Домой

Джен
PG-13
Закончен
39
автор
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
В Катамарановске, как известно, никто не умирает. Причины для этого всегда разные, а вот Малина не отправился в загробный мир, просто потому что он не очень догадливый.
Примечания автора:
В какой-то момент мне такой расклад показался забавным, надеюсь кому-то еще тоже покажется.
Для настроения можно потом ввести себе внутриушно пару кубиков "Пачки сигарет" Кино или кавер группы Село i Люди на великую песню It's My Life. Как говорят итальянцы, quod licet Bon Jovi, всем нам тоже licet.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
Когда Малиновский видит ворота, первым делом думает “знатные”. У него дома в Лужках почти такие же. Только подороже чутка. Со львами. Но это дело наживное, так что в целом ворота он одобряет. Опять же, высокие, и забор крепкий, всякая шваль не полезет. У него, конечно, что-то в башке зудит, какой-то вопросец, то ли “чей это забор”, то ли “почему я тут стою”, но зудит как-то вяло, без азарта. Все вообще какое-то немного ватное и далекое, как будто уши заложило при посадке в самолете. Они так когда на Сицилию с ребятками решили сгонять, он после прилета еще сутки еле слышал, хорошо там у народа из жестов почти все понятно. Сицилия ему тогда понравилась, он все своим говорил “глядите, братцы, как в кино все”, а пацаны кивали. Светлое все было, солнечное, аж в глаза шибало. Прям как сейчас - поехали в стороны металлические двери, как в гигантском вагоне метро, и оттуда прямо в рожу - хрррясь - свет прям, что твои фрески. Малиновскому это что-то напоминает недавнее, как будто было и не было, и в жидких мыслях плавают слова “déjà vu” латиницей. Их он тоже где-то видел, но что они значат не уверен. Он бы еще поразмышлял-пошарил в памяти, но из-за пелены витающих слов, из центра фресочного благословенного света вылетает что-то здоровущее, несется с ревом, с разгону Малиновского бьет под дых и швыряет о землю. Малиновский лежит и кряхтит, ладонью елозя по животу и ребрам. Больно. - Ё-мааааё! - раздается голос из потока света. Вот уж точно. Малина медленно поворачивается на бок, начинает корячиться-подниматься, его пытаются поддержать за локоть, а он тем временем понимает, что свет светом, а долбанула его вполне банальная беленькая “Нива”. Будь он сейчас посвежее, высадил бы ей окно-другое, но настроения нет. - Мужик, - поднимается он с земли, - ты глаза-то протирай, когда едешь, люди ходят. Потом видит - мужик седовласый и в каком-то рыбачьем костюме, надо вроде как уважить. Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет. И в России, и в Италии. - Зеркала-то у тебя есть, дед? - Да из гаража выезжал, запотели все, - торопливо объясняет лихач новогодним басом, так что Малиновский вспоминает продолжение из детского фильма: “...дурень старой, голова с дырой”. Хотя старой или нет, Малиновский никак не разберет, бессрочный какой-то. “Нива” еще эта… номера что ли запомнить на будущее… - О господи... - говорит он и чешет в затылке. - Чего? - откликается дед, как-то даже польщенно. - А? - рассеянно переспрашивает Малина, - Я говорю смотри, как погнуло транспорт твой. - Чего?! Где? - тут же начинает тревожиться дед-не-дед. - Да вон дверь багажника, смари, с нишей в форме меня теперь. С этим, как его… альковом! Хэх. Я ж это, - он еще раз довольно гыкает, но звучит это как кашель, - не пушинка. - Ой-ой-ой-ой-ой, - переливается рыбак, - а я-то дурень не застраховал машинку-то свою. Это как я теперь... То, что он Малину только что чуть не переехал на “машинке-то своей”, он занятным образом умалчивает. Малину, впрочем, после столкновения внезапно обретшего слух, но все еще немного мутненького, разбирает барское благодушие. - Да ты не переживай, старик, все устроим по лучшему цвету, - тянется во внутренний карман и достает оттуда пачку прекрасного цвета, экологичного. Зеленого. - О, блин, вот это да, - и Малина опять туманно озадачивается, как вроде и почтенных годов человек, а с “блинами”, - ну спасибо, друг, выручил. Я ж на такие бабки, что дверь? Я себе и машинку могу новую снарядить. - Вот вишь, - хлопает его Малиновский по плечу, так что тот проседает под тяжелой лапой, - что бог ни делает - все к лучшему. Ты на рыбалку что ли ехал? Мужик, начавший на него в какой-то момент смотреть, как на сумасшедшего, так и продолжает вместо ответа глядеть, как чучело. Затем моргает один раз. - Ага. - Слышь, а подкинь до Катамарановска, а то я заплутал, кажется... - Малина смотрит на сияющие ворота и все что-то не может вспомнить, где же еще так полыхнуло недавно, - да, заплутал я мальца. Мужик смотрит на него, на пачку президентов в своей руке, снова на него. - Ну давай подкину.

***

- Сынок, мальборо лайт есть? Продавец стоит за прилавком, выпучив глаза. В руке у него за коим-то хреном подкова, которую он медленно опускает на витрину до стеклянного “дзыньк”. - Ну или… если лайт нет, давай красные, хер ли... - Да… есть, - лезет под прилавок, громыхает там чем-то, протягивает пачку, продолжая пялиться. - Цену назовем или мне угадывать? - Малиновский товар принципиально не берет, пока не оплатит. Все по чести. - У вас… эээ… - продавец аккуратно поправляет очки, тянется чтоб показать что-то на его лице, потом спохватывается и показывает симметрично на своем, - у вас тут. - Чё? Малой опять ныряет погромыхать под прилавок (гнездо у него там что ли), возвращается с зеркалом. В овальном, как на надгробной плите, изображении зазеркального Малиновского не то чтобы поранена щека, скорее там ее частично не хватает. На лбу - мутные красно-бурые разводы, у края рта - синяк цвета грозовой тучи. Любимый винный пиджак весь в щебне, пыли и земле, по бокам как для красоты еще травины приклеены и на рукаве - кусок искусственного цветочка. - Оп-паааа, - задумчиво говорит Малиновский, - тогда знаешь чего, давай мальборо и пластырь еще. А зажигалки есть? - К-кончились, - заикается продавец, - могу свою отдать. - Да не надо, чо, ты мне вот, - он притыкает в неразбитый угол рта сигаретку, - подкури и хватит. Рассовав покупки по драным карманам, Малина покидает магазин, только дверь открывается как-то туго, заедает. За спиной продавец говорит что-то, похожее на “не в ту стор...”, но петли, наконец, подаются с лязгом, и в помещение врывается летний воздух, шорох машин по дороге, гудение шмелей над клумбой с флоксами. - Вот это жи-и-изнь! - говорит сам себе Малиновский, похлопывает на прощание покореженную дверь и первый раз за много лет идет домой пешком.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты