My Fantasy & His Lust

Слэш
NC-17
В процессе
3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 13 страниц, 2 части
Описание:
Каждую ночь Тэхену снится один и тот же сон, в котором к нему приходит незнакомец.
Посвящение:
Всем кто любит пвп)
Примечания автора:
Сюжет есть, но он немного теряется в постельных сценах))

Кто хочет и может мне помочь с запятыми и прочим, то прошу в директ. ПБ открыто! Заранее спасибо!
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
3 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

1 глава

Настройки текста
Примечания:
* — песня, которую, по желанию, можете послушать во второй половине главы, не подходит самому фанфику, но я под неё писала часть главы, потому решила оставить ее там))
Мягкие прикосновения, лёгкие, совсем какие-то воздушные поцелуи. Это всё так приятно, что Тэхён уже даже не помнит, как оказался рядом с таким красивым, угадывающим все прихоти незнакомцем. Прикосновения такие же мягкие, как и до, но уже становятся более требованными. Руки, изящные руки, с выпирающими венами, прям и были созданы для тайного фетишиста как Тэхён. Ладонь движется вниз по животу, останавливаясь прям возле паха, но как будто играя, заигрывая, подымается обратно верх под разочарованный вздох Тэ. Возбуждение всё растет и растёт всё больше хочется разрядки, а незнакомец, всё не спешит опьяняя тягучими поцелуями, ставая более смелым, так как в следующий момент, одна рука ложится на сосок сжимая его, сразу же получая ответный тяжёлых вздох. Так как вторая рука поддерживает Тэ за загривок, потому на второй, требующий внимания, сосок ложатся горячие, влажные после долгих поцелуев, губы. Мягкие укусы с последующими зализываниями по ареолу и Тэхёну кажется, что он в раю, всё так как он и мечтал в своих, до жгучих от стыда щёк, фантазиях. Громкий стон вырывается сам собой после того, как зубы прикусывают чуть сильнее, чем того ожидал Ким. — Какой отзывчивый, малыш. — Жарким, хриплым полушепотом раздается возле уха, с последующим укусом за мочку и приятная тягучая жаркость разносится по всему телу Тэхёна, скапливаясь в безумный стояк внизу. Кажется, даже голос у него, как у кого-то Аполлона, весь такой с охринительной хрипотцой. И только не большая боль в шеи немного приводит в себя, когда зубы такого сказочного незнакомца, проводятся по пульсирующей жилке и в следующую секунду сжимаются на кадыке, мягко прикусывая с последующими зализываниями, будто бы своеобразно извиняясь. Какая-то незаметная паника крутится на горизонте с каждым действиями незнакомца, которая лишь усиливается, но тот будто всё чувствует, потому что в этот же момент губы, наконец, отстают от бедной покрасневшей шеи, а пальцы второй руки отпускают замученный ареол правого соска. Но не для того, чтоб уйти, а чтоб в это же мгновение спуститься вниз к удивлению для Тэхёна, совсем к голому низу и смачным одним движением провести горячим языком по изнывающему, наконец, дождавшемуся хоть какого-то внимания, органу. И разом вместе с паникой уходит и удивление, так как в следующий миг, незнакомец вбирает в жаркий рот головку, не забывая провести языком по уздечке, вызывая у Тэ громкий, несдержанный стон. Ему приятно, очень приятно, особенно, когда тот выпуская член, вбирает его обратно, впуская его в себя уже на половину, при этом втягивая щеки, создавая отдающим приятными иголочками по всему телу, вакуум. Повторяя так несколько раз эти не мудрёные махинации, наконец, берет член полностью заглатывая его до упора, при это втыкаясь носом в побритый, не любящим разные волосы Тэхёном, лобок. Чувствуя ненавязчивую ладонь с длинными пальцами у себя в волосах, незнакомец начинает интенсивней работать головой, не забывая про язык. Снова выйдя полностью и зайдя до упора, слышит где-то сверху сладкий стон с последующим сильным зажимов волос тому, воздержаться от несдержанного рыка не получилось, потому электрические импульсы прошлись по всему стволу, создавая шум в ушах и темноту перед глазами, отдавая оглушительным оргазмом прямо в рот того, кого вспомнить или понять кто это, так и не получилось. Выпустив опавший член со рта и слизав всю оставшуюся сперму на нем, подымается верх к тяжело дышащему Тэ, целуя в губы, давая по полной прочувствовать свой собственный вкус. — Жди меня, чувствительный малыш, — опять же таким же с ног шибающим голосом на ухо, чтоб в следующее мгновение проснуться от ужасного будильника, песня которого ещё буквально вчера была любимая. Осознание, что вся та прекрасная ночь была лишь сном, пришло не сразу. Ведь прекрасная нега ещё расходилась по всему телу, поэтому раскрыв глаза и резко поднявшись, чтоб рассмотреть комнату в поисках незнакомца, разочарованно падает обратно не подушку с прискорбным стоном и понимает, что, во-первых: это был просто его извращённый сон и никакого прекрасного незнакомца здесь и в помине не было, и, во-вторых, — у него нещадно болит голова и, кажется, он не выспался от слова совсем, а ему через час уже надо быть в универе, но вставать совсем не хочется. Но пару лечебных и каких-то традиционных минут в кровати после пробуждения дают свои плоды, и вставать становится на ноль целых, один миллионных процентов легче. Одев тапочки, которые как раз стоят возле кровати, для таких вот холодных, одиноких утренних пробуждений, отправляется в ванную комнату, доставая зубную щётку с зубной пастой и приступая к чистке своих и так белоснежных зубов. Прополоскав рот и промыв зубную щётку под краном подымает взгляд на зеркало, наконец, сумев сфокусировать нормально взгляд, ещё до конца не отойдя от сна, впадает в ступор. На шеи как раз, где проходит жилка и где расположен кадык, расцветают два прекрасных с синеватым отливом, засоса. Откуда им взяться Тэ без понятия, потому ещё минут пять пялится на них пару раз прикасаясь руками, но тут же шикая от прихлынувшей не сильной, но всё же боли. Что с этим делать, что теперь и думать Тэхён не знает, зато точно понимает, что теперь хотя бы живет отдельно и теперь не нужно хоть прятать эти «украшения» от мамы, но в универ точно придется одеть кофту с большим воротником, а то ответов, на заданные вопросы точно никто не получит и Тэхён видимо тоже. На том и решает. Позавтракать и одеться, как и планировал: в темные, подчеркивавшие упругие ягодицы, джинсы; тёмную кофту с длинным воротником и в дополнение светлое по погоде, пальто. Красавчик, хоть в женихи отдавай, но где ж найти того кто захочет жениться на гее? Вопрос — загадка, ответов на которого тоже, видимо, нет и вряд ли кто даст его.

***

Время в универе прошло как в тумане, Тэхёна клонило спать каждые пять минут. В итоге куча выпитого кофе и ужасно раскалывающая голова. Много времени обдумывать утренний «сюрприз» не было, так как приходилось просто не заснуть, но всё же поразмышлять об этом получилось, потому что сон, головная боль и пятна на шее — это всё, что было у Тэ в голове. В итоге решил не заморачиваться скинув это на высыпь, во что мало верилось, ведь какая на хрен высыпь, таких размеров? Но другого объяснения не было, ведь откуда взяться засосам, при этом живя одному в квартире и не иметь никаких связей в ближайшие всегда? Хоть и придумав отговорку, но руки всегда тянулись к шее, чтоб проверить реально ли они там есть, или это утренние зрительные галлюцинации, но чувствовав боль при прикосновении, понимал, что нет не зрительные галлюцинации, а чувствительные. В целом просидел все пары, ничего не делав, поэтому пришлось попросить у одногруппника Чимина и по совместительству единственного хорошего друга, конспекты. На что, конечно, ему дали тетради, но отругали за то, что переутомляет себя, ещё и добивает свой организм литрами кофе. Ну и рассказал отдельную лекцию за враньё, так как в то, что Тэхён ночью спал, не поверили. Хотя, Тэ уже и сам не верил, ведь при даже самом малейшем воспоминание, краснел так, что можно было его перепутать с овощем, а именно с помидором. Хорошо, что Чимин скинул это на кофе и на этом разошлись, ведь стыдно рассказывать о том, что тебе сниться охрененный парень, который тебе делает охуенный минет, да. Ещё и твой первый в жизни. Одно Тэ волнует само больше, откуда столько фантазии? Порно дело, конечно, крутое, но явно не до такой степени. По приходу в свою квартирку, сразу отправляется в комнату, но застревает на проходе, взирая на свою кровать. Ему ж прям на ней сделали минет, это хоть и сон, но для него это слишком. Поэтому страдальчески промычав, уходит в кухню так и не зайдя в спальню. Потом, всё потом, сейчас поесть, а потом уже как-то и попроще будет. Да точно, сейчас поест и потом по спит пару часиков, чтоб набраться сил для написания километровых конспектов, и наконец, всё забыть. Вся еда закончилась на двух бутербродах, так как приготовить, что-то было Тэ слишком лень. Да и готовит он не сказать, что плохо, но и не так хорошо, чтоб прям пальчики облизывать, как тот незнакомец во сне сосал его член. Боже, как же Тэхёну стыдно за свои мысли, но пока кроме этого в голове больше ничего и нет. Это был лучший минет в его жизни, сравнивать, конечно, и не с чем, но он почему-то на все сто уверен, что это было именно так. И почему только он раньше не попробовал, для Тэхёна точно остаётся не загадкой. Боязнь косых взглядов, призрение из-за своей ориентации, или наконец найдя того самого человека, потерять себя, ударившись о ледяную стену не в силах ее растопить, всего это Тэхён не хочет до такой степени, что решил вообще не искать никаких отношений, можно сказать поставил крест на всё это. Запретив себе даже короткие связи для удовлетворения плотских утех. Имея очень красивую внешность оставаться безвнимая, оказалось очень тяжело. Девушки так и притягивались большими количествами, даже, при том, что Тэ никогда не проявлял никакой заинтересованности к противоположному полу, но все на это не обращали внимания, сбрасывая на занятость и прилежность. Дружбу завести оказалось также тяжело, как и оставаться без внимания. Ведь девушки всегда искали в нем другой подтекст, а с парнями просто не получалось, потому что в этот раз Тэхён видел другой подтекст. С Чимином, на удивление, было легко, он спокойно мог его приобнять или гулять с ним весь день на пролет, в голове рядом с ним не зарождались, до красных щёк, мысли. Чимин как-то в шутку на очередной отказ девушке, сказал, что Тэ видит себя как гей, но увидев растерянность и испуг на лице друга, понял, что попал прямо в цель. Но за этим, на удивление Тэхёна, не последовали оскорбления или высмеивания, только мягкие объятия и не кончаемая поддержка, которая до сих пор льется потоком из такого маленького, и какого-то мягкого, Чимина. Быстро поглотив свой скудный ужин и запив его соком, удачно купленным вчера в ближайшем супермаркете, отправился в комнату. На ходу набираясь смелости, чтоб опять позорно не покраснеть и не сбежать, а то спать в кухне или в коридоре как-то не очень. Да и маленький он что ли? Нет, он взрослый мужчина, который со всей своей мужественностью заходит в комнату, сразу направляясь к шкафу, чтоб наконец снять кофту, которая, кажется, его сейчас задушит этим своим длинным воротником. Мужик, не мужи, но всё равно избегает взглядом кровать, потому что сильно въелось в мозг и теперь капает, как сломанный кран, действуя на и так слабенькие нервы Тэхёна. Сон откладывается на неопределенное время, потому что конспектов оказывается слишком много. Ну хоть будет теперь чем занять свои мысли, а не думать там о каких-то охуенных руках с выпирающими венами; не о непередаваемом, возбуждающим за доли секунды, голосом; не о жарком, мокром в слюне, языке, проходящем по дёснам; не о мягких губах, которые так умопомрочительно сминали его; не об узкой, отдающей жаром, глотке, в которую так охуенно было входить. Нет, он об этом думать не будет. Надо думать о злых препадах, которые убьют, если всё, что пропустил сегодня Тэхён, не будет у него в тетраде. Да и сессия не за горами. Да, ему очень страшно за учебу (нет), нужно собраться, сесть за чёртов стол и сделать это: отключить мозги и исписать тетрадь. А потом можно уже с чистой совестью сходить в душ и лечь спать, чтоб правалиться в крепкий сон, и наконец, забыться.

***

«blood water на русском»* Жар, испепеляющий жар, заполнивший не только всю комнату, но и поглотивший всего Тэхёна. Который уже потерялся во всех этих прикосновений. Чужие руки, они уже везде: на спине, пояснице, на затылке. Ужасно хочется сделать глоток воздуха, но все те же руки не дают сделать это. Лёгкие горят от недостатка воздуха, губы невозможно опухли и посинели, но Тэ отдается этому порыву и отвечает с такой же пылкостью, как и тот, что сейчас сжимает его ягодицы, притягивает ещё ближе, будто хочет слиться воедино. Да, Тэхён фантазировал о том, как будет жарко целоваться, при этом стоя на коленях в кровати, но никогда не думал, что фантазии так быстро реализовываются. Главный реализатор всех идей Тэ, наконец, отрывается от губ и опускается с мелкими поцелуями на шею, при этом придерживая Тэхёна от падения на спину. Сладко ведёт носом, впитывая запах чужого тела в себя того, кто так легко смог его покорить, вбросить одним взглядом столько похоти, сколько он, кажется, не получал никогда. Мягкая, бархатная кожа Тэхёна, так круто смотрится под собственными пальцами, того кто не отрываясь от шеи валит Тэ на спину, рукой помогая выровнять ноги, которые под натиском согнулись пополам. Тэхён разочаровано стонет, когда замечает, что его любовник, ещё в одежде, когда он сам в одних боксерах. Неизвестно, когда он вообще успел потерять почти всю свою одежду, но то что тот ещё в ней, его очень расстраивает, так как хочется прикоснуться к коже, почувствовать под пальцами. Потому берется за рубашку нависающего сверху парня, и расстёгивает не подающимся контролю пальцами. Наконец, последняя пуговица остаётся позади и отодвинув полы рубашки в бока, Тэ касается долгожданного тела, проводя руками по очень даже рельефному телу, поражаясь всем тем кубикам, которые остаются за ладонью. Это неистово возбуждает, хочется провести по всему телу, всё прочувствовать, видимо тот ловит мотивы Тэхёна, потому что в следующие мгновение стягивает с себя рубашку, но оставляет болтаться галстук, только вытащив с, под него воротник, кидая ее куда-то назад, попадая как раз в открытую дверь балкона. Получив, то что и хотел, Тэхён набирается смелости или просто действуя под похотью, резко дёргает полуголого мужчину, меняясь с тем местами, сразу седлая того, проезжая попой как раз по стояку за что одаривается, очень тихим, но стоном. Не получив никаких возражений, насчёт действий, ведёт руками, теперь по полностью голому торсу, не считая галстука, но и тот не удержавшись ровно, скатывается на бок. Доводя до шеи и опуская полностью до низу, останавливаясь возле пояса, так раздражающих, штанов. Обладателю этих самых «штанов», кажется, это всё забавным. Потому никак не мешает Тэхёну, наконец добравшимся до желаемого. Тот, изучив всё руками, решает теперь изучить всё другим способом, опускается и проводит жарким и мокрым от слюны языком, рисуя какие-то свои рисунки, описывая вокруг соска по рельефным линиям. Подымается выше, носом подымая резинку галстука вверх, беря в рот напрягшийся кадык, легко прикусывая зубами, не доставляя больных ощущений, только мурашки, пробегающие по всему телу, которые собираются внизу в большой ком, раздающий из-за чертовых, сдавливающих, штанов. Снова ведёт языком по линии челюсти, и снова опускается к кадыку, вбирая его губами, прикусывая, но не оставляя следом. При этом руками скользя по телу к паху, и когда длинные пальцы цепляются за ремень, резко впивается своими припухшими губами в чужие, получая ответную отдачу, от которой голова кругом. Поцелуй получается мокрым, пьянящим, но одновременно с этим — дикий: укусы до звёздочек в глазах, смешивающие языки в диком танце, торопливость, от которой зубы бьются друг от друга. Когда ты уже пьяный, но ещё не выпил, именно это чувство было у Тэхёна, от такого животного поцелуя. Но руки, которого, тоже не оставались без действия, быстрыми движениями, чтоб, наконец, опять прикоснуться к телу, от которого в буквальном смысле несёт получше самого крепкого алкоголя, расстегивают ремень, спуская вниз молнию, чтоб, затем, спустить и брюки вниз, освобождая, налитый кровью, член. Давая, хоть малейшее облегчение мужчине, который такой страсти не ожидал, и сейчас на сто процентов убедился, что не прогадал, тогда, когда в первые увидел того, кто отрывается от губ и съезжает вниз, снова проходя языком до низу по рельефным мышцам, при этом чувствуя солоноватый привкус пота. Возле резинки трусов останавливаясь, подымая похотливый взгляд, чтоб глаза в глаза, смотрят так, будто готовы съесть друг-друга. Это кажется пыткой, просто смотреть бездействуя и Тэхён, не такой сильный, чтоб продолжать, хоть секунду ничего не делать в данное время. Потому тащит до конца брюки, снимая полностью, отправляя на пол позади себя, туда же отправляются носки и трусы, ловко зацеплены проворными пальцами Тэ. Кажется, зацепить член при снимании одежды, было большой ошибкой или наоборот, ведь в следующие мгновение, Тэ уже на лопатках, прижатый к кровати всем телом, взирая на сверху нависающего, который снимает с шеи последний элемент одежды — галстук. Смотрит хищно, растягивая губы в безумный оскал, который совсем не пугает Тэхёна, а только завораживает, пуская приятные мурашки от затылка, проходя по всему телу. Под возбуждающим гипнозом, Тэ не сразу замечает, как его руки подымают вверх, связывая тем же галстуком, который несколько секунд назад висел на шеи, того, кто сейчас так старательно вяжет узлы к изголовью кровати, впутывая узлы вокруг рук и завязывая за железные прутья огромной кровати. — Малыш, не туго? — ласковое прозвище, чуть отрезвляет, но только, чтоб понять, что руки его больше не под его, не под тэхеновым владением. Не удивлением будет узнать, что это тоже было частью его стыдливых фантазий, так что Тэ не спешит как-то возразить, а только тянется вверх, насколько позволяет данное положение, и хрипловатым от сумасшедшего возбуждения, голосом, прям возле уха, говорит: — Может ты начнёшь уже действовать?.. — Тэхён сам бы поразился своей дерзости, но все мысли уходят, сразу же, потому что его слова дали эффект и ещё какой, ведь последний элемент снят и также отправлен назад, к другой одежде, а его опять вовлекают в поцелую, который с каждой секундой, всё больше и больше перестаёт быть на него похоже. Дикие, очень дикие покусывания, засасывание нижней губы, затем и верхней. Чужой язык уже не просто блуждает у Тэхёна во рту, он буквально трахает того рот, делая быстрые поступательные движения. Крышу сносит так, что уже не просто всё плывёт перед глазами, а темнеет, создавая блаженную темень, поэтому Тэ не удивляется, когда оказывается, что всё это время на прикроватной тумбочке, лежала смазка с банановым запахом и пачка презервативов, которые благополучно стягивают на кровать, сразу беря смазку и снова повторяя тот сумасшедший прием, который начинает у них входить в традицию: смотрят глаза в глаза, не моргая. Сгорая под поджигающими взглядами, растворяясь прямо сейчас, под синим сжигающим пламенем друг-друга. И всё так же без разрыва взглядов, берет баллончик набирая смазку на пальцы правой руки и согнув левой рукой ноги в коленях, удобно располагаясь между ними, подносит правую к анусу, пуская, в какой раз, мурашки, по телу Тэ от контраста температуры. Желание огромное и оба держатся уже из последних сил, оба истекая природной смазкой с подрагивающих от возбуждения, членов. Тому церемонится много сил нет, потому первый палец с огромным количеством смазки, проникает резко, вызывая тихий, несдержанный от неожиданности, стон, с губ Тэ. Боли нет, но дискомфорт чувствуется, тому второй пока не спешат добавлять, чувствуя друг-друга по одному взгляду, который так и не разорвали, сбирая эмоции друг-друга. Когда палец уже входит довольно свободно, с добавлением ещё смазки, входит и второй, с которым дискомфорта чуть больше, но возбуждения намного больше, потому Тэхён всё также плавится, не имея возможности прикоснуться, к манящему телу, владелец которого, набирает темп входя пальцами быстрее, то набирая темп, то замедляясь, раздвигая пальцы вбоки, делая имитацию ножниц. Ему нравится всё, абсолютно всё. Начиная от приторного запаха банана вперемешку с природным запахом их двоих, до тяжело дышащего Тэ, который с ускорением пальцев начинает тихо постанывать, поддаваясь бёдрами навстречу длинным пальцам, желая большего. Ещё чуть больше смазки и уже входит третий палец. Как они терпят всё это, не понимают оба. Но Тэхёну определённо нравится, то что сейчас происходит, особенно, когда приятные волны расходятся по телу с громким стоном, который выходит один за другим, когда пальцы внутри него задевают ту самую простату. Горячо, резко, изнывающие прекрасно, всё это Тэ перестает чувствовать, когда пальцы покидают его нутро, со сопровождающим разочарованным стоном вырвавшийся не по своей воле. Тэхён уже достаточно растянут, потому презерватив и новая порция смазки, снова используются, и как только первое растянуто по паху, а второе нанесено на него сверху, входит одним цельным движением на половину, срывая у двоих стон. Внутри Тэхёна влажно, жарко и ошеломляюще узко. Двое тяжело дышат, привыкая, точнее привыкает Тэхён, так как никакие пальцы не сравняться с таким размером. Но шаг уже сделан, потому держаться просто не возможно, потому делается ещё одно поступательное движение доходя до конца, вызывая ещё два стона: один громкий, а второй тихий. За одним толчком следует второй, третий, четвёртый и счёт сбивается, теряется во всём этом. За каждым последующим движение темп всё увеличивается и увеличивается, стоны, с которыми становиться, тоже, всё громче и громче, заполняя всю комнату. Потому впиваются губами друг в друга, заглушая, топя друг-друга и их вырывающие звуки высшего удовольствия двоих. Тэхён и не замечает, когда ему развязывают руки, но точно чувствует потное, жаркое тело, к которому получил доступ. Но длилось это не долго, так как его переворачивают на живот, ставя в колено — локтевую, и снова входят слитным движением, впиваясь в упругие ягодицы до побелевших пальцев и до синих точках на коже. Продолжая тот дикий темп, но теперь под другим углом, легко попадая по простате, из-за чего стоны становятся громче, но заглушаются из-за подушки, в которую Тэ опустил голову, прогибаясь в пояснице до хруста в позвоночнике. К шлепкам двух тел добавляются пару более звонких, когда ладонь приземляется ровно на правую ягодицу Тэхёна, вызывая покраснения на коже. И тело в руках мужчины содрогается и с протяжным стоном, кончает, до потери пульса, получая разряд по всему телу, из-за чего мышцы сокращаются вокруг члена, заставляя того излиться следом, и кажется, потерять реальность в этом мире. И до того как Тэхён вырубился в сладкий сон, он точно услышал, хриплое, уставшее, над ухом: — Чонгук…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты