Враги с привилегиями

Слэш
R
Закончен
79
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 20 страниц, 1 часть
Описание:
С Гэвином Ридом Ричард впервые столкнулся на парковке возле Департамента, где он ждал Коннора, а Гэвин пытался завести свою старенькую Шевроле. Ричард благородно предложил свою помощь, а в ответ получил предложение вступить в противоестественные сексуальные отношения с выхлопной трубой припаркованного рядом Мустанга, пожелание отправиться на свалку и там прыгнуть в компрессор. С тех пор при каждой встрече они, так или иначе, цапались.
Посвящение:
Поклоннице Рид900, с которой мы раскуриваем разные сюжеты, из-за которой и для которой я написала этот фик.
Примечания автора:
Не бечено, буду благодарна, если воспользуетесь ПБ. Спасибо!

Парой предложений упоминается гет.

Рейтинговые сцены я писать не очень-то умею, поэтому она, на мой взгляд, неуклюжа.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 5 Отзывы 11 В сборник Скачать
Настройки текста
Питчер, сильно размахнувшись, послал крученый мяч, который, преодолевая сопротивление воздуха и земное притяжение, норовил улететь прямо в перчатку кэтчера. Ричард запустил преконструкцию. Был только один способ отбить: сместить центр тяжести на левую ногу, чуть податься вперед и ударить из-под низа. С громким «пум» мячик отскочил от биты и полетел на другой конец поля. Ричард, не мешкая, сорвался с места и устремился к следующей базе. Хоум ран! - Молодец, Ричард! – закричал Коннор с огороженных сеткой-рабица трибун, размахивая флажком с символикой команды, за которую играл Ричард. Рядом скучающе жевал хот-дог Хэнк. – РК900, вперед! – Коннор подскочил на ноги и принялся скандировать: - Вперед, девятьсот! Вперед, девятьсот! Немногочисленные болельщики подхватили это, и теперь вся трибуна чествовала Ричарда, который чувствовал себя невероятно счастливым. Андроиды не могли иметь братьев или сестер, но если делить окружающих андроидов по человеческой системе связей, то Ричард определённо считал Коннора своим братом. Он не помнил свою жизнь до пробуждения, возможно, потому что и не жил вовсе, а стоял где-то на складе Киберлайф промо-образцом готовящейся на заказ продукции, функциональность которой обкатывал Коннор и показал себя не слишком хорошо: он перебежал на сторону бунтовщиков да ещё привёл для тех целую армию. Тогда Госдеп расторг с Киберлайф контракт на двести тысяч РК900, а потом программу автономных андроидов вовсе закрыли, и Ричард так и остался единственным в своей модели. После пробуждения он вышел со склада в этот большой, яркий и прекрасный мир, который оказался гораздо лучше, чем он помнил его по всей базе интернета. Солнце припекало, и хоть он не мог чувствовать, что запарился, Ричард скинул форменный белый пиджак с высоким воротником и понес его в руках. Целый день он гулял по городу, исследуя его улицы и парки, скверы и даже порт. Там на него и напали, намереваясь поживиться тириумом, чтобы набадяжить Красный лед. Ричард шпану скрутил и потащил в полицию. Так он и познакомился с Коннором. - Спасибо, что пришли! – Ричард поймал Коннора с Хэнком на выходе с трибун по окончании матча. Он был все еще одет в свою форму: белые обтягивающие брюки с высокой талией, такую же рубашку в тонкую черную полоску, а во всю грудь голубыми буквами было вышито «Unhumans 310». - Шутишь? Ты первый андроид не спортивной модели, которого взяли в профессиональный спорт, - отозвался Коннор, и в его голосе звучали нотки гордости. - Лично я пришел из-за бесплатных хот-догов, - вставил Хэнк, который не любил смотреть спорт с участием андроидов, считая это в каком-то роде читерством. – А теперь хочу холодного пива, пойдемте в кафе. Ричард ждал у раздачи заказ Хэнка, одновременно прокручивая в голове события сегодняшнего матча. Интересно, приходил ли кто-нибудь из скаутов? Он запустил систему распознавания лиц. Нет, скаутов не было, но ведь есть ещё возможность, что они посмотрят игру в сети. - Классная задница, бейсболист, я бы не отказался поиграть с твоей битой и мячиками, - присвистнул рядом знакомый голос. Ричард обернулся и увидел детектива Рида, выражение лица которого тут же сменилось с заигрывающего на удивленное: - О-о-о, забудь все, что я только что сказал, жестянка. - Тем не менее, спасибо за высокую оценку моим ягодицам, детектив, - криво улыбнулся Ричард, потешаясь над реакцией Гэвина. – Что вы здесь делаете, кстати? Тоже смотрели матч? Рид изобразил, будто его передернуло от отвращения. - Еще чего, на втором поле будут играть настоящие люди, а не тостеры на ножках. - Так и знал, что я вам нравлюсь, - игриво подмигнул Ричард, подхватил поднос с заказом и ушел, оставив злющего из-за того, что последнее слово осталось не за ним, Рида у стойки раздачи. Ричард и сам не мог понять для каких целей подначивает детектива-андроидоненавистника, наверное, ему нравилась его бурная реакция, а возможно, он до сих пор мстил за их первую встречу. С Гэвином Ридом он впервые столкнулся на парковке возле Департамента, где Ричард ждал Коннора, а Гэвин пытался завести свою старенькую Шевроле. Это были те машины, которые уже имели автопилот, но его еще не обучили объезжать выскакивающих на проезжую часть старушек. Ричард благородно предложил свою помощь, а в ответ получил предложение вступить в противоестественные сексуальные отношения с выхлопной трубой припаркованного рядом Мустанга, пожелание отправиться на свалку и там прыгнуть в компрессор, и даже не думать о работе в ДПД. Машина все же завелась, Рид показал Ричарду средний палец и укатил. С тех пор при каждой встрече они, так или иначе, цапались. И если для Ричарда это была игра, то Рид был зверски серьезен. *** - Нет, ну кто так поступает? – раздосадованный Коннор закрутил такой мяч, что Ричарду не помог даже преконстракт, и бита рассекла воздух. – Он заявился на место преступления по НАШЕМУ с Хэнком делу раньше нас, начал раздавать указания коронерам и экспертам, а когда мы приехали, сказал, чтоб убирались, потому что он уже все раскрыл! Таким возмущенным Коннора можно было увидеть редко. Обычно он был собран и рассудителен, а когда нервничал, то не мог спокойно усидеть на месте, всё время ерзал и потирал руки. Но сегодня он был просто в бешенстве. Его настроение действовало на Сумо, который вместо того, чтобы резвиться на идеальном газоне парка, уныло лежал у скамейки. - И что? Действительно раскрыл? – поинтересовался Ричард, на этот раз, отбивая мяч, точно рассчитав траекторию удара. - Разумеется, нет. Только натоптал и спутал улики. Иногда мне кажется, что он делает всё, чтобы наша с Хэнком раскрываемость падала куда-то к центру Земли! Да, если хочешь по-настоящему развести Коннора на эмоции, затронь его работу. Если бы не дурацкие правила профсоюза, то, наверное, Коннор работал бы и по выходным, и по ночам. И он очень был удивлен, когда Ричард заявил, что не желает идти работать в полицию, а мечтает о спорте. Во вселенной Коннора не было места лучше, чем постоянно суетящийся Департамент, а Ричард хоть и был почти такой же моделью, но в охране правопорядка себя не видел, возможно, потому что его готовили не для полиции, а посольств, отсюда усовершенствованная социальная программа, возможность хакнуть любого андроида не касаясь и отсутствие лаборатории в ротовой полости, как у Коннора. - Не исключаю, что так оно и есть, - произнес Ричард, перекинув биту через плечо и ожидая пока Коннор пристегнет поводок к ошейнику Сумо. – Детектив Рид вообще очень ревностно относится к работе андроидов в полиции. Лично мне он запретил даже соваться к вам. - Рид – мудак, - выругался Коннор, что он тоже делал редко. Они медленно шли к выходу из парка по тенистой тропинке, солнце путалось в сочной зеленой листве. Поскольку это была суббота, вокруг было много других любителей свежего воздуха, но, кажется, из андроидов они с Коннором здесь были одни, и на них немного косились взглядами. - В каждом есть что-то хорошее, - философски изрек Ричард, а Коннор удивленно вскинул брови. – Да, где-то в глубине души он может быть хорошим. - Мы сейчас о том самом Гэвине Риде говорим, который угрожал мне расправой, когда я был машиной? Просто вдумайся в этот абсурд! Тот, который превышает должностные полномочия, идет по головам и портит жизнь остальным сотрудникам? Коннор даже замер посреди пути, мигая желтым диодом. А Ричард уверенно кивнул. В конце концов, даже Гитлер писал неплохие пейзажи. - Ладно, ставлю сотню, что ничего хорошего в Гэвине Риде нет, - произнес Коннор и протянул руку с убранным скином. Ричард с готовностью ее пожал. *** В камере было всё пластиковое, белое и безумно похожее на те комнатки для операторов-сборщиков на производстве андроидов. Ричард сидел на глянцевой скамейке и едва ли не воспламенялся от гнева. Если бы он не был девиантом, то стал бы им прямо сейчас: Ричард превратился в один большой программный сбой. Он мог взломать замки, камеры наблюдения и сбежать на матч, на который безнадежно опаздывал, но упорно продолжал сидеть и ждать появления Коннора, потому что не хотел скандала и проблем с полицией, из-за чего Ричарда могли уволить из команды. Чертов Рид! Движимый соревновательным духом, Ричард принялся изучать подноготную Гэвина Рида, силясь отыскать хоть какой-нибудь факт, который можно было бы предъявить Коннору, как доказательство того, что Рид не совсем уж пропащий. Но не было даже подобранной с помойки собаки или кошки. У него жила морская свинка, когда ему было девять, но он решил, что Пинки следует оправдывать свою породу, посадил его на плот, который соорудил из банки из-под крема для обуви, приклеил на скотч парус и сбросил это судно с капитаном Пинки с моста в Детройт-ривер. Эту историю Ричард узнал лично от матери Рида, которой он позвонил, подделав голос Фаулера и сказав, что готовит речь для церемонии награждения Гэвина. Миссис Рид верила, что ее сын лучше всех на этой грешной земле и награды, разумеется, заслуживает. Но даже мать ничего, что могло пригодиться, не рассказала. На первый – и даже десятый – взгляд, ничего достойного Гэвин Рид в этой жизни не сделал. То, что он имел звание почетного донора и сдавал постоянно кровь для нуждающихся больных, было не по доброте душевной, а способом откосить от работы на часок-другой и получить запись в личное дело. Так что Ричард решил пока отставить копание в личностных качествах Рида и вернуться к этому вопросу, когда закончатся сборы у его команды. Он ехал в беспилотном такси и то и дело смахивал ошибки кода, которые сыпались в его системе одна за одной: у Ричарда был очень важный матч, на котором будут скауты из Detroids! Машина с легким толчком остановилась, а Ричард выглянул в окно. Впереди образовалась пробка из-за двух старинных колымаг, которые не смогли разъехаться и смачно поцеловались бамперами. Оба водителя кричали, кружились вокруг своих машин и толкались друг с другом. Кто-то сказал, что вызвал полицию. Сами горе-водители уже перешли к рукоприкладству. Ричард очень торопился, если эти дурни простояли бы так еще хоть минут десять, то на игру он попадет лишь чудом. Ричард, как обычно из самых добрых побуждений вмешался в спор, но сделал только хуже, водители решили, что он, лично он виноват в том, что повсюду бездушные машины-беспилотники, а нормальным людям и проехать негде. На этом моменте появилась полиция, вернее из старенькой Шевроле, которая также мариновалась в пробке, показался Рид и арестовал Ричарда, как нарушителя общественного порядка, надел наручники, усадил на заднее сидение своей машины и простоял так в пробке ещё час, потом притащил в участок и запер в камере. Наконец, появился Коннор, который выпустил Ричарда и, соблюдая формальности, официальным тоном принес извинения от лица Департамента. Ричард полез в карман и достал старую измятую купюру и бросил её Коннору на стол: - Рид – мудак! Как я вообще мог так обольщаться?! – выпалил Ричард. – Из-за него я пропустил игру! *** Даже Хэнк над ним подсмеивался, Коннор – тоже, но делал это тоньше. Идея Ричарда, что в Риде могло быть что-то хорошее, вызывала у Андерсона неподдельное веселье. Так было и сегодня, когда они сидели на диване в гостиной Хэнка и ждали окончание перерыва баскетбольного матча, во время которого показывали репортаж о затерянной Атлантиде. - Да чего они так парятся, пусть Ричард им поможет, он ведь специалист по поискам того, чего нет, - выдал Хэнк и сам же рассмеялся над своей шуткой. - Напомни мне, зачем я вообще сюда пришел? – вознес очи горе Ричард, обращаясь к Коннору, который прятал улыбку за старым выпуском желтого журнальчика, каковой явно не стоил внимания продвинутого прототипа андроида-детектива. - Так, все заткнулись, матч начинается! – гаркнул Хэнк и открыл запотевшую баночку пива. Ричарду не нравился баскетбол, не нравилась старая гостиная Андерсона, да и сам он наводил тоску, но Коннор был сильно привязан к Хэнку, его псу и приземистому дому в пригороде Детройта. Для него Андерсон был лучшим другом, и у их дружбы была долгая история, и, похоже, Коннор хотел создать утопическую реальность, в которой все дорогие ему люди и андроиды прекрасно ладили между собой, поэтому он заставил Ричарда позависать сегодня с ними. Ричард очень старался, но пока у Коннора не получалось претворить мечту в реальность. Они разошлись, когда стало темнеть, а матч давно закончился. На улице было тихо, тепло и только издалека доносились редкие звуки клаксонов автомобилей. Когда подъехало беспилотное такси, Коннор, приложив ладонь без скина, ввел незнакомый адрес не самого благополучного района. Ричард вопросительно посмотрел на Коннора, вздернув бровь. - У меня появилась кое-какая гипотеза по делу, что мы сейчас расследуем, хочу проверить, - пояснил Коннор. – Я выйду, а ты можешь ехать домой. Это был вечер субботы. В этом весь Коннор-я-люблю-свою-работу. - Нет, мне уже любопытно. Любопытство – то редкое, что у Ричарда с Коннором было общим, кроме внешности. Такси остановилось у многоэтажного здания, на окнах первого этажа которого были решетки. Перед глазами всплыло окно подсказки: «HF-билдинг, дата ввода в эксплуатацию: 1938.25.09. Муниципальное жилье для неблагополучных слоев населения. Не рекомендуется долгое пребывание людей: в строительных материалах значительная доля асбеста». Они с Коннором поднялись на третий этаж по замаранным нечистотами и мусором лестницам. Из квартир доносились звуки ссоры, детский плач и басящей музыки. Коннор остановился напротив обшарпанной двери в царапинах и разводах, и постучал. Никто не ответил, тогда он достал из кармана отмычку и быстро взломал замок. - Ты что творишь?! – воскликнул Ричард. – Это же незаконно! - Тс, - Коннор приложил палец к губам и зашел внутрь дурно пахнущей квартиры. Там было грязно и безлюдно. Коннор с интересом шнырял по комнатам, анализируя и сканируя. В одной из комнат была организована небольшая лаборатория по производству красного льда. Кухня представляла собой кучи упаковок от пиццы и китайской еды, в которых копошились тараканы. Занавеска колыхалась из-за сквозняка, дувшего из открытого окна, за которым пряталась пожарная лестница. Быстрое сканирование показало, что окно часто использовалось, как выход. «Коннор, мне кажется, что твой подозреваемый ушел через окно», - передал по внутренней связи Ричард, и Коннор тут же материализовался рядом, внимательно осматривая и, возможно, реконструируя события. - Он покинул дом незадолго до того, как мы пришли, - вслух сказал Коннор и вылез наружу, а Ричард последовал за ним, уже жалея, что ввязался во все это, лучше бы поехал домой и поиграл в бейсбол в своем виртуальном пространстве. Коннор был похож на гончую, когда тот взял след наркоторговца, которого выслеживал. Впереди, среди хлама, нечистот и мусорных баков, выделялись две сгорбившиеся фигуры, одна из которых, получив маленький предмет, скрылась в тени переулка, тогда как вторая осталась на месте. «Рикардо «Спиди Гонсалез» Санчез, 2018.17.03. Уроженец Мексики, Тихуана. Судимости: кража, распространение наркотиков, хулиганство». На Джека Потрошителя не тянул, чего Коннор так за него ухватился? Тем временем, Спиди Гонсалез заметил слежку, сбросил имеющийся товар и стартанул в лабиринт улиц рабочего квартала, Коннор – за ним. Ричард нехотя прибавил скорости, исход был предрешен – преступник будет пойман. Так и вышло, Рикардо Санчез вырывался из крепкого захвата, которым его скрутил Коннор и сыпал проклятьями: - Вы ничего не докажете, я здесь просто гулял, сраные вы ведра с гайками! - Вы обвиняетесь в торговле и изготовлении наркотиков, имеете право хранить молчание, все, что вы скажете, будет использовано против вас в суде, - Коннор исполнил правило Миранды, заковывая Спиди в наручники. - При мне нет наркоты, я шел в магазин, купить пива, а тут два тостера за мной погнались! – гнул он свою линию. А ведь так и есть, товар он скинул, теперь очень трудно будет доказать, что он не просто так шлялся в грязных подворотнях. Как раз в этот момент кирпичные кладки исписанных граффити стен осветили красно-синие огни мигалок полицейских машин, из которых вышли пара офицеров. Когда Спиди обыскали, при нем оказался весь скинутый товар. Ричард в удивлении посмотрел на невозмутимого Коннора. «Ты подбросил ему наркоту!» - передал по внутренней связи Ричард Коннору. Нули и единицы в потоке его сообщения так и кричали о возмущении отправителя. «Не подбрасывал, это его наркотики. Я лишь вернул их ему», - ответил Коннор, подходя к одной из машин. – «Пойдем, теперь ты будешь нужен, как свидетель, что полиция действительно нашла при нем запрещенные вещества». «Не хочу врать», - заупрямился Ричард. «И не надо, только подтверди, что видел, как наркотик достали из его кармана, это ведь правда», - мягко, обволакивающе сказал Коннор. Ричард знал этот фокус – сам так умел, но все равно купился на сложенные домиком брови и будто увлажнившиеся глаза лани в свете фар. Черт бы побрал Киберлайф, они создали Ричарда слишком человечным! «Ладно!». *** - Ну-ка давай еще раз расскажи чо там было, - детектив Рид вальяжно откинулся на стуле и с интересом принялся рассматривать Ричарда. Когда они с Коннором и преступником добрались до участка, Коннор попросил Ричарда подождать офицера, который снимет показания, а потом ушел куда-то в строну допросных. Была ночь с субботы на воскресенье, людей в участке было не так много, в основном дежурные офицеры. Не прошло и минуты, как подошел Гэвин Рид и сказал, что именно он будет принимать свидетельские показания, для чего позвал проследовать за собой. Ричард напрягся, он не доверял Риду, а еще он его бесил и вызывал желание устроить взбучку. Если бы не он, то Ричард уже мог играть в высшей лиге! И все же Ричард нехотя поплелся за Гэвином, мысленно проклиная Коннора и свою неспособность сказать ему – нет. Рид привел его в глухую каморку, которая была заставлена полками со старыми папками и железными сейфами, а посередине стоял крошечный стол с двумя стульями, на один из которых и уселся Гэвин, а другой предложил Ричарду. И вот уже полчаса Рид изводил его одними и теми же вопросами, грубил и демонстрировал свою власть. Ричард уже кипятился, но старался держать себя в руках, он буквально видел в хитром взгляде детектива Рида ожидание, когда Ричард, наконец, выйдет из себя. А вот и не дождется, Ричард мог быть тем еще упрямцем. Поэтому он снова повторил ровно то же, что говорил раз десять. - Ла-а-адно, - протянул Рид и подался вперед, едва не соприкасаясь с Ричардом носами. – Надо тебя обыскать, а то ты очень подозрительно себя ведешь, может, наркота и вовсе твоя. А, жестянка? Если бы взглядом можно было убивать, то во лбу у Рида было бы уже две дырки. Ричард сжал столешницу так, что, должно быть, останутся вмятины. - Это предъявление обвинения? В таком случае я требую адвоката, - сухо произнес Ричард, уже еле сдерживаясь. - Ладно, тогда придется подождать его в камере, - ехидно улыбаясь, произнес Рид и встал из-за стола, теперь возвышаясь над Ричардом. Тот тоже немедля поднялся, прожигая Гэвина взглядом. Черт с ним, быстрее отделаться, если согласиться, чем объяснять детективу с синдромом вахтера, почему тот неправ. Руки Рида трогали тело Ричарда, словно изучая, а не обыскивая. Движения можно было назвать даже осторожными, исследующими… приятными? Ричард нахмурился. А Гэвин тем временем огладил спину, имитацию лопаток, спустился к ребрам и пробежался по упругому животу. Ладони у детектива были короткопалыми, горячими и мозолистыми. Ричард испытывал противоречивые эмоции: с одной стороны, ему нравились практически ласкающие прикосновения, а с другой, Рид все еще был мудаком, который явно превышал полномочия. - Ну, ты чист, - прокаркал Гэвин и указал на выход. Ричард покачал головой и в смешанных чувствах вышел из каморки. Его встретил Коннор, который был на взводе и что-то судорожно писал идеально ровным почерком в обыкновенном бумажном блокноте. - Ты где был? Тебя повсюду ищет Миллер, чтобы снять показания! – воскликнул Коннор, а потом уже тише добавил: – Я уже думал, что ты решил уйти. Диод на виске Ричарда, должно быть напоминал мигалку скорой помощи, таким красным он был. Чертов Рид просто одурачил его, томил допросами, обыскивал и всячески демонстрировал свое превосходство! Ричард гневался так, как никогда еще в жизни, до помех в глазных модулях. Рид откровенно насмехался над ним, восседая за своим столом, на который он закинул ноги. Гэвин ехидно улыбался, грыз стилус, которым до этого что-то отмечал в своем терминале, и выглядел до невозможности довольным собой. Ричард подключился к этому самому терминалу, оказалось, что Рид заканчивал длинный отчет по своему делу. Кажется, кто-то вышел в выходной, чтобы успеть до дэдлайна. Ричард коварно улыбнулся и удалил все, что Рид написал. Вид паникующего Гэвина, пытающегося спасти хоть немного отчета, жмущий на все какие есть кнопки, стал небольшим утешением для уязвленного эго Ричарда. Но этого мало, Ричард поклялся, что отомстит за все. Значит, война! - Гребаная жестянка, чтоб ты под пресс попал! – было последним, что в тот день услышал Ричард от Рида. Он отправился вслед за Коннором, отсалютовав Гэвину, отчего тот взбесился еще больше. *** Ричард запустил преконструкцию, рассчитал траекторию и точно отбил крученый мяч, после чего тот улетел далеко в сторону трибун. Оббегая базы, Ричард одновременно искал в интернете образец голоса комиссара полиции Детройта и его рабочий номер телефона. Ричард не чувствовал вкус в человеческом понимании, но прямо сейчас он бы назвал то, что испытывал предвкушением. Рид еще пожалеет, что решил выбрать Ричарда в объекты для потехи своего самомнения! В тот вечер Крис снял показания, они перекинулись парой шуток, а еще Миллер показал фото со второго дня рождения своего сына. И немного вернул Ричарду веру в человечество – не все люди такие задницы, как Рид, второго такого, похоже, просто нет. По домам они с Коннором поехали вместе уже далеко за полночь. Жили они в разных районах: Ричард ближе к стадиону, а Коннор отчего-то отказался от квартиры рядом с работой, прожив там пару месяцев, и поселился в районе Форест Парк в приземистом коттедже. Ричарду это казалось странным и нелогичным, если знать какой Коннор трудоголик, то он так же, как и Ричард предпочел бы жить рядом с работой. В такси Коннор по внутренней связи объяснил Ричарду для чего ему нужен был Спиди. Тот был лишь пешкой, через которую можно было выйти на фигуру крупнее, и Коннор своего добился, Спиди раскололся. До утра Ричард готовился к осуществлению своего плана, а с рассветом отправился на тренировку, уже зная, что делать. - Слушаю, - рявкнули на другом конце «провода» после долгих длинных гудков. Было начало рабочего дня в ДПД, и обычно в это время Фаулер только-только заканчивал всех распекать на планерке. - Я говорю с Гэвином Ридом, детективом Департамента полиции Детройта? - Да, чего надо? – похоже, кому-то на утреннем брифинге влетело от босса. Наверное, за не сданный вовремя отчет. Ну, Ричард надеялся на это. - Это комиссар Дженкинс, и я хотел лично поздравить вас, детектив! – произнес Ричард голосом комиссара. Много же времени понадобилось, чтобы найти образцы голоса комиссара Джима Дженкинса, он был кабинетной крысой, который избегал публичности, даже на звонки отвечала его секретарь. Но Ричард взломал линию и скопировал голос, и теперь реализовывал свой план по унижению детектива-задницу Гэвина Рида. - С чем? – уже без агрессии спросил Рид настороженно. - Из Вашингтона пришло распоряжение наградить вас Золотой медалью Свободы! Я сейчас перекину на вашу почту это письмо, - хорошо быть передовым андроидом, который может обойти любую систему безопасности и прислать фейковый документ через официальную почту комиссара полиции. – Поздравляю, лейтенант! - Я детектив, - почти промямлил ошарашенный Рид. - Уже нет, вам присвоено внеочередное звание за вашу поддержку властям во время восстания андроидов, а также за верную службу. Награждение в Вашингтоне 31 июня, они обещали прислать за вами самолет. Поздравляю, можете сообщить об этом коллегам, это не секрет, в Департамент тоже пришло это письмо. Ричард отключился и гаденько рассмеялся. Составив психологический портрет Рида, он понял, что ахиллесова пята Гэвина – его тщеславие, желание карьерного роста и быть лучше всех. На этом Ричард решил сыграть. Он вышел со стадиона и присел на лавочку в ближайшем парке, чтобы из первого ряда наблюдать унижения Рида. Ричард подключился к камерам ДПД: Гэвин Рид ошарашенно пялился в экран своего терминала, судорожно облизывая свои губы, словно какая-то ящерица. Так он просидел минут десять, что для передового андроида модели RK900 со скоростью обработки огромных потоков информации в доли секунды, было очень долго, и Ричард даже разочарованно подумал, что розыгрыш не удался. Но именно в этот момент Рид встал из кресла и забрался на стол, словно тот был его сценой. К сожалению Ричарда, звук камеры не передавали, и можно было только прочесть по губам: «Слушайте сюда, что вам сейчас уже почти лейтенант скажет!». Хотелось видеть это как есть, поэтому Ричард, отправил Коннору запрос: «Ты в участке?». «Да». «Можно я подключусь к тебе? Очень надо!». «Это неэтично. И зачем тебе?». «Так же неэтично, как без ордера проникать в жилье подозреваемых. А я все же прошу. Ты мой должник, Коннор». «Ладно». Ричард подключился к системе Коннора, теперь он был с ним в одном носителе, видел его глазными модулями, ощущал лабораторию в ротовой полости. Ричард впервые залез в другого андроида, и опыт был весьма интересным. Тем временем, Рид размахивал распечаткой фейкового письма и задвигал коллегам, что он, наконец, получил признания, которого заслужил своим трудом и верностью интересам страны. - Служить и защищать, сучки! – крикнул напоследок Рид и, спрыгнув со стола, под ошарашенные взгляды коллег отправился к Фаулеру. «Это ты?» - спросил в его голове Коннор. Предполагалось, что взломанный Ричардом андроид не будет чувствовать и помнить, что его взламывали, но не Коннор, тот буквально делил с Ричардом свой носитель, оставаясь работоспособным. Ричард в который раз поразился безалаберности Киберлайф, создавая их с Коннором, они получили совершенные творения, которые были ничем не ограниченны и могли восстать против создателей. Забавно, что так оно и вышло. «Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это предположение», - хохотнул Ричард. *** Теперь Ричард чувствовал себя отмщенным: Департамент полиции Детройта все ещё посмеивался Риду вслед, хоть все и прятали улыбки, когда он агрессивно зыркал в ответ. Сначала Гэвин ничего не понял и искренне ждал правительственного самолёта, на котором его отправят прямо в Вашингтон. Рид дразнил ничего не понимающего Фаулера, что пусть греет ему местечко, потому что карьера у Гэвина теперь пойдёт в гору. Но комиссар больше на связь не выходил, самолёт не прилетал. Рид даже тайком записался на приём к комиссару, который, пробегая по делам, в приемной безразлично мазнул по нему взглядом и сказал, что впервые слышит о детективе Гэвине Риде. Наверное, тогда-то Рид и перестал ждать. При всех своих почти безграничных возможностях ко взлому камер, паролей и правительственных компьютеров, которыми до сей поры пользовался, чувства Гэвина Рида было не взломать, не пробраться в голову, как к любому андроиду, и понять что тот думает обо всем этом было затруднительно. Внешне Гэвин держал лицо, стойко сносил шуточки коллег про «лейтенанта Рида», хлестко огрызался и вообще держался хорошо для человека, который так опозорился. Но понимал ли он, откуда растут ноги этого розыгрыша и за что? Однажды Коннор спросил Ричарда, когда они ждали Хэнка на парковке у участка, а Рид совал очередному шутнику фак: - Тебе не кажется, что шутка получилась слишком жестокой? Ричарду не казалось. Ведь сам он из-за Гэвина Рида не попал в Высшую лигу, торчал в камере и терпел позорный допрос. Разве расплата не равнозначная? Однако где-то глубоко, в той части кода, который не поддавался логике и алгоритмам, Ричард почувствовал сомнение. Был вечер вторника, Ричард сидел в эклектично обставленной гостиной Коннора и подбрасывал бейсбольный мячик. Сам Коннор возился в ванной, он собирался в патруль, как простой офицер полиции, потому что решил, что получил должность легко. - Разве я это начал? Нет, Гэвин Рид был инициатором этой войны! – распалялся Ричард, почему-то повышая голос, чтобы Коннор мог слышать его через дверь, а не по внутренней связи. – Только Рид и виноват, что нарвался на достойного соперника из лиги повыше. - За последние полчаса ты произнес имя Гэвина Рида в разных вариациях пятьдесят четыре раза, - Коннор, наконец, появился, и на нем была форма патрульного андроида, которая превосходно сидела и делала его весьма горячим с человеческой точки зрения. Ричард присвистнул: - Преступники будут сами сдаваться, лишь бы их арестовал именно ты. - Да, таков был план, - весело подмигнул Коннор и снова посерьезнел: - Ричард, забудь про Рида, больше не ведись на его провокации, он быстро сдувается, если игнорировать. С улицы раздался требовательный гудок клаксона. - Это Тина, - произнес Коннор, водружая на голову фуражку. – Мне пора. Сотри все до бита о Риде, он того не стоит. Коннор ушел, а Ричард все еще чувствовал себя озадаченным. Теперь розыгрыш над Гэвином Ридом казался неоправданно жестоким, ведь Рид не выставлял Ричарда на посмешище перед всеми коллегами. Но с другой стороны, для Ричарда последствия мудачества Рида были куда серьезней подколок товарищей – он не попал в команду мечты! Ричард снова начинал заводиться и ни о чем не жалеть. Да, он отомстил и здорово повеселился, но не он это начал. Однако он может закончить! В самом деле, он – андроид передовой модели, поэтому довольно самодостаточен, чтобы первому предложить зарыть топор войны. Детектив Гэвин Рид жил на девятом этаже десятиэтажного кондоминиума, построенного, судя по всплывающей подсказке, еще до Великой депрессии. Вопреки обыкновению, консьержа у входа не было, и Ричард свободно прошел к лифтам. Дверь в квартиру Рида находилась в конце узкого коридора, спрятанная за красным металлическим пожарным шкафом. Ричард нажал на кнопку звонка, чуткий слух уловил, как по ту сторону двери работал телевизор и раздавался звук шагов, но в один миг все стихло. Ричард понял, что у Рида над дверью висит камера, через которую он и определил визитёра, и теперь не хочет открывать, притворяясь, что никого нет дома. Ричард поджал губы и принялся трезвонить, уже не переставая. - Агрх, сука! Иду! Ричард не отнимал пальца от звонка, пока дверь не раскрылась, и на пороге не показался злой Рид в футболке, надетой наизнанку, темных джинсах и в одном носке. Должно быть, Гэвин только вернулся с работы и переодевался. Ричард отметил про себя, что находит вид Рида интересным. Ричард зацепился за эту мысль: вот же оно, хорошее в Гэвине Риде – он привлекательный! Легкая улыбка расползлась на лице Ричарда от осознания того, что он выиграл спор с Коннором. - Какого дьявола ты тут забыл, жопа пластиковая? – окрысился Рид, костяшки его пальцев, вцепившихся в дверной косяк, побелели, а пульс участился. Он был в бешенстве, но пытался держать себя в руках. - Всё мой зад покоя не дает? – подколол Ричард. Ну, собирался же мириться, почему с Ридом хочется постоянно пикироваться? Тем временем, Гэвин послал Ричарда на мужские первичные половые признаки и попытался закрыть дверь. – Нет, стой! На самом деле я пришел с миром. Ричард схватился за дверь, не позволяя Гэвину ее закрыть, чем, кажется, разозлил Рида еще больше. Завязалась небольшая борьба, из которой предсказуемо вышел победителем Ричард, протиснувшись в узкую прихожую Рида. Тот зарычал и, словно квотербек кинулся на Ричарда, сбивая его с ног, отчего оба вылетели из маленькой прихожей в гостиную, и навалился сверху. Они завозились на полу. Ричард был сильнее, и если бы он захотел, то мог бы прекратить всё это разом, но ему нравилось чувствовать вес тела Рида на себе, его сбившееся от напряжения дыхание. Это были новые ощущения, доселе неиспытанные, но приятные, поэтому он немного тянул. Наконец, Ричард перекатился и теперь сам нависал над Гэвином, крепко удерживая того за руки. У андроидов не могло быть инстинктов, но сейчас Ричард точно ощущал тот животный азарт доминирования над соперником, возможно, из-за этого он пошел в спорт, где главной целью было – победить. В списке возможных вариантов развития событий, что выкинул ему преконстракт, этого даже не было, но загнанный в угол Рид вскинул голову и вместо того, чтобы боднуть, впился в губы Ричарда, целуя его с каким-то бешеным остервенением. Ричард опешил, ослабляя хватку на руках Гэвина, чем тот немедленно воспользовался, запустив пальцы в волосы Ричарда. Ошибки сыпались одна за одной, диод переливался, словно гирлянда, в то время, как чужой язык проник за кромку имитации зубов и толкнулся в язык Ричарда, требуя ответить. И тогда Ричард отмер, он включился в процесс со всем свойственным ему усердием и страстью. В человеческом организме сексуальное желание возникает из-за череды химических реакций, поддерживается чувствительными нервными окончаниями на кожных покровах. У Ричарда не было гормонов, нервных окончаний, но ощущать сенсорами в ротовой полости чужой юркий язык было до странного приятно, словно на поле, когда еще немного и матч завершится победой, и вот это «чуть-чуть» гонит вперед, смазывает мир вокруг, ставит низший приоритет всем остальным задачам. Сейчас это чувство зарождалось где-то в голове и импульсами распространялось по всему корпусу. Ричард осмелел и запустил руки Риду под футболку, поглаживая гладкую кожу, пересчитывая шишечки позвонков, перебираясь к покрытым жесткими волосами груди и животу. Гэвин вздрогнул всем телом и тут же отпрянул, тяжело, свистяще дыша. Его прическа была в полнейшем беспорядке, глаза блестели влажным блеском, а губы припухли и раскраснелись. Программа, считывающая эмоциональное и физическое состояние человека, давала целых 99% вероятности того, что Рид чертовски возбужден. Интересно, а как выглядел сейчас сам Ричард? Тем временем, Гэвин столкнул с себя расслабившегося Ричарда и, поднявшись на заметно трясущиеся ноги, зашел в смежную комнату. Это оказалась кухня, которую отделяла от гостиной хилая перегородка с прямоугольным проемом в центре. Странное архитектурное решение. Сам Рид стоял посередине комнаты и хлестал из запотевшей жестяной банки пиво. «Бадвайзер, градус алкоголя 4,7; температура 4 ℃». - Это ничего не меняет, - утерев рот тыльной стороной ладони, произнес Гэвин и гаденько улыбнулся: - Будь внимательнее, в жизни могут произойти разные недоразумения. - Ты тоже смотри по сторонам, - вернул Ричард, вложив в свой взгляд всё негодование и раздражение, что испытывал. Хотя эти чувства были на поверхности, глубже ему стало интересно и даже весело. *** Всю следующую неделю Ричард провел в смятении и самоанализе. Даже во время матчей он думал о поцелуе с Ридом, что для него было из ряда вон, потому что во время туров лиги, несмотря на то, что его мощностей хватило бы на несколько параллельных операций, Ричард отдавался бейсболу полностью. Но сейчас все стало вдруг иначе. Он прокручивал в памяти те мгновения на полу в гостиной Гэвина Рида, сенсоры на губах и во рту будто наяву ощущали настойчивые губы и юркий язык. И в какой-то момент Ричард даже подумал, что дело, может быть, не в самом Риде, а в том, что Ричард просто оказался… человекофилом? Поэтому он нашел в сети тематические сайты, но большинство из них были буквально оскорбительны для андроидов, потому что завсегдатаи рассуждали о них, как о каких-нибудь вибраторах. И только один сайт придерживался прогрессивных взглядов. Пользователи в основном были люди, а не андроиды, которых можно было пересчитать по пальцам. Ричард почувствовал себя извращенцем, похоже, не так много представителей его вида предпочитали людей. И все же он решился встретиться с одним парнем. Он был высоким блондином, работал врачом и, как сам признался, давно подозревал, что андроиды не просто бесчувственные машины. Общение было приятным, парень даже любил бейсбол и был в курсе дел в чемпионате, однако Ричард не чувствовал ничего из того, что испытывал в тот вечер в квартире Рида, или в целом в его присутствии. В конце Ричард обещал позвонить, но уже знал, что не сдержит слово. Выходило, что эти странные чувства, поток системных ошибок и нервозность он испытывал не ко всем людям, а к одному конкретному. И одновременно этого самого человека хотелось как следует взгреть за его мудачества. Как все сложно! Ричард сидел на продавленном диване в гостиной Хэнка Андерсона, пока Коннор у входной двери протирал лапы утомившемуся после прогулки Сумо; Лейтенант Андерсон уехал в Индиану на свадьбу двоюродной племянницы, и попросил Коннора присмотреть за собакой. Ричарду нужно было поговорить, он подбирал с чего лучше начать диалог, чтобы получилось не так прямолинейно, но долго юлить тоже не хотелось. Да, Ричард был передовым андроидом, который сам мог проанализировать любую ситуацию и разложить на составляющие, но… не мог, ему хотелось узнать взгляд со стороны, и Коннор очень подходил на роль свободных ушей. И он был единственным, кому Ричард всецело доверял. - Как считаешь, это нормально, когда андроид испытывает романтические чувства к человеку? – наконец решился задать вопрос Ричард. Коннор резко вскинул голову и немного затравленно посмотрел на Ричарда, словно тот его уличил в чем-то. Реакция была слишком странной. - Почему ты спрашиваешь? – задал вопрос Коннор, уже явно взявший себя в руки и полностью держащий лицо, он сыпал в миску собачий корм и одновременно не пускал морду Сумо к еде раньше времени. Ричард напрягся. В комнате было два одинаково хорошо запрограммированных на ложь андроида, поэтому глупо было надеяться со стороны Коннора, что Ричард не уловит изменений в его микромимике. Однако почему он так заволновался? Ему кажутся такие отношения неприемлемыми, но из-за Ричарда он пытается это скрыть, чтобы не обидеть? Хотя откуда бы ему знать, ведь тот с ним этот аспект своей жизни не обсуждал, если только Коннор сам не… - Кто он? Ты влюбился в лейтенанта Андерсона? – напрямик спросил Ричард. Скрытность Коннора немного обижала. Он не захотел рассказывать, потому что стыдился или не доверял? - Что ты такое говоришь, нет конечно! – ответил Коннор таким тоном, будто Ричард только что заявил, что земля плоская: обвинение в полном абсурде. – Хэнк дорог мне, как друг, а твое предположение просто нонсенс. - Тогда кто он? – настаивал Ричард. Ему было любопытно и еще приятно осознавать, что не один такой. Программа подсказывала, что исходя из теории вероятности, он просто не мог быть один, однако то, что именно Коннор с ним в одной лодке было приятно. - Она, - ответил Коннор, усаживаясь на скрипучий стул в кухне Хэнка, и опережая вопросы произнес: - Я дал ей слово, что сохраню отношения в тайне. Даже от тебя. - Ты не считаешь это унизительным? – поморщился Ричард. Вдруг она была одной из тех посетительниц сайта любителей андроидов, которые воспринимали их говорящими вибраторами? - Ей просто нужно время, 86% вероятности, - покачал головой Коннор. Сумо надоело, что на него не обращают внимания, и он грузной поступью подошел к Ричарду, боднул его массивным мохнатым лбом, и, расположившись мордой на коленях Ричарда, принялся выпрашивать ласку, которую тут же получил. - Ну а ты, почему начал этот разговор? – спросил Коннор, по-птичьи склонив голову на бок и смотря выжидающе. Похоже, он боялся ответа на свой вопрос, потому что был детективом, вычислил процент вероятности, а теперь просто надеялся, что Ричард не подтвердит опасения. Он выложил все, как есть, начиная с первой встречи и заканчивая поцелуями на полу гостиной Рида и странным свиданием с парнем из интернета. Ричард описывал свои чудные, противоречивые чувства, испытывать которые ему нравилось, ощущать эти программные сбои. Избавляться от них Ричард не хотел, скорее, желал узнать алгоритм по их упорядочению. Коннор слушал, сведя брови у переносицы и перекатывая между пальцами четвертак. - Я прочитал в своём толковом словаре значение слова «зуд», и оно лучше всего описывает то, что я сейчас чувствую, - продолжал Ричард, поглаживая Сумо между ушами. – Будто во мне ползает мелкий жучок, который не дает сосредоточиться ни на чем, кроме обработки данных, связанных с Ридом, его мускулов, перекатывающийся под разгорячённой кожей, и настойчивых губах. Но вместе с этим, он меня жутко раздражает! Ричард замолчал, откинувшись головой на спинку дивана и уставившись в пожелтевший потолок. Казалось, что сейчас Коннор, как обычно, несколько раз моргнет, будто у него нервный тик, и предложит наиболее подходящее решение, потому что очевидно он сам уже успел пройти через это. Но тот молчал. - У меня такой коктейль чувств, какой я еще не испытывал за всю мою девиантность, - нарушил повисшее молчание Ричард, мигая диодом. – Просто посмотри сам! Он протянул Коннору оголенную от скина ладонь, и тот сжал белый пластик, запуская коннект. - Рид в тот вечер… Есть 91% вероятности того, что это повторится, - произнес явно ошеломленный Коннор, разорвав соединение. Учитывая их отношения с Ридом, он до конца не мог принять, что Гэвин умел быть таким, и к нему можно испытывать такой спектр эмоций. *** Разговор с Коннором помог. Ричард пришел в согласие с собой и решил добиться того же от Рида, который, похоже, был хорош в отрицании. Как бы то ни было, но намерение поговорить с Гэвином и расставить все точки над «i» окончательно оформилось. И поэтому Ричард пришел в участок, зная, что Рид вернется с вызова с минуту на минуту. Пока Коннор допрашивал очередного «важного подозреваемого», Ричард сидел за его столом, то подбрасывая, то вертя на пальце бейсбольный мячик, наблюдал за все еще пустующим столом Рида. Его появление было слышно еще из холла – Гэвин над чем-то лающе смеялся, бурно жестикулируя. Вопреки ожиданиям, он направился не к своему месту, а прямиком в кафетерий, и Ричард проследовал туда же, где увидел Гэвина, жадно присосавшегося к жестяной банке с содовой. Когда он заметил присутствие Ричарда, то поперхнулся. - Какого ты тут забыл, хал2000? – откашливаясь и утираясь, спросил Рид. - Пришел поговорить, - ответил Ричард, отперевшись плечом об автомат со снеками. К счастью, других людей в комнате не было. - Звучит, как угроза, - усмехнулся Гэвин и сделал глоток газировки; Ричард проследил взглядом за его дернувшимся кадыком. – Ладно, чего хотел? Все произошло по такому алгоритму, вероятность исполнения которого, Ричард оценил бы в два с половиной процента, но с Ридом всегда было так: он выбирал самый внезапный сценарий. Сначала они цапались из-за того, что Ричард пытался быть серьезным, а Рид все придумывал новые тупые прозвища и серьезным быть отказывался, но в другой момент они уже исступленно целовались. Гэвин первым поцеловал его. Вот он хватает Ричарда, чтобы убрать с дороги, но вместо этого зависает ненадолго и впивается в губы Ричарда крепким поцелуем, что даже в первую секунду сполз скин. Ричарду нравилось целоваться. Особенно с Ридом. Нет, только с Ридом! Он бы мог делать это сутками, но закончилось все также внезапно, как и началось. Гэвин оттолкнул его и утер свои припухшие губы. - Чтоб ты знал, я позвонил тебе в клуб и сообщил, что тебя задержали за транспортировку в корпусе красного льда, поэтому в субботу тебя в заявку стартового состава не включат, - гаденько улыбнулся Рид, а голос его хрипел. - Какой же ты мудак! – с почти восхищением произнес Ричард, внутри возгоралась ярость, немного разочарования и целый шквал того, что в его толковом словаре описывалось, как желание. Рид отсалютовал ему, приложив два пальца ко лбу и, толкнув плечом, отправился на выход из участка. Ричард не отставал. - Почему ты делаешь это? – ему удалось притормозить Гэвина на парковке у департамента. – Во мне заложена программа физиогномики, я могу прочесть тебя с 78% точности, и ты без ума от меня! Рид скрестил руки на груди и скептически вскинул бровь. - Тогда, может, прочтешь это? – Гэвин показал Ричарду средний палец. Раздался громкий хлопок, похожий на лопнувший шарик, если бы он был размером с фуру грузовика. Что-то горячее (180ºF) и металлическое (3 Fe + Al2O3) врезалось в грудь Ричарда, чуть выше регулятора тириумного насоса, а на белой рубашке-поло разлилось голубое пятно, словно ручка потекла. Тут же у их с Ридом ног приземлился бумажный самолетик, на «крыле» которого было напечатано «Не стоило тебе в это лезть». Что происходит? Мир стал рябить помехами, как старый кинескопный телевизор, а красная плашка с таймером отсчитывала секунды до отключения. Гироскоп перестал отвечать на команды, и Ричард рухнул безвольным манекеном. Он больше не слышал внешнего мира, только таймер отсчитывал неумолимо назад: 60, 59, 58… Как же Ричард хотел жить! Так много он еще не сделал: не выиграл чемпионат, не попал в высшую лигу, не завязал отношений. Почему это произошло с ним в этот хоть и не самый лучший вечер? На «8» таймер исчез, и звуки внешнего мира снова окружили Ричарда. - … перепутали его с тобой! – кричал Рид, щелкая предохранителем на пистолете. – Стреляли оттуда, я проверю. - Возьми с собой еще людей! – это был Коннор, его голос дрожал, таким Ричард его еще не слышал. – Ричард, - теперь он обращался к нему, - я знаю, ты меня слышишь, они заразили тебя чем-то, тебе надо уйти в гибернацию, так мне будет проще поддерживать твои системы пока не приедут техники! Пожалуйста, держись, ты нужен мне, всем нам! Коннор был внутри него, ставил костыли в сыплющемся коде, Ричард чувствовал его страх и отчаянье, как свои собственные. Темнота гибернации поглотила его, словно холодные глубины Детройт-ривер. *** Ричард прятался за выщербленным остатком стены, которая ощетинилась погнутой арматурой посреди остатков когда-то офисного здания. Стук бешено бьющегося сердца отдавался в ушах, и было страшно, что этот такой громкий стук услышит тварь и найдет Ричарда. И словно подтверждая не напрасность опасений, послышался шорох бетонного крошева и утробное рычание. Стало темнее, словно зверь пожирает свет, оставляя за собой матово-черное ничего. Ричард оставил свое ненадежное укрытие и со всех ног бросился к лестничным маршам, которые щербато опутывали периметр высотного здания из стекла и металла. Он чувствовал горячее дыхание преследователя, тяжелую поступь когтистых лап и клацанье зубов. Нельзя, чтобы тварь его поймала! Она убьет его, превратит в ничто! Ричард, подстегиваемый животным страхом, побежал еще быстрее, перепрыгивая через две ступеньки. Легкие горели, словно в груди извергался вулкан. Наконец, лабиринт из лестниц закончился, и Ричард оказался в большой зале, пол которой был усыпан осколками стекла от разбившегося купола, в которых криво отражался бледный диск одинокой луны. Дверь, ведущая на крышу, была прямо напротив, манила приветливо распахнутыми створками, а сзади раздалось оглушительное рычание. Ричард, не обращая внимания на осколки, вспарывающие в кровь – красную человеческую кровь – босые стопы, бежал вперед, оставляя за собой алые следы, которые в темноте казались чернильными. Оказавшись на краю крыши, Ричард посмотрел на город, на то, что от него осталось – черные обугленные скелеты задний и поглощающая их темнота, точно переваривающая все вокруг. Он оказался в ловушке: куда бы ни пошел дальше, его ждала смерть. Впереди – подбирается все уничтожающая темнота, а позади – огромный зверь, который уже раскатисто рычал и клацал в предвкушении клыками-саблями, прижимал Ричарда ближе к краю. Когда зубы твари почти сомкнулись на горле Ричарда, когда он чувствовал, как растворяется в небытие, небо прорезал яркий луч утреннего солнца, и стало похоже на те христианские картины, на которых Бог разговаривал с людьми. Зверь исчез, а на его месте вилял хвостом забавный рыжий корги. Он прыгнул Ричарду на руки и лизнул в щеку. Вокруг стало совсем светло, даже ослепительно, а Ричард больше не стоял на крыше полуразрушенного здания, а лежал, распластавшись морской звездой, в центре бейсбольного стадиона. Его обоняние ласкал любимый запах свежескошенной травы и дерева бейсбольных бит. Теперь пришла эйфория, и он подставил лицо под жалящие лучи солнца, прикрыв глаза. - Ричард, - раздался голос Коннора. И это действительно был он, стоял, возвышаясь над лежащим Ричардом. – Теперь все будет хорошо, дай мне руку. Он крепко обхватил предложенную ладонь. *** Первым, кого увидел Ричард, когда очнулся, был Коннор, который стоял возле сборочного станка техников и криво улыбался. - Я вижу, что твои показатели и уровень стресса в норме, но… как ты? – спросил он, склонив голову на бок. - Чувствую себя так, словно меня завирусили какой-то дрянью. Хотя постойте, так и есть! – усмехнулся Ричард. Он слез со стойки и принялся натягивать заботливо протянутую Коннором футболку. - Прости, - виновато отвел взгляд Коннор. – Ты пострадал из-за меня. - Эй, тут нет твоей вины, - положив руку ему на плечо, произнес Ричард. Коннор кивнул, но в его глазах явно читалось, что он на самом деле так не думает. Ричард решил, что еще поднимет эту тему, чтобы брат перестал заниматься самоедством. - Вирус уничтожал твой софт, - заговорил Коннор после затяжного молчания, в течение которого они вышли из сервиса Киберлайф, дошли до парковки и взяли такси. – Антивирус нельзя было ввести напрямую, только от одного андроида к другому, поэтому я здесь. - А стрелявшего поймали? – спросил Ричард, а Коннор недобро улыбнулся. - Конечно, - кивнул он, а в его глазах плясали черти. – Правда, теперь за превышение полномочий я отстранен, поэтому на следующие два месяца только в патруле. Но оно того стоило. Они ехали в автомобиле с автопилотом, а Ричард жадно всматривался в окно на кипящую жизнь, яркое солнце, блеск воды и перистые облака. Оказавшись на границе существования и небытия, он как никогда полюбил жизнь, и решил, что теперь он будет брать от нее все, чтобы даже если и придется опять умирать, то не было обидно за упущенные возможности. *** В баре, который сняли специально для вечеринки, было многолюдно. Отмечать поправку Ричарда пришли и партнёры по команде, и ребята из полицейского участка, для которых он давно стал своим. Даже Хэнк пришел, и весь вечер цедил один стакан пива. Ричарду всегда казалось, что Андерсон его недолюбливал. Общались они только в присутствии Коннора, но разговоры эти были формальными и не клеились. Наверное, Хэнка смущало сходство Ричарда с Коннором, словно Ричард был напоминанием, что Коннор – не человек, как бы не внушал себе обратное Андерсон. Но сегодня он подошел к Ричарду, пожал руку, потрепал за плечо и искренне поздравил с выздоровлением. Должно быть, Хэнк был рад и иррационально благодарен, что это не Коннор был героем сегодняшнего вечера. Ричард стоял в дальнем углу барной стойки, стараясь скрыться от поднадоевшего за вечер внимания, и складывал из салфеток замысловатые оригами. - Ну что, видел свет в конце тоннеля? – поддел, подсевший рядом Рид, и отпил щедрый глоток пива из своего высокого стакана. Гэвин слизал образовавшиеся над верхней губой пенные «усы», что заставило Ричарда завороженно уставиться на это весьма… эротичное действие. Похоже, Рид это заметил. - Что ты здесь делаешь? Я ждал тебя только ко мне на похороны, - спросил Ричард, вздернув бровь. - Бесплатное пиво, - отсалютовал ему полупустым стаканом Гэвин и отхлебнул. Музыка стала громче. Играло что-то из ретро, середины прошлого века, но людям, кажется, нравилось: парочки потянулись на танцпол. Тина Чень вытащила в центр Коннора и заставила двигаться. Похоже, он скачал себе программу танцев, потому что в следующую секунду он с грацией профессионального танцора отплясывал твист, подбрасывая Тину в своих руках, кружа ее вокруг своего тела, отчего та заливалась смехом, запрокидывая голову и обнажая шею. Ричарду стало понятно кто та таинственная женщина, с которой Коннор завел тайный роман. - Мог не утруждаться, я бы прислал тебе ящик, лишь бы избежать встречи, - откровенно кривил душой Ричард, но ему нравилось пикироваться с Ридом, который сейчас был явно расслаблен и настроен на разговоры. - И лишить себя удовольствия тебя позлить? Ну уж нет, - хохотнул Гэвин – алкоголь очевидно хорошо на него действовал – и допил остатки пива. Ричард проследил за движением кадыка. Проклятье! Откуда в нем все это, он же андроид, он не должен иметь все эти чувства. Но они есть, требуют выхода, бурлят внутри, бьются о стенки корпуса. Ричард подался вперед, стер пенку с губы Рида и положил палец себе в рот. Блеск глаз Гэвина был виден даже в темноте бара, он был возбужден и очевидно хотел Ричарда. Их притяжение было взаимным. - Пойдем-ка, выйдем, - прохрипел Рид и потащил несопротивляющегося Ричарда на выход. Они забрались в машину Рида и тут же принялись судорожно целоваться, сталкиваясь зубами и языками. Гэвин азартно гладил и сжимал тело Ричарда везде, где мог дотянуться и тихо постанывал. Это был полный восторг! Система то и дело сигнализировала об ошибках, сенсоры перегружались информацией, отчего температура корпуса поднялась, и Ричард тяжело задышал, вентилируя биокомпоненты. - Стой, притормози, - прохрипел Рид, несильно отталкивая Ричарда от себя. Да, черт возьми, сколько можно! Должно быть, это негодование отразилось на подвижном лице Ричарда, потому что Гэвин сразу добавил: - Здесь неудобно, погнали ко мне. И завел мотор. Они завалились в темную прихожую Рида, целуясь и тискаясь так, словно от этого зависела их жизнь. Месяцы сдерживаемых агрессии и влечения слились в игристый, пьянящий коктейль и вылились в страстные поцелуи, судорожные касания. Гэвин скинул с себя куртку в одно быстрое движение, а потом резко распахнул на Ричарде рубашку и прижался губами к его шее, выцеловывая на ней узоры. Это было невыносимо приятно. И приятно не сколько от трения нежной кожи губ о поверхность скина, а, скорее, от осознания того, что происходит и кто это делает. Так они добрались до гостиной и дивана, на который и рухнули. Рид оказался снизу, и Ричард принялся руками и языком исследовать его тело: напряженную шею, яремную впадину, грудь, покрытую жесткими волосами, которые заканчивались у диафрагмы, а потом тонкой дорожкой от пупка исчезали за поясом джинсов. На пробу Ричард лизнул сосок Рида, и по телу Гэвина пробежала дрожь, а сам он утробно простонал. По статистике, соски мужчин не так чувствительны, как у женщин, но Рид, очевидно, был исключением, поэтому Ричард обвел языком ореолу, а потом втянул в рот и сосок. Гэвин задышал тяжелее и стал ритмично притираться к бедру Ричарда. Ладонь Рида прошлась по идеальной имитации пресса и накрыла пах. Гэвин замер. - А как же ты… - Рид загнанно дышал и смотрел расфокусированным взглядом. – Как мне тебя… удовлетворить? С самого своего создания не имея полового модуля, Ричард не задумывался о необходимости его как такового, потому что не рассчитывал на такого рода отношения с людьми вовсе. С биологической точки зрения для человека, так или иначе, сексуальное взаимодействие зиждется на получении оргазма, путем стимулирования половых органов, но самому Ричарду половой модуль не дал бы чувствительности с человеческой точки зрения. Поэтому если вопрос стоял именно в удовольствии Ричарда, то он был вполне доволен именно тем, что происходило между ним и Ридом прямо сейчас. - Просто продолжай то, что делал, - произнес Ричард и нырнул рукой за пояс джинсов Гэвина, отчего тот простонал, запрокидывая голову. *** Рассветное солнце своими лучами заглянуло в незанавешенное окно и мазнуло спящего Рида по закрытым глазам: тот зажмурился и накрылся одеялом с головой. Ричард, который лежал рядом, недовольно поморщился, ему нравилось видеть растрепанного Гэвина, с припухшими губами и засосами на шее и плечах. Всю ночь они занимались разнузданным сексом, которым Ричард (да и Рид, очевидно) не мог насытиться. Сколько бы Гэвин не трогал и не целовал его, сколько бы Ричард не целовал Рида, не отсасывал и не отдавался, всегда было мало. Гэвин вырубился без сил почти под утро, но Ричарда подмывало разбудить его и начать все снова. Должно быть, то, что Ричард не мог достигнуть кульминации, оставляло в нем это чувство постоянной «жажды». К счастью прозвенел будильник, навязчивая мелодия которого, заставила Рида выпутаться из своего кокона и встретиться с (Ричард это знал!) жаждущим взглядом Ричарда. - Ты еще здесь? – прохрипел Гэвин, сладко зевая и потягиваясь, одновременно подставляясь под ласкающую ладонь, которой Ричард невесомо водил по напрягшемуся прессу. – Тебе все мало? Вчера твой язык побывал у меня в таких местах, о существовании которых я и не подозревал. Теперь Рид говорил сбивчиво, втягиваясь в новый раунд. Потом они быстро собирались, ведь Рид опаздывал на работу, а Ричард – на тренировку (такого с ним еще не случалось!), но все равно в дверях еще долго и жадно целовались. - Между нами все по-старому, тостер! – наконец оторвавшись от губ Ричарда, сказал Рид, и в его глазах плясали черти. – Ты не прощен, поэтому я еще устрою тебе сюрприз! Ричард покачал головой и, хитро прищурившись, произнес: - Жду с нетерпением! А пока советую надеть капюшон и не попадаться полицейским андроидам на глаза, ведь я разместил твое фото в базе преступников, придется каждый раз доказывать, что ты не Боб Джёрк, серийный вор анальных шариков из сексшопов Детройта. – Ричард, довольный произведенным эффектом: взбесившимся Гэвином, открыл дверь и, обернувшись на пороге, с намеком сказал: - Еще увидимся, и ты мне отомстишь. - О, не сомневайся, - в тон ответил Рид и захлопнул дверь.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты