На грани

Гет
R
В процессе
3
Размер:
планируется Миди, написано 59 страниц, 6 частей
Описание:
Не зря ведь говорят, что любовь - штука беспощадная. Как огнестрельное оружие в руках неумелых стрелков. Особенно, когда стреляет только один. Особенно, когда оружие и вовсе, хранится под строжайшим запретом.

Преступный мир, азартные игры, власть и любовь. О многом ли это говорит?
Примечания автора:
Осторожно! Работа насквозь пропитана преступным миром и дорогим бренди.

Думаю и без объяснений понятно, какое направление и посыл будет содержать данная работа. Довольно необычный пейринг во главе, да и тема, я вам скажу, тоже не из легких.

Ах, да. Драма, моя любимая драма! Уж извиняйте, такой у вас автор...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 6 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава II. Ошибка

Настройки текста
Утренние лучи солнца пробивались сквозь тонкий занавес, ослепляя и заставляя парня раздраженно пощуриться сквозь сон. На часах было одиннадцать утра, прохладный ветер пробивался в комнату через приоткрытое окно, порывами заставляя бумаги со стола взмывать в воздух. Шум проезжающих мимо автомобилей было слышно как никогда отчетливо, в то время как из дальней части дома послышались приглушенные звуки. Куроо же, сонно потирая глаза подскочил на мягкой постели и принял боевую готовность, по-прежнему располагаясь в сидячем положении на своей кровати. Еще не отойдя ото сна, Тецуро никак не мог понять, чем был источник шума в столь раннее время, учитывая то, что живет он совсем один. — Джиён-сан? — Сонным, хриплым и слегка приглушенным голосом прокричал тот, полузакрытыми глазами глядя в дверной проем. Прошло достаточное количество времени, но ответа так и не последовало. И даже если Тецуро будет переполнять волнение и любопытство, в силу своей лени и утреннего бессилия Куроо ни за что не поднимется с постели. Парень терпеливо дожидался пока шум не стихнет, либо к нему на встречу не выйдет незваный гость, что столь бестактно нарушил сладкий дрём и покой Тецу. Обратно откинувшись назад, Куроо склонил свою голову над подушкой и решил просто забить на того, кто даже не соизволил показаться ему на глаза в его же доме. Сонливость брала свое, полностью овладев сознанием еще не проснувшегося полностью Тецу. Не прошло и десяти минут, а Куроо уже сладко посапывал и наслаждался красочными снами. — И почему же ты подумал, что я — это Джиён? — Приятный мужской голос вывел парня из сна, а сонливость и вовсе, как рукой сняло.  — К-кенма? — Снова приняв сидячее положение, в изумлении уставился на него Куроо. — Ты чего тут делаешь? — Уложив свои непослушные и растрепанные после сна волосы, Тецуро никак не мог уняться, словно видел Козуме у себя дома впервые. Блондин стоял в дверном проеме, опираясь об деревянный косяк. Как и обычно, Козуме явился в своей привычной черной толстовке, спортивных штанах и удобных, белых кроссовках. В руках парень держал свежезаваренный кофе, а из кармана выпирала уже разрядившаяся приставка. — Сколько ты тут? — Не торопясь заправляя за собой постель, сонно пробормотал себе под нос Тецуро. — Ну, часа четыре. — Спокойно ответил Кенма, отпивая горячий кофе из кружки Тецуро. — И что тебя сюда привело в столь ранний час? — Никак не удивляясь пунктуальности и собранности друга, продолжал расспрашивать его тот. — Ждать тебя в офисе — скука смертная, а сегодня я работаю до обеда. — В своей сдержанной и спокойной манере пояснил Козуме. — Я позвал на сегодня парней, приберись тут. — Ставя кружку на стол, блондин принялся собирать разбросанные по полу бумаги. — Что? — Натягивая домашнюю черную футболку, Тецуро кинул вопросительный и непонимающий взгляд на Козуме. — По какому поводу? — Слегка возмущаясь самодеятельности друга, Куроо недовольно выгнул бровь. — Я смотрю, ты совсем забыл про наш план? — Разглядывая одну из поднятых с пола бумаг, напомнил ему Кенма. — И кстати, относись бережней к чертежам и заметкам. — Сложив все бумаги в стопку, Козуме понёс их в сторону письменного стола Куроо, дабы спрятать бумаги в ящик. — Черт возьми, точно. — Устало выдохнул Куроо, демонстративно запрокидывая голову назад. — Я и забыл, что мы должны были что-то там обсудить. — Уставшими глазами вглядываясь в потолок, Тецуро пытался собрать все мысли в кучу. — Не что-то там, — Добавил Кенма. — А наше дело. — Бестактно поправляя своего друга, лишь сильнее надавил на него блондин. — Больше никого не будет? — Внезапно задумался Тецуро. — Ну, твоя «Нуночка», будет помогать нам с основными делами. — Насмешливая улыбка растянулась на лице блондина, а после в него полетела одна из самых тяжелых и набитых подушек. — Пощади меня! Не надо больше припоминать мне об этом, — Сгорая со стыда, жалобно заныл Тецуро. — Кто же знал, что в Корее не принято называть так девушек! — Словно дитя малое, громко и стыдливо восклицал Куроо. — Ладно-ладно, — Довольно сдержанно рассмеявшись, Кенме уже надоело слушать нытье друга по этому поводу. — Но когда встретишь Джиён сегодня, постарайся не умничать и не разбрасываться корейскими обращениями. — Похлопав Тецуро по плечу, Козуме прошел мимо, направляясь ко входной двери. — Ты куда? — Обернувшись в сторону друга, недоумевающее пялился на него Куроо, сидя в полуобороте на ручке кресла. — Юджи попросил купить бренди, больно сильно он любит выпить. — Пояснил ему Козуме, прежде чем закрыть за собой входную дверь. Тяжелый вздох парня наполнил всю комнату, а после послышалось тихое ругательство. — Последнее задание, — Пробормотал себе под нос Тецу. — И я буду свободен. — Как только мысли об этом с теплотой заполнили его сердце, напряжение и усталость на мгновение покинули его. Да, то, чем занимались парни — далеко не простое дело. Постоянное напряжение, риск, ссоры и разборки — все это преследовало их с самого начала их нелегкого пути. Но знаете, самое трудное в этом деле было даже не это. То, что с самого первого дня напрягало Тецу, вгоняя в отчаяние и бессилие, так это то, что все чем занимались они уже на протяжении двух лет — незаконно. Быть может, сейчас не совсем понятно что к чему, но раскрывать все карты и тузы припрятанные в рукаве тоже не дело. О, как же Тецуро хотелось нормальной жизни. Да-да, именно нормальной. Ведь то, что происходит в его жизни на протяжении двух лет, это самое что ни на есть ненормальное и незаконное дело. Порой парень лежал обессиленный и отчаянный на холодном полу после очередного задания, но по-прежнему не сдавался. И даже если ему казалось, что пора завязывать с этим, что лучше вернуться к обычному образу жизни, его упорство и тягота к криминалу не давали ему опустить руки так легко. В очередной раз заверив себе, что это того стоит, что нужно лишь перетерпеть эти непростые времена, Тецуро с горем пополам поднялся с кресла и направился к окну. «Да уж, отличный день для бренди.» — Усмехнулся про себя Тецу, вспоминая как собственноручно тащил выпившего Терушиму до его дома после очередной из посиделок. Слегка отодвинув кухонные занавески рукой, Куроо наблюдал за жизнью кипящей вне стен его дома. Автомобили изредка проезжали по этой неизвестной никому дороге, а люди спешили по своим делам, не замечая, как жизнь проходит мимо них. Глядя на них Тецуро не мог понять, радоваться ему или плакать? Ведь с одной стороны, жизни этих прохожих в десятки раз легче и счастливее его дней. Но с другой стороны, в этом ли все счастье их однотипных будней? Правильный ли путь он выбрал? Куроо неоднократно задавался подобными вопросами, но солнце слепящее ему глаза раз за разом выводило его из подобных раздумий, поэтому Тецу быстро скрывался за плотным занавесом и больше не поднимал эту тему в своей голове. Чертежи, заметки, планы и отчеты. Как же, черт возьми, ему это надоело! Бумаги были разбросаны везде. Они лежали на полу, на столе, в шкафу с его одеждой, на кухне и даже под ковром. Словно весь его дом это сплошной план или какая-нибудь схема. «Надоело, надоело, надоело! Как же, блять, это уже надоело!» — Судорожно хватаясь за голову, Куроо в отчаянии рвал на себе волосы. И как бы парень не пытался успокоить себя, как бы часто он не подавлял в себе чувство усталости и бессилия — казалось, словно все это было бессмысленно. То, чем занимался Тецуро, полностью обессиливало его и не давало расслабиться. Вечные сомнения и страхи заполняли его изнутри, а разум заполняли бессмысленность и отчаяние. И почему именно его угораздило ввязаться в это дерьмо? Чем же он заслужил эти страдания? Да, хорошо выполненные под его руководством задания приносили ему немалое удовольствие и уверенность в том, что все это было не зря. Неплохой доход, адреналин, безбашенные тусовки, безнаказанность и верные приятели — вот, что приносило ему истинное удовольствие. Но при всем этом казалось, словно в его жизни чего-то не хватает. Словно, он все время поступал неправильно. Сейчас, когда с самого раннего утра он в истерике бился на полу, когда он был готов был разорваться от всех чувств которые переполняли его. В один из нередких дней, когда все валилось с рук и нервы сдавали окончательно. Парень искренне надеялся на то, что в этот раз он оставит все позади. Каждый раз он обещал себе что это последнее задание, что после этого он точно завяжет с этим. Но нет, это был лишь сплошной самообман и отчаянные попытки подавить очередную истерику, начавшуюся на пустом месте. — Куроо? — За спиной послышался тихий девичий голосок. — Ты снова сорвался? — Топот ног у входной двери послышался отчетливее. Тецуро не нужно было оборачиваться чтобы понять, кто же стоит за его спиной и так нежно проговаривает эти слова. Он знал, что на порог его дома явилась Джиён, пришедшая залечить его душевные раны и поднять его с колен. Отбросив сумку в угол комнаты, девушка подбежала к нему, небрежно приземляясь на колени возле него. Нежная рука невесомо коснулась спины, поглаживающими движениями поднимаясь к трясущимся плечам. — Тецу, все хорошо, — Наклонившись к уху парня, обеспокоенно проговорила та. — Потерпи совсем чуть-чуть, мы сможем. — Ловким движением выхватив его руку, девушка холодной рукой вцепилась в нее, крепко сжимая и поглаживая второй. «Мы» — Отчетливо пронеслось в голове парня. — Вставай, парни уже едут, Тецу. — Поднявшись на ноги, Джиён следом пыталась поднять за собой и его. Дрожа поднявшись с пола, Тецуро встал на ноги и выпрямился в спине, а из уст его вырвался полный усталости вздох. — Соберись, — Вновь говорил он с собой, пытаясь вернуться в свое спокойное и адекватное состояние. — Спасибо, Джиён-сан. — Подняв на девушку свой измученный взгляд, Тецуро слабо улыбнулся ей. Девушка отпустила руку Тецу, тут же в смущении отстраняясь от него. — Почему чертежи и документы валяются по всему дому? — Окинув взглядом комнату, неприятно съежилась девушка. — Потому что их нужно собрать, — Сухо отрезал Куроо. Джиён лишь тихо вздохнула, продолжая вглядываться в весь этот бардак и понимать, как много им придётся убрать до прихода парней. Спустя полтора часа утомляющей и беспрерывной уборки во всем доме, Тецуро с Джиён без сил пали на пол, пытаясь привести сбившееся дыхание в порядок. — Убирайся тут, — Обрывисто начала Джиён. — Хоть иногда, дурень. — Отдышка никак не проходила, а злость к Тецуро продолжала кипеть. Куроо тихо усмехнулся, а после расплылся в довольной улыбке глядя на Джиён. Такая уставшая, злая, но по-прежнему до безумия привлекательная и харизматичная. Джиён так недолго знакома с Тецуро, но уже сумела свести парня с ума в первые дни её пребывания в их группировке. Если говорить кратко, то девушка представляла из себя персону далеко не самую простую, и уж тем более не тряпку или неженку потакающую каждому слову. Девушка, примчавшая в саму Японию из Южной Кореи. Сама же Джиён являлась метиской — наполовину Кореянкой, наполовину Японкой. Внешние данные её были, честное слово, удивительны. Рост, как подобающе многим Японкам, еле доходил до ста семидесяти сантиметров. Худое, но не менее эффектное телосложение. Выпирающие ключицы, худые руки и ноги, тонкая талия и аккуратная грудь. Довольно бледная, словно фарфоровая кожа, из-за чего выразительные глаза девушки казались чем-то неземным на фоне всего остального. Как бы правильнее выразиться… Не зря ведь говорят, глаза — зеркало души. Так вот, это определение как никому прежде подходило именно Джиён, обладательнице самых обворожительных и цепляющих глаз. Слегка раскосые, выразительные глаза, первым делом бросавшиеся в глаза любому человеку завидевшему ее впервые. Для азиатки, как бы двояко это не звучало, такие глаза были редкостью. Большие, словно хрустальные глаза не давали покоя Куроо. Цвет этих прекрасных глаз отдавал серым, или даже янтарно-фиолетовым оттенком. Звучит как безумие или бред спятившего человека, но это являлось чистой правдой. Каждому, кому когда-либо удавалось разглядывать её глаза больше чем на протяжении тридцати секунд в изумлении восклицал: «Они фиолетовые, Джиён, фиолетовые!» Аккуратный тонкий носик всегда заставлял людей умиляться или восхищаться её внешними данными, но этот факт никогда не делал её менее серьезной и хладнокровной. Тонкие, словно ниточка губы придавали ей лишь большей привлекательности, а не наоборот, как это бывает обычно. На её белоснежной коже редко можно заметить пунцового оттенка румянец или «свечение», придающее живости ее виду. Всегда холодная, бесчувственная и слегка аристократичная на первый взгляд Джиён, держалась такой почти с самого детства. Жидкие чёрные волосы всегда были идеально вытянуты и собраны за ухо, а с другой стороны слегка небрежно падали ей на плечо. Взгляд был холодным, не выражающим абсолютно никаких чувств. Хорошо поставленная, сдержанная и строгая манера речи. Эмоции редко брали контроль над девушкой, а сочувствия, словно временами и вовсе не было. От чего было неудивительно, почему именно Джиён — единственная девушка во всей группировке, являлась любимицей босса. Но даже несмотря на то, что девушка почти всю свою сознательную жизнь была холодной и бесчувственной, за родных и близких ей людей она была готова пожертвовать собой, хоть и не всегда проявляла к ним эту заботу и любовь. Но зато на опасных, порой даже слишком опасных миссиях, девушка ни раз доказала свою преданность и любовь на действиях, порой даже рискуя собственной жизнью. Сердце этой девушки было чисто и полно любви к дорогим ей людям, но она не привыкла к таким сильным чувствам, поэтому большую часть времени держалась словно в ней нет ничего живого, лишь готовность к любой миссии и любому заказному убийству. Наверное, Джиён была одной из причин, по которой Куроо все еще оставался в этой группировке. Когда-то, в самом начале их пути, Куроо и Джиён были напарниками. Оба являлись первоклассными снайперами и отменными стрелками, всегда выполняли порученные им миссии на отлично, тем самым принося успех и неплохую прибыль в их команду. Все шло прекрасно лишь до одного момента. В один из дней, когда Тецуро не решил для себя, что быть снайпером — не его стихия, парень с болью и горечью на сердце отправился с этой вестью к боссу. Разорвав их недолгий с Джиён союз, Тецуро велели найти напарника для ближнего боя. Девушка восприняла эту новость абсолютно спокойно, без капли горечи или печали. Но в душе же, Джиён была глубоко огорчена и опечалена. Куроо был единственным, кто принимал ее такой, какая она есть. Ей было комфортно работать с ним в паре, но разрыв их союза повлек за собой пропасть в их отношениях. Они так и не смогли подобраться ближе друг к другу, Джиён все еще не смогла простить его, даже не пытаясь понять его мотивов. — Ты уже закончил? — Дверь со скрипом открылась, а после послышалось шуршание пакетов и тихий голос Козуме. — О, Джиён, здравствуй. — Увидев сидящую на диване девушку, слегка поклонился ей Кенма. — И тебе привет, Кенма-сан. — Отозвалась Джиён, тут же поправляя одежду и выпрямляясь в спине. — Куроо, братец! — В комнату ворвался Терушима, притягивая за собой не менее шумного Сатори. Бросившись в сторону невинно сидящего в кресле Куроо, Юджи со всей силы заехал ему кулаком в сушку в знак приветствия. Тецуро скривился в лице и тихо зашипел, а после поприветствовал остальных пришедших. — Явились не запылились, — Бросая непонятный для остальных взгляд на парней, Тецуро стоял у входа, подобающе гостеприимному хозяину дома встречал гостей. «Тендо, Юджи, Кейджи, Дайшо, Кенма и Джиён.» — Мысленно перечислив всю команду, парень облегченно выдохнув закрыл на замок входную дверь, а после вернулся к ребятам. Но как только до Тецуро дошло осознание того, что не хватает лишь самой главной персоны, Куроо тут же обратно бросился в сторону входной двери, тихо отпирая замок который сам только что замкнул. — Где Суна-сан? — Встревоженно прокричал им Тецуро, все еще держась за замок висящий на входной двери. — Он придет сегодня на сбор? — Не получив ответа на предыдущий ответ, Куроо вновь попытался привлечь внимание остальных. — Расслабься, Куроо, вернись к столу. — Послышался хриплый голос Дайшо из дальней комнаты. Внезапно из-за спины к нему подкрался Акааши, невесомо прикоснувшись к плечу Тецуро. — Просто оставь дверь открытую, он зайдет сам, когда посчитает это нужным. — Монотонно проговорил Кейджи, своим приказным тоном прося Тецуро поступить так, как просит он. Акааши, такой властный, неприкосновенный и гениальный. Этот парень всегда был таким, так как именно его Суна-сан поставил во главу всех остальных, пока он сам отсутствовал из-за более важных дел. Именно Кейджи был тем, кто на сборах поручал всем задания, передавая время от времени сообщения от босса. И даже здесь, находясь в своем же доме, Тецуро знал — здесь и сейчас, главный тут Акааши. О, и как бы сильно осознание этого не бесило Тецуро, и насколько бы сильно кровь в его жилах не закипала — приказ есть приказ. И, пока Куроо сам не станет кем-то из них, слегка поднявшись по «карьерной» лестнице, он будет следовать этому неоспоримому приказу.  — Черт, ладно. — Сквозь зубы прошипел Куроо, психуя отбросив замок в сторону. Тецуро разгневанно и униженно двинулся в сторону ребят, дабы налить себе стаканчик бренди и усмирить свой пыл. Именно поэтому, Куроо так не возлюбил общие сборы. Он был никем, а они — высшим звеном. Не то, что бы Кейджи с Суной были жестоки по отношению к остальным, нет. Можно даже сказать, что эти двое, хоть и возглавляли эту группировку беря на свои плечи груз, всегда были лояльны и добры по отношению к сокомандникам. Скорее всего проблема заключалась в самом Куроо, ведь парень был не только властным, но и донельзя не любил уступать кому-либо. Ребята уже расположились по всей гостиной, ведя свою пылкую тираду насчет очередной стратегии или политической шумихи, в которой Тецуро не разбирался и не желал вникать в суть. — Не неси чушь, Дайшо! — Восклицал Сатори, между этим отпивая алкоголь из стакана. — Шиджеру поставил баррель, потому что у него не было сильной комбинации, а не потому, что он настолько опытный игрок! — Сверля взглядом своего напарника по азартным играм, красноволосый неустанно доказывал свою правоту и знание в покере. — Да? — Хитро щуря глаза, усмехнулся про себя Дайшо. — Раз уж он такой неопытный, тогда почему ты, великий карточный игрок, поставив все ва-банк, проиграл Шиджеру все свои фишки? — Задевая Сатори за больное, довольно ухмыльнулся Дайшо. Тендо тут же вскипятился, а после был готов с кулаками наброситься на довольно улыбающегося Сугуру. — Хватит. — Одним резким движением перехватив руку Сатори, холодно уставилась на него Джиён. — Вы пришли обсуждать наше дело, а не ваши игры. — Монотонно проговорила Джиён, от чего в комнате воцарилась мертвая тишина. Сатори тут же успокоился, а Дайшо на мгновение приостановил поток своих язвительных шуток и унижений. Карточные игроки, как их немногие называли, продолжили спокойно сидеть по обе стороны Джиён на кожаном диване Тецуро. — И так, — Войдя в комнату, неспешным шагом Кейджи расхаживал вокруг да около, пока остальные расслабленно расположились вокруг небольшого стола на диванах и креслах. — Вам, как я знаю, уже известна одна из немногих причин по которой мы сегодня собрались? — Поставив свой стакан на конец стола, расположился во главе тот. Козуме притащил из соседней комнаты чертежи и схемы, которые неспешно собирал с пола сегодня утром. Небрежно швырнув их на стол перед ребятами, Кенма и Акааши расположились напротив них, терпеливо наблюдая за тем, как они с любопытством разглядывают эти бумаги. — И? — Первым заговорил Куроо, переводя взгляд с бумаг на Козуме — Ты должен был изучить их на этой неделе, — Без замедлений ответил ему Кенма. — Они все это время лежали у тебя под носом в открытом доступе, почему ты их даже не рассмотрел? — Уличил его Козуме, в который раз раздражая Куроо своей чрезмерной проницательностью и догадливостью. Из уст Тецуро послышался тихий вздох, а после мысленные сожаления о том, что сейчас он находится здесь и выслушивает это словно провинившееся дитя, вместо того, чтобы гулять под руку с симпатичной моделью и не париться о жизни. — Не суть, — Закончив свои причитания и возмущения, резко отрезал блондин. — Давайте решим побыстрее, кто за, а кто против. — Опираясь о край стола, торопился Козуме. — А за что голосуем-то? — Вставил словечко Юджи, уже изрядно опьянев. — Согласны ли вы, — Не торопясь начал Кейджи. — Взять задание посерьезнее и опаснее, чем все те мелкие поручения которым вы следовали все это время? — Сложив бумаги в стопку, тихо постучал ими по столу Кейджи. — Но мы ведь не брались за подобного ранга задания после прошлого раза, тогда, в Токусиме. — Выпалила Джиён, озадаченно и встревоженно глядя на Акааши. — Да, знаю, но… — Болезненно сведя брови к переносице, щурился от головной боли парень. — Ты права, Джиён-сан, — Говоря вместо Кейджи, вмешался Козуме. — Но и нам стоит расширяться, не стоять же нам на одном месте, все время выполняя мелочные задания и получая мизерный доход. — Беседа шла между Джиён и Козуме, в то время как остальные пытались осмыслить сказанное Кейджи. — А что, собственно говоря, нам велено выполнить? — Задался вопросом Куроо. — Ринтаро-сан сказал, что нам придётся выбирать. — Хоть и смутно, но постарался пояснить Кейджи. — Между чем? — В один голос спросили Дайшо с Сатори. — Либо мы нанесем визит старому знакомому босса, точнее, одному из контрабандистов, — Неспешно начал пояснять Козуме. — И чистосердечно попросим его вернуть должок Ринтаро-сану, — Постукивая пальцем по столешнице об которую он опирался, поджал губу блондин. — Либо? — Последовал вопрос от Юджи. — Либо, — Выдерживая паузу, нагонял напряжение тот. — Мы оккупируем казино этого должника, а там уже у него не будет выбора. — Докончив свои пояснения, плюхнулся в кресло возле Куроо тот. Ребята переглянулись как только поняли, что выбора у них по сути то и не было. — То есть, — Вдумчиво начал Дайшо. — Главная цель — некий контрабандист, а именно, его деньги. — Потирая подбородок, задумался Сугуру. — Именно! — Воскликнул Кейджи, обрадовавшись проницательности сокомандника. — Ну, и? — Сложив руки на груди, терпеливо дожидался их решения блондин. — Что вы выбираете? — Вставил Козуме, отпивая бренди из кружки. — Да тут думать то не надо, — Первым отозвался Сатори. — Конечно захват казино! Мы заставим его расплатиться по счетам, а после и проценты потребуем. — Тендо всегда был заинтересован захватами и оккупировками, а уж дельцом он был лучшим, поэтому можно было не сомневаться в его выборе. — Думаю, — Тихо добавила Джиён. — Будет разумнее выбрать простой визит, у нас нехватка стрелков в ближнем бою и снайперов. — Переведя взгляд на Тецуро, всем своим показывая горечь и обиду на парня, быстро отвела взгляд та. — Ну тебя, Джиён-сан! — Обиженно заныл Юджи. — Я отлично гожусь под эту роль, роль стрелка в ближнем бою. — Уверенно заявил Терушима, пылающими глазами глядя на Джиён. Тецуро лишь неприятно поджал губу, от взгляда и намека Джиён стало не по себе. Он прекрасно понимал, что девушка все еще таит на него сильную обиду за то, что тот кинул её и отрекся от их союза. Да и права она была, без стрелков из огнестрельного оружия захватывать целое казино… Тоже самое что без оружия ступить на фронт. — Лично я, — Неторопливо начал Сугуру, по-прежнему находясь в задумчивой и отрешенной позе. — Предпочитаю захват, давно мы не брались за подобного ранга миссии. — Откинувшись на спинку кресла, тяжело вздохнул Дайшо. Взгляды присутствующих устремились на Куроо, все, кроме взгляда Джиён. — Что на счёт тебя, Тецуро? — Спросил его Кейджи, своим монотонным голосом выводя парня из раздумий о Джиён и снайперах. — А? Что? — Резко перевел свой взгляд на Кейджи тот. — Что ты выбираешь? — Раздраженно пересказал ему Козуме, выходя из себя от витания друга в облаках. Наступила гробовая тишина, все устремили свои взгляды на спокойно сидящего Тецуро. Мысли в голове перемешались в несуразную кашу, а глаза судорожно начали бегать по комнате. «Да что это такое? К чему эта паника, Куроо?» — Задал себе вопрос Тецу. Наверное, причиной тому была молча сидевшая Джиён Пак — девушка, таившая глубоко в сердце обиду и горечь на него. Девушка сидела рядом, с высоко поднятой головой и гордым, в какой-то мере холодным взглядом. Он знал, он прекрасно знал о том, что творится в голове девушки. Перед глазами проносились воспоминания с того дня, в Токусиме. Пак Джиён, гордая, хладнокровная и жестокая, в истерике била кулаками по болезненно взмывающей груди Тецуро. Жгучие слезы градом скатывались по ее фарфоровой коже, а в горле стоял ком, не позволяющий выдавить из себя ничего кроме истошных всхлипов и несвязных оскорблений в его адрес. Тецуро стоял неподвижно в гуще этого хаоса, у ног лежал уже разряженный М1911, а под обломками на рассыпанном щебне лежали тела поверженных противников. Его сердце билось в бешеном ритме, а конечности словно парализовало от шока. Он, Куроо Тецуро, работая в паре со своей уже бывшей возлюбленной, мгновение назад спустил курок, выстрелив в угрожавшего их жизням напарника. Несмотря на жалобную мольбу Джиён не делать этого, Тецуро решил поступить так, как считает нужным сам. Оглушающий выстрел, не менее беспощадный крик Джиён и, падающее из рук Куроо оружие. В тот самый миг, когда бездыханное тело Эйты пало на холодный и грязный пол, Джиён словно обезумела. Её стеклянная маска безразличия пала следом, вдребезги разбившись и разлетевшись на миллионы мелких осколков. Девушка выкрикивала множество оскорблений и проклятий, но сбившееся дыхание и душащие ее слезы не давали ей связать и двух слов. Удар за ударом, её обессиленные руки продолжали колотить по груди Тецуро, пока тот безжизненно глядел в пустоту. Как только карты раскрылись и им довелось узнать горькую правду, в груди парня болезненно защемило, а после последовал гнев на собственного напарника. Семи Эйта, когда-то друг Тецуро, по совместительству друг детства и самый близкий человек Джиён. В мгновение ока зарядил свое оружие и прицелился на безоружную, ничего не подозревающую Джиён. Как оказалось, Эйта являлся предателем работающим на людей врага. Оставшись в пустом здании с Тецуро и Джиён, Эйта выждал момент, и, когда эти двое остались без оружия под рукой, навел дуло пистолета на беззащитную Джиён. Он не стал им ничего объяснять, а лишь потребовал крупную сумму денег, за которую сегодня велась борьба. Оружие все еще было направлено на дрожащую от страха девушку, а требования и запросы возрастали с каждой секундой. Пылкий нрав Тецуро говорил за себя, поэтому тем овладели эмоции, а не холодная рассудительность. Резким движением вытащив запасной пистолет из под пиджака, Куроо в ответ направил дуло на Семи, предварительно зарядив ружье. Мольба Джиён, ошибочное движение Эйты и бездумно спустившийся курок Тецуро. — Н-наверное, — Проглотив ком в горле, неуверенно выдавил из себя Куроо. — Я за захват. — Твердо заявил Тецуро, получив в ответ восторженную хвальбу Юджи и довольную ухмылку Козуме. Но как только Тецуро вновь устремил свой взгляд на Джиён, он тут же безмолвно замер. Её глаза, её янтарные глаза болезненно поблескивали на свету, а холодная тень безразличия пала на её лицо. В груди тут же защемило, сердце с бешеной скоростью забилось и вот-вот было готово выпрыгнуть от нахлынувших чувств и ярко выраженного чувства вины. — Вот и отлично, тогда решили. — Встав с места, обратил на себя внимание Кейджи. — Но, — Резко отозвалась Джиён, с надеждой в глазах глядя на Акааши. — Нет, решение принято, прости. — Тут же перебив возражения девушки, кинул на нее строгий взгляд тот. — Я знаю, о чем ты думаешь, Джиён. Мы решим проблему с нехваткой стрелков. — Заверив об этом девушке, Кейджи был уверен в том, что сполна успокоил сокомандницу. Джиён тут же притихла, некомфортно съежившись от напряжения повисшего в воздухе. Как только вопрос был решен и была выставлена новая дата на сбор, дабы обсудить детали, ребята расслабились и вскрыли очередную бутылку с алкоголем. Все шло своим чередом. Сатори с Дайшо вовлеки в свои игры Кейджи, в то время как Юджи усиленно старался вывести Козуме на эмоции, играя на и без того потрепанных нервах блондина. Музыка играла на фоне, послышались громкие усмешки и жаркие тирады из этого застолья. Одни лишь Тецуро с Джиён были не в состоянии веселиться вместе со всеми остальными, девушка даже не пила и не ела. Аппетит, как и настроение в целом - пропали. Время шло, Тецуро влился в компанию, в то время как разум медленно становился затуманенным от выпитого им алкоголя. Громкий смех, бестактные шутки и стеклянные глаза. Куроо стало плевать на проблемы вне, сейчас его волновало лишь настоящее. Заметив это, сердце девушки залилось обидой и гневом, который она так старательно пыталась подавить в себе на протяжении всего вечера. В комнате и без того было душно, так еще и шумно. Абсолютно все действовало на нервы Джиён. Она продолжала собрано сидеть на диванчике в позе лотоса, а острые ногти впивались в нежную кожу рук. О, как же ей не хватало сейчас Эйты. Он бы не дал ей заскучать, а уж тем более чувствовать себя так некомфортно среди всех этих людей. Девушка продолжала прокручивать в голове события произошедшие почти два года тому назад, еще больше злясь и чувствуя болезненную утрату и нехватку Семи. Она злилась на себя, за то что не смогла предотвратить потерю друга. Злилась на Семи, за то что пошел на поводу и позволил пользоваться собой. На Куроо. Боже, как же сильно кровь закипала в ее жилах в те моменты, когда она осознавала свою главную ошибку - влюбиться в Куроо. Джиён злилась на себя еще больше, также и на рядом сидящего, ничего не подозревающего Тецуро. Дав слабину, потеряв всякий контроль и хладнокровие, девушка пошла на поводу своих чувств и полностью отдала себя Куроо. Никогда, Джиён еще никогда не любила никого настолько сильно, как любила когда-то его. Джиён и по сей день винит себя за слабость и несерьезность, все еще оправдывая их отношения ошибкой молодости. Да, им всего-навсего по двадцать один, но с тех пор они оба изменились, повзрослели. Больше нет тех легкомысленных и счастливых молодых людей. Есть только цель, пьедестал и деньги. Нервы уже совсем сдавали, а терпение давным-давно кончилось. Подскочив с дивана, Джиён незаметно пробежала в прихожую, а после схватив свое галантное, черного кроя пальто, девушка тихо скрылась за входной дверью. Стоя спиной к двери, девушка набрала полные легкие холодного воздуха. Собравшись спускаться вниз, по небольшой лестнице на вступлении крыльца, Джиён почувствовала грубую хватку за свое плечо. — Ну что теб... — Собралась она обернуться и возмутиться такой грубости и бестактности, как до боли знакомый голос перебил ее возражения. — Что это значит, Джиён? — Несло перегаром. Куроо был серьезен как никогда, даже не смотря на алкоголь, который он вливал в себя этим вечером. — Ничего. — Сухо отрезав, девушка грубо сбросила его руку со своего плеча. — Да послушай же ты, — Схватив её вновь, парень не на шутку разозлил этим Джиён. — Я не хочу ни о чем с тобой разговаривать, ты пьян, — Повернувшись лицом к Тецуро, гневно заявила та. — Убирайся, и больше не подходи ко мне. — Взглянув своими до жути прекрасными, в то же время полными злобы глазами, Джиён резким движением отстранилась от Тецуро и отправилась в сторону своего автомобиля. Дверца машины уже захлопнулась, а Куроо все продолжал пустым взглядом смотреть на место, где пару секунд назад была припаркована машина Джиён.
Примечания:
Принимаю критику в любой ее форме)

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты