Ингениум / Ingenium

Слэш
Перевод
NC-17
В процессе
переводчик
Lu Jackson бета
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/22185049
Размер:
планируется Макси, написано 137 страниц, 15 частей
Описание:
Степень магистра в инженерии, пять лет военного опыта, более тысячи часов пилотирования реактивных самолетов, и наконец он готов совершить прыжок из атмосферы на Юпитер в качестве астронавта. Это мечта, которую он преследовал с самого детства и которую разделит с пятью другими членами экипажа.
Примечания переводчика:
Обновления раз в месяц или чаще. За отсутствие опечаток благодарить Рэйэлин, которая не смогла отказать моим щенячьим глазам, и Lu Jackson, которая могла отказать, но не стала, потому что настолько добра. Вы мои спасители 💚
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится 24 Отзывы 20 В сборник Скачать

Часть 15

Настройки текста
Кацки проснулся, и Деку не было рядом. Они стали делить койку после починки автопилота, хотя это и шло против правил. Кацки легче засыпал, чувствуя под боком тепло родного, тесно прижатого тела. По какой-то причине они всегда использовали верхнюю полку Деку, а не его нижнюю, так что Кацки постоянно видел дурацкие фотографии, которые Деку приклеил скотчем к внутренней стене. Он начинал привыкать к ним. Всю ночь Деку беспокойно ворочался во сне. Его бросало то в жар, то в холод, и Кацки сбился со счета, сколько раз тот бегал от кровати до туалета, а теперь его снова не оказалось рядом, одеяло было сдвинуто в ноги кровати, а под мышкой у Кацки осталась пустая вмятина в форме Деку. Спрыгнув с полки, Кацки посмотрел на время. До конца цикла остался еще час, но Деку был не единственным, кто отсутствовал: кровать командира тоже стояла пустой. Кацки обычно не считал себя назойливым, но когда заглянул в туалет, а затем в жилые отсеки и все еще не нашел Деку, у него под кожей начало зудеть. Морщась, он поплелся по коридору. Лаборатория и медотсек были заперты, а значит оставалась только кабина. Он прижал к двери рукав, и та плавно открылась. Деку сидел в пилотском кресле с закрытыми глазами, свесив голову набок, звездный свет отражался от его веснушек и прижатых к груди коленей. Кацки с облегчением вздохнул. С плеч скатилось напряжение, забирая с собой беспокойство, и сердце забилось ровнее. Он подошел к креслу, приподнял лицо Деку за подбородок и легко поцеловал в лоб, про себя отмечая высокую температуру. Бледное лицо Деку покрывала испарина. Может, что-то подхватил? — Каччан?.. — промямлил он, поворачивая голову и сонно моргая. Ничего себе… Его глаза всегда были такими зелеными? Казалось, они почти светились, а кожа вокруг них была красной и раздраженной, будто он плакал. — Опять ходишь во сне, задрот? — шутливо сказал Кацки, но Деку нахмурился. — Нет. Он выпрямился и огляделся вокруг. — Может быть. Как я?.. Кацки приобнял его за талию, помогая встать с кресла, и Деку инстинктивно прижался к нему, уткнулся лицом ему в плечо и обхватил обеими руками. Теперь для них было до смешного естественно так прикасаться друг к другу, держаться друг за друга. Кацки чувствовал, что уже не может представить себя без этого ощущения, без возможности взять Деку в свои руки в любой момент. — Помнишь, как вставал? — спросил он. Деку не впервые ходил во сне. В детстве половиной удовольствия от их совместных ночевок было наблюдать, как Деку встает посреди ночи и идет на кухню, бормоча какую-то тарабарщину, а затем вытаскивает из шкафов все подряд в поисках чего-то, что, казалось, никогда не сможет найти. Конечно, это было много лет назад, и Кацки думал, что Деку уже перерос свой лунатизм. — Нет, я… я помню только, как ходил в туалет… Последнее слово перешло в зевок. — Что ж, в Альбукерке ты свернул не туда, — усмехнулся Кацки, прижав Деку крепче. — Идем, у тебя еще есть время немного поспать, если хочешь. Он развернул их к двери, и Деку вяло поплелся, держась за его футболку для равновесия. — Бля… — чертыхнулся Кацки, подхватывая Деку на руки как раз за мгновение до того, как у того подкосились ноги и закрылись глаза. Что-то было не так. Кацки прижался щекой к его лбу и нахмурился: Деку горел. Вернувшись к койкам, он осторожно уложил Деку на матрас и накрыл одеялом, потому что тот сильно дрожал. Затем, смочив в ванной полотенце, он накрыл Деку лоб, а сам устроился в ногах полки, у стены, чтобы видеть его спящую фигуру. Должно быть, полотенце помогло, потому что вскоре Деку облегченно вздохнул. Его руки и ноги наконец перестали дергаться, а дыхание стало ровнее и глубже. Кацки беззастенчиво за ним наблюдал, запоминая, как выглядит во сне его лицо, как разметались по белой подушке его волосы, почти черные в тусклом свете. Его Деку. Он пообещал Кацки оставаться рядом, что бы ни случилось, и Кацки намеревался делать то же самое. У него не осталось сомнений. Его будущее спало прямо перед ним. Казалось, он только успел моргнуть, как снова проснулся, но на этот раз — от запаха дерьмокофе и боли в шее. Видимо, ночью завалился на бок и задремал, прислонившись головой к стене. Деку все еще спал — точно в такой же позе, в какой Кацки его уложил, — но остальная команда была уже на ногах. Кацки встал и потянулся. Кости хрустнули, мышцы протестующе взвыли. Когда он начал отходить, Деку тихо застонал и поерзал, потом разлепил глаза и посмотрел на Кацки, щурясь, будто смотрел на солнце. Его лицо выглядело получше, чем ночью, не такое бледное. Наверное, то был просто звездный свет. — Как чувствуешь себя, задрот? — Чувствую прекрасно, Каччан, — улыбаясь, заверил Деку и привстал на руках. Пока он вытирал лицо полотенцем, Кацки оглядел его с головы до ног — Деку в самом деле выглядел нормально, даже хорошо, будто ночной лихорадки и не было. Настолько хорошо, что на мгновение у Кацки перехватило дыхание. Он вдруг почувствовал себя невероятно счастливым от того, что наконец-то получил все, о чем мечтал. Что даже в худшей из ситуаций Деку был здесь, рядом. Его тело пришло в движение прежде, чем Кацки это осознал: он опустился перед Деку на колени, обхватил его лицо обеими руками и целомудренно поцеловал. А потом еще раз, и еще раз. Деку засмеялся над его порывом, высунул язык, пытаясь углубить поцелуи, но Кацки не для того подошел. Он крепче стиснул лицо Деку и заглянул ему в глаза. — Я люблю тебя. — Я тоже тебя люблю, — без колебаний ответил Деку, накрыв его руки своими. Кацки сглотнул. Скорее всего, Деку догадывался о его чувствах, но все же было приятно проговорить их вслух. Он провел большим пальцем по щетине на подбородке и вздохнул. Глаза Деку засияли. В их зеленых радужках было что-то неуловимо гипнотизирующее, будто прямо внутри них застряла молния. Кацки почувствовал, как волосы на затылке встают дыбом, по спине пробежал холодок, словно предостережение… — ОН ИСЧЕЗ! — раздался гневный крик из коридора. Оба подскочили. Кацки быстро зашагал к двери и потянул Деку за собой — без сомнений, это был голос Урараки. Они пошли прямиком в лабораторию, все еще в пижамах. Тодороки уже бежал им навстречу со стороны криокамер. Иида и Цую вышли в коридор из медотсека, и в этот же момент из лаборатории вылетела Урарака. — Что происходит? — спросил Иида. Он балансировал на одной ноге, вместо ортеза на его сломанной лодыжке висел костный стимулятор. Наверное, его вырвали посреди лечащей процедуры. — Он пропал! Камень, который я вчера не смогла просканировать! Его нигде нет! Урарака выглядела разъяренной и встревоженной — пугающая противоположность тому, какой она была обычно. — Может, его просто переставили? — сказал Шото, пытаясь протиснуться в лабораторию мимо нее и посмотреть, словно уверенный, что сможет во всем разобраться, но Урарака уперлась в дверной проем обеими руками и прошипела: — Кто? Я все заперла перед сном. — Ну, у всех нас есть доступ, разве нет? — пробормотала Цую в сторону Ииды, и тот сдержанно кивнул. — Верно. Но тогда это означает, что его кто-то взял. — А кто-то и взял! — отрезала Урарака, сверля Шото взглядом. Тот сделал полшага назад и с вызовом скрестил руки на груди. — Что ты хочешь сказать? Кацки с досадой провел рукой по волосам. — Что за бред. Зачем Циклопу выносить эту хрень? Он сам целыми днями торчит в лаборатории. — Спасибо, Кацки, — произнес Шото дрогнувшим от напряжения голосом и посмотрел на Ииду. — Приятно знать, что хоть кто-то здесь не считает меня вором. — Шото, никто этого не говорил. Цую осторожно коснулась его плеча, но он стряхнул ее руку. — Ну, камень точно не ушел сам. Кто-то из вас забрал его или переставил, — заявила Урарака, впиваясь взглядом в каждого по очереди. — Или же это была ты, — парировал Шото. На этот раз к нему потянулся уже Иида, но Шото сделал еще один шаг назад, глубже в коридор. Он был похож на загнанного кота. — Народ, вы о чем? — спросил Деку, непонимающе хмуря брови. — О том сраном камне. Мы смотрели на него вчера. Деку медленно помотал головой. — Вчера? Не помню… — Ты еще сказал, что он красивый, — подсказала Урарака. Она опустила руки и плавно приблизилась к Деку. — Тот самый камень, который ты помог мне подобрать на Юпитере. Деку вопросительно посмотрел на Кацки. В его взгляде появился страх. — Ты вообще помнишь, как заходил вчера в лабораторию? — Урарака шагнула ближе, и Деку отступил на шаг назад. — Я… э-э-э… не совсем. Я… помню, как вернулся с грузовой станции и… — Что?! — Это было почти две недели назад, — тихо произнес Шото, забыв о своей злости. — Нет же, — нервно смеясь, возразил Деку, — это было совсем недавно. Мы вернулись, Иида повредил ногу, и Цую проснулась, и… Он замолк. У Кацки заледенела кровь. Он потянулся к руке Деку и переплел их пальцы. — Ночью тебе было хреново, подскочила температура. Наверное, организм вымотан, и тебе просто нужно поесть. Деку кивнул. — Давайте все поедим, — предложил Иида, неуверенно переведя взгляд на Цую, а затем на остальных. Кацки старался этого не показывать, внутри он слегка паниковал. Потерю памяти нельзя спускать на тормозах. Как ни посмотри — это плохой симптом, вызванный либо стрессом, либо чем-то похуже. Крепче сжав руку Деку, он повел его назад в жилой модуль и усадил за стол. Другие тоже подтянулись, каждый выбрал себе что-нибудь из еды. Урарака принимала заказы, а Шото принес Ииде маленькую табуретку для его ноги. Тишина плавно заполнялась негромким гулом и звоном столовых приборов. Цую случайно столкнулась с Шото рукой, послышалось тихое «извини», Урарака над чем-то хихикнула, бормоча под нос. Напряжение постепенно спадало, будто в размытом видеосигнале наконец настроили четкость. — Не подашь сливки? — Конечно, секунду. Сахар тоже? Урарака встала и, вытащив что-то из шкафчика, с улыбкой протянула Ииде через стол. — Спасибо. — Не за что. Иида снял очки и потер веки. — Я чувствую, что должен что-то сказать, — начал он, привлекая внимание всех за столом. — Наша миссия входит в заключительную фазу, и, кажется, за всей суматохой у нас не было времени осмыслить и признать, как далеко мы ради этого зашли. — Он окинул взглядом каждого из сидящих. — Все мы сыграли в ее успехе неоценимую роль. Я горжусь тем, что являюсь частью этой команды, и не хочу, чтобы под конец она развалилась. С этого момента, что бы ни случилось дальше, самое важное для нас — благополучно добраться домой. Это становится нашим главным приоритетом. Все остальное на втором месте. — И я хотел бы извиниться, — от себя добавил Шото, глядя на Урараку. — За то, что срывался вчера и сегодня. Урарака, пожалуйста, скажи, если в лаборатории что-то понадобится, я буду рад помочь. — Шото… — вздохнула она. — И ты меня прости. Все вы, простите за то, что я утром наговорила. — Секунду помолчав, она фыркнула и добавила: — Это всего лишь камень. Сама не знаю, почему так расстроилась. Повисла нервирующая тишина. — Изуку? Кацки повернулся к Деку и увидел, что тот сидит с приоткрытым ртом и рассеянно смотрит в одну точку в центре стола. Выглядело жутко. Кацки потянулся к его руке, но в этот момент что-то произошло. Он будо смотрел в замедленной съемки, как падает с высоты стеклянная ваза: знал, что будет дальше, но не мог это остановить. Глаза Деку закатились за веки, голова неестественно откинулась назад, плечи вжались в грудь. Он потерял равновесие и, дергаясь в конвульсиях, повалился вперед. Кацки еле успел подставить руки, чтобы он не ударился лицом о стол. Послышался вскрик Урараки и резкий вздох сидящей напротив Цую. Шото мгновенно вскочил с места и подбежал, чтобы помочь. — У него припадок, опустите его на пол, осторожно с головой, — приказала Цую, вставая, пока Кацки и Шото неуклюже вытаскивали Деку из-за стола и укладывали на спину. Его руки и ноги дрыгались рывками, как у марионетки, которую дергали за ниточки — левый локоть пару раз ударил Шото в челюсть, прежде чем тот смог схватить и зафиксировать его руку. Кацки двигался на автопилоте: лег на Деку сверху половиной тела, чтобы тот не брыкался, прижал к земле правую руку и подложил ладонь ему под затылок. Сухожилия на шее Деку натянулись, дыхание было сбивчивым, зубы стучали друг о друга. — Дайте что-нибудь ему в зубы! — крикнул Кацки. Цую бросилась к ним со свернутым куском картона, и с помощью Шото им удалось разжать Деку челюсть. Пока Кацки наблюдал за припадком, его мозг работал с бешеной скоростью. Постепенно Деку перестал дергаться и обмяк, а глаза закрылись, словно от облегчения. Кацки вытащил у него из зубов картон и заметил во рту кровь. — Прикусил язык? — спросила Цую. Кацки осторожно приоткрыл Деку рот. — Нет, кажется, только губу. Он не гордился тем, как дрожал его голос или как тряслись руки, когда он приподнял Деку в сидячее положение и прижал к груди. Цую опустилась рядом с ними на колени и нащупала у Деку пульс. — Сколько это длилось? — Чуть больше минуты, — ответил Шото. Он встал и немного отошел, чтобы не мешаться. — Нужно отнести его в медотсек. Цую оттянула Деку веки и проверила зрачки, затем провела тонкими пальцами по его лбу и нахмурилась. — Весь горит… — Она повернулась к Кацки. — Ты знал, что у него температура? — Со вчерашнего дня, — признался Кацки. «Ты должен был сразу что-нибудь сделать», — издевательски прошептал внутренний голос. Как только Цую отступила назад, он поднялся с пола вместе с Деку. — Мне нужно провести несколько анализов. Можешь сказать, какие еще были симптомы? — спросила Цую, но ее голос слился с фоновым шумом, когда Кацки увидел, насколько безжизненным в его руках выглядит Деку. Он перехватил его крепче, прижал лицом к своему плечу, и они вышли в коридор. Опережая их на три шага, Цую открыла дверь медотсека и приказала положить Деку на смотровой стол. Кацки сделал, как она велела, но не отпустил его руку. Цую расстегнула молнию костюма Деку, наложила электроды, настроила приборы, чтобы измерить ему давление, затем снова проверила зрачки — теперь уже с помощью маленького фонарика. Все это время она что-то говорила, но Кацки не слышал ни слова. Он был словно под водой. Единственное, что он четко осознавал, — это ощущение руки Деку в своей. Мозолистые и теплые, покрытые шрамами пальцы с обкусанными ногтями были его якорем. — Кацки. Кацки. На плечо легка маленькая ладонь Цую, возвращая его в реальность. Кацки повернулся и встретился с теплым взглядом черных глаз. — Мне нужно, чтобы ты вспомнил, какие еще у Изуку были симптомы. Как можно подробнее, ладно? Она погладила его по щеке, и Кацки понял, что она пытается его утешить, потому что он плачет. — Ночью Деку часто мотался в туалет, не мог заснуть. Ближе к утру я нашел его спящим в кабине, он сказал, что не помнит, как туда попал. — Кацки снова посмотрел на стол. — Как думаешь, что с ним? — Пока сложно сказать. На первый взгляд похоже на обезвоживание. У него жар, но сканирование исключило менингит, нет ни опухоли, ни гематомы. В его медкарте нет записей об эпилепсии, но нельзя полностью ее вычеркивать. — Когда он проснется? — В любую минуту, — нахмурившись, ответила Цую. Скорее всего это означало, что Деку уже должен был проснуться, но ей не хотелось сильнее тревожить Кацки. — Поможешь снять с него костюм? Я хочу подключить его к капельнице и монитору. Кацки кивнул, вытирая лицо ладонями, подошел к другому концу стола и начал развязывать Деку ботинки. Он приподнял над столом плечи Деку, чтобы Цую до конца стянула верхнюю часть костюма, затем накрыл его простой белой простыней. Пока он протирал лоб Деку влажной тряпкой, Цую установила капельницу. — Надо было сказать раньше. Быстро взглянув на него, Цую перекинула косу через плечо и перегнулась через стол, закрепляя к груди Деку еще один датчик. — Ты не виноват. — Виноват, — хрипло сказал Кацки. — Тебе легче от этой мысли? Он поднял глаза и заметил на ее щеках румянец, но взгляд Цую был решительным. Кацки хорошо знал этот взгляд. Он был благодарен, что в их команде есть такой человек, как она. — Прости. Улыбнувшись, Цую сжала его руку — ту, которой Кацки не цеплялся за Деку, — потом отпустила и натянула перчатки. — Эти лекарства помогут сбить температуру, — сказала она, отходя к капельнице. — Мы пока что подержим Изуку здесь для наблюдения, но, возможно, он проспит еще какое-то время. Подключенный монитор теперь тихо пищал в ровном ритме с сердцебиением Деку. Дрожащим пальцем Кацки осторожно вытер кровь с его губы и снова кивнул. Он подождет. Он будет ждать вечно, если придется.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Boku no Hero Academia"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты