Две банки газировки

Слэш
PG-13
Закончен
34
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Метки:
Описание:
Жизнь всегда преподносит неожиданные повороты событий. Так и произошло с двумя мальчиками из города Южный Парк. Чувства всегда приходят внезапно, а их осознанность - ещё удивительнее.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
34 Нравится 1 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
      Каждый когда-либо слышал про любовь, и у каждого есть своё, собственное представление о ней. Одни считают, что она рождается из дружбы и проходит испытание годами; другие верят в любовь с первого взгляда и в идеальные отношения. Люди по-разному воспринимают понятие любви, но факт остаётся фактом: она существует.       Крэйг Такер всегда заглядывался на девчонок из болельщиц. На переменах и после уроков его любимым занятием всегда было остаться в спортзале и глянуть на их тренировку. Такер всё пытался понять, кто же из девочек нравится ему больше, но ни одна не разжигала искру в его сердце. Когда он общался с женской половиной своего класса, видел лишь маленьких, скучных детей, которые любят сплетничать, но ничего из себя не представляют.       Крэйг Такер ждал, когда встретит ту самую. Долго, терпеливо и привередливо. В мыслях его девушка должна была быть утончённой, солнечной, но самое главное – весёлой. Крэйг был из тех людей, которые не видели свою жизнь без юмора. Многие парни, с которыми он дружил, обожали компьютерные игры или фэйсбук. Такеру, конечно, это всё тоже нравилось, однако хорошую шутку или здоровский фильм ничто не могло заменить.

***

      На самом деле, в школе многие любили выбирать себе девчонок, но ни одна из них об этом не знала. Мальчики обсуждали фигуру, внешность и отличительные особенности каждой. Николь, афроамериканка, нравилась почти всем, но никто не решался об этом сказать вслух – Токену это не понравилось бы. А вот Вэнди почему-то любили оскорбить за спиной, не боясь прямо сказать что-то отвратительное Стэну.       За подобными обсуждениями скромно наблюдал Твик. На него редко кто обращал внимание: все считали его невротиком и параноиком, и относительно были правы. Твик не вписывался в их компанию. Но он хотел этого. Каждый раз, когда одноклассники садились обсуждать очередную новость, девчонку или учителя, блондин смотрел на Крэйга. Ему нравилось в нём всё: синяя шапочка, смех и даже немного гнусоватый голос. Твик боялся своих чувств, он не понимал их и каждый раз отгонял мысли о Такере, думая, что что-то не так.       Однажды Твик так много думал об однокласснике, что даже хотел поделиться своими переживаниями с родителями. Когда он уже шёл в гостиную, услышал, как они обсуждают какую-то телепередачу. - Хелен, ты представляешь? Как они могли такое показать по телевизору? - Ричард, но ты же понимаешь… сейчас люди принимают геев, дают им права, мир меняется - Да к чёрту этот мир!..       Твик стоял перед дверью, а паника нарастала всё больше и сильнее. Ему было страшно. Родители не приняли бы то, что он собирался сказать, а одноклассники засмеют. Единственный выход – поговорить с Крэйгом.

***

      Крэйг писал эссе по истории, которое задал мистер Гаррисон, когда на телефон пришло оповещение. Брюнет удивился: кто решил написать в десять вечера? Такер открыл сообщение. «Твик?.. Тебе-то что надо?»       «Встретимся завтра в парке в три часа». Но завтра была суббота, практически все собирались в аквапарк в Денвер. Хотя Крэйг и был наказан за очередную драку, он не понимал, почему не поедет Твик.       «Ладно, приду в три. Газировку взять?» - сообщение отправлено. Ответа нет.       Уже ночью, когда Крэйг почти засыпал, он долго думал о цели их встречи. Ещё никогда раньше никто не просил с ним увидеться лично, всегда получалось так, что прогулки были в компании. Видимо, пришло время чему-то измениться.

***

      Южный Парк был знаменит своей… необычностью. Или даже можно сказать – ненормальностью. Жители города знали об этом, но режим жизни, установленный у них, был относительно привычен. Перемены, навеянные Нью-Йорком или Лос-Анджелесом, принимались тяжело и неохотно. Родители часто отличались консервативностью, и детям приходилось скрывать некоторые факты, связанные с их жизнью.       Твик Твик проснулся в субботу рано утром. Несмотря на свою нервозность, эту ночь он спал на удивление хорошо, и настроение его было приподнятым. Отец как обычно налил к завтраку отвратительный горький кофе, спасала только мамина ароматная глазунья.       «Как родители вообще могут это пить? Почему должен я? Господи, какой стресс, ненавижу!»       Чем ближе время подходило к 15:00, тем сильнее Твик начинал нервничать. Он даже не представлял, что может ответить ему Такер. Может быть, он вообще его побьёт, а потом расскажет всем, чтобы посмеяться.       Твик надел свою болотную рубашку, растрепал волосы ещё больше, чем обычно, и поплёлся в парк. Крэйг уже ждал его там. Рядом стояли две банки с газировкой. - Хэй, Твик! Я здесь, жду тебя.       От неожиданности он даже подпрыгнул, ведь до встречи было ещё полчаса. Блондин надеялся развеяться перед разговором, но всё пошло не по плану. Крэйгу стало скучно сидеть дома, а родители разрешили сегодня гулять чуть больше, чем обычно – уроки ведь уже сделаны. Такер смотрел, как медленно к нему подходит одноклассник; ему показалось, что он сегодня растерян даже больше, чем обычно. - Привет… Крэйг. Мне, наверное, нужен твой совет, - Твик запрыгнул на скамью и открыл газировку. В трясущихся руках она почти выплёскивалась из жестяной банки. - Мой совет? У меня ещё никто не просил совета, но я попробую. Что у тебя случилось, Твик?       Блондин слушал и не понимал, почему Такер такой вежливый. Все считают его главным хулиганом класса, которого боятся другие. Но никто не видит, какой он на самом деле. Никто не видит того, что видит Твик: понимающего и сочувствующего парня, который пришёл без лишних упрёков и вопросов. Только возможно, что это представление исчезнет, как только правда будет раскрыта. Осталось лишь заговорить. И на одном дыхании: - Слушай, я не понимаю… кое-чего. Вы всегда так часто обсуждаете девчонок, они вам нравятся. А я сколько ни смотрю на них – ну не понимаю, что в них такого. Да, у них есть сиськи, но это не делает девчонок суперскими или ещё какими-нибудь. Каждый раз, когда вы вообще что-то обсуждаете, я смотрю, как ты смеёшься, и завидую. Но не тебе завидую, а пацанам завидую, они рядом сидят, с тобой, смеются тоже, а я сзади. И просто смотрю. Как ты улыбаешься, ну там, ходишь, ешь, всё такое. Шапка у тебя клеевая, да и ты сам тоже клёв… Господи, какой стресс, я этого не выдержу!       Твик залпом выпил полбанки газировки. Руки затряслись ещё больше, взгляд забегал. Глюкоза всосалась и начала раздражать нервные синапсы ещё больше, ещё немного – и начнётся обратный процесс, и Твик начнёт тормозить.       С каждым словом глаза Крэйга расширялись всё больше, а сказанное доходило всё медленнее и тяжелее. Никто не знал про Такера один факт: он относился к геям спокойнее, чем кто-либо ещё, но никогда он даже подумать не мог, что нечто подобное произойдёт и с ним.       Спустя пару минут молчания он всё-таки спросил: - Это ты мне сейчас признался или что? Чё это было вообще? - Да. – Твик выпил оставшуюся газировку, на секунду взял Крэйга за руку, вскрикнул и побежал к себе домой. Его сердце бешено колотилось, и ему сложно было поверить в то, что он вообще смог сказать то, что собирался. Забежав в комнату, парень закрыл дверь изнутри, кинул телефон подальше к стене и спрятался под одеяло. Такер его не побил, да и вообще он ничего толком сказать не успел. «Наверное, уже пишет в твиттер об этом, теперь нельзя идти в школу». Твик тихонечко заплакал от стресса.

***

      Крэйг Такер сидел ошарашенный на старой деревянной скамейке в парке, а в руках у него была банка газировки. Он её даже открыть не успел – так быстро всё произошло. Он понял, что ему необходимо время, чтобы всё осознать. Он знал, что рассказывать об этом нельзя, как и смеяться. Но о том, как себя правильно вести в такой ситуации, представления не было. Крэйг смотрел на свою ладонь, которую будто кипятком обожгло. Теперь запутался и он.

***

      Выходные прошли без общения. Крэйг никому ничего не сказал, а Твик попытался забыть всё, что произошло днём в субботу. Безуспешно. Он всё ещё не мог выкинуть Такера из своей головы и представлял, как опять возьмёт его за руку.       В школе парни старательно игнорировали друг друга, но никто этого не замечал, ведь до этого они в общем-то и не общались дальше. Крэйг максимально убедительно скрывал собственное напряжение, он всё ещё обдумывал то, как реагировать. По какой-то неясной ему причине в душе закипала злость. Ему хотелось наорать на Твика за то, что тот сделала признание. Теперь Такеру казалось, будто все вокруг знают. Он понимал, что это не так, но ему казалось.       Теперь, когда Твик сказал, Крйэг начинал понимать, почему ему не нравится ни одна из девчонок. Теперь, когда Твик сказал, Крэйг начал вылавливать из своего подсознания взгляды в сторону мальчишеских задниц и… самого Твика. Это было безумием. Такер мог понять подсознательную привязанность к Стэну, Клайду и даже к Баттерсу, но Твик его шокировал больше всех.       Крэйг подумал, что сходит с ума. Он решил, что Твик что-то с ним сделал. Были ли это гипноз или наркотики, он не знал, но настроен был решительно.       В четверг после уроков, когда весь класс был на площадке за школой, главный хулиган школы ударил Твика кулаком в глаз. - Ты что сделал со мной?! – Такер повалил его на землю и ударил ещё раз. - За что?! Я ничего не делал, отпусти!       В лицо прилетел ещё один удар, потом в живот, и ещё один в лицо. Твик вцепился в волосы Крэйга в целях самообороны и попытался оттянуть от себя. Это не помогло. Кровь выступала на губах, глаз опухал, боль и обида усиливались. Крэйг, осознав всю ситуацию, задрожал всем телом и отпустил одноклассника. Впервые он не оставил за собой последнее слово. Такер медленно отошёл назад и быстро ушёл. Твик встал на ноги. Его слёзы и кровь капали на снег. В полной тишине он также ушёл.       Одноклассники потеряли дар речи, и лишь Эрик сказал: - Опаньки…

***

      На следующий день Твик в школе не появился. Увечья были нанесены довольно серьёзные, а лишних вопросов слышать не хотелось. Родителям он сказал, что на него напали хулиганы из старших классов.       Крэйг же осознал, что натворил, только тогда, когда не увидел блондина в школе. Придя домой, он всё-таки решился на разговор с мамой. Он рассказал ей всё. - Мам, мне страшно, я не знаю, что делать. Мне его жалко, я не должен был так поступать. Мам, я придурок. - Не говори так, Крэйг, - его мама понимающе выслушала. Она налила чай, чтобы успокоить сына. – Твои чувства тоже можно понять, хотя ты прав в том, что не должен был применять силу, потому что разозлился. Наверное, тебе стоило прийти сразу ко мне. Вот, что я тебе скажу. Иди к Твику и попроси прощения. А если он примет, поговорите и обсудите, что делать дальше.       Мама как всегда оказалась права. Крэйг решил: завтра он пойдёт к нему, завтра всё будет хорошо.

***

      Поздним субботним вечером дверь дома Ричарда, Хелен и Твика открылась перед носом Крэйга Такера. Он стыдливо попросил проведать друга, не зная о том, что одноклассник не рассказал своим родителям правду. Немного удивившись тому, что они так спокойно его впустили, Крэйг прошёл по лестнице на второй этаж и вошёл в комнату.       Твик лежал на кровати, повернувшись к стене. Он пытался спать, чтобы заглушить не только физическую, но и душевную боль. Когда дверь открылась, он подумал, что это в очередной раз зашла мама, чтобы отдать мазь. Но голос оказался не мамин. - Привет, Твик. Это я. Я знаю, ты, наверное, жутко злишься на меня и не понимаешь моего поведения. Я и сам его не понимаю, и мне очень стыдно. Я разозлился, потому что ты мне, похоже, глаза открыл. Я хорошо отношусь к геям, но никогда не думал, что геем буду я сам. Ты хороший парень, я это давно разглядел, но не хотел признавать. Как и некоторые другие моменты. Наверное, ты не хочешь со мной разговаривать. Наверное, мне стоит уйти.       В очередной раз между двумя одноклассниками воцарилась тишина. Темнота как будто начала сгущаться в и так тёмной комнате, Крэйг уже подумал, что начал терять сознание. - Не уходи.       Твик не повернулся, но попросил не уходить. И это было важно.       Такер закрыл в комнату дверь, и стало совсем темно. В комнату пробивался лунный свет через плотные занавески. Парень подошёл к окну, немного приоткрыл шторы, а затем сел на кровать рядом с Твиком. Ему хотелось взять его за руку и просить прощения за всё, что он сделал. Ему хотелось потрогать колючие светлые волосы. Крэйг всё ещё не до конца понимал свои чувства, но он знал, что так правильно. Он решил, что не будет сопротивляться тому, чего желает его сердце. Ладонь Такера накрыла пальцы Твика.       Впервые за очень долгое время Крэйг заметил, что Твик не дёргается. Он был спокоен, но старался не показывать своего страха. Твик не знал, что происходит, и что будет происходить. Он повернулся к Такеру, сел, и, сжав его руку в ответ, сказал: - Я тебя прощаю.       Во мраке закрытой комнаты Крэйг подтянулся ближе к однокласснику, чтобы поцеловать. Это был не первый его поцелуй в принципе, но первый чувственный и настоящий. Сердца парней бились быстро и часто, дыхание становилось всё поверхностнее, и оба они волновались до безумия. Такер смахнул выступившие слёзы.       Поцелуй был тёплым, немного липким и таким идеальным. Никто из них двоих не мог себе даже представить, чем обернётся их разговор, однако итог порадовал обоих. Крэйг с Твиком долго ещё разговаривали в темноте и долго приводили мысли в порядок наедине. Это привело к стойким, крепким и особенным отношениям двух парней из штата Колорадо. И только Эрик Картман сказал: «Опаньки…»
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты