Все возможно 60

  • Skul
    автор
  • Эвкалипт
    бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Katekyo Hitman Reborn!

Пэйринг и персонажи:
Реборн/fem!Мармон., Реборн, Вайпер
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ООС Романтика

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Красный след на щеке, позднее возвращение домой... О чем еще могла подумать Вайпер, если не об измене?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Немного странный пейринг, наверное.
12 июля 2013, 14:03
— То есть, ты не отрицаешь, что спал с ней? — Не отрицаю. Это непохоже на какие-нибудь семейные разборки. У этой парочки всё гораздо сложнее: нет никаких скандалов и трёхэтажного мата, зато есть самые настоящие допросы. — Жить надоело?! Смотря на ухмылку Реборна, Вайпер так и хочет вмазать ему. Нет, с каких пор это стало нормальным? Изменил, сознался и даже прощения не попросил! Где совесть? — Всё возможно. Так эта наглая рожа ещё и на спинку стула откидывается, убрав руки за голову, будто ничего такого странного не происходит. Собственно, из-за чего начался этот скандал? Самый сильнейший во всем мире киллер пришел домой слишком поздно. К тому же на его щеке было размазано что-то такое, больно смахивающее на помаду: яркий, насыщенный красный цвет. Конечно же это насторожило жену лучшего на всем Белом Свете репетитора. — Ненавижу! Идиот! Кричит, голос срывает, а ему это все удовольствие приносит: согласитесь, увидеть разъярённую Мармон удаётся не каждому. А вот и первый снаряд — стакан. — Взяла привычку Занзаса что ли? Уклониться не составило труда: просто отодвинуться в сторону вместе со стулом. — Заткнись! Второй летит резко и неожиданно. Реборн даже сваливается со стула, поскольку другого выхода не было: иначе стакан просто попал бы по его голове, на которой даже сейчас была надета шляпа. Всё-таки нет ничего страшнее, чем ревнующая девушка — это брюнет усвоил еще будучи в романтических отношениях с Ядовитым Скорпионом, Гокудерой Бьянки. Нет, в него ни разу не была брошена "отравленная кулинария". Он и не изменял розововолосой: эксперимента с Ромео всем хватило. Но она зачастую ревновала его чуть ли не к каждой встречной. — Да успокойся ты. Ничего не было. Поднявшись на ноги, киллер стал оттряхиваться. А ведь даже оправдываться не стал... такое чувство, что сказал это просто так — от балды. И голос даже не дрогнул и оставался таким же стальным и монотонным, но при этом приятным и бархатным. — А это что?! Спрашивает иллюзионистка, тыкая в щёку "гулëны". В ответ услышала только гулкий смех. Тут же замахнулась, чтобы отвесить брюнету нехилую пощёчину, но за несколько сантиметров до столкновения с лицом руку Вайпер резко перехватила другая — мужская жёсткая рука. — Говорю же: успокойся. Это всё шестёрка. Красил мотоцикл новый и меня кисточкой задел прямо по лицу. Глупая отмазка, скажете вы? Вовсе нет. Реборн говорил самую чистую правду. — К-как... Не успевает девушка договорить, как репетитор притягивает её к себе за руку и впивается в губы страстным, но в тоже время нежным поцелуем. Как давно он не чувствовал этих теплых, мягких губ Тумана? Оба вечно заняты своей работой, времени на отдых почти не остаётся. Никаких объятий, поцелуев и прочих нежностей. Единственное, что Вайпер и Реборн делают вместе, — так это спят в одной кровати. А когда поцелуй заканчивает, репетитор-киллер всё равно получает своё, а именно — пощёчину. — Ты сам виноват. Создал повод для ревности. Говорит Мармон, стоя спиной к озадаченному мужчине, держащимся за свою щёку. — Да я и не... На этот раз перебивают Реборна: — Забыли. Да, он не любит, когда его перебивают, и Мармон это прекрасно знает. Но высказывать ей что-либо или поднимать на неё руку брюнет не станет. Поэтому бояться нечего. Единственное, что делает мужчина — обнимает свою ревнивую женушку сзади за талию и кладёт подбородок ей на макушку. Опять же не всё так просто: он настолько сильно сдавил её, что у неё практически не было воздуха. — Т-ты хоть не убил его? Еле-еле молвит бывший варийский офицер, складывая руки на груди. Ослабив хватку, репетитор отвечает на её вопрос: — Всё возможно. Конечно, Скалла никто не трогал: Реборн, разумеется, тот ещё садист, но не настолько.