Такие же как и мы

Гет
NC-17
В процессе
60
автор
Размер:
103 страницы, 20 частей
Описание:
отношения под разными углами, или история о том, как человек может измениться ради другого.
Посвящение:
S.T.A.Y.
Примечания автора:
напихала меток не просто так. всё будет но не сразу.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
60 Нравится 78 Отзывы 17 В сборник Скачать

17. Дежавю.

Настройки текста
Примечания:
Я снова здесь. Здравствуйте. Решила выложить поздно вечером так как сердце уже болит за 2 недели ваших ожиданий. Думаю, эта глава вышла душевной и я очень старалась показать вам всю важность отношений между людьми.
Писалась глава долго из-за моего неожиданного выхода с карантина. Простите, правда. Ах и да, не думайте, что фф подходит к концу. Его ещё ждёт как минимум 3-4 главы. Пб включена ибо я уже не различаю буквы. Включайте свой любимый плейлист, приятного чтения. Обнимаю, не болейте.
Как не странно, но прошло около трёх недель после всего кипиша и даже всё пришло в норму. Так сказать, стало всё на свои места. Лили, конечно, по началу ходила вся красная и закрывалась у себя в комнате от друзей и не смотрела в глаза, потому что стыдно. Хотя чего тут стыдиться? Минхо ни разу не стыдился того, что они пробыли три дня в его укромном месте и напрочь забыли о работе. Только благодаря Бан Чану и его крикам в трубке он вспомнил, что его ждёт весь отдел. А после, такой довольный ходил, как будто его мечта сбылась. Так и есть. Он не отходил от Лили не на шаг. Всегда рядом, даже когда она шла в душ он пытался пойти с ней. Но, конечно же его каждый раз выгоняли и не забывали три раза называть дураком и дать подзатыльник. Ну почему так? После тех дней, проведенных у него, он напрочь отказывается бросать Лили. Девушка после проведённой ночи жутко смущалась даже парня, а он не мог не отыграться ещё больше, заставляя жутко краснеть, когда его руки оказывались на талии и прижимали ближе к себе со спины, совершенно невинные поцелуи в шею окончательно добивали и заставляли ещё раз убедиться в своей беспомощности. За этот короткий промежуток во времени он привязался жутко и один день без её чудесного смеха и красного лица он больше не протянет. Без шуток. За этим кошмаром наблюдали все и тихо посмеивались и никто не мог поверить, что это тот самый Минхо, у которого всегда в приоритете было личное пространство и отстраненность от мира. Хан иногда задумывается… «На сколько же это нужно любить? Чтобы никогда не уставать от человека, чтобы всегда любоваться, и, смеяться над шутками которые совершенно не смешные?» Это безумие. Чанбин никогда не переставал смотреть на Феликса и Хенджина, которые вечно прячутся ото всех и жутко стыдятся своего положения. Как дети малые, честное слово. Когда они праздновали день рождение Чонина тот слегка перебрал и выпалил: — Та чего вы как дети прячетесь? Чего мы там не видели? — немного неразборчиво, но Ликс уже сидел красный и готовился к очередному побегу, но рука Хенджина на его плече успокаивала и в какой-то мере останавливала. — Да-да, — начал Сынмин, который также перебрал и позволил себе не молчать, — всё мы там видели, не слепые. Если уже вместе то делайте всё в открытую, думаете мы не видели как вы це… — Не слушайте их, делайте как считаете нужным. — перебил Хан и приложил ладошку ко рту Сынмина, который точно уж хотел договорить то, что начал.        А что Феликс? Феликс уже сидел как помидор и разглядывал интересный пол, сжимая и разжимая кулачки. Бан Чан прикрыл лицо рукой, он даже не представлял на что способны те мелкие когда напиваются. Кали только тихо посмеивалась, слыша это всё ещё с кухни, где готовила разные закуски с Лили. Всем жутко неловко, стыдно, но все счастливы. Хан, Чанбин тот же Чонин и Сынмин безумно рады что их друзья встретили своё счастье, так неожиданно, так глупо и непонятно, но встретили и втайне от всех они конечно же мечтают встретить своё.        Когда прошло 2 недели, родители Лили и Кали сами приехали к ним. Конечно же никого не предупредив об этом визите, они всех застали врасплох. А больше всех Хана который никак не ожидал увидеть партнёров отца по бизнесу, сидя в гостиной за очередным просмотром фильма в пижамке и крошками на лице от вкусных печенек. Все прошло отлично, даже очень. Минхо никак не ожидал извинений со стороны отца Лили и немного удивился такому повороту. Да ладно, он просто был в шоке. Ли и так забыл уже этот случай и даже не хотел возвращаться в воспоминания и вновь говорить на эту тему. Но нужно было прояснить ситуацию до конца. И они справились. Между ними больше нету каких-то тайн и секретов. Отец решительно настроился после пьянки в своем доме и не раз упоминал в разговоре, что хочет внуков. Красивых. Маленьких. И много. На что Лили просто не смогла не закатить глаза и сказать, что они уж точно не готовы к этому. Не сейчас и не в ближайшие года два, три, пять. А Минхо молчал… И это, черт возьми, пугает.               Все за этот вечер сблизились и даже не заметили того, что общаются уже как старые друзья. Но Джин не смог перестать наблюдать за Бан Чаном и его действиями по отношению к его дочери. И каждый раз он умилялся. С ним она такая же маленькая девочка, какой была 10 лет назад. Словно ребёнок, а он как старший брат, который вечно заботится о ней. Чан и сам этого не замечает просто делает и всё. Просто каждый вечер сам надевает ей носки. Чтобы не замёрзла. Просто кормит. Чтобы была не голодная. Просто каждое утро покупает этот противный кофе. Чтобы была бодрая.        И это всё он не замечает, рядом с ней он словно в другом мире, он буквально не слышал остальных.        И это тоже, черт возьми, пугает.        Лин Джин теперь абсолютно уверен, что его дочь сделала правильный выбор, а он может только молча наблюдать и любоваться. Наконец-то его дочь счастлива, наконец-то она забыла.        Забыла… потому что она тоже в другом мире будь рядом Бан Чан.              8:00        Лили и Кали решили сегодня прийти в универ и наконец-то решить полностью проблему с учителями так как они точно не будут учиться очно. С ног до головы уже обсудили эту тему и пришли к выводу, что теперь они постоянные работники. Бан Чан после этого даже победное сальто сделал, так как упрашивали они их с Минхо два дня и надежд не было на успех потому что девушкам безумно хотелось вернуться к учёбе и не отдавать всю себя сначала работе и добивать себя ночью дополнительными занятиями. У Минхо был только один весомый аргумент: это ценный опыт и в будущем это пригодится. Но он всего лишь слепо ревнует и боится отпускать куда-то своё чудо. Бан Чан не исключение.        Вот они уже идут прямиком к выходу после успешного разговора и в какой-то мере договора. Ведь они успели объяснить, что уже нашли работу в этой сфере и уже есть хоть какой-никакой опыт в этом деле. Всё было бы просто чудесно если бы им не перекрыли дорогу прямо возле выхода. — Оу, так ты подстилка Минхо? Что-то ты не дотягиваешь… — последнюю фразу, какая-то очередная фанатка, сказала особо мерзко. На что Лили только слабо улыбнулась и закатила глаза. Смысла говорить с такими отмороженными не было да и не хотелось. — Чего молчишь? — Не хочу портить твою и так потрепанную репутацию в этом заведении, — совершенно спокойно ответила Лили и попросила жестом разойтись, — мы опаздываем, отойдите. — Куда? В койку к Минхо? — вторая, наверное подруга той самой студентки, не отставала и уже подошла к Кали, — Или ты? Так быстро забыла травму… — удар ниже пояса. Кали подняла взгляд, на лице лишь удивленные глаза и обида. Которую несложно увидеть, не сложно вновь открыть и показать какая девушка всё-таки слабая. Ответ долго ждать не заставил. Лили как будто в жар бросило от этой фразы и злость на эту мразь увеличилась в разы и застилала глаза. — Закрой свой гнилой рот иначе неделю говорить не сможешь, — она в ту же секунду оказалась в сантиметрах от лица той студентки, — засунь свои мысли куда подальше и перестань наконец-то завидовать всем вокруг. А то, в скором времени, будешь выглядеть хуже дворовой собаки. Если не уже… — Лили говорила тихо и чётко видела в глазах напротив волнение и замешательство. — А теперь разошлись. — отойдя от них, уже более спокойно говорит девушка, приобнимает свою притихшую подругу и ведёт подальше от этого заведение, туда, где они всегда могли расслабиться. В ту самую кафешку напротив с потрясающим кофе и сладкими пончиками. Невозможно передать то волнение которое сейчас испытывает Лили. Ведь она прекрасно понимает, что эту тему поднимать строго запрещено и даже если Кали сама решит об этом поговорить, то точно не у всех на виду, и точно не перед всем универом. Страшно. Страшно думать, что это может как-то повлиять на её отношения с Бан Чаном. Лили даже думать об этом боится. Сейчас лучшее решение, которое пришло в голову Лили это попытаться забыть этот случай и не думать об этом. А вот отвлечь подругу она может.       

***

       Весь вечер Кали провела за учебниками и Криса это напрягало. Нет, он не против её тяги к знаниям, но они не виделись целый день и можно хоть полчасика отдохнуть от этой суеты. Он аккуратно открыл дверь и вошел к ней в комнату, сел рядом и опять невзначай посмотрел на книгу с которой девушка сидела и что-то усердно читала. Ну по крайней мере это так выглядело. И спустя три секунды размышлений в своей голове заметил некую странность.        Два часа назад — страница 224… и сейчас страница 224. Возможно, у Чана уже глюки и он не различает цифр, а возможно это что-то серьезное.        — Немного отдыха не помешает. — начал он тихо и провел своей рукой по пальчикам Кали, обращая на себя внимания. — Не могу, Крис, это очень важная тема. — как-то скомкано, даже невнятно. И сейчас Чан убедился, что у него всё-таки не глюки. Она всегда старалась уделить ему внимание и даже иногда ругала его за то, что он долго сидит с этими чертовыми документами. А сейчас что?        — Это всё может подождать… — он сжимает ее ладонь, заставляя посмотреть себе в глаза, — я соскучился. — получилось как-то совсем обиженно. Кали всё-таки заставила себя посмотреть на парня, вернее ему в глаза. Врать она не умела, да и смысла не было, но сегодня ей лучше побыть одной. Так она сказала ещё днём Лили и она без лишних слов поняла подругу. Но Крис… Ему уж точно нужно рассказать чтобы не было недопониманий. Но в голове каша и сейчас не получается даже двух слов связать. В голове на репите: «Так быстро забыла травму…»              Она никогда об этом не забудет. Она помнила это всю свою жизнь и боролась из суицидальными мыслями только ради своей семьи, только ради Лили. Каждую ночь просыпалась в холодном поту, видя лицо мужчины зверя. В своих снах, в единственном месте, где она не видела чертову реальность, на репите мелькали картинки прошлого, заставляя прожить эти издевательства не одну ночь. А снова и снова, убивая все самые светлые и прекрасные воспоминания одним выстрелом. Всё так резко изменилось, стоило ей переехать к Бан Чану. Слишком быстро… А может это неправильно? Может ей не стоит давать человеку ложных надежд. Ведь она такая трусиха… Она не сможет в полной мере открыться и дать ему то, что он скоро захочет.        Об этом нужно было подумать в самом начале, когда был ужасный ливень и ужасно-привлекательные губы напротив неё.        Нужно время.        Тишина затянулась. А Кали всё никак не могла совладать со своими мыслями и буквально зависла, смотря парню в глаза.        — Кали, что-то случилось? — парень с особой осторожностью спросил, не отрывая свой взгляд.        — Да.        Крис мельком посмотрел на учебник и шепотом попросил отложить. Потянулся обеими руками к ней, приглашая к себе в объятия. И кто она такая чтобы отказывать.        Девушка с тяжелым выдох тянется к парню и получает такую нужную сейчас порцию тепла и заботы. Без лишних прикосновений, мягко, нежно, осторожно. Так как нужно.        — Расскажи мне. — начал парень, и прошелся ладонью по волосам девушки.        Некое дежавю, правда?        В прошлый раз она также стояла в обнимку с ним и рассказывала свой самый противный и мерзкий секрет. Тогда она жутко боялась, но сейчас появилось доверие, которое Крис заслужил именно в тот момент. Именно в тот день когда стал понимающе успокаивать и крепко обнимать, а после веселить и отвлекать.        Она вдохнула полной грудью родной аромат и пыталась унять свою тревогу. — Сегодня было напоминание о том какая я слабая. — она грустно улыбнулась в шею парня и прижалась ещё ближе. Она не хотела плакать, но в горле появился противный ком, прося вылить очередные переживания на парня. — Это не так. — как будто убаюкивающий голос прошелся по ушам и заставил расслабиться. — Так. — она всё также глубоко дышит с закрытыми глазами. Эта картина напоминает мамочку которая успокаивает свою дочь на руках, вытирая её слезы. — Тогда как ты меня терпишь? На это способны только сильные люди. — посмеиваясь, говорит парень и заставляет посмотреть себе в глаза. Он поднимает кончиками пальцев её подбородок. Жалкое расстояние в 2 сантиметра усложняет задачу трезво соображать. Потому что хочется не только обнять, но и поцеловать. Целовать долго, мучительно и медленно. Но сейчас перед глазами чужие слезы и улыбка. Искренняя, благодарная… Это читалось без особых усилий. Она не хотела выглядеть жалко и глупо, но уже стоит привыкнуть к тому, что Бан Чан тот самый верный друг.        Тот самый…        Крис, и слова не говоря, аккуратно коснулся щеки, убирая лишнюю влагу, которая никогда не шла девушке. Он не предпринимал ничего больше, усердно ждал ответа.        — Я боюсь… — дрожащий и тихий голос прямо-таки резал уши. Он не хотел слышать такой голос… грустный, пустой, как-будто одинокий. Хотелось сразу же заверить, что он рядом, что он не бросит даже если случилось что-то очень серьезное. — Чего? — Крис старался максимально нежно поглаживать спину Кали, — или… Кого?        Да. Он действительно боялся услышать фразу «я боюсь тебя». Терпение на пределе. Кали долго молчала, отрывками всхлипывая, и это заставляло сразу вспомнить все их встречи, каждый их диалог и искать причину по которой она может бояться его.        — Я боюсь одиночества, — тяжелый выдох, — это так странно… Как будто я так зависима от тебя, — она вновь посмотрела ему в глазах, ища понимания, — я боюсь вернуться в то время…назад. Где каждую ночь меня преследовали жуткие кошмары. — по телу прошлись мурашки, но не от холода, что заставило Криса обнять девушку крепче, закрыть от этого мира.        — С тобой мне так спокойно, и реальность нашего мира для меня не важна когда ты рядом… Я забываю весь ужас, я забываю прошлую себя. — она коснулась кончиками пальцев его щеки и провела вниз, любуясь своим спасителем. — Сегодня меня окунули в жуткую реальность…а тебя рядом не было. — на глазах вновь пытаются собраться слёзы, а в районе груди отчётливо заныло.        Больно.        — Я так отвыкла от этого, как будто ледяную воду опрокинули на меня, как будто заставили проснуться от единственного прекрасного сна. — Целый день я думала… — ком уже так больно давил на горло, что сил сдерживать поток слёз не было. Последняя гордость и сила боролись до конца, — и я поняла, что жутко боюсь потерять тебя. — она закусила свою губу, намереваясь ещё что-то сказать, но её перебили. — Ты никогда не будешь одинока, — его голос звучал тихо, но достаточно низко, — ты никогда не будешь плакать… — сжав челюсти, парень уверенно посмотрел в красные глаза напротив.        Сейчас Крис был зол. На себя. Он должен быть рядом всегда, каждую минуту. И жалкие оправдания по-поводу работы не проходят. У себя в голове он поклялся, что больше никогда не оставит свою малышку ибо её слезы — это невыносимо. Видеть как самый дорогой человек внутри себя убивается и душит сам себя своими воспоминаниями — это невыносимо. У него нету выбора (да и не хотелось), он будет рядом всегда, каждый миг. — Я люблю тебя, Кали. Позволь мне быть всегда с тобой. Я сделаю тебя самой счастливой… в нашем с тобой мире. — девушка смотрела в его карие глаза и верила. С каждым словом она как будто освобождалась от мерзких воспоминаний, утопала в его нежном голосе, влюблялась ещё больше.        Хотя, куда уж больше?        Его слова перевернули ее мир вновь и сердце забилось в бешеном ритме. Её пальцы опять прикоснулись к волосам Криса, а сама девушка потянулась за новой лаской.        Этот поцелуй был настолько чувственным, что сердце уходило в пятки, а мозг отключился ещё в самом начале. Его губы дурманили разум и заставляли ещё больше поверить в обещание. Он с такой осторожностью и одновременно желанием прикасался к девушке. Поцелуй был невинный — это говорили аккуратные движения губ. Каждый хотел доставить друг другу удовольствие, благодарность и спокойствие. Горячие слёзы обжигали обветренные губы. Но это другие слёзы. Слёзы счастья. Рука, которая лежала на пояснице девушки, уверенно поднялась по позвоночнику и остановилась между лопаток, уверенно прижимая к себе ближе, медленно, не упуская ни единого сантиметра между ними.        Крис был слишком жадным и не упускал возможности насладиться её крохотным телом лишнюю секунду. Второй рукой он сжимал верх её талии, так и норовя подняться выше. Но нет. Нельзя. Он держал ту самую грань. Он ведь пообещал, что будет ждать хоть целую вечность. Хотя жутко хотел прикоснуться там, где нельзя, ни одни раз её тело кружило голову, ни один раз он чуть не сорвался, ни один раз…        На секунду девушка отстранилась и посмотрела ему в глаза, такими же пока что красными и неуверенно произнесла:        — Ты можешь сегодня поспать со мной? Уже поздно и… — Завтра помогу тебе переехать ко мне в комнату, — тихий шепот и горячее дыхание парня не давали здраво мыслить, да и не хотелось Кали этого делать. Не сейчас, не в то время, когда рядом Бан Чан, — а сейчас я хочу целовать тебя…всю ночь, пока ты не уснёшь. — он неожиданно поднял Кали на руки и понёс к кровати.        Они лежали долго, почти до утра, Бан Чан, как и обещал, не уставал целовать её милые щеки, тонкие пальцы и как-то слишком долго он засматривался на правую руку. Кали, как маленький ребёнок, прижималась совершенно по-детски к парню, когда была на грани сна и сознания. Он невесомо гладил её волосы, глубоко вдыхая их запах и в то же время напевал ей ту самую колыбельную, которую пела ему когда-то в детстве мама. Получалось как-то очень мило и совершенно не в стиле Бан Чана однако он усердно вытягивал ноты и обещал напевать эту песню каждый раз перед сном. Последнее, что Кали почувствовала перед тем как полностью заснуть — это слабый поцелуй в макушку. И это определенно лучший момент в ее жизни. Самый уютный, самый счастливый.        Они никогда не устанут друг от друга.        Находя в совершенно чужом человеке спасение — ты вновь веришь в полную абсурдность жизни. Ведь далеко не у всех это взаимно. Далеко не все могут остаться одни, со своими бедами и переживаниями. И, это грустно и так глупо, но в жизни, полной одиночества, каждому хочется встретить свое спасение, увидеть свой слабый, маленький лучик, который сможет перевернуть весь мир, который ослабит цепи на груди, давая возможность глубоко дышать, который утрет слёзы, застилающие глаза, давая увидеть жизнь вокруг, который будет освещать всегда дорогу до последнего вздоха, показывая путь в будущее.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты