Ослепительно золотой

Смешанная направленность
NC-17
Закончен
4
автор
Размер:
Макси, 185 страниц, 29 частей
Описание:
Продолжение работ "Тринадцатая вновь" и "Поприветствуй меня прощанием". Заключительная часть.
День конца.
Посвящение:
Всем им троим. Алауди и Деймону. Себе. Ещё Клоду, одна из глав содержит новогодний подарок. Своим слабостям и тем, кто был их свидетелем. Спасибо тем, кто меня слышал и поддерживал. Саш, тебе отдельное вселенское спасибо. Было бы здорово... видеть и слышать тебя чаще. Хотя мне ужасно стыдно за себя.
Примечания автора:
Я знаю, что многие читатели в этой истории истово болеют за красную малину (1869), но мне бы хотелось, чтобы вы услышали и поняли здесь каждого. Это было бы мне лучшим комплиментом.

Было бы здорово, если бы кто-то вернул мне меня.
Когда это закончится... мне бы хотелось... Нет, не знаю, чего на самом деле бы мне хотелось. Может, просто послушать, как уходит всё. А, может, снова полюбить себя. Да, пожалуй, было бы неплохо...

Спасибо тем, кто ждал.
Спасибо тем, кто вспоминает обо мне.
Спасибо тем, кто со мной будет.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать

Глава 3

Настройки текста
Он всё-таки слишком любил этот мир. Стоя там, на мосту, он вдруг понял: вот так, смотря только вниз (в прошлое) он не увидит ничего вокруг (будущего). В его настоящем – только точка под ногами (слишком узкий взгляд на мир). Бьякуран прав – ему стоит попробовать. Когда он понял, осознал, что вновь видит и воспринимает мир, он захлебнулся вновь – всё теми же горячими слезами, но сейчас это было от радости. Ему не показалось. Бьяку… он был там. Он спас его. Он совершил чудо. Его сердце переполнилось радостью и любовью – к этому прекрасному миру, к Бьякурану Джессо, к жизни. «Я… больше никогда…» «Я так и не понял, почему…» «Я так рад, что могу это осознать». Но вскоре он понял, что за жизнь нужно ещё побороться. Думая об этом после, это было единственное, что он мог вспомнить из происходящего. Он звал Бьякурана, когда падал. Его мучали сожаления, связанные с ним, – сожаления в хорошем смысле. И когда он очнулся, с ним был Бьяку и звал он снова его. Мукуро ожидал (желал) увидеть его. «Ты снова исполнил моё желание, Бьяку». – Так почему вы сделали это, Рокудо? Мукуро вздрогнул и огляделся, зябко повёл плечами. – Слишком много всего, я не могу решить, с чего начать. Это чудо, что он ещё способен пользоваться своим сознанием и головой. Бывает и хуже. – Не потому что не хочу рассказывать, – добавил он. – Хотя есть то, что я не расскажу никому, как о своей постыдной слабости. – Я очень люблю жизнь, и потому меня всегда приводил в недоумение вопрос о том, почему некоторые люди самовольно лишают себя её. Я пытался найти им оправдание, понять, что движет теми, кто лишает себя самого ценного. – Я… так и не понял, почему люди хотят умирать. Врач напротив него моргнул. – Но вы сами предприняли попытку суицида. – Это было ошибкой. Я передумал, понял вдруг, как ошибался, возможно, это было помешательство, вызванное стрессом, или… Потом просто соскользнула нога, и всё обернулось несчастным случаем. – На высоте аффекта, хм… Когда вы прекратили приём препаратов? – В марте-апреле с разрешения лечащего доктора. Отмена была постепенной. – Жалобы на депрессивность? – Отсутствуют. – Аппетит, сон, настроение? – Всё было отлично, пока ко мне не приехал старый знакомый. Я не ожидал его увидеть вновь. Вернее, знал, что придётся, но не так. – Так что произошло? – Он домогался меня. – И поэтому вы… – Нет. Потому что после я не смог бы смотреть в глаза Бьякурану. – Я правильно понимаю, что вас с синьором Джессо связывают не дружеские отношения? Мукуро отвёл глаза и помолчал. Будет ли правильно сказать? Он никогда не стеснялся своей сексуальной ориентации, но никогда и не говорил о ней. – Я люблю его. Вот так просто, хоть и далось с некоторым затруднением. Это была истина. Что бы он ни питал к Кёе, всё это неважно, если последствия от встречи с ним оказались такими. Наверное, он и не должен был этого предвидеть, но Бьякуран, например, заботился о том, чтобы не сказать что-то лишнее или двусмысленное. Оттого он часто говорил много, зато Мукуро всегда понимал его, а когда Джессо ещё и дал ему понять, что это для него не трудно, Мукуро перестал морочиться по поводу того, Что друг думает о нём. Он с ним. Они вместе. Им хорошо. Этого достаточно. Кёя был ошибкой. Возможно, Рокудо следовало ещё раньше написать Бьякурану и попросить приехать. Пусть между ними была оборвана связь, он ведь всё-таки в глубине души верил, хотел надеяться, что Джессо приедет. Но так же он понимал, что если бы Бьякуран не объявился, он бы стремился быть с Кёей. Вскоре мучительно длинный и нескончаемый разговор – Мукуро было всё ещё трудно долго сидеть (в палате ему под спину Бьякуран подкладывал подушку) – был окончен. Каверзные вопросы вызывали тошноту, но не потому, что было сложно отвечать, а потому, что ни один ответ не мог вместить, всеобъять его понятия о стягивающихся в систему действиях и понятиях. В итоге они выматывали, и соображал Мукуро всё меньше. Честно сказать, он теперь не воспроизвёл бы и половины вопросов и ответов в своей памяти. – Я пропишу вам новый курс препаратов, начните приём как можно раньше. Через недели две, после выписки, я жду вас у себя для повторной беседы. Вы же понимаете? Я могу верить вашим словам, но в нашем случае встаёт вопрос о доверии. По всем правилам я должен вас направить на принудительное лечение. Мукуро с усилием кивнул. – Я понимаю. Необжитость пустой палаты, ставшей на время для них кабинетом, давила на него, усиливая боль в рёбрах. Синяк со спины ещё не сошёл. Джессо, подтрунивая над ним, называл Мукуро распускающимся цветком. А потом бережно обнимал и шептал на ушко, что этот цветок невообразимо красив, и он завидует самому себе, что может смотреть на него и беречь его доверенную ему жизнь. Конечно, в это время они были наедине. И Мукуро смущался. – Пожалуйста… попросите мне помочь дойти до моей палаты, – ему было неловко признавать свою слабость, но иначе он мог упасть в коридоре. Разговор был для него стрессом, Мукуро уже ощутимо устал, у него звенело в голове и кружилось перед глазами. – Конечно, сейчас. В палате его встретил и перехватил Бьякуран, вместе с медсестрой он помог ему лечь и накрыл одеялом, только что снятым с батареи. – Большое спасибо, – сказал Мукуро. Он подтянул одеяло к лицу, уткнулся в него и вздохнул, расслабляясь. – Так мне намного лучше. Их оставили одних, и Рокудо, то впадая в полудрёму, то выныривая из неё, пересказал Джессо разговор с психиатром. Вместе они порадовались, что с Мукуро всё-таки всё хорошо. Вместе… Вместе… Вместе – это мы, Мукуро и Бьяку. Так и должно быть. Так правильно. Так хорошо. – Бьяку… – М? – Я тут подумал… Глупости, что меня тянет к Кёе, – пробормотал он, слабо шевеля губами. – Хо-о?.. Но Мукуро уже спал.

© Copyright: Натали-Натали, 2017 Свидетельство о публикации №217090200445

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты