о чём-то своём. Уже было поздно, поэтому они поужинали, и Пак стал собираться ко сну. Когда Чимин вышел из душа, вытирая полотенцем волосы, Тэхён сидел на кровати, прижав ноги к груди, и смотрел в окно. Он выглядел как котёнок, брошенный на улице. Пак медленно подошёл и сел рядом с ним. Он взял Кима за руку, отметив, что те трясутся.  — Если тебе есть, что рассказать, ты можешь со мной поделиться, Тэхён, — прошептал он, рассматривая красивый профиль парня. Ким медленно перевёл на него взгляд. В комнате был полумрак, и глубокие тени залегли на его лице.  — Мне стыдно.  — За что? , — спросил Чимин, поглаживая трясущиеся руки. Бедный ребёнок.  — Говорить об этом, — сдавленно прошептал Тэхён.  — Ты можешь поделиться со мной. Я не буду осуждать или смеяться. Давай хотя бы просто поговорим об этом. Ким кивнул и снова перевёл взгляд на вид за окном.  — Мои родители… Нашли у меня в телефоне сохранённые фото целующихся парней. Поэтому меня решили избить. Сейчас у меня много мыслей, потому что… Я не считаю, что это плохо. Это нормально. С этим рождаются, — его глаза напомнились слезами, — Это не болезнь.  — Они сказали, что ты больной? , — аккуратно спросил Чимин.  — Да. Не только, конечно, но это зацепило больше всего. Не думаю, что они любят меня.  — А в прошлый раз?..  — А в прошлый, — он сглотнул, — Они пили и выгнали меня из дома. В целом, не удивительно. Такое происходит часто. Чёртовы алкоголики. Сердце Чимина пропустило удар. Дак вот почему Тэхён так относится к алкоголю?  — И часто ты ночевал в парке? Ким усмехнулся. По его щекам потекли слезы.  — Да.  — Теперь ты всегда можешь идти ко мне, знаешь? Ты запомнил адрес? Тэхён повернул голову и посмотрел Чимину прямо в глаза. У него были синяки под глазами, опухшие красные от слёз глаза, а губы подрагивали, как у ребёнка.  — Спасибо, — сдавленно прошептал он, и Чимин прижал его к себе, обнимая. Ким тут же обвил руки вокруг него, прижимаясь крепко. Постепенно его рыдания всё нарастали. Он будто выпускал из себя те литры слёз и боли, что накопил. Ему приходилось бороться с этим в одиночку. Ему не хватало любви. Впервые какой-то незнакомый человек проявил к нему сочувствие и захотел помочь. Тэхён никогда в этом не признается, но он влюбился в этого парня ещё тогда, в первый день на мосту. Да, по-детски, потому что в первую очередь это было восхищение — безумно красивый, богатый человек помог ему. Чимин сразу стал восприниматься как что-то недосягаемое и прекрасное, что-то из другой жизни, где нет боли. Где нет пьющих родителей, снова и снова разбивающих юное сердце, готовое любить несмотря ни на что. И теперь Тэхён цеплялся за плечи Чимина, как за спасательную шлюпку, глубоко вдыхая запах дорогого порошка от одежды. Почти все, что было связано с Чимином, казалось чем-то невероятным и сказочным.  — Прости, — хрипло прошептал Ким, отстраняясь от Пака, — Вот черт, я такой никчёмный. Лучше бы сдох, — говорит он сдавленно, но осекается, когда замечает изменившийся взгляд Чимина.  — Скажи… Тогда, на мосту. Ты думал об этом? , — Пак смотрел остро, и Тэхён немного сжался. Он не ответил, и Чимин вздохнул. Он вытер рукавом домашней рубашки лицо Кима, и серьёзно спросил, — Ты правда хочешь умереть?  — Да, — немного задумавшись, ответил Тэхён. После неловкой паузы Чимин прошептал:  — Утром не уходи никуда. Я свожу тебя в одно место. Не врач, не полиция, поэтому не ссы. Просто покажу кое-что. Тэхён медленно кивнул, и Чимин хлопнул два раза в ладоши. Отключился свет, и Ким удивлённо распахнул глаза. Чимин только улыбнулся.  — А теперь спать, — сказал он, утягивая за собой на кровать Тэхёна. Даже когда Пак уснул, Ким продолжал разглядывать его лицо в темноте. Слабый свет от города шёл из окон, и его хватало. Тэхён закрыл глаза только тогда, когда уже совсем не мог сопротивляться сонливости, думая о том, что всё же этот хён какой-то непонятный. Утро выдалось прекрасным. Светило солнце, небо было голубым и чистым. Тэхён встал довольно рано, но не ушёл, как обещал Чимину. Он приготовил завтрак, тяжело вспоминая ночь. События прошлого дня грузом легли на плечи. Куда его повезёт Чимин? Что ему делать с родителями? Только проснувшись, Чимин выглядел каким-то холодным и отстраненным, думал о чем-то. Тэхёну было неловко. Когда они сели за стол, Пак серьёзно посмотрел на Кима и спросил:  — Теперь, когда ты не на эмоциях и выспался, я спрошу ещё раз. Ты хочешь умереть? Ким чуть не подавился. Ему была неприятна эта тема. Подобное поведение раздражало.  — Почему я должен говорить с тобой об этом?  — Нет, ты не хочешь умереть, — отрезал Чимин.  — Откуда ты знаешь чего я хочу, а чего нет?  — Доедай и выходим.  — Я никуда с тобой не поеду!  — Не бойся, — Пак усмехнулся, — Просто хочу показать тебе кое-что. Поговорим после этого. Они доедают в тишине, и Чимин выводит Тэхёна наружу. Они садятся в машину и куда-то долго едут. Ким начинает паниковать. Он все равно почти не знает этого странного чувака, и это пугало. Мало ли, что у него в голове? В итоге они приехали к какому-то полю, через которые шли железнодорожные пути. Вдали шёл поезд. Тэхён сглотнул, испуганно смотря на Чимина.  — Что ты делаешь?  — Послушай меня. Тебе всего двадцать. И это дерьмо в твоей жизни… Заставляет говорить тебя об ужасных вещах, которые ты до конца не понимаешь. Тэхён чувствует, что сейчас даст этому самоуверенному хёну по лицу.  — Да какого черта?! , — кричит он, — Ты себя кем возомнил? Чимин рычит, роняет Тэхёна на рельсы и прижимает сверху. Он смотрит ему в глаза, лёжа на нем, держит руки. Тэхён почти задыхается, когда слышит стук по рельсам. Едет поезд.  — Ты, псих! Отпусти! Чимин смотрит в глаза Тэхёну и не даёт ему выбраться.  — Ты хотел умереть? Я тоже. Пак наблюдает за парнем. За тем, как его глаза расширяются в немом испуге, когда он понимает, что Чимин говорит это совершенно серьёзно. Как его лицо бледнеет, как едва заметные крупинки слез собираются в уголках. Чимин чувствует дикий ритм сердца Тэхёна в груди, слышит его учащенное дыхание. Он боится. В эту секунду Тэхён осознает: он действительно боится смерти, не хочет её. Ни мучительной, ни быстрой. Никакой. А вот Чимину все равно. Он не жаждет умереть, но он сейчас и не трясётся, как лист на ветру. Уши глохнут от лязга металла совсем близко, и Тэхёна заполняет первородный ужас. Он не хочет умереть вот так. Поезд сигналит, но этот звук будто отдаётся в сердце, и тогда Чимин резко подрывается, утягивает за собой Тэхёна и валит его на землю с другой стороны. Парни тут же отползают от края, и Тэхён пораженно выдыхает, хватаясь за сердце. Он все же врезает Паку по лицу.  — Ты псих, Чимин! Я тебя ненавижу!  — А ещё хочешь жить, — Пак приближается к его лицу, ловит рваное дыхание и смотрит в глаза, — Для меня это самое главное. Я привык к ненависти, мой сладкий, она меня ничуть не смущает. Пойми, я не хочу высмеять твои чувства. Боль — это нормально. Желание быть замеченым — тоже. Но внимание можно привлечь другим способом. Правильным. Получить любовь можно и по-другому… Он проводит носом по щеке Тэхёна, вдыхая его запах. Ким чувствует, что готов постыдно разреветься от пережитого шока, и цепляется пальцами за плечи Чимина. Он прижимает его ближе к себе, утыкается носом в шею и старается успокоиться. Они точно больные. Поезд гнал мимо них, пуская потоки воздуха в волосы и угрожающе лязгая о рельсы.  — Ты хочешь любви и внимания, а не смерти. И это прекрасно. Живи, слышишь? Я когда-то был как ты, — шепчет Пак Киму прямо в ухо, — Только любил алкоголь ещё больше и баловался наркотиками. Я надеялся умереть от передоза, но меня вытащили медики. И знаешь, что я почувствовал, когда открыл глаза? Облегчение. Потому что родные были рядом, они волновались жа меня. Они вспомнили обо мне. Понимаешь?  — Я все равно ненавижу тебя, — сдавленно сказал Ким. Он понимал, что Чимин прав. Тэхён не болен депрессией или ещё чем-то серьёзным. Он просто хочет внимания и любви. И Пак был первым, кто не обвинил его в этом.  — Хорошо, — усмехнулся Пак, — хорошо.

***

Тэхён не ушёл из кровати на утро. Чимин проснулся, ощущая, как кто-то уткнулся ему носом между лопаток, согревая дыханием. Пак сонно улыбнулся. Ему очень нравилось спать с кем-то, жить с кем-то. Как-то в студенческие годы он часто ночевал со своими друзьями. Чимину нравилось ощущение семьи, полного дома, разделенного на двоих «доброе утро». Пак очень расстроился, когда понял, что Чонгук больше не будет ночевать у него, но принял спокойно. Скорее всего, теперь он будет занят Сокджином насовсем. По крайней мере, Чимин ожидает этого в будущем. Конечно, они останутся друзьями с Чонгуком, может, даже познакомятся с Сокджином. Сейчас Пак понимал, что хотел тепла, доброты и любви больше, чем секса. Наверное, это возраст, с усмешкой думал он, вот только так было всегда. Начиная от детства в котором с ним сидела злая и строгая нянька, улыбающаяся во все тридцать два только его родителям. Сзади раздаётся шебуршание от ног Тэхёна по простыням, и через секунду тот уже дергано отстраняется от Пака, отползая дальше. Вот и все, сказка закончилась, думает Чимин. Он переворачивается в постели и тихо говорит:  — Доброе утро, — улыбка трогает его губы, — Как спалось? Тэхён смотрит ему в глаза и невольно начинает улыбаться в ответ.  — Мне тут так спокойно и тепло… Спалось даже слишком хорошо. А тебе, хён? Во сне ты что-то мурлыкал, я думал, тебе снится кошмар. Чимин усмехнулся:  — Мурлыкал? На лицо Кима налезла недовольная гримаса.  — Не порть момент, прошу тебя. Пак засмеялся, потирая ладонью глаза. Ким обвел его взглядом, отпустив смешок. Он всегда как-то неосознанно отзеркаливал улыбку Чимина. Безумно красивого Чимина, который сейчас встаёт с кровати, медленно потягиваясь. Его волосы слежались и торчат в разные стороны, лицо немного припухло, а голос хрипит, но для Тэхёна он все равно самое прекрасное, что есть в его жизни. Он ему об этом, конечно, не скажет. По крайней мере, не сейчас. Да и вообще, он и так много о себе думает. Чимин направился в душ и по пути развернулся к Тэхену:  — А ты чего не идёшь? Пошли умываться.  — Ты мне не мама, — съязвил Ким, но всё направился за Чимином через пару минут. Когда Тэхён начал чистить зубы щёткой, что они вчера купили в магазине вечером, Чимин с этим уже закончил и залез в душевую кабину, быстро раздевшись. У Кима чуть челюсть не отпала. Он шокированно посмотрел на Чимина сквозь прозрачные двери душевой. Пак приподнял брови и открыл их. Тэхён поспешно отвёл взгляд от его обнаженного тела, и Чимин усмехнулся.  — Ну и чего такого будоражащего во мне? Признаю, я красив, но ты перегибаешь…  — Ничего будоражещего! Мне вообще всё равно! , — гордо заявляет Ким сосредоточенно пялится на своё отражение в зеркале, продолжая начищать зубы. Чимин засмеялся и вышел из кабины, подходя к нему позади, и поставил подбородок на плечо, заглядывая в глаза через отражение. Тэхён чуть не поперхнулся пеной от пасты, а Чимин снова ехидно засмеялся. Возможно, ему немного стыдно за то, что он откровенно издевается, но это так весело, что ничего не может с этим поделать.  — Можешь помыться со мной? , — не очень уверенно предлагает Чимин. Он за этим ничего пошлого не имеет ввиду, они часто так делали с братом, а вот глаза Тэхёна округляются. Пак снова смеётся, утыкаясь носом в плечо парня.  — Тэхён, ты такой драматичный. Ничего такого, я не совращаю маленьких детишек, — едко вставляет Чимин, и это срабатывает. Ким сплевывает пену, полоскает рот водой и говорит:  — Мне двадцать, хён. Я совершеннолетний. Не ребёнок. И да, я могу помыться с тобой. Так даже быстрее, — важно сообщает он, начиная стягивать с себя футболку. Чимин улыбается. Тэхён ощущается совсем не так, как Чонгук. Тот в самом начале знакомства изучал уверенность и сексуальность, а Тэхён нежный, добрый и невинный. Чимин почти физически ощущал, что Ким нуждается в заботе и любви. Пак мог это дать. Он хотел это сделать. Помылись они спокойно. У Чимина на стеклянной полочке в душевой стоит один шампунь и один гель для душа, губка. Рядом тюбик с маслом для волос и тела, крем. Совсем скраю смазка в тюбике. С запахом малины. Чимин морщится, когда взгляд Тэхёна падает туда, но Ким ничего не говорит, только по лицу видно смущение. Пак включает тёплую воду, и она тут же заливает глаза. Парни набирают шампунь и моют волосы, потом тело с гелем для душа, и кабина наполняется его запахом. Тэхен удивлённо нюхает тюбик.  — Вау! Пахнет, как настоящая дыня. Я даже есть захотел. Чимин смеётся.  — Сейчас пойдём завтракать. Тэхён мягко улыбнулся. Мыться с кем-то оказалось довольно приятно. Это сближает, и ощущается какая-то внутренняя связь. Что-то вроде чувства, возникающего во время совместной готовки с кем-то или разговора по душам. После душа Тэхён приготовил завтрак, явно наслаждаясь процессом, а Чимин только рассматривал его, милого и пахнущего дыней. Ким был одет в домашнюю одежду Чимина, которая ему маловата. Обтягивающая футболка, обтягивающие серые треники… Чимин отводит взгляд. Он не должен пялиться. Тэхён сияет, когда садится рядом за стол и ставит тарелки с омлетом перед ними. Как же легко его сделать счастливым, думает Чимин.  — Ты весь будто светишься от счастья, — замечает Пак, и Тэхён передергивает плечами.  — А почему нет? У тебя красиво, чисто, много еды, а ещё… Ну, здесь есть ты и… Я могу готовить, мне это тоже нравится… То есть просто нравится, ты-то мне не очень нравишься. Ну то есть я очень тебе благодарен., — заминается совсем Ким, и Пак вздергивает бровь.  — Чего?  — Ничего! , — отчаянно вставляет Тэхён и берёт в руки палочки, быстро запихивая омлет в рот. Чимин смеётся. Ну правда же, такой ребёнок.  — Нет ничего плохого или стыдного в том, что тебе нравится у меня, нравится готовить или нравлюсь я, — Пак усмехается, — Ты мне тоже нравишься. Милашка. Я бы тебя затискал. Тэхён хмурится и смотрит на него.  — Тебе обязательно всегда перегибать палку и портить момент? Чимин смеётся, легко хлопая стол ладонью. Тэхён не сдерживается и тоже посмеивается. В его глазах горят искры, а щеки розовеют. Чимин не перестаёт умиляться, только вот сам выглядит также.  — А ещё сегодня и вчера ты не пил, — довольно заявляет Ким, и Пак усмехается.  — Стараюсь подавать пример детям.

***

Пак удивился, когда услышал звонок в дверь ближе к ночи. Они с Тэхёном говорили, сидя на кровати. Хотя, конечно, внутренне он прекрасно догадывался, кто может придти. Чимин открывает дверь и хмыкает. Конечно, кто же ещё.  — Чонгук?  — Чимин-и, мне нужно поговорить. И место для ночлега… Прости. Пак вскидывает брови, но пускает Чона домой, параллельно осматривая. Вроде, всё в порядке. Даже трезвый.  — Чонгук… У меня тут Тэхён. Так что если тебя не смутит его присутствие. Чон замирает и смотрит в глаза Чимину пару секунд, постепенно доходя до того, что он сказал.  — А… Да. Да, конечно. Думаю, я могу спать хоть в ванной.  — В ванной не обязательно, — усмехается Чимин. Чон давит неприятное ощущение в груди. Он немного ревнует. А ещё он не понимает, может ли касаться сейчас Чимина или, тем более, поцеловать его, что хотелось бы сделать вместо разговоров. Просто забыться, включить спокойную музыку, выключить свет, и чтобы только Пак рядом, никаких мыслей. Немного алкоголя сверху, как вишенка. Это то, как они всегда успокаивали друг друга. Тэхён сидит в гостиной и удивлённо оборачивается на Чонгука. «Красивый», — думает про себя Чон.  — Это Чонгук. Мой… Друг, в общем. У него возникли проблемы, он сегодня тоже у меня.  — Твоя квартира похожа на приют, — усмехается Тэхён, вместо того, чтобы подойти и поздороваться. Чонгук морщится.  — И тебе приятно познакомиться, да. Тэхён немного виновато смотрит на него, и Чонгук смягчается.  — Вы одногодки, — вставляет Пак, и Чонгук вздергивает бровь.  — Вот как. Ладно. Чимин, у тебя есть что покрепче? , — говорит он, направляясь на кухню. Пак издаёт утвердительный звук и оглядывается на Тэхёна. Тот смотрит остро, жёстко и осуждающе.  — Я тебя старше, Тэ. И живу так, как хочу. Всё в порядке. У него проблемы… Мы немножко выпьем, поговорим и спать. Ты пока занимайся, чем хочешь. Ким выглядит немного уязвленным, и Чимин подходит к нему, садясь рядом и заглядывая в глаза.  — Прости. Я знаю, что тебе это неприятно, но я не могу подстраиваться под тебя. Ким кивает, рассматривая свои пальцы.  — Ты тоже прости. Я у тебя уже третий день. Завтра я уйду, правда. Чимин мягко улыбается.  — Всё в порядке. Меня это не беспокоит. Просто не хочу, чтобы ты сейчас расстроился из-за меня.  — Ты слишком много сделал для меня, я не в праве злиться, — говорит Тэхён и отворачивается. Чимин считает, что разговор окончен и уходит на кухню. Чонгук сидит с рюмкой и уже немного опустевшей бутылкой грейпфрутового соджу. Он упёрся взглядом в стену, явно думая о чем-то. Чимин сочувственно улыбается и садится рядом.  — Что произошло?  — Сокджин меня поцеловал. Пак пялится секунды две и хлопает глазами, прежде чем аккуратно спросить:  — А что именно тебя расстроило в этом? Что вы больше не друзья?  — Он смотрел на меня, как на инопланетное чудовище, когда я сказал, что гей. Он не знает об этом абсолютно ничего. И тут понимает, что его влечёт ко мне. Он поцеловал и убежал в комнату, закрыл дверь. Теперь я просто не знаю, что делать. Чимин напряжённо вздыхает.  — Ты его любишь?  — Думаю… Он мне нравится. Я был совсем не против целовать его. Это тоже меня расстроило. Ты же знаешь моё отношение к этому…  — Да, да, — успокаивающе шепчет Чимин, приглаживая волосы Чонгука, — Что собираешься делать?  — Не знаю, — сдавленно шепчет Чонгук и наливает себе ещё одну рюмку, тут же выпивая её, — А у тебя с Тэхёном что?  — Пока ничего. Мне просто нравится проводить с ним время. Он очень милый, — говорит Чимин, пожимая плечами, — Скажи честно, ты сюда ехал, чтобы переспать со мной?  — Да. Чимин усмехнулся.  — Чонгук, ну ты… Есть другие способы забыться, кроме этого и алкоголя. Чон раздражённо цокает.  — Ты тоже только так успокаиваешься, Чимин. Ты понимаешь, как это происходит… Чимин кивает и кладёт голову на плечо Чона.  — Дай Сокджину время. Он должен всё обработать в голове, — говорит он тихо.  — Я понимаю, — тихо шепчет Чонгук в ответ, прижимаясь к Чимину крепче, — Просто мне… Ещё и тоскливо. Всё меняется. Времена, когда мы с тобой пили дорогое вино в твоей кровати по пятницам и субботам… Когда ты иногда привозил меня в институт или забирал оттуда. Я скучаю. Мы так много говорили о нас и будущем, целях и разочарованиях.  — Я помню, всё помню, Чонгук. Иногда одолевает какая-то тоска, правда?  — Да, — тихо отвечает Чон. Тэхён спокойно сидел в гостиной, пока Чимин с Чонгуком сидели на кухне и говорили. Примерно через полтора часа они прошли мимо него в ванную. Держась за руки. Тэхён прикусил губу с внутренней стороны. Чимин упоминал Чонгука, Тэхён знал о нем, но их отношения… Ким ничего не понимал. Внезапно из ванны слышится весёлый взвизг Чимина. Тэхён напрягается и подходит к двери. Он подслушивает, но прямо сейчас ему всё равно. Сердце обрывается вниз, когда он слышит характерный для поцелуя звук. Чимин что-то приглушенно говорит, но Тэхён не различает. Снова этот чмок.  — Чонгук, ну зачем ты это делаешь?  — Красиво!  — Ты пьяный, — довольно громко и со смехом замечает Чимин. Тэхён кривится.  — Тебе так идёт, — а затем снова звуки поцелуев, тихий стон… Тэхён быстро уходит в гостиную. Он напряжённо смотрит в окно. Город мерцает в темноте. Он хочет, чтобы Чонгук не приходил сегодня вечером, хочет забыть то, что услышал. Ему приходится снова напомнить себе, что он не в сказке. Тэхён спокойно собирается ко сну. И на что он только надеялся? Для Чимина он только ребёнок, которому хочется помочь. Ким сам напридумывал себе непонятно чего, а теперь расстраивается. Чимин с Чонгуком выходят из ванной спустя минут пятнадцать. Тэхён переоделся в одежду для сна и сидел на кровати, задумчиво рассматривая стену.  — Что сидишь? , — спросил Чимин. Киму не хотелось смотреть на него, но он это делает. У Пака припухшие зацелованные губы и засосы по всей шее. Тэхён бесстрастно окидывает его взглядом и холодно говорит:  — Я не знал, где мне лечь. На кухне слышится звон бутылок, выбрасываемых в мусорку. Чонгук прибирал за ними. Чимин окидывает комнату взглядом и шепчет:  — Ну, ложись в кровати. Давай. Где мне лечь? На полу или с Чонгуком?..  — Со мной, — твёрдо проговорил Ким, и Пак немного опешил, — Всё в порядке, ложись тогда со мной. У тебя огромная кровать, сюда и Чонгук влезет. Только не рядом со мной, пожалуйста. Чимин кивает и укладывается спать. Чонгук, конечно, завалился спать с ними, только услышав предложение Чимина. Он прилип к Паку, прижимая его к себе. Наверное, это уже привычка. Тэхён чувствует вкус досады на языке, но Чимин аккуратно берёт его за руку и шепчет.  — Всё хорошо?  — Нет, — честно отвечает Тэхён.  — Прости.  — Спи давай. От тебя пахнет алкоголем. Чимин усмехнулся, но не ответил, проваливаясь в сон с чувством вины на душе.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты