убить мафию

Killing Stalking, КриминАрт (кроссовер)
Слэш
NC-21
Заморожен
20
Размер:
37 страниц, 7 частей
Описание:
Как же все это надоело... Все твои планы срываются, и, прошу заметить, что это только из-за одного, мать вашу, человека! Этот полицейский... я даже не знаю, как его зовут, но он... Он хорош в своём деле, настолько хорош, что даже Сфинкс не хочет с ним связываться... Но я не такой, и я не побоюсь просто взять и убить его... Да. Я сделаю это. Я убью его прямо в его квартире.... - думал Риккардо, вновь уезжая на своём фургоне от очередного банка, что они не смогли ограбить.
Посвящение:
Ваня прости
Примечания автора:
короче я конченый бегите
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 25 Отзывы 3 В сборник Скачать

«А что, если...»

Настройки текста
«И что... мне теперь делать?» – думал блондин, делая вновь и вновь шаги к своему дому. Парень просто рефлексивно заворачивал за очередной угол квартала, находясь уже на совсем другой улице. Чем дальше Чарли шел, тем темнее было, ведь он живёт в самом пустом районе, куда и не заглядывает полиция, если вообще знает о существовании улицы и дома на ней, поэтому и фонарей там отродясь не было и нет. Но Батлер уже привык переступать ямы и бордюры, после каждого шага узнавать новый, от чего без проблем не смотрел под ноги, продолжая думать обо всей этой ситуации. Как он мог просто так согласиться на встречу с человеком, которого даже Риккардо опасается? Это было очень глупо, но... Чарли просто испугался. Парень никогда не участвовал в таких серьезных заданиях, хотя оно для де Карли и его работников являлось одно из самых лёгких. Батлер испытывал стыд за себя из прошлого, который на коленях умолял мафиози взять его на задание, не представляя, каково это. Это абсолютно не весело, как себе намечтал когда-то художник. «Что мне сказать Риккардо? Как он отреагирует на то, что у нас с Николасом встреча? Это будет для него... слишком, я считаю» – в голове была каша и паника. Блондин остановился около подъезда своего дома, смотря на дверь, после которой пойдет лестница, по ней так не хочется ступать... Художник присел на разрушенную лавочку возле входа в помещение, ощущая на себе прохладный осенний ветерок. «Или не говорить? Нет... О таком замалчивать точно нельзя... Но...» – карие глаза взглянули на небо, на котором не было ни звёзд, ни луны, которых прикрывали черные тучи, – «Нет, никаких "но". Для Рикки это вправду очень важно и, возможно, мне удастся добыть ещё информации. Ведь ничего, кроме имени, я толком и не узнал. Ну, ещё звание... Так мало информации, а так много стресса» – Батлеру казалось, что его работа сейчас не приносит буквально ничего. От слова совсем. «И как шестнадцати летний Чарли мог когда-то так наивно думать, что быть мафиози - это бегать по районам и играть в стрелялки?» – пронеслось в голове блондина, пока с неба постепенно срывались капли, превращаясь в мелкий дождик, освежая воздух и поднимая приятный запах сырого асфальта. Эта атмосфера успокаивала художника, почему кареглазый через минут десять встал с лавочки и зашёл в подъезд, поднимаясь по лестнице на второй этаж и составляя правильные предложения на будущее объяснение обо всем, что произошло.

***

Риккардо сидел за столом и смотрел в окно, очищая пистолет и перезаряжая его вслепую, этот навык помогает в погони от полиции, когда их прижимают к стене и нужно оглядываться, чтобы не словить в лоб пулю. Итальянец наблюдал за каждой каплей, что падала на подоконник за стеклом, как вдруг в дверь прозвучали три гулких удара, почему мафиозник встал из-за стола и направился ко входу, ожидая более менее хороших новостей от друга. Парни пришли в зал и сели на диван, карие глаза постоянно смотрели куда-то в сторону, пока красноглазый всё-таки не начал говорить: – Так... Как все прошло? Что тебе удалось узнать? Расскажи мне все, что слышал! – твердо и даже немного приказным тоном сказал де Карли, смотря на блондина, который продолжал молчать, – Хорошо... Тогда я задам тебе вопросы и ты на них ответишь, договорились? – увидев одобрительный кивок со стороны художника, мафиозник, устроившись поудобнее, стал задавать вопросы: – Давай с самого главного - как зовут этого ублюдка? – Николас, – ответил Чарли, отводя взгляд ещё дальше от мафиози. – А фамилия? – поинтересовался де Карли, хотя, думает, ему эта информация не совсем важна. – Не знаешь... Что ж, какая у него должность? – Лейтенант, – Батлер понял, что сейчас Рикки вновь что-то спросит, поэтому сразу перебил того: – Это все, что я смог о нем узнать! Прости, я ужасен в роли сыщика! Мне не хватило смелости спросить у того больше, но... – вдруг блондин замолчал, боясь сказать это. – Но-о-о? – заинтересованно протянул Риккардо, холодно смотря на парнишу, «Да что ж такое. Ничего, абсолютно. Это вновь повторилось! Я почти ничего и не понял, когда этот гаденыш прыгнул в фургон. Он резок. Незаметен. Быстрый не только в действиях, но и в словах. А ведь и правда... Батлер, конечно, глуповатый, но достать кого угодно может, да даже Бориса, а здесь остановился. Вдруг... Чарли скрывает что-то более важн-». – Николас пригласил меня на прогулку, – произнес вдруг блондин, смотря сначала на руки друга, что сжимались в кулаки, а затем на шокированные и злые красные глаза. – ЧТО?! – выкрикнул де Карли, «Этого я и боялся. Почему этот урод сам пригласил Чарли? Он что-то заподозрил? ...нет, это бред. Как можно что-то злое увидеть в таких добрых и невинных глазах? Разве что... испуг. Наверняка Батлер выдал себя непонятными для обычного человека при виде другого эмоциями» – размышлял де Карли, смотря на художника, – Ты шутишь? – Нет! Правда! – блондин боялся, что Рикки его убьет за подобное на задании, когда Батлер все только усложняет. – Ладно... Объясни все по порядку, а то я ничего толком не понял, – мафиозник решил спокойно поговорить с Чарли, чтобы не так напрягать сына начальника полиции. – Я... Пришел к отцу на работу и мы немного посидели, разговаривая на наши темы, как вдруг в кабинет заявился Николас. Он спросил меня, чем я занимаюсь, ну и я ответил, что рисую. После этого он пожелал, чтобы я нарисовал его портрет и пригласил меня завтра на вечер, – более спокойно, но все равно с тревожностью рассказал Батлер, складывая руки на коленях, переплетая пальцы. – Вот как... – красные глаза отошли в сторону, – Не думаю, что тебе понравится эта идея, но, – Риккардо встал с дивана и подошёл к окну, наблюдая, как последние капли срывались с неба, – Но ты должен будешь пойти на встречу. Я помогу тебе с диалогами, чтобы ты узнал о нем больше. Хотя, возможно... – вдруг чёрно-белый сам встал в ступор, думая, насколько же безумна эта идея. Чарли вряд ли справится с ней, раз и на такой задаче появились осложнения. – ...я, – чёрно-белый посмотрел на друга, – Нет, я не могу подвергать тебя такой опасности. – Что ты придумал? Я сделаю это! Мне так стыдно, что я почти ничего не смог узнать из сегодняшнего похода в участок, что готов выполнить ещё одно задание! – Чарли... Такой справедливый. Ему бы для себя пожить, а то с такими походами на поиск информации может умереть. В это время сейчас все беспокоются о своем статусе и секретной для других информации, поэтому и убить людей не будет грехом, если они пробалтаются. – Чарли, ты... – Риккардо раздражённо выдохнул, – Сам напросился, но, если что, всегда можешь отказаться, – де Карли подошёл к Батлеру, серьезно смотря в карие глаза, – Раздобыть у Карла информацию не удалось, но, если узнать её не из его уст, а из его бумаг? – Ты что... Хочешь, чтобы я начал рыться в ящиках отца? – испуганно уточнил художник, смотря в красные ока, которые, казалось, горели от своей идеи. – Именно! Вот только тебе надо будет как-то отвлечь Карла, чтобы он вышел из кабинета. Ты знаешь что-то, что заставит его уйти? – спросил мафиози. – Я... О! Я могу попросить папу дать мне карандаш, чтобы нарисовать его, и он уйдет в другой кабинет! – ответил блондин. – Чарли, ты гений! – улыбаясь, похвалил того чёрно-белый, – Хорошо, с этим договорились, теперь перейдем к прогулке. Тут сложнее, – итальянец присел на диван, начиная размышлять, пальцем проводя по подбородку, – Я уже понял, что этот ублюдок непредсказуемый в действиях и словах, к тому же хорош в своём деле, раз "лейтенант", поэтому нужно максимум не подталкивающим на то, что ты хочешь узнать его от и до, – Рикк перекинул взгляд на листок, на котором был портрет полицейского, по которому Чарли и ориентировался на лицо, – Он... Один? Этот полицейский попросил нарисовать только его? У него больше никого нет? Спроси об этом, если он одинок, то это будет легче, меньше дел. Можешь спросить про эти убогие мешки под глазами и шрам на губе, может, что-то ещё про работу. Только, аккуратнее, пожалуйста. Он видит тебя насквозь, не подабляйся страху, понял? – Я... Постараюсь, правда, – ответил Батлер, чувствуя трепет в сердце.

***

«Николас, значит» – прошло около трёх часов после прихода художника, который уже давно лег спать, пока де Карли стоял у окна и наблюдал за ночной жизнью ярких фонарей где-то вдали, «Не можешь ты быть каким-то опасным и загадочным, ты ведь полицейский, единственное, что вправду отталкивает - твоя тупая рожа. Но из-за твоей тупой рожей у меня появляются проблемы. Ещё ни разу полицейские не заходили так далеко, что же ты за черт такой, Николас?» – думал Риккардо, смотря на портрет полицая, желая смять его и выкинуть, будто думая, что этот листок сработает, как кукла вуду, и тот кудрявый тоже сомнется. Красноглазый схватил нож и ударил им в стену, прикрепив изображение к деревянной поверхности, после чего нервно выдохнул и стал расстёгивать пуговицы на рубашке. Мафиозник лег на диван, смотря в потолок под лунным светом, продолжая уплывать в мыслях: «А что, если... » – итальянец перевернулся на бок, смотря на блондина, который мирно спал на матрасе, видя уже десятый сон, «...когда Чарли отвлечет Николаса, я с бандой смогу взять какой-нибудь банк? Мне нужны деньги, а в прошлый раз не получилось из-за этого мудака. Мы можем выехать прямо в тот момент, когда Батлер выйдет из квартиры» – ситуация хорошо подходила под встречу художника и полицейского. Риккардо убрал с себя одеяло, вставая с дивана и взял свечу, после чего зажёг ее и начал искать за диваном карту города, а затем, найдя, сел за стол, начиная чертить путь, которым они хорошо бы выехали от полицейских. «Если здесь мы проедим и встанем за банком, то тогда придется ехать этой дорогой, а она приведет к... Выезду в дорогу у парка. Там будут Чарли с Николасом, где-то-о-о... Здесь» – Риккардо обвел место карандашом, нарисовав рядом двух человечков, «Не думаю и не рассчитываю на то, что он успеет добежать до машин, если одна не остановится. Это потеряет ещё минут пять, почему мы спокойно сможем извилисто убежать, заметав все следы» – мафиозник взял в руки весь начерченный план и улыбнулся хитрости своего хода, «Не буду говорить об этом Чарли, чтобы он тоже этого не ожидал» – решил де Карли и спрятал карту вновь за диван, а затем, задув свечу, лег спать, думая только о хорошем.

***

– Пам-парам-парам-пам-пам, – напевал себе под нос Николас, качаясь на стуле и записывая что-то в блокнот, как вдруг в кабинет постучались, – Ганс? Я думал ты давно ушел. Какими делами тут остался? Если что-то дали по делу Риккардо, то отдавай мне, – сразу предупредил того Ортиз, убирая ноги со стола и садясь за него нормально. – Нет, мне ничего по поводу Риккардо не дали, даже не радуйся, – блондин подошёл ближе к кудрявому и пододвинул к себе второй стул, – Я просто заметил, что все ушли, а ты один тут ошиваешься помимо охранника. А ещё была пара вопросов, – отец двоих детей был, на удивление, серьезным и прямолинейным. – Мы что, в комнате допроса? – усмехнулся черноволосый, убирая блокнот в сторону, – Хорошо, я слушаю. – Что ты задумал? – вдруг спросил голубоглазый, смотря в чужие черные глаза, чтобы дать понять, что пухляша не надо сейчас обманывать. Американец вздохнул, – Насчёт чего именно? – уточнил Николас. – На счет Риккардо. Сколько лет с тобой работаю и ни разу не было такого, чтобы ты отпускал преступника, не заломил ему руки и сразу кинуть в автозак. У меня есть двое детей и твое поведение напоминает мне их, когда старший хочет как-то достать младшего, что тот сам прибежит. Скажи, ты этого добиваешься? – Ганс немного боялся услышать положительного ответа. – М-м-м... Вот как, – мужчина поставил ногу на край стола и откинулся назад, казалось, вот-вот упадет, но нет, Ник держал какое никакое равновесие, смотря черными глазами наверх, – Хах, а мне нравится твоя ассоциация с детьми. Почему ты не применяешь это к работе? Ведь буквально все действуют, как дети. – Не уходи от темы, Ортиз. – Какой же ты зануда... – лейтенант закатил глаза, – Да, я рассчитываю на то, что де Карли сам ко мне придёт, где я его и поймаю, а какая локация это будет - неважно, он сам найдет меня, – врать Николас не собирался, да и к чему это все? – Ты... Ты больной, Ортиз. Так нельзя! – блондин встал со стула, – Это опасно, мало ли, что он может вытворить. Ты ведь только рассчитываешь на это, не факт, что завтра в тебя не прилетит пуля по дороге домой. – Я завтра не сразу домой приду, – ответил лейтенант, крутя на пальце наручники. – Куда. Ты. Мать. Твою. Идёшь?! – Ганс уже не мог терпеть эти резкие действия и высказывания со стороны коллеги. – С Чарли гулять, – честно ответил мужчина. – Чарли... Погоди, а это не... Сын Карла? – с удивлением или даже шоком продолжал диалог Ганс, «Я не понимаю... Зачем ему идти гулять с Чарли? Этот парень не отличается ни умом, ни какой-либо другой сферой деятельности, только рисованием. Но... Нет, не может быть, чтобы Николас начал его подозревать в чем-то. Нет, нет!». – Sì, – на итальянском ответил американец. Нет, он не знает этот язык, лишь слово "да", и то никогда не говорил, только после информации, что его преступник является итальянцем. – Я даже представить не могу, чем тебя заинтересовал этот парень... – прошипел отец двоих детей. – Ну, он художник, я бы хотел, чтобы меня нарисовали. Это ведь весело! – ответил лейтенант. – Да ты прям оптимист... Давай, закругляйся с работой, – блондин начал складывать вещи Ника в сторону, после чего взял его блокнот, как вдруг коллега схватил пухляша за запястье, заставляя выронить предмет из руки. – Я сам соберусь, спасибо, – Ортиз отпустил друга и убрал блокнот в ящик. Старший отдернул руку и, посмотрев на кудрявого, как на ненормального, ушел из кабинета, а затем и из участка, переступая лужи и грязь после дождя.

***

– Черт... Риккардо, ты не видел мой ластик? Никак не могу его найти, – спрашивал Чарли, собираясь уходить из дома, ведь время встречи с полицейским было почти через час, а перед этим нужно зайти к отцу. – Конечно ты не можешь найти в этом сральнике! Лучше бы убрался, честное слово! – огрызнулся де Карли, ибо немного нервничал по поводу задания после ухода друга. – Спасибо за помощь, уже нашел... – обиженно отрезал Батлер, тяжко вздыхая после найденного предмета. Риккардо посмотрел на блондина, после чего отвёл взгляд сторону, осознавая, что не только ему сейчас нелегко, почему подошёл к художнику, обнимая и поглаживая по голове, – Прости, я просто волнуюсь. – Я понимаю, – сын начальника полиции улыбнулся, обнимая мафиози в ответ, а затем положил все в сумку и ушел из дома, направляясь к отцу. «Главное - не подавать виду, что я тут за чем-то другим» сказал сам себе юноша, шагая в участок.

***

– Да, это было весело и так давно! – смеялся Батлер, разговаривая с отцом, – Слушай, пап... А давай я тебя нарисую! Мои навыки, всё-таки, с прошлых лет стали лучше и я могу в реализм. Или хочешь стилизацию? – Ой, как благодарен тебе, сынок! Только не разбираюсь в этих словах заморских, давай вот так, как есть! – ответил Карл, поправляя очки на переносицу. – Ага... Ой, а у меня карандаша нет с собой... У тебя имеется? – спросил блондин младший. – Ох, скорее всего тоже не найдется... Сейчас, пойду спрошу у работников, – старший встал с кресла и направился на выход, после чего начал идти по кабинетам и просить у коллег карандаш. Чарли резко вскочил и начал открывать все ящики, которые не были на замке, начиная искать информацию о работнике "лейтенанта Николаса". Поиск занял больше времени, чем ожидал Батлер, ведь сверху были новые работники, а Ник точно не первый год работал, поэтому художник начал быстрее листать от середины, мельтиша перед глазами, но вдруг наткнулся на кудрявого. «Николас Ортиз, двацать-» – вдруг в дверь постучались, а позже вошли, почему блондин резко закрыл документ и положил обратно в ящик, – Ну что, наше- – но отнюдь не Карл это был, а сам Николас, – А! Н-Николас? Папа вышел... – Я уже понял, но что ТЫ делаешь? – спросил мужчина, подходя ближе к рабочему месту начальника. – Я хотел нарисовать папу, но карандаша не было, поэтому он пошел спросить у работников, а я... Решил посмотреть в ящиках, – отмазался Батлер. – Понятно...

***

– Николас, здравствуй! Слушай, у тебя нет, случаем, карандаша в кабинете? – спросил начальник, подходя к работнику. – Случаем нет, к сожалению, – спокойно ответил полицай, а затем вновь направился к Гансу, как вдруг остановился у кабинета Карла, из которого послышался шелест бумаг, хотя начальник только что прошел мимо него. Да, Николас не спит довольно долгое время, но у него не могли произойти такие глюки. Американец зашёл в кабинет и, увидев Чарли внизу стола, удивился.

***

– Ты не забыл о нашей встрече? – спросил Ортиз, отводя тему диалога в другую сторону. – Нет конечно! Решил просто заскочить к отцу, раз все равно вышел на улицу. А у Вас, разве, не выходной сегодня? – ведь правда... Ник же говорил, что у него следующий день свободный. – Не выходной, а смена до семи вечера, – уточнил Ортиз. – Ох... Хорошо, буду знать! – Отлично. Тогда я пошел, – кудрявый вышел из кабинета и ушел к Гансу окончательно. Батлер нервно выдохнул, а затем взял документ и вырвал страницу с черноволосым, спрятав глубоко себе в сумку, убирая все на место.

***

Полицай направлялся пешком в парк к месту их встречи с художником, не задумываясь ни о чем, только о том, что уйдет домой с маленьким подарком в виде рисунка себя. Батлер уже был на месте, сидя под светом фонаря и доставая арсенал из сумки, как вдруг карие глаза заметили кудрявого на горизонте, «Так, главное - не бойся» – сказал сам себе блондин, начиная махать Ортизу, улыбаясь. – Как мне можно к Вам обращаться? – спросил сын начальника полиции, начиная делать скетч резкими движениями. – Давай на "ты", так будет удобнее, я думаю, – черные глаза обратили внимание, что в руках Батлера находится пофисиональный карандаш с какой-то там мягкостью, когда у отдела полиции такого бы точно не было, ведь они дорого стоят. – Хорошо, – художник взглянул на Николаса, отводя взгляд обратно на лист, – А почему ты решил взять портрет только себя? – А кого ещё? – усмехнулся лейтенант, – Я холостяк и детей у меня, вроде бы, нет. – Странно, ты вполне привлекателен и твои очертания лица приятно рисовать, в самом деле! – сделал комплимент юноша, беря ластик и стирая ненужную линию. – Благодарю, – черные глаза изредка наблюдали за действиями блондина, – А у тебя есть девушка? Друзья? – Мольберт - мой лучший друг, – отрезал Чарли. – И почему же не хочешь говорить о своей личной жизни? Скрываешь что-то? – усмехнулся полицай. – Ха-ха! Нет конечно! Просто и вправду нет никаких друзей, – Батлер сделал резкий чертеж линии, начиная ее скорее убирать, «Черт...». – А чего руки дрожат? У художников же они должны стоять твердо. Или ты не художник, а кто-то под прикрытием? – продолжал давить на мальчишку Николас, но вдруг послышалась сирена и мимо них по проезжей части проехал фургон де Карли, а за ним полицейские машины.
Примечания:
придумал Николасу фамилию "Ортиз" потому что могу.

вот это я нассал
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты