Он умирает первым

Слэш
PG-13
Закончен
24
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
После того, как Чжао Юньлань зажёг лампу, он отправился в бесконечное число перерождений, в которых его преследует его самый главный страх. Шэнь Вэй каждый раз умирает первым.
Примечания автора:
Настроение у автора было - стекло. Попалась в плейлисте песня группы КОПЕНGАGЕН — Кислород, откуда взяты эпиграфы. Так всё и вышло.
Вы не подумайте, я всё ещё очень сильно их люблю. И сама себе сделала этим текстом очень больно, но всё же есть в нём что-то правильное.
Имя персонажа Илуна из дорамы "To dear myself" выбрано совершенно рандомно
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 10 Отзывы 9 В сборник Скачать
Настройки текста

Здесь киноленты наступит финал — Без хэппи энда потух экран… Но ты всё ещё дышал…©

Он умирает первым. Каждый раз. Когда Чжан Ши рассказывал ему о страданиях, Чжао Юньлань представлял себе вовсе не это. Жизнь за жизнью, как кадры киноплёнки — и в каждой, в каждой из них Шэнь Вэй умирает первым. Их встреча запускает процесс, и к восьмому разу Чжао Юньлань прячется, уезжает как можно дальше, туда, где не будет ни единого шанса. Пьёт, до беспамятства, дни смешиваются в один, он не понимает утро, вечер или ночь, и надеется на скорое избавление, хоть и знает, что его не будет. Он по сути отчётливо помнит из своей первой жизни только это — момент его смерти. Собственную отчаянную надежду, когда увидел Линь Цзина, и понимание, обрушившееся следом. И тыльная сторона правой ладони всё ещё хранила фантомное ощущение его прикосновения. Последнего. Он понимает, что не выдержит больше. Это был его выбор, сознательный, он знал о цене, но всему существует предел. Он измотан, иссушен, и всё, чего хочется — обнять, вдохнуть родной запах, услышать голос, который говорит, что всё закончилось, и у них наконец-то появился ещё один шанс. Шэнь Вэй появляется однажды утром. Да, всё-таки утром, потому что солнце из-за раздвинутых штор нещадно режет глаза. Этот домик в горах никому не принадлежит, и Чжао Юньлань понятия не имеет, как и почему, но — вот он, сидит рядом с ним на корточках, такой невыносимо красивый, что больно смотреть. — Меня послали из деревни. Сказали, здесь живёт человек. Голос всё тот же, и из горла Чжао Юньланя вырывается сухой, каркающий смешок. — И зачем я вам понадобился? В этот раз на Шэнь Вэе снова очки и он поправляет их характерным движением — тем, которое Чжао Юньлань помнит. — Хотел удостовериться, что с вами всё порядке. Я — врач. — Врач, значит, — Чжао Юньлань садится, проводит рукой по спутанным волосам. — И альтруист, видимо. Шэнь Вэй улыбается уголком губ и спрашивает: — Ваше имя? Чжао Юньлань смотрит ему в глаза и внутри всё дрожит — от гнева и бессилия, потому что помнит только он. Недолго думая, он отвечает: — Чжао Юньлань. А вы, доктор..? — Чэнь. Чэнь Имин. — Очень приятно, — Чжао Юньлань протягивает ему руку и не видит ни следа отвращения на его красивом лице. Обратный отсчёт запускается вновь. Когда они спускаются с гор и он приводит себя в порядок, в глазах напротив появляется больше заинтересованности. И притяжение между ними преодолеть невозможно никакими усилиями. Чжао Юньлань окунается в эти отношения с головой, старается проводить с Шэнь Вэем каждую секунду, которую тот готов разделить с ним, и ждёт. Что будет на этот раз? А Шэнь Вэю очень идёт быть доктором. Ласковые руки, приятный голос, высокий уровень эмпатии — пациенты в полном восторге. Впрочем, как и некогда студенты. По ночам, когда он прижимает его к постели и ловит губами громкие стоны, Чжао Юньлань иногда забывает, что сказка скоро снова закончится. Он льнёт к сильному, гибкому телу, сцеловывает капли пота с влажного виска и зовёт по имени. И впервые ошибается. Шэнь Вэй — Чэнь Имин — едва заметно дёргается, смотрит на него в полумраке комнаты. И Чжао Юньлань знает — это не ревность, просто имя ему знакомо. Внутри поднимается удушающая волна. Рассказать? Или отговориться какой-нибудь глупостью? В первый раз он рассказал. И ему поверили. Но от смерти Шэнь Вэя это всё равно не уберегло, и, как знать, возможно только приблизило её. Он умер у Чжао Юньланя на глазах — и не было никакой возможности помочь или попрощаться. Он отговаривается, несёт какую-то околесицу, поглаживая рукой напряжённую спину. По глазам видит, что ему не верят, но принимают эту ложь, потому что — по какой-то причине — иначе нельзя. Известие приходит через год, звонком телефона в их общую квартиру. И, о всеблагие боги, какая ирония — на этот раз это будет болезнь, которая сожрёт его доктора максимум за шесть месяцев. Чжао Юньлань обнимает его, гладит успокаивающе по плечу и говорит, что будет рядом, как бы ни было плохо. И примет любое решение. Чэнь Имин — Шэнь Вэй — отказывается от лечения. Предпочитает ещё хоть немного пожить вместо того, чтобы быть прикованным к постели курсом химиотерапии. Он врач, он знает, как это бывает, как знает, что шансы у него — один к десяти пишем, ноль в уме. Они уезжают к морю, селятся в небольшом домике недалеко от пляжа. Чжао Юньлань ездит за продуктами в ближайший магазин, Чэнь Имин готовит, и они некоторое время живут так, словно ничего не происходит. Пока не становится хуже. Однажды под утро Чжао Юньлань тихонько выбирается из постели и идёт на пляж. Серый, хмурый рассвет пробивается из-за горизонта, и он смотрит на неспокойные волны, собираясь с мыслями. И не слышит осторожных, невесомых шагов позади. На плечи ему опускается тёплый плед, он чуть поворачивает голову, и смотрит на тонкую, почти до прозрачности, руку. Ловит её, подносит ладонь к губам, чтобы оставить на ней поцелуй. Глаза на похудевшем, осунувшемся лице стали, кажется, ещё больше, и Чжао Юньланю хочется выть раненым зверем, но он покрепче сцепляет зубы, выдыхает через нос и говорит: — Зачем ты поднялся? Холодно же. — Я беспокоился. Пока они идут в дом, Чжао Юньлань поддерживает его, потратившего почти все силы, чтобы добраться от их домика до пляжа. И начинает говорить. Теперь-то уже какая разница, всё равно осталось недолго, а Шэнь Вэй — всегда Шэнь Вэй, он — самый умный человек из всех, с кем Чжао Юньлань когда-либо был знаком, если он не подскажет ему, когда всё это закончится — не подскажет никто. Его слушают не перебивая, лишь немного беспокойно перебирают пальцами по предплечью, когда они добираются до гостиной и усаживаются на диван. — Восьмой раз?.. — голос звучит очень тихо, и Чжао Юньлань кивает в ответ на слова. — Чжан Ши был прав, эта боль — в разы хуже, чем гореть заживо. Шэнь Вэй тихонько вздыхает, приваливаясь к нему. — Прости… — Нет, это ты прости. Я не должен был рассказывать, но подумал… Может, ты хотя бы сможешь сказать, сколько ещё. И не застрял ли я в этой петле навсегда. — Не навсегда, — Шэнь Вэй поднимает голову, чтобы заглянуть ему в лицо. — Но тебе не понравится то, что я скажу. Чжао Юньлань целует его в лоб и прижимает к себе. — Знаешь, ирония в том, что, даже если бы я точно знал, на что соглашался — я поступил бы так же. — Знаю. — Тогда говори. Нам с тобой, кажется, уже нечего терять. И мы отдали слишком много, чтобы не было способа всё это прекратить. Шэнь Вэй молчит пару мгновений, словно собираясь с мыслями, и Чжао Юньлань его не торопит. Когда он наконец говорит, слова звучат глухо и немного отрешённо: — Ты должен меня отпустить. — Отпустить?.. Чжао Юньлань не понимает, что он имеет в виду, он ведь и так пытался, прятался, сбегал, всеми силами стараясь не допустить их встречи, но ничего не работало. Они всё равно в конце концов сходились в одной точке. — Да. Когда меня не станет… Просто подумай об этом. Не цепляйся за прошлое, живи. Живи, как жил бы, если бы меня не было вовсе. — Шэнь Вэй! — Чжао возмущён, но пальцы ложатся ему на губы, прерывая. — Я знаю. Но ты должен побороть этот страх. Должен понять, что твоя жизнь ценна сама по себе и она может быть хорошей. Ты можешь встретить ещё кого-то, завести семью. Пожалуйста, Чжао Юньлань. Просто попробуй. Ты же знаешь, я всегда буду ждать на той стороне. Он умирает через неделю, и на этот раз Чжао Юньлань пропускает точный момент. Он караулит всю ночь, не смыкая глаз, но всё же задрёмывает, а когда просыпается — пульса и дыхания нет. Опустошение внутри точно такое же, как и всегда. Ощущение, словно части его самого больше нет. Он помнит об их разговоре и пытается дожить эту жизнь так, как Шэнь Вэй его просил, но терпит неудачу. А потом снова. И снова. И снова.

Здесь киноленты наступит финал — Без хэппи энда потух экран… Я только тобой дышал…©

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты