Под кровавой луной

Слэш
R
Закончен
24
автор
Размер:
Мини, 12 страниц, 1 часть
Описание:
Наступает полнолуние. Члены клана вампиров "Enhypen" вынуждены раз в месяц превращать одного человека в существо, подобное себе.
Посвящение:
Бархатному голосу Джейка, который и вдохновил меня на написание этого фанфика.
Примечания автора:
Работа написана под вдохновением от трейлера к дебютному клипу ребят.
Не воспринимайте этот фф как что-то глубокое, это просто мысли, навеянные новым видео.
Если понравится, прошу поставить лайк и написать комментарий. Если же нет - всё равно напишите своё мнение. Очень важно получать отдачу. Большое всем спасибо и приятного чтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 9 Отзывы 9 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Тапками за опечатки больно не кидайтесь. Писала всю ночь, чтобы порадовать вас и себя.
Пак Сонхун чувствует боль. Нет. Пак Сонхун и есть боль. По ощущениям тело сводит судорогой, ужасно замерзает и режет всеми кинжалами мира одновременно. Что это, чёрт возьми? Парень прилагает адские усилия, чтобы открыть глаза. Ничего не видно. Сонхун несколько раз моргает, что отдаётся диким звоном в голове и, наконец, получает возможность разглядеть хоть что-то. Ночь, освещённая только полной луной, кажется, находится на самом пике. Если бы не спутник земли, наверняка, Сонхун не увидел даже рукав какой-то белой рубашки, которая почему-то оказалась на нём. Парень разглядывает деталь одежды, будто если смотреть на неё внимательно и пристально, она заговорит и ответит на все вопросы. Что здесь происходит? Почему всё болит? Как он оказался посреди леса? Паника охватывает Сонхуна, когда парень понимает, на каком моменте его воспоминания прерываются. 🩸🩸 Это обычный воскресный день, двадцать девятое ноября. Пак выбирается из собственной комнатки, которую купил на деньги, полученные в качестве компенсации после выпуска из детдома. На жалкие два миллиона вон больше и не получится приобрести. Коморка четыре на четыре метра с окном размером не крупнее листа А4. Хотя Паку грех жаловаться. Такое жильё лучше грязных детдомовских стен, куда он попал после того, как родители погибли десять лет назад. Комнату стоит обставить, поэтому Сонхун направляется в ближайшую Икею. — Завтра тридцатое ноября, полнолуние. — объявляет голос диктора радио, которое, как обычно, на всю громкость включено в магазине. Здесь толпы людей: одиноких мужчин, крупных женщин, мамаш с детьми, орущими так, что крик, наверняка, слышен в ближайших трёх районах. Сонхун проталкивается мимо незнакомца, лениво рассматривающего длинный охотничий нож. Пак хочет просто дойди до нужного ему стеллажа, но замечает на себе взгляд блондина. Парень с ножом в руках неотрывно смотрит Сонхуну в глаза, вызывая у него непонятную дрожь в теле. — В полнолуние чаще кусаются собаки и происходят автомобильные аварии, гибнут люди и повышается агрессивность — эти поверья существует вплоть до наших дней. — Произносит ведущая радио голосом, полным энтузиазма. — Есть данные, что фазы Луны влияют на пчёл, рыб, некоторых птиц и амфибий. Также в полнолуние сильнее вырабатывается, а значит повышается уровень мелатонина в крови. — поддерживает коллегу невидимый мужчина, чей голос разливается по всему магазину. Сонхун, наконец, отрывает взгляд от странного незнакомца и скрывается за длинными стеллажами. Что-то жуткое было в том блондине, что-то опасное. Пак ничего подобного раньше не испытывал, но простой взгляд на того холодного блондина, заставил сердце Сонхуна замереть от страха. Совершив все покупки, парень направляется домой. Сонхун ещё не успел привыкнуть к новому месту жительства и не запомнил дорогу, поэтому включает навигатор и следует согласно указаниям. Страх, пронизывающий Пака до кончиков пальцев никуда не делся. Юноша то и дело оглядывается по сторонам. Откуда можно знать, что взбредёт в голову людям. Нужно быть начеку. Тем более, Сонхун уже довольно продолжительное время замечает, что за ним кто-то следит. Его лучший друг, Кей, говорит, что это лишь игра его воображения, но Пак уверен, что это ощущение появилось неспроста. Иногда он слышит шаги позади себя, которые резко прекращаются, стоит парню обернуться. Часто Сонхун просто чувствует чужое присутствие. Кроме Кея, он больше никому этого не рассказывал, боясь прослыть сумасшедшим. Друг всегда говорит, что Пак слишком чувствительный из-за того, что слишком уж сильно интересуется легендами о вампирах. Сонхун с детства любит слушать истории о вампирах. Его родители преподавали в университете мифологию, поэтому маленькому ребёнку с молоком матери передались знания о всяких существах и любовь к ним. Пак был уверен, что хочет пойти по стопам родителей и изучать мифы и легенды разных народов. И плевать, что Кей считает всё это чепухой. Сонхун пытается удержать три пакета, набитых всякой утварью, и одновременно смотреть в смартфон, чтобы идти по навигатору. К сожалению, у Пака всего две руки, поэтому обратная дорога даётся несколько тяжелее. Парень несколько раз успел и переложить пару вещей из одного пакета в другой, и нёс всё в одной руке, и устраивал передышку в минуту. До дома остаётся всего ничего. Сонхун почти дошёл. Парень не слышит ни гудка клаксона, ни звука шин, ни ещё чего бы то ни было из того, что показывают в фильмах перед тем, как чёрный внедорожник со скоростью, близкой к бесконечности врезается в главного героя, переламывая кости и кроша мелкие суставы. А дальше — темнота. 🩸🩸 Нет-нет-нет-нет, этого просто не может быть. Сонхун в панике пытается вскочить с холодной земли, но боль во всём теле не даёт даже шелохнуться. — Я умер? — задаёт парень вопрос вслух. Но как такое возможно? Если бы он умер, разве чувствовал бы сейчас эту нестерпимую боль? А, может, он в аду? Помимо ощущений, будто всё тело передавило (а почему «будто»?), Сонхун чувствует неприятное жжение в области шеи. Парень еле двигает рукой и прикасается к ноющему месту. Сонхун чувствует острую боль и одёргивает пальцы. Они в крови. Это и неудивительно. Наверняка, всё тело в вязкой красной жидкости. Сонхун жив. Это он осознаёт точно. Однако, кто притащил его в этот лес? Неприятные мысли поселяются в голове Пака. Неужели, это как-то связано с человеком, который его преследовал? Сонхуну становится смешно от этой мысли. Парень издаёт некий хрип вместо истерического смеха. Где-то вдали слышен вой. Это волки? Они водятся в столице? Хотя чёрт его знает, где сейчас находится Сонхун. Сейчас он уже почти уверен, что это дело рук какого-то маньяка. Надо убираться отсюда. Пак, превозмогая боль, приводит истерзанное тело в движение. Каждый сантиметр отдаётся нестерпимыми ощущениям в нервных окончаниях. Наверняка, у него сломана не одна кость. Нужно срочно обратиться в больницу. Сонхуну удаётся встать, но он очень быстро сгибается пополам, пытаясь отдышаться от нескончаемой боли. Сияет кроваво-красная луна. — Не двигайся. Властный голос заставляет Сонхуна застыть. Ужас сковывает тело. Парень перестаёт чувствовать что-либо, кроме холодеющей крови. Вокруг слышатся шаги, неумолимо приближающиеся к Паку, но он не может даже убежать. Настолько жалкий и ничтожный. Вот его жизни и пришёл конец. Что там по законам жанра? Где обещанные картинки из прожитого? В голове пусто. Только страх. — Не бойся нас. Сонхун заставляет себя поднять голову. Напротив, в нескольких метрах от него стоят несколько фигур. Молодые люди. Их шестеро. Все одеты примерно одинаково. Это секта какая-то? Один из шестёрки, похоже главарь, приближается в Сонхуну на расстояние вытянутой руки. Пак, честное слово, хочет убежать, скрыться, но не может. Тело прибило к земле намертво. Единственное, что Сонхун сейчас в состоянии делать — это смотреть на совершенное лицо парня. Чёрные локоны обрамляют изящное лицо, будто сошедшее с обложек модных журналов. А статная фигура выглядит настолько гармонично, что Сонхуну становится стыдно за своё худощавое тело. — Меня зовут Хисын, — представляется парень и указывает на остальных. — А это моя семья. Хисын хоть и не улыбается, но, всё же, выглядит доброжелательно. Сонхун внимательнее рассматривает остальных. Мальчик, лет четырнадцати-пятнадцати, не больше. Волосы его выкрашены в белый цвет, а взгляд даёт понять, что паренёк и убить может, если пискнуть что-то не то. Рядом мальчишка чуть старше первого. Он улыбается, и на щеках Сонхун замечает ямочки. Следующий молодой человек примерно одного с Паком возраста. Его лицо выглядит не особо эмоциональным, поэтому Сонхун не может сделать никаких выводов. Ещё один улыбчивый паренёк. Наверняка, чуть младше Пака. Этот юноша выглядит явно довольным всем происходящим. Его глаза похожи на два полумесяца, а улыбка тянется от уха до уха. Парень с энтузиазмом машет Сонхуну, но Пак решает игнорировать дружественный жест. Когда Сонхун переводит взгляд на последнего молодого человека, пазл в голове начинает складываться. Пак делает шаг назад, и это движение отдаётся дикой болью в теле. — Не двигайся пока что. Тебе нужно отдохнуть. — Главарь заставляет Пака сесть, но юноша до сих пор не может прийти в себя от шока. Прямо перед ним стоит тот блондин из Икеи. Тот самый, что странно смотрел на него и держал в руках нож. Теперь Сонхун понимает, что происходит. Эта секта притащила его сюда и пытается принести в жертву. Другого объяснения просто нет. Паку хочется плакать от безысходности. Он даже пошевелиться не может. Ему придётся мирно ждать своей участи. Радует только то, что его, вроде как, пока не убили. А может, уже и не радует. Сонхун до конца не уверен. — Зачем вы меня сюда притащили? — хрипит Пак, пытаясь изобразить подобие голоса. — Тебя привёл Джей. — поясняет Хисын. — Вон тот блондин. Он указывает на маньяка из Икеи. Ну вот, Сонхун теперь знает имя своей смерти. Джей. — Вы меня убьёте? — почему-то с улыбкой произносит Пак. Какая уже разница? Лучше, пусть они убьют его поскорее. Главное, чтобы безболезненно. Сонхун ненавидит боль. Он уверен, что смерть приносит меньше страданий, чем его нынешнее состояние. — Как раз об этом нам и нужно поговорить. — Хисын бросает взгляд на Джея и продолжает: — Но только давай чуть позже. Тебе всё-таки надо отдохнуть. — Нет уж. — не выдерживает Сонхун. — Говорите сейчас. Если вы собираетесь меня убить, то делайте это прямо сейчас. — почти кричит Пак, собирая в себе всю храбрость. — На самом деле, — Хисын проводит пальцами по тёмным прядям. — На самом деле, ты уже мёртв. — выпаливает он, обезоруживая Сонхуна. Уже мёртв? Это что ещё за шутка? Конечно, сам Пак, очнувшись, рассмотрел этот вариант, но это было в шутку. Как такое возможно? Совсем не так представлял себе смерть Сонхун. Нет. Этого точно не может быть. Как Пак мог даже подумать об этом? Хисын просто врёт. Он на голову больной придурок, как и вся его шайка. Злость вскипает в Сонхуне. Он собирает все свои оставшиеся силы, чтобы врезать Хисыну, но вместе этого просто падает без сознания на твёрдую сырую землю. Солнечный свет слепит глаза, даже до того, как Сонхун разрепляет веки. Почему будильник не зазвонил? Парень хватает телефон, оказавшийся под боком и пытается разблокировать экран, но ничего не происходит. Кажется, села батарейка. Сонхун садится на кровати и понимает кое-что: это кровать не его. И комната — тоже не его. Пак смотрит на пижаму с медвежатами, надетую на него. Пижама, чёрт возьми, уж точно не его. Сонхун резко вскакивает с кровати и хватает телефон. Он не успевает выбежать из комнаты, потому что кто-то преграждает дорогу. Воспоминания накатывают подобно десятиметровой волне. Он в доме грёбаных сектантов, а перед ним — самый улыбчивый из всех людей на свете. Однако эта самая улыбка никак не помешает пареньку убить его. — Эй, ты чего снова разбушевался? — смеётся сектант и протягивает поднос с кофе и сэндвичами. — И не бойся ты так. Я тебя не съем. — Я не боюсь. — Сонхун не собирается церемониться с этой диснеевской принцессой. — Дай пройти. Парень с глазами-полумесяцами ставит поднос на небольшой столик и тяжело вздыхает. — Во-первых, ты никуда не пойдёшь. Лучше сядь. А, во-вторых, меня можешь не обманывать, я прекрасно вижу, что ты боишься. Твоя аура — цвета детской неожиданности. — Аура? — повторяет Сонхун как дебил. — Угу. — Паренёк хватает один из сэндвичей и откусывает кусочек. — Это мой дар. Я вижу ауры. Бесполезный, конечно, талант, но всё же. — важно произносит он, пережёвывая пищу. — Это розыгрыш какой-то? Вы передачу снимаете? — истерит Сонхун, больше не желая слушать эту ерунду. — Дай мне пройти по-хорошему. — Окей. Я надеялся, что не придётся к этому прибегать. Сектант через мгновение оказывается вплотную как Паку. Он хватает его руку и смотрит внимательно в глаза. Сонхун готов поклясться, что радужка этого паренька перекрасилась в золотистый цвет. Вместе с этим по телу Пака стало распространяться необъяснимое ощущение. Сонхун соврёт, если скажет, что оно было неприятным. Он испытывал что-то похожее, когда выпил на пару с Кеем три бутылки соджу. — Что ты со мной сделал? — Немного поколдовал над твоим настроением. — выдаёт паренёк-улыбашка. — Я, кстати, Сону. Ким Сону. Он протягивает руку, заставляя Сонхуна пожать её в ответ. Паку хочется одновременно рыдать и хохотать от эмоций, что сейчас окутывают его. Эти сектанты, определённо, безумцы. Ведь так? Сону уходит после того, как заставляет Сонхуна съесть завтрак. Весь до последней крошки. Он обещает, что Хисын расскажет всё, когда вернётся. Сам же лидер не заставляет себя долго ждать. Он приходит вместе с остальными всего через пару часов. Сонхун старается не смотреть ни на кого, особенно на Джея, который прямо сейчас буравит его взглядом. — Как ты себя чувствуешь? — Хисын выглядит действительно взволнованным. — Ужасно. Не каждый день меня пытаются убить. — бурчит в ответ Сонхун. — Он в порядке, хён. — сообщает Сону главарю, не обращая внимания на слова Пака. — Тебя никто не пытается убить. — Хисын, кажется, начинает терять терпение. — Я тебе вчера сказал. Ты уже мёртв. — Ты же понимаешь, да, как сейчас нелепо звучишь? — смеётся в ответ Сонхун. — Я жив и здоров. А от вчерашней боли в теле не осталось и следа. — О, это всё Джей. — Парень с ямочками вставляет свои пять копеек. — Тебе нужно сказать ему спаси… — И зря я пожалел его. Надо было оставить, чтобы он корчился от боли до следующего полнолуния. — перебивает его блондин. Сонхун теряется и не знает, что сказать. Если честно, этот голос его обезоружил. Джей, бесспорно, хорош собой. Сонхун, как истинный бисексуал, ценит красоту, как женскую, так и мужскую. Однако, что больше всего действует на Пака — это приятные голоса. Тембр Джея Сонхун может назвать одним из самых прекрасных из тех, что он слышал когда-либо. Эта красота, граничащая с опасностью, слишком пугает Пака. — На самом деле, Сонхун, — вмешался Хисын. — Как я и сказал ранее, ты уже мёртв. Как и все мы. Ты можешь либо просто поверить в это, либо продолжать косить под дурачка. — Окей, допустим я поверил. — смеётся Сонхун. — Хотя это всё безумие. Но ладно, пусть. Тогда как вы объясните, то, что я сейчас с вами разговариваю? М? — Пак скептически смотрит на главаря. — Сонхун, ты слышал о вампирах? — осторожно спрашивает Хисын. — Допустим. — Пак продолжает всматриваться в безупречное, бледное лицо. — Так вот, мы — вампиры. — улыбается главарь. — А ты станешь полноценным вампиром через месяц, во время следующего полнолуния. Сонхун искренне хочет не засмеяться, но не справляется с поставленной задачей. Парня пробирает истерический хохот. Слёзы начинают катиться из глаз, а грудь бешено вздымается. Названные «вампиры», кажется, не находят ничего смешного в речах своего лидера, потому что они продолжают пялиться на Сонхуна как на идиота. Остаётся покрутить только пальцем у виска. — И что же мне нужно сделать, чтобы — Пак пытается говорить сквозь смех. — Простите. Чтобы стать вампиром. М? — Тебе нужно в следующее полнолуние выпить человеческой крови. — важно объявляет Хисын, тем самым заставляя Сонхуна разразиться новой волной хохота. — А что будет, если я не выпью? — успокоившись, спрашивает Пак, делая вид, что верит во всю эту чепуху. Как же он сейчас понимает Кея, который целыми днями слушал монологи друга о вампирах. — Ты умрёшь. — спокойно произносит Хисын. После этой фразы Сонхун окончательно перестаёт смеяться. Его лицо приобретает серьёзное выражение. — Я не готов умирать. У меня же вся жизнь впереди. Сонхун не думал прежде, что ему придётся торговаться за своё собственное существование. Раньше он полагал, что его жизнь — хуже некуда. Но сейчас, понимая, что она конечна, парень осознаёт, что не ценил слишком многое. Он же хотел поступить в университет и пойти по стопам родителей. А Кей. Что друг будет делать без него? Кей ведь такой нелюдимый. — Вот именно. Поэтому ты выпьешь человеческой крови и станешь вампиром. — подытоживает Хисын. — Не переживай, всё будет хорошо. — доносится голос ровесника Сонхуна. Тот парень вчера показался ему безэмоциональным, но сегодня Пак видит, некоторую тревогу в его глазах. — Но я не хочу. Я не хочу убивать людей. — почти плачет Сонхун. — Мы уже давно не убиваем людей. — бросает Джей. — На дворе двадцать первый век. Ты за кого нас принимаешь? Лицо Джея выглядит хоть и красивым, но странным образом измученным. — За в-вамп-пиров. — заикается Сонхун, кажется, принимая правду. — Тебя нужно многому обучить. — Хисын улыбается и сжимает руку Пака, стараясь подбодрить. — А почему именно вы? Как вы нашли меня? — не понимает Сонхун. Допустим, они вампиры, но почему им есть дело до мёртвого человека? — Мы вшестером, — начинает Хисын. — Клан «Enhypen». У каждого из кланов вампиров есть своя задача в тёмном мире. Задача нашего клана — скажем так, поиск и превращение новеньких. — Так значит, всё-таки вы меня убили? Превратили в чудовище? — вскипает Сонхун. — Нет. Я же говорю, ты был найден мёртвым. — Лидер кивает на блондина. — Джей нашёл тебя. У него есть некая способность: он знает, сколько людям осталось жить. Если замечает молодого человека, которому суждено умереть в полнолуние, он начинает наблюдать за ним, а позже, когда тот погибает, Джей приносит его на перерождение. — Перерождение? — не совсем понимает Сонхун. — Это обряд. Он проводится именно в полнолуние. Ты, наверное, заметил, на тебе даже была другая одежда. Всё должно быть совершено по строгим правилам. — А что, если человек отказывается стать вампиром? — Это Сонхуну почти нечего терять, но есть множество людей, у которых семья, дети, бизнес, счастливая жизнь. Как они могут всё это оставить? — Вечная жизнь — вот то, чего нет ни у одного человека. — Хисын не выглядит счастливым, произнося эти слова. Следующие несколько дней Сонхун снова проводит в квартире Сону. Как бы Пак не ненавидел своё положение, он уже свыкся с мыслью, что с ним произошло то, что произошло. Сону оказался довольно приятным малым, даже несмотря на то, что признан кровопийцей. В любом случае, это не убавляет пареньку обаяния. Паршиво то, что Сонхун никак не может выйти из квартиры. Голова кружится, да и состояние не самое лучшее. Оказывается, миф о том, что вампиры должны избегать солнечного света — абсолютная выдумка. Единственное, чем они отличаются от людей — это наличие определённых способностей, которые проявляются в течение первого года вампирской жизни; ну и вечная молодость. Прямо сказка какая-то. Однако в жизни вампиров есть и минусы. Максимум через десять лет придётся лишиться всех своих друзей и знакомых. Раз в несколько лет Джейк, обладающий способностью управлять памятью людей делает так, чтобы весь город забыл о существовании шестёрки. Это делается в целях безопасности, чтобы люди ничего не заподозрили. Сонхун хоть и живёт с Сону, но повидаться с новеньким приходят все. Все, кроме Джея. Сначала Пака радовала мысль, что этого противного блондина рядом не будет, но потом парень стал замечать, что испытывает довольно странные эмоции. Что-то похожее на детскую обиду поселилось в его сердце. Через две недели Сонхун успел пообщаться уже со всеми, кроме Джея. На контакт шёл даже самый угрюмый из всех, Ники. Парню, действительно, четырнадцать, и он самый молодой из всех, учитывая и человеческий возраст, и вампирский. Ники переродился всего несколько месяцев назад. Он рассказал, что сильно скучает по родным и жалеет о своём выборе стать вампиром. — Лучше бы я умер. — признался как-то Ники в разговоре с Сонхуном. — Знаешь, как больно терять близких? Тогда Пак рассказал ему о своей ситуации и о родителях, которые оставили его сиротой. С тех самых пор Ники приходит повидать Сонхуна каждый день. Похоже, этот ребёнок увидел в Паке родственную душу. Кей названивал другу каждый день и просил о встрече. Сонхун соврал, сказав, что у него полно дел, и он готовится к экзаменам, однако долго так продолжаться не может. Пак чувствует себя слишком плохо. Голова кружится почти постоянно. Хисын, в очередной раз придя поболтать с Сонхуном, замечает его состояние и обещает пинком под зад отправить Джея. — Ну и чего ты неженку из себя строишь? Слышит знакомый голос Сонхун, когда Сону уходит в магазин. Джей стоит у порога аки прекрасный принц. Волосы зачёсаны как у супермодели, во рту жвачка, а в глазах — чёртики пляшут. Он, определённо, самое прекрасное создание, что Сонхун когда-либо видел. — Смотри не влюбись. — ржёт Джей и садится на диван рядом с Сонхуном. — Т-ты что, ещё и мысли читаешь? — приходит в ужас Пак и отскакивает от блондина, как от прокажённого. — Нет, — снова хохочет Джей. — Но по твоему лицу и так всё понятно. Так что можешь не смущаться. — Какого чёрта? — вскрикивает Сонхун, когда блондин подсаживается ближе. Джей неотрывно смотрит Паку в глаза. Радужка блондина окрашивается в золотистый цвет. И, о боги, лицо этого вампира становится даже красивее, чем было. Сонхун нервно сглатывает, но зрительный контакт не нарушает. — Ты же хочешь, чтобы я помог тебе чувствовать себя лучше? — спрашивает блондин, на что Пак кивает. Джей осторожно приближается к губам Сонхуна и нежно прикасается к ним своими. Все внутренности Пака сжимаются в нём и рождают целую стаю бабочек, которые теперь свободно порхают в животе. Сонхун приоткрывает рот, позволяя блондину исследовать его языком. Пак чувствует жар, исходящий из их тел. Возбуждение накатывает сильнее, и страсть становится главным героем этой истории. Джей погружает пальцы в мягкие волосы Сонхуна и притягивает парня ещё ближе. Их языки переплетаются, рождая в Паке чувства, которых он ранее не испытывал. Блондин шумно отрывается от чувственных губ и тяжело дыша произносит: — Ну что, теперь давай перейдём к твоему головокружению. Что? Вот чёртов придурок. Получается, он просто так поцеловал Сонхуна? Пак думал, что всё это ради его состояния, а, как оказалось, блондину просто захотелось сплестись языками. Отлично. Сонхун не знает, куда деться от злости, накатившей на него со страшной силой. — Да ладно тебе, неженка. Не делай вид, что не понравилось. После того, как Джей, наконец, исполнил то, за чем пришёл, парень не спешит уходить. — Ну что ты решил? — спрашивает блондин, кладя локоть на спинку дивана. — Ты о чём? — не понимает Сонхун. Он до сих пор немного злится на Джея за инцидент с поцелуем, но сам понимает, что позволил этому случиться. — Что будешь делать после перерождения? — А, ты об этом… Не знаю. Буду жить как раньше, просто с человеческой кровью в желудке по полнолуниям. — отвечает Сонхун, сам до конца не веря в то, что говорит. — Ты с нами останешься или как? — как бы невзначай интересуется Джей. Сонхуну почему-то смешно. Блондину даже не было интересно как поживает Пак, а сейчас он спрашивает, собирается ли парень остаться с их кланом. — Я не приходил. Но это не значит, что не интересовался твоим здоровьем. — в свою защиту произносит Джей. — Ты, правда, мысли не читаешь? — смеётся Сонхун. — Моя жизнь — прекрасна. Да, у меня тоже бывают неудачи, но жизнь, на самом деле, стоит того, чтобы ценить её. Пак видит понимание в глазах Джея. Парень замечает капельки слёз в глазах блондина. — Мне было восемнадцать, когда я совершил самоубийство. Это было пять лет назад. Я тогда жил в Америке. Поссорился с родителями по какой-то ерунде. Да и другие были проблемы, которые тогда казались мне неразрешимыми. — Джей шмыгает носом и вытирает ладонью влажную щёку. — Какой я был глупый. — Парень невесело смеётся. — Напился, сел в отцовскую машину, ну и… Сам понимаешь. — Слёзы бегут по прекрасному лицу. — Меня нашли Хисын и Сону. Тогда они по счастливой случайности оказались в Нью-Йорке. Я решил, что моим родителям будет лучше без меня. — Сонхун наклоняется к блондину и осторожно проводит ладонью по скуле, смахивая непрошенные слёзы. — Думаю, мой дар видеть когда люди умрут — это, скорее, наказание. — Джей внимательно наблюдает за Сонхуном. — Ещё я могу забирать боль человека себе. — Он делает паузу и продолжает. — Я не приходил не потому что мне было всё равно, Сонхун. Просто я забрал твою боль. Сказанное стало шоком для Пака. Он и подумать не мог, что Джей может быть таким чутким и ранимым. Сонхуну хочется прижать к себе этого парня и разделить с ним его боль, но, к сожалению, у него такого дара нет. Клан «Enhypen» оказался намного дружелюбнее, чем мог подумать Пак. Эти парни почти ничем не отличаются от обычных людей. Сонхун принял решение стать вампиром. Прощаться с жизнью во второй раз Пак не намерен. Такие люди, как он, покинутые судьбой, обществом и, кажется, всеми высшими силами, должны цепляться за жизнь. Кто Сонхун такой, чтобы отказываться от этого шанса? Он просто не имеет права. Все знакомые Сонхуну вампиры работают как обычные люди, не считая Ники и Чонвона. Эти парни всё ещё ходят в школу. Хорошо, что они довольно высокие, и не будет очень сильно заметно, что они больше не будут расти. Когда до полнолуния остаётся всего неделя, Сонхун начинает чувствовать то, чего никогда раньше в себе не замечал. Зрение парня, которое всегда было минусовым, теперь кажется идеальным. Краски стали ярче, и мир — контрастнее. И это ощущение, довольно странное. Сонхун может смести хоть весь холодильник, но всё равно остаётся слегка голодным. Хисын сказал, что это пройдёт. Благо, странное ощущение не причиняет сильного дискомфорта, поэтому Пак терпит. Ещё Хисын уверил, что это чувство притупляется, когда пьёшь алкоголь. Сонхун не знает, поэтому или нет, но за день до полнолуния, парни закатывают вечеринку. Джейк приносит пиво с соджу, смешанное в неведомых для всех, кроме него, пропорциях. На вечеринку к Сону приходят все, за исключением Чонвона и Ники. Хисын объясняет это тем, что «детям не место рядом с алкоголем». Сонхуна даже забавляет эта фраза. Ли ведёт себя как папочка. Он на самом деле заботится о своём клане и, Пак уверен, не даст никого в обиду. Сонхун вспоминает давно забытое чувство защищённости. Он перестал ощущать его ещё десять лет назад. Как же приятно, когда ты знаешь, что есть тот, кто поможет в трудную минуту и постоит за тебя, когда ты уже будешь не в силах. Это и есть настоящая семья. Сонхун смотрел на дурачащихся парней и мечтал быть на их месте. Сможет ли он стать частью этой семьи? — Первый год вампирской жизни ты можешь жить так, как тебе заблагорассудится. — поясняет Хисын, опрокидывая стопку соджу. — А дальше? — с опаской спрашивает Сонхун. Он видит разочарованные взгляды ребят, и его сердце неприятно ёкает. — А что дальше, никто не знает. — пожимает плечами лидер. — Это зависит от того, какая у тебя проявится способность. Если королевский клан решит, что ты нужен нам, то тебе разрешат остаться. Если же нет, придётся переехать. — с грустью произносит Хисын. — Н-но я хочу остаться с вами. — Сонхун чувствует, как глаза неимоверно щиплет. Он несколько раз моргает, чтобы ненароком не расплакаться тут как девчонка. — До этого ещё далеко. — вмешивается Джей, садясь рядом с Паком. Он смотрит ему прямо в глаза, и от этого взгляда у Сонхуна начинают бежать по коже мурашки. — Я не дам тебя в обиду. После этой фразы парни начинают улюлюкать и ржать, показывая на «сладкую парочку» пальцами. Сонхун хочет самолично закрыть каждому рот, чтобы никто не смел потешаться. — Да не злись ты. — смеётся Хисын. Он осторожно обнимает Сону за талию, а у Сонхуна от удивления волосы становятся дыбом. Уж чего-чего, а такого он точно не ожидал. — Мы вот с Сону любим друг друга. — Ким дарит в ответ возлюбленному тёплый взгляд, и комната снова взрывается хохотом. — Может вы и любите друг друга, но с чего ты взял, что я и Джей… — Я им сказал, неженка. — улыбается блондин, а Сонхун хочет стереть эту долбаную глупую улыбку. Желательно поцелуем. Пак выходит на террасу, чтобы подышать свежим воздухом и насладиться последней «человеческой» ночью. Он видит луну, которая насмешливо смотрит на Сонхуна в ответ. Светило почти полное. Пак знает, что завтра он станет другим. Однако парень уверен ещё и в том, что теперь у него есть семья. Семья, которую он приобрёл спустя десять лет. — Как думаешь, вечная жизнь — это благословение или проклятие? — спрашивает Сонхун, когда слышит осторожные шаги Джея и чувствует его аромат. Блондин встаёт рядом с Паком и, подняв голову, останавливает взгляд на светиле. — Это уже тебе решать. — тихо произносит он. Что готовит судьба — неизвестно. Одно Сонхун знает точно — его страстное желание жить даже смерть не сможет изменить.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты