"Поцелуй - не надпись на губах"

Слэш
NC-17
Закончен
572
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 107 страниц, 7 частей
Описание:
Споус потерял родителей, попал в гарем, а затем был сослан в дом ближайшего родственника эмира. У него забрали имя, свободу и людей, которых он любил. Но зато судьба подарила ему защитника в виде Ярэка, который сделает все, чтобы Споус нашел свой путь.
Посвящение:
Ториа Гриа
и моей бете MissShue
Примечания автора:
В тексте сборная солянка околовосточных терминов и практик, выдуманные географические локации, штампы и клише, текст очень напоминает любовный роман. Я предупредила.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
572 Нравится 48 Отзывы 144 В сборник Скачать

Часть 4

Настройки текста
Утром Джоби был немногословен и хмур. На рассвете их дороги с кочевниками разошлись, и они отправились в путь, оставался всего один – в худшем случае – полтора дня. И само осознание того, что в особняке у Малика ему выделят личные покои, поднимало настроение. Купальни, сытная еда и Споус – несколько дней в относительном уединении, если не считать, конечно, общество Джека и традиционное празднование бракосочетания. Йэн может сколько угодно строить свои паучьи планы, но пока у них в запасе годы до совершеннолетия Споуса по английским меркам, остается время. Ну а в дальнейшем Ярэк сам мог бы сопроводить его в Англию и позаботиться о безопасности наследника титула. Если, конечно же, Споус этого тоже захочет. Ему было плевать на Энолу, и Споусу, скорее всего, тоже будет все равно, кто станет его женой. Он еще слишком молод, чтобы думать о наследниках и продолжении рода. И Йэн будет удовлетворен. — Какой бес в тебя вселился? – рявкнул Ярэк, когда Джоби в очередной раз слишком сильно дернул за поводья, причиняя лошади боль. – Пощади животное, или я накажу тебя. Джоби испуганно дернулся и уставился на него. — Насколько особое положение у Джона, эфенди? — И к чему эти вопросы? – недовольно поинтересовался Ярэк. Он не ощущал за собой вины за то, что произошло вчера – это не касалось никого, кроме них. Хотя Ярэк понимал, как это может быть расценено другими, ведь Споус уже не был одной из жемчужин гарема. Он стал одним из отряда – боевой единицей. — Я вчера хотел позвать вас… и увидел. Янычары были глухи и слепы, если приказать им, но не его люди. О, нет, только не его наемники, которые за годы притерлись так сильно, что уже начали считать друг друга своего рода семьей. — Я в курсе, что было вчера, — прохладно отрезал Ярэк. – Я ведь тоже там был? — Он тот самый наложник? Маленький англичанин? – Джоби прекрасно умел складывать в голове цельную картину, но все это было не к добру. — Нет, он наемник, и это все, что тебе нужно знать. Если ты дорожишь своим местом. Это ясно? Джоби покорно кивнул и сделал вид, что принимает этот ответ, но Ярэку все равно было неспокойно за Споуса. Ярэк не мог запретить Джоби думать, как и любому из своих людей, из-за этого с ними иногда бывало непросто. Когда днем они остановились для передышки, Ярэк поймал пристальный взгляд Споуса и подозвал того к себе. Они подъехали вместе с Джеком, который уже достаточно освоился, чтобы начать показушно лихачить. — Эфенди, — склонил он голову, и Споус последовал его примеру. Ярэк пригласил их спешиться и разделить с ним трапезу. Едой занимался один из евнухов и быстро накрыл небольшой стол в тени. Лошадей следовало хорошо напоить, а для этого требовалось время. Утром Ярэку доложили, что одного из подарочных скакунов укусила змея. Коня пришлось уложить, и Ярэк не хотел больше терять скот. Очередная дурная примета, которая не давала покоя. Несмотря на жару, с севера дул прохладный ветер, который поднимал в воздух пыль. В пути это было не так уж и приятно, казалось, мелкие песчинки собираются даже под кожей. Сезон бурь был все ближе и ближе, наступая на пятки. — …путь был легким, — услышал он и посмотрел на говорившего – Макдугала. Беседа текла во всю, парни перебрасывались колкими репликами и смешками, обсуждая поход и планы по приезду. Споус оживленно рассмеялся и взял протянутый ему бурдюк с водой. — Поход еще не окончен, — поправил их Ярэк, и веселье немного сникло. Пророчить наперед – считалось еще одной плохой приметой. Макдугал кивнул, признавая его правоту, но все равно послал хитрую улыбку Споусу. — А я ведь обещал тебе схватку с бандитами, — посетовал он. – Будет время, наверстаем… Ярэка эта фамильярность немного разозлила, но он проигнорировал слова Макдугала и обернулся к слуге, который принес записку от Гэллии. Та просила сделать еще одну остановку, перед тем как войти в город. Как и всякая женщина, она хотела быть на высоте, когда впервые явит себя своему будущему мужу. Ярэк ответил утвердительно, понимая ее волнение. — Никто не осмелится претендовать на имущество эмира, — хвастливо сообщил Джек, поправляя рукава своей туники, под которой красовалась связка ярких браслетов, купленных у кочевников. – У каравана хорошая охрана. — А может быть, они боятся нашего визиря, — вклинился Картер, хотя нечасто встревал в разговор. – Последний бой вышел настолько кровавым, что по дороге до ближайшего города туника эфенди напоминала панцирь из-за засохшей на ней крови. Споус скосил быстрый взгляд на него и тут же отвел его в другую сторону. Макдугал протянул ему хлеб, и Ярэку захотелось, чтобы он провалился под землю со своей заботой. Американец все больше и больше раздражал: своим влиянием на Споуса и показным дружелюбием, возможностью ехать с ним бок о бок. Ярэк желал разделить со Споусом свою лепешку, усадить рядом с собой и завладеть его вниманием, но вместо этого он держался особняком и слушал глупый треп своих людей. Ярэк понимал, что Макдугал, возможно, и не подозревал, как сильно раздражал его. Но все равно ничего не мог с собой поделать. А примерно через минуту они услышали заполошное ржание. От колонны к ним бежал янычар. — Всадники в черном! – крикнул он. – Целая группа! На ноги вскочили все. — У тебя есть время для еще одного пророчества, Макдугал, только постарайся, чтобы оно сбылось, — рыкнул Ярэк, выхватывая из-за пояса оружие. — Эфенди… — выдохнул он, и Ярэк расслышал в его голосе сожаление. На караван и в самом деле напали. Пришлось быстро сформировать группу всадников для защиты, в которую ни Споус, ни Джек, естественно, не вошли. Споус явно был не согласен с решением и хотел поговорить, но время не позволяло, и Ярэк приказал Картеру отсечь Споуса и загнать в колонну. Тот дернул за поводья Звездочку и обиженно взглянул на Ярэка. Но никакие просьбы не могли заставить его передумать. Ярэк отдал последние указания Старшему и поскакал вперед. Его люди кинулись наперерез опасности, чтобы защитить караван, и это было не представление и не геройство. Ярэк был одним из первых, никому бы не позволив вести своих наемников в такой ситуации. На какое-то время он вообще забыл о Споусе и его детской обиде, как видимо, зря. *** Песок быстро окрасился кровью. Всадников, замеченных янычарами, было около двух дюжин, и все в черных платках, скрывающих лицо. С собой Ярэк взял троих из охраны Йэна и десятерых из своих людей, остальные защищали груз. Ярэк гнал лошадь что есть силы, пока караван медленно начинал движение в противоположную сторону. Их целью было дать колонне уйти как можно дальше, потому что обороняться рядом с пугливыми животными и ценным грузом – это все равно, что дать себя разграбить без сопротивления. Стоило внести сумбур в их ряды, и дело будет сделано, этого допустить Ярэк не мог. Лошади под всадниками хрипели, но послушно скакали вперед. Бандиты, завидев их, поспешили обменяться скрытыми сигналами, хотя пробиться сквозь защиту им все равно не удалось. Они рассчитывали просочиться вперед и заслать хотя бы пару людей, чтобы они следовали за цепочкой. Ярэк знал все их маневры наперед и успешно пресекал их. Схватка вышла недолгой, бурной, кровавой и дикой, и опомнился Ярэк только, когда услышал крик Макдугала. — Джон! Ярэк повернул своего коня и увидел Споуса. Его лошадь была ранена и завалилась на бок, погребая под собой всадника. Споус упал на песок и начал отползать на локтях, с растерянностью оглядываясь по сторонам. Ярэк не задавался вопросом, откуда он взялся, почему ослушался, просто направил коня в его сторону. Но все равно был слишком далеко, чтобы помочь. Картер пролетел рядом и снял пешему бандиту голову прямо на ходу, когда тот начал подбираться к Споусу. Ярэка захлестнула дикая ярость и, казалось, это поняли все, кроме Споуса. Пошатываясь, тот встал и взял оружие в дрожащие руки, он был весь в крови и припадал на правую ногу. Ярэк сбросил еще одного нападавшего на песок и метнул короткий нож прямо в голову. Бандит глухо крякнул и осел, пока его глазницы заливала кровь. Оставалось всего двое противников – те, кто дошел до конца и не сбежал еще в средине боя из этой мясорубки. Но взвесив свои силы, они тоже развернули лошадей и отступили. В ту самую сторону, где был Споус – прямо у них на пути. — Джон, стой! – приказал Джоби и спешился, прыгая на песок, а затем побежал. Споус дернулся и увидел всадников. Ярэк достал еще один нож и метнул его на ходу во всадника, который был ближе всего к ним. Лезвие мягко вошло в спину, и тот свалился прямо на Споуса, второй с трудом удержал взбеленившуюся лошадь, которая испуганно встала на дыбы. Но не стал рисковать жизнью ради еще одного убийства и поскакал вперед. Джоби уже был на месте и стащил со Споуса труп. Весь в крови Споус выглядел жутко, а Ярэк еще и окатил их песком с ног до головы. Джоби грубовато пихнул Споуса в спину в его сторону, так что тот чуть не завалился на колени. Джоби не скрывал свои мысли, считая, что Споус не стоил оказанного ему доверия. И Ярэк понимал, что в какой-то мере он прав. Споус не имел права оставлять караван и подвергать угрозе свою жизнь. Он нарушил правила и должен быть наказан. — Эфенди! – мягко сказал Макдугал, словно умоляя его не пылить. Быстрым взглядом окидывая своих людей, Ярэк заметил одного убитого янычара и еще двоих из своего отряда, безвольно распластанных на песке, глубокий порез на плече у Картера и пару царапин на ноге у Джоби. Споус вполне мог бы стать четвертым убитым и все из-за своего самоуправства. Все присутствующие стянулись плотным кольцом вокруг него. Всадники смотрели сверху вниз, и от этого Споусу явно было неловко. — Что это было? – спросил Ярэк, удерживая взволнованного коня на месте. В воздухе запахло смертью, и он почувствовал, как огненный клубок ярости душит его. Если бы Споус погиб… Ярэк не готов был к такому, и ему не хотелось оставлять подобный поступок без внимания. — Вы сами сказали, что я один из вас, — ответил Споус, вытирая краем туники лицо, и Ярэк понял, что он не ранен. Живот был белым и чистым, без единой царапины. – Несправедливо оставлять меня в лагере! — Дерьмо, — Джоби сплюнул на песок и ушел к своей лошади. Ярэку жутко хотелось перекинуть его через колено и отшлепать. А ведь еще вчера Споус показался ему почти взрослым. Но осознанное желание близости и ответственность за свои поступки, видимо, и рядом не стояли. Споус решил, что ему все можно, раз Ярэк хотел сделать его своим. И, возможно, в этом была его вина. — Хочешь умереть? — Я убил двоих, — упрямо возразил он. – Их кровь на мне. Я не беспомощен. Споус скосил взгляд на труп Звездочки, но все равно не раскаялся. — Так нельзя! – бросил Картер и направил лошадь в сторону, явно осуждая его поступок. И Споус понял, что поддержки у него не будет. По одному наемники отворачивались от него и не смотрели в глаза. — Ты ослушался меня, Джон! – еще раз без тени снисхождения повторил Ярэк, и до Споуса наконец-то дошло, что это не шутки. Что он нарушил правила. Приказ. Он упал на колени и склонил голову. — Эфенди… простите меня. Я испугался, что с отрядом что-то случится, а я этого даже не узнаю. Я могу искупить свою ошибку? Я… это было недопустимо. Ярэк посмотрел на линию горизонта – караван уже стал размытой линией. Если бы это был кто-то другой, он заставил бы его сутки идти пешком за колонной. Но это был Споус… и Ярэк знал, что чертовски снисходителен к нему. — Ты еще будешь наказан, — он подъехал к нему и протянул руку. – Нужно догнать караван! Споус взобрался на лошадь, но Ярэк не пустил его за спину, усаживая впереди. В его руках он был кротким и напряженным. Ярэк знал, что в нем все еще плескалось остаточное волнение после схватки и страх перед своими, но не спешил его успокоить. Они тронулись с места и поскакали, возглавляя отряд. С самого старта Ярэк властно обхватил его за грудь и прижал к себе, но затем, когда Споус начал ерзать, сжал шею и собрал языком чужую кровь со щеки. На зубах тут же заскрипел песок, но Ярэк не обратил на это внимания. Ему было наплевать, что за ними наблюдали. — Эфенди… — прошелестел он, задирая голову и выставляя горло. Словно был готов отдать в его распоряжение свою жизнь. Капитулируя. Извиняясь за своеволие. — Если для того чтобы обезопасить, мне придется привязать тебя – я это сделаю. Клянусь, ты допросишься. Ярэк опустил руку вниз и сжал его член. Он знакомо лег в ладонь, но Ярэк не планировал его ласкать, лишь заявлял права. И Споус дал ему это право. — Ты больше не ослушаешься меня, — твердо приказал он. – Хочешь попасть в драку, я дам тебе шанс, но только на моих условиях. Понятно? — Х-хорошо. Да, Ярэк. Споус неудобно выгнулся и коротко поцеловал в уголок его рта. Ярэк сгорал от желания, недавняя схватка горячила кровь, а мягкая задница Споуса, прижатая к его паху, лишь распаляла похоть. Ярэк обвел пальцем очертания его члена под тонкими шароварами, и Споус тихо застонал. — Во дворце Малика, как только приедем, — сообщил Ярэк, отвечая на невысказанный вопрос. Споус ничего не сказал на это и лишь плотнее притерся к его бедрам, покачиваясь в такт движению лошади. — Это рукоятка ножа, эфенди? – тихо спросил он. — Нет, — рыкнул Ярэк и ткнулся носом в его волосы. Ему хотелось возблагодарить Аллаха, когда впереди все же замаячил караван. Не хотелось отпускать Споуса, но и ехать рядом с ним, сохраняя ясной голову, становилось практически невозможно. Кровь на его щеках уже запеклась, хотя даже она не могла скрыть разлившийся по коже румянец. Караван замедлил ход, как только они достаточно приблизились. Споус вскочил на ближайшую неоседланную лошадь и взялся за поводья. Новая кобылка под ним смирно зашагала вперед, и Споус коснулся ее шеи, словно вспомнил о своей загубленной Звездочке. Что он делал дальше – Ярэк не видел, потому что к нему подъехал старший янычар. Но когда в следующий раз Ярэк нашел Споуса взглядом, заметил, что Макдугал держится от него на почтительном расстоянии. Как и все остальные. *** Элишуд возник перед ними постепенно. Словно вырос из песка. Охряные крыши домов, высокие стены, выжженные солнцем добела, и массивные ворота из каленого железа. Город был освещен скудными отблесками масляных фонарей, развешанных на улицах и установленных кое-где на стенах. Несколько часов назад, сделав последний привал, караван продолжил движение, несмотря на закат. Ярэк не хотел еще одну ночь проводить на открытом воздухе. Слишком велико было опасение, что те, кто уже напал на них, вернутся с подкреплением. Ночью караван не был в такой опасности, как днем, но и еще одна схватка уж точно никому из них не была нужна. Все невольно взбодрились, когда увидели конечную цель путешествия. Картер, который заменил Джоби на какое-то время, соседствуя с Ярэком во главе колонны, счастливо присвистнул. — Эфенди, дадите команду? – спросил он. Ярэк кивнул и поднял руку. Двое всадников выехали вперед, чтобы предупредить об их приближении, и уже через двадцать минут караван вошел в открытые ворота города. Ярэк и несколько его людей переместились в конец, наблюдая за движением цепочки в нестройной колонне. К ним подъехал Старший, и они завершили шествие. Спустя минуту рядом нарисовался Дирак Махмуд, уполномоченный Керима, и поклонился им. Это был дородный мужчина средних лет с обветренной кожей и длинной седой бородой. — Я помогу вам обустроиться, эфенди. Проследуете за мной? Ярэк огляделся, на главной площади нельзя было пройти из-за лошадей. — Нужно разбить людей на группы и позаботиться о грузе. Но сначала невеста – она устала и хочет отдохнуть. Когда Керим-бей планирует провести зифаф*? Дирак кивнул. — Утром. Мы все сделаем, позаботимся о вас и вашем сопровождении. Только нужно добраться до ворот особняка нашего бея. Джек остановился у паланкина Гэллии, словно давал понять, что не потерпит неуважительного отношения к сестре. Споус остановился рядом с ее верблюдом, и Ярэк заметил, что Гэллия снова выглядывала наружу. В прошлый раз, когда Ярэк говорил с ней, она была вся на нервах, поездка измучила ее. Последний переход выжал все силы. Он подал незаметный сигнал Макдугалу, и тот развернул ее паланкин к стене. Не хватало еще, чтобы зеваки увидели будущую жену Малика, пусть даже она надела чадру. Не пристало женщине ее положения быть излишне любопытной. Дирак увел их от ворот по главной дороге к особняку бея. Все хлопоты с прибытием исчерпали себя лишь ближе к рассвету. Ярэк не мог отправиться спать, пока слуги расседлывали жеребцов, которых Йэн презентовал будущему зятю, снимали поклажу, обтирали лошадей и поили верблюдов. Ему не хотелось упустить момент, если вдруг что-то пойдет не так. Дирак не отходил от него ни на шаг, как и Картер, а после Джоби. Уже ближе к рассвету Ярэк узнал, что Споус ушел с Макдугалом в бараки, где им выделили койки. Ярэку и Джеку предоставили комнаты на мужской половине, а Гэллию почти сразу по прибытии увели в гарем, где она могла хорошенько выкупаться, воспользоваться услугами служанок и поспать. Ярэк так и не лег в постель, когда его, наконец, подвели к покоям, и предпочел принять ванну. Ему повезло, что купальни были свободны, и не было необходимости делить их с кем-то еще. Ярэку хотелось основательно отмокнуть от запаха конского пота и прелой кожи, а также вытряхнуть песок, который, казалось, заполз под кожу. Рабыня прямо в бассейне побрила его, оставив аккуратную бородку, которая не чесалась и не лезла в нос. Ярэк дал ей растереть ему спину и хорошенько помассировать плечи, прекрасно понимая, что в ее обязанности входило не только это. Ее налитые груди светились сквозь тонкий, как паутина, наряд, а длинные светлые волосы касались мокрыми кончиками его плечей. Закончив с мытьем, она стянула с себя тунику и присела на плитку, предлагая себя, но Ярэк, несмотря на небольшую эрекцию, отослал ее. Девушка безропотно оделась и ушла. Откинувшись на бортик и прикрыв глаза, Ярэк снял напряжение, думая о Споусе. Но тот, скорее всего, сейчас сладко спал, измученный поездкой. Ближе к десяти Ярэк, уже переодевшись в официальную одежду из своего сундука, предусмотрительно разобранного рабынями в его комнате, спустился в главный зал. Он уже не раз бывал в приемной Малика и даже беседовал с ним наедине, без кучи слуг, его воинов и евнухов. Можно было сказать, что между ними установилось некое подобие уважения и взаимопомощи. — Рад вас видеть, Ярэк-эфенди! – из задней комнаты к нему вышел Амаль, брат Керима и его правая рука. С ним был Борра – главный евнух, который низко поклонился Ярэку. – Как спалось? — Увы, до кровати я так и не добрался. Но спасибо за теплый прием. И за то, что дали приют моим людям, – это была формальность, но Ярэк от нее не отступал. Амаль широко улыбнулся и подошел ближе. Ярэк уже имел с ним дело, Амаль хоть и был влиятельной персоной при дворе брата, но все равно казался немного легкомысленным. Во внешней привлекательности мог дать фору даже Кериму. Он был моложе, слаще и лощенее, но в нем, увы, не было твердой силы Керима и его харизмы. — Неужели даже наша милая Далла не скрасила ваши часы? – глаза Амаля были чернее ночи и лукаво блестели. — Она была очень нежна. Спасибо. Амаль снова расплылся в улыбке. — О, да… Далла умеет быть нежной. Хотя, если вам это будет интересно, у нас есть и более грубые удовольствия. Ярэк понял, что о его нежелании поиметь Даллу уже стало известно главному евнуху, а, следовательно, и Амалю. В прошлый свой приезд Ярэк спал с их рабыней, но в данный момент не мог вспомнить ни ее лица, ни имени. Просто женщина, которая была с ним, когда он захотел близости. В зал вошли Джек и Керим в сопровождении охраны, они довольно живо обсуждали что-то. Ярэку это не очень понравилось, особенно когда кузен радостно улыбнулся ему, словно ощущал себя хозяином положения. — Визирь, вы уже тут?! А мы с Керимом столкнулись в купальнях, – сообщил он. – Это ваш брат, Керим-бей? Верно? — Это Амаль Ибн Малик, — представил его Джеку Керим и хлопнул мелкого гаденыша по плечу. Ярэк кивнул обоим и по вежливой просьбе отошел с Керимом в сторону. Джек на это раздраженно надулся, понимая, что его все равно не ставили на одну ступень по влиянию с Ярэком. Хотя Керим и был с ним мил. – Я уже видел ее, она прекрасна! Великолепна, как тысячи лун, а ее бедра – она подарит мне дюжину сыновей, спасибо вам, Ярэк-эфенди! И спасибо за доверие Йэн-бею. — Спасибо и вам за добрые слова, Керим-бей. — Да пустяки! Я слышал, на вас напали недалеко от моего города? – бодро спросил он. – Эти шайки выводят меня из себя, они как навозные мухи, их просто невозможно перебить подчистую. Я дам вам охрану на обратном пути. Мои гости неприкосновенны, как и мои люди. — Все обошлось. Не думаю, что нам нужна дополнительная охрана. Керим не расстроился отказу, словно ожидал его. — И слава Аллаху! Ну, как хотите. Вы уже молились? Как вам покои? Евнух прислал вам женщину? Я хочу, чтобы вы чувствовали себя в Элишуде как дома. Просите, и я постараюсь вам угодить. Ярэк кивнул и еще раз поблагодарил. Керим казался искренним в своем желании произвести на него хорошее впечатление, в отличие от его брата. — А какие скакуны! – подал голос Амаль. – Ты видел, хабиб*? Самые быстрые и лучшие! Я влюбился в одного с первого взгляда. — Тогда ты получишь его, брат. Тем более, я надеюсь, Йэн-бей не разочаровался предложенным махром и примет от нас еще один маленький подарок? Кое-что в его богатый гарем. — Нет, его все устраивает, — подтвердил Ярэк. – Главное для него – счастье дочери. Недавно он сам вступил в брак, но я уверен, что ваша девушка тоже придется ему по душе. — Разве кто-то сказал, что это девушка? – плотоядно усмехнулся Амаль. – Мы в курсе, что вкусы Йэн-бея заметно изменились. Вы-то должны знать, Ярэк-эфенди. Керим проигнорировал брата. — Гэллия будет счастлива со мной, клянусь. Я волнуюсь, словно ребенок! Как будто впервые вошел в покои с обнаженной женщиной, – посетовал он и счастливо рассмеялся. – Нужно устроить сегодня валиму* и позвать ваших людей, Ярэк-эфенди. Всех! Я хочу видеть их на своем празднике, хочу, чтобы все слышали, как зачитают сигу*. Ярэку осведомленность Амаля о постельных предпочтениях Йэна показалась несколько неуместной, тем более, когда Амаль намекнул об увлечении Споусом. Ярэк понимал, что для заинтересованных персон найти нужные новости не столь сложно. Но то, что Споус был здесь, рядом, и Амаль знал о фаворите Йэна больше необходимого, настораживало. Керим всплеснул ладонями и приказал вызвать распорядителя, и Ярэк понял, что этим вечером их ждет праздник. Его планы побыть со Споусом летели в тартарары, и это не могло не раздражать. *** Уже после полудня Ярэк нашел Споуса у бараков и утащил в небольшой тупик за зданием. Джоби проводил их тяжелым взглядом, но Ярэк знал, что он будет охранять их. Не стоило приходить и видеться со Споусом до вечера, но после нескольких часов нудных церемоний и попыток отвертеться от Амаля Ярэк уже был готов кого-нибудь убить – настолько раздражал этот изнеженный тип. Амаля все не оставлял вопрос, почему Ярэк не хочет принять участие в их маленькой оргии. В их распоряжении было все – от доступных постельных игрушек любого пола до наркотиков, и Амаль ни в чем не мог себе отказать, затягивая в эту пучину и Джека. В конце концов, Ярэк пошел с ними в покои, но не пробыл там и часа. — Сегодня будет праздник, после него я пришлю за тобой своего слугу, — Ярэк услышал теплый масляный запах и понял, что Споус совсем недавно ходил в общественные купальни. Скорее всего, они вместе с остальными наемниками выбрались с утра, как только проснулись. Споус выглядел довольным и отдохнувшим, и уже за это можно было сказать спасибо, но Ярэк был недоволен тем, что ему пришлось отпустить его от себя так надолго. — Я могу пойти на празднование? Картер сказал… что я останусь в бараках, раз подвел всех. Думаю, они правы, я не заслужил. Его люди какое-то время демонстративно игнорировали Споуса, но снисходительное отношение Ярэка не давало хорошо проучить и объявить новичку бойкот. Под утро Макдугал первым увел его отдыхать, когда Споус начал путаться в ногах. — Ты пойдешь на валиму, — припечатал Ярэк и сжал его затылок, притягивая к себе. Споус охотно подался вперед, их дыхание смешалось, и Споус приоткрыл рот. Но Ярэк не стал его целовать, выдержки едва хватало для того, чтобы держать руки при себе. – А ночью я приглашаю тебя к себе. Споус рвано кивнул и выдохнул: — Ярэк… Со двора послышался шум, и Ярэк отвел взгляд. Споус был так близко, и если протянуть руку, склониться… Ему приходили в голову безумные мысли, от которых Споуса, несомненно, бросило бы в краску, но никого, кроме него, Ярэк не хотел видеть рядом с собой и готов был ждать. Только Споус, обнаженный в его постели. — Если вдруг с тобой заговорит брат Керима, избегай его, — приказал он. – Ни с кем не болтай и старайся оставаться как можно более незаметным. Это важно. — Это приказ эфенди или моего любовника? – со смешком поинтересовался Споус. Ярэк потянул волосы на его шее и не больно укусил за подбородок. На светлой коже остался розоватый след. Ярэк лизнул его и запечатал губы коротким поцелуем. — Это мой приказ. И еще вчера ты обещал уважать его. Споус сморщил нос, но затем все-таки улыбнулся. — Слово эфенди для меня закон, — с легким вызовом откликнулся он. — Я тебя выпорю, клянусь, если ты еще раз меня ослушаешься, — серьезно сообщил Ярэк, не отводя взгляда от его глубоких карих глаз. – Это не игрушки. Амаль Ибн Малик не внушает мне доверия, и его явно интересуют не женщины. Я не хочу, чтобы его внимание привлекали мои люди. Ярэк видел, как Амаль днем смотрел на Джека. Ему явно нравились юные, покорные мальчики. Но Ярэк знал, что Амаль не тронет сына Йэна, а вот кого-то пониже положением. Более доступного… Споус ответил максимально серьезно. — Я понимаю и сделаю, как приказано. Но Ярэк знал, что он не осознавал всей сути их проблемы. — Надеюсь, ты помнишь, что за тобой все еще идет охота. Никаких шуток и самодеятельности, — Ярэк отступил. – Ты не можешь себя обнаружить, по крайней мере, пока. Споус поправил тунику и пояс шаровар, разглядывая носки своих уличных туфель. Ярэк взял его руку и заметил один из Джековых браслетов. Тоненькая полоска желтого цвета с красными бусинами, нанизанными на жесткую основу. — Выбрось эту гадость. Никто не должен ассоциировать тебя с Ясоном. Ты наемник, а не друг наследника. Ты никто – не наложник, не знатный англичанин, ты не Споус… На секунду его лоб прорезала глубокая морщина, а затем Споус согласно кивнул. — Я – никто. Верно. Больше всего я хочу быть никем. Когда они оба вышли из укрытия, Споус бросил под ноги браслет и наступил на него. Ярэк почему-то почувствовал от этого жеста небывалое спокойствие. Джек не любил делиться игрушками, вниманием и славой, как и Амаль. Мог ли кто-то из них обидеть Споуса? Ярэк не знал, но и проверять эту теорию ему не хотелось. *** Перед вечерним торжеством Ярэк вернулся к себе, чтобы немного отдохнуть. У него было в запасе несколько часов, и он решил ими воспользоваться. Его разбудили около шести, Гэллия прислала записку. Ее принесла маленькая чернявая рабыня и тут же удалилась, не дожидаясь ответа. В послании Гэллия просила о встрече, но Ярэк знал, что это невозможно. Вход в гарем Малика Ярэку был заказан, только если ему дадут разрешение увидеть ее на нейтральной территории. Гэллия была еще, по сути, ребенком, вырвавшимся из-под опеки матери и попавшим в новую среду. И она паниковала в преддверии никах*. Ярэк умылся, сменил наряд и нашел Борро, а уже через полчаса смог увидеть кузину. Она подлетела и обняла его. — Я боялась, что больше никогда не увижу вас. Что вы уедете… — заполошно выдохнула она. Для нее Ярэк был последним островком прошлой жизни, и он это понимал. Ласково погладил по голове, ощущая под тонкой тканью шелк ее волос, и поцеловал в лоб. Евнух поклонился и вышел, оставив их наедине, но Ярэк был уверен, что их подслушивали. — Ну-ну, все будет хорошо. Ты ведь взрослая, невеста. Уже познакомилась с женихом? Ее щеки заалели, и она немного отпрянула, а затем поправила полы своего длинного, в самый пол, одеяния, больше похожего на балахон. Ярэк на секунду подумал, каково было Йэну и Лейле отпускать ее от себя? Йэн никогда этого не демонстрировал, но Ярэк знал, что он любил своих детей и хотел для них самого лучшего. Как, возможно, и для Споуса. Пусть у него были честолюбивые планы на его счет, но он все же желал, чтобы тот занял законом ему предопределенное место в жизни. — Керим – он такой красивый, — восторженно выдохнула она. – Спасибо! Я буду молиться, чтобы и ваш брак, Ярэк-эфенди, был таким же удачным. И я уже хочу написать Коре и рассказать обо всем. — Я рад, что ты довольна. Но надеюсь, что ты будешь оценивать своего мужа не только по красивому лицу, но и по поступкам. Он на самом деле достойный мужчина. Не чета многим. Гэллия, казалось, его вообще не слышала. — Вряд ли я смогу судить, но я рада, — ответила она. – И я буду первой, как мама для отца! Это ведь важно? Быть первой женой? — Думаю, так оно и есть. Ярэку приятно было видеть блеск ее глаз. Гэллия взяла его руку и сжала ее, а затем немного наклонилась вперед. — Ярэк-эфенди… — шепнула она. – Но папа ведь не накажет вас? Я не хочу, чтобы у кого-то были проблемы. Я никогда не забуду вашей заботы. — О чем ты? – удивился Ярэк. Гэллия нахмурилась, закусив нижнюю губу. — В караване, по дороге сюда, я видела Споуса… *** Амаль руководил вечером, и Ярэк и шагу не мог ступить без его ведома. При этом у него в голове постоянно крутились слова Гэллии. Ярэк постарался успокоить ее и убедить, что она все придумала. Что это не Споус, но она повторяла раз за разом, что видела его. Видела Споуса. Ярэку хотелось ее тряхнуть, чтобы она заткнулась, и он так бы и сделал, если бы Гэллия не перешла под чужую защиту после передачи невесты жениху. А вокруг столько настороженно прислушивающихся к их разговорам ушей. Стоило ему хотя бы пальцем тронуть ее – пришла бы охрана, и тогда все обернулось бы чертовски плохо. Гэллия была еще слишком мала и глупа, чтобы отвечать за последствия своих поступков. Она не понимала, что выдает человека, которому желала добра. Подвергала его жизнь опасности. Ярэк не смотрел на Споуса весь вечер, пока Керим чествовал собрание и зачитывали брачный договор. Не искал его взглядом, когда началась передача махра, и даже любезно принимал внимание женщин. Ярэку не хотелось привлекать лишние взгляды к Споусу. Сначала их всех сытно накормили, а затем развлекли игрой на барабанах, а когда первая мелодия пошла на убыль – вышли танцовщицы с бубнами. Все заинтересованные лица удалились, и началось празднество. Амаль был совершенно безбашенным, когда дело касалось веселья. Лица женщин-танцовщиц были закрыты вуалью, но вот одежда откровенно демонстрировала грудь с подкрашенными сосками. Бедра танцовщиц двигались синхронно с ритмом, и это даже в некотором роде завораживало. Джек дернул одну из них к себе на колени и ущипнул за сосок. Девушка так громко вскрикнула, что чуть не разрыдалась от стыда, когда все обратили на нее внимание. В зале плотным туманом все залил мужской хохот и одобрительные выкрики. Джек стал почти героем, он не умел хорошо ездить на лошади, воевать и даже вести переговоры – зато отменно тискал рабынь. Керим встал из-за стола и ушел, настало время для брачной ночи. Ярэк понимал, что мысленно Керим уже давно был на женской половине, где готовили его невесту к брачной ночи. Ее тело должны были натереть маслами и расчесать косы, а затем надеть традиционное платье. Этим вечером Гэллия должна была стать настоящей женщиной и законной женой Малика. По всем правилам. Макдугал вопросительно взглянул на Ярэка. Им всем хотелось повеселиться. — Можете трахать их шлюх, но думайте прежде головой, — разрешил он. Картер, завершив трапезу, ушел обратно в барак, а вот Джоби и еще кое-кто из отряда остались. Ярэк тоже встал, но не спешил уходить, прохаживаясь по зале. В центре уже новые девушки, пусть и не менее раскрепощенные, исполняли танец с саблями, когда Амаль нагнал его и тронул за руку. — Вам весело, Ярэк-эфенди? Или вы грустите? — Разве все это для меня? – Ярэк устал от помпы и этикета. Ему хотелось домой, и чтобы Споус был рядом. Амаль рассмеялся, показывая крепкие белые зубы. — В том числе и для вас. Вашим людям пришлись по душе развлечения? — Думаю, да. После долгого перехода немного отдыха не повредит нам всем. Амаль окинул его пристрастным взглядом. — Но вам не весело, эфенди. Переживаете о вашей кузине? Я так и вижу, как Керим кормит пряностями, гладит нежные волосы и целует руки милой Гэллии. Он от нее без ума и сделает все по правилам. Это невиданная роскошь для мужчины – получить богатую и, главное, желанную женщину. — Ей он тоже понравился, думаю, с остальным не возникнет никаких проблем. — В ее венах течет кровь халифа, Гэллия резвая и породистая кобылка, – Ярэк не пришел в восторг от сравнения с лошадьми, но все же кивнул. Амаль продолжил: — Почему вам нерадостно в такой день, эфенди? Стоит лишь попросить, и мы дадим вам что угодно. — Спасибо, я буду иметь это в виду. Ярэк взглянул в центр залы. Танцовщицы начали выбирать мужчин и расходиться с ними по углам для беседы или чего-то большего. Макдугал притянул на колени одну из них и что-то зашептал ей на ухо, отчего та мило покраснела. Амаль обошел Ярэка сзади, и тот ощутил мимолетное касание к плечу. В нос ударил терпкий запах ароматной воды и кальяна. Амаль любил курить опиум. — Они такие предсказуемые, верно, эфенди? Такие доступные? – Амаль тихо засмеялся. – Их благосклонности легко добиться. — Они не выбирают, лишь следуют приказу. Стоит ли винить их за это? — Разве я виню? О, нет. Пресыщенность – мой худший враг. Знаете, что я предпочитаю, эфенди? Вернее, кого… Посмотрите, вон там, рядом с Ясоном, стоит мальчик. Его черты очаровательны и притягивают взгляд, через пару лет — это будет красивый мужчина, но пока – разве нет ничего лучше, чем заполучить эту прелесть в свою постель? Я думаю, Йэн-бей разделяет это мнение? — Нет, — отчеканил Ярэк. – Своих людей я не раздаю. И моего дяди здесь нет, чтобы ответить на этот вопрос. Амаль печально вздохнул. — Как жаль, действительно это грустно. Но зато у меня есть кое-кто на примете для вас. Я был бы рад прислать ее к вам в обмен. — Всегда приятнее выбрать самому. Кого усадить на коня рядом с собой, а кого уложить в свою постель. И в обоих случаях мне советчики не нужны, но я ценю ваше гостеприимство. Прошу прощения, — попрощался Ярэк, и Амаль поклонился в ответ. — Выбор – это огромная честь, доступная немногим. — Я могу выбирать. Амаль улыбнулся. — О, да. Йэн-бей щедро одаривает вас этим правом. Как и Керим меня. А ведь у нас много общего, эфенди. Не думаете? Ярэку хотелось открутить куриную голову Амаля и посадить ее на нож, но вместо этого он прохладно попрощался и ушел. Его интуиция сигналила, что этот человек опасен, но он был братом Керима. Сегодняшней ночью Гэллия по всем правилам станет женой Керима, и Амаль войдет в семью эмира. А семья неприкосновенна. Это правило, которое восточные мужчины впитывали с молоком матери. Ярэк отправился к себе и быстро оказался в покоях. В них было три комнаты и балкон, а с него легко можно было спуститься по узкой лесенке в сад. Ярэк распахнул окно, чуть не оторвав задвижку. Ночной воздух был чистым и сладким, как желанный глоток воды после целого дня в жаркой пустыне. В спальне на тумбе стоял кувшин с ароматизированной водой, а на постели кто-то рассыпал пару горстей цветочных лепестков. К его приходу готовились, но чужой дом не дарил уюта. Ярэк понимал, что сказанное Гэллией так или иначе дойдет до чужих ушей, только не знал к чему готовиться. Но Амаль, казалось, всего лишь решил поиграть с ним. Использовать полунамеки и выразить восхищение. Заинтересованность. Ярэк готов был терпеть эти игры, лишь бы он не приближался к Споусу. Ярэка подчиняла себе необходимость сделать все возможное, чтобы обезопасить дорогих ему людей, пусть даже Споус и не хотел такой опеки. Не хотел ехать в Англию, не хотел находиться в лагере, когда они едут защищать свое, не хотел сидеть в клетке. И Ярэк разрывался от двойственного желания спрятать его от всех и предоставить свободу, попытаться понять. Ярэк просто хотел, чтобы Споус был рядом. Поездка в Англию могла дать ему новую жизнь, гораздо лучше нынешней. Но хотел ли этой жизни Споус? Ярэк не допускал права на ошибку, слишком велика была вероятность причинить боль своей авторитарностью. Но в данной ситуации сложно было сказать заранее, какое решение будет абсолютно правильным. У Споуса не было будущего здесь. Ярэк же слабо представлял себя вне этих земель, надела, пустыни, своих людей и бесконечных путешествий. Ярэк вырос на Востоке – это было все, что он знал с юных лет. Мать всегда говорила, что обратной дороги нет. Йэн ни разу и словом не намекнул, что Ярэку стоило побывать где-то еще. Зачем? Если у них и так было все, о чем многие лишь мечтали. Для сестер Ярэка и впрямь не было другого варианта, кроме как выйти замуж и осесть. Но он сам был волен выбрать свой путь и до последнего времени выбирал Йэна и Намад. Всегда. Но эта земля не была ему родной, а Америка казалась такой далекой и непонятной. Ярэк боялся никогда не свыкнуться с новым укладом, потерять себя, а для мужчины его положения это казалось серьезной угрозой. Он не мог, как мальчишка, отказаться от своей жизни и положить ее к ногам Споуса – это было бы слишком. Оставалось лишь надеяться, что, когда придет время, он будет готов отпустить или последовать за ним. Ярэк и сам не знал, почему это так беспокоило его, возможно, сказывались опасения потерять Споуса. Смерть от рук Тибериона или бегство в далекие страны – что было лучше для него? Ярэк понимал, что увяз в их связи, как муха в паутине. Необоснованно и глупо. Ревновал, совершал несвойственные себе прежнему поступки ради него. Обижал своих людей, выделяя Споуса, и это было в корне неправильно, нечестно. Но Споус проник в его жизнь, поселился в ней, и Ярэк не мог отпустить его. И не знал, сможет ли, когда их отношения станут еще ближе, интимнее. Ярэк будет первым мужчиной у него. Первым любовником, и эта мысль пьянила, как крепкое вино. В коридоре послышались шаги и тихий голос слуги, приглашающий гостя внутрь. Ярэк обернулся и взглянул на дверь. Споус переоделся и облачился в непритязательный темный наряд из туники и шаровар. — Эфенди, к вам… — Иди к себе, — приказал Ярэк сопровождающему. Споус неуверенно посмотрел на него, словно не знал, что от него требуется. Но это было уже не важно. Как только слуга оставил их наедине, Ярэк не дал Споусу сказать и слова, прижал к двери всем телом и жадно поцеловал. Тот тихо охнул и быстро расслабился в его руках – отдаваясь, доверяя. Никакого обмана и притворства, лишь чистое желание. Споус был ему необходим, и Ярэк пил его дыхание, посасывая нижнюю губу, проталкивая в рот язык и наслаждаясь отдачей. Ласкал его лицо, мягкие губы, острые скулы и маленькую раковину уха. — Я возьму тебя, — отчетливо проговорил Ярэк, поедая его взглядом. Припухлые губы, сонные глаза и быстро бьющуюся жилку на шее. – Никаких игр, ты станешь моим полностью. Я хочу увидеть, как ты кончишь подо мной. Обнаженный и весь мокрый от пота. Я хотел тебя с тех пор, как увидел в банях, залитого лунным светом. — В банях? — послышалось в ответ, и его глаза стали совсем стеклянными от желания. – О, мой Бог… Споус обхватил его за плечи и ответил, жадно и исступленно. Их обоих вело с первой минуты – тишина и уют его покоев, тихое журчание фонтана с улицы и яркий запах цветов создавали свою обособленную атмосферу, отстраняя от внешнего мира. — Да, — Ярэк грубовато укусил его шею и в спешке рванул тунику вниз за горло. — Я… Мне будет больно? Черт... — Скорее всего. Немного. Споус сглотнул и все-таки утвердительно кивнул. — Не страшно. Я вытерплю. — Я убил бы любого, кто вознамерился причинить тебе боль. И я не обижу тебя, — пообещал Ярэк. Споус ошарашенно распахнул глаза и приоткрыл рот. Казалось, еще секунду, и он все-таки испугается, оттолкнет. Ожидание взвинчивало удовольствие, но Споус так и не возразил. Ярэк стянул тунику с его плеч и ткнулся носом в грудь, прихватывая зубами сосок. Споус тихо застонал, запуская руку в его волосы и оттягивая их. Ярэку это нравилось, как и нравилось чувствовать вкус Споуса на языке, его запах, едва влажную кожу под пальцами. Ярэка захватывало от ощущений, от желания поддаться единственному важному в этот момент инстинкту – сделать его своим. Ярэк дернул завязки на поясе его шаровар и потянул их к ногам. Споус сам скинул их и вышел из штанин. Ярэк взглянул на него – худую, по-юношески узкую грудную клетку, впалый живот и короткую поросль в паху. После отъезда из города никто не заставлял Споуса избавляться от волос, и его тело уже не было идеально гладким. — Ярэк? – тихо выдохнул он. – Что-то случилось? — Не важно. Ярэк толкнул его лицом к постели, и Споус послушно взобрался на нее. Он был прекрасен в свете лампы, несмотря на синяк на бедре из-за падения с лошади, который Ярэк ласково погладил пальцем, а затем надавил Споусу на спину, и тот послушно прогнулся. — Тебе страшно? – спросил он. — Нет, — соврал Споус и вздрогнул. Закинув руки назад, Ярэк подхватил свою тунику сзади за ворот и стащил ее. Споус не отворачивался и разглядывал его, прохаживаясь взглядом по отмеченной шрамами груди и ниже. Ярэку это понравилось, и он ласково провел ладонью от его плеча и ниже, Споус тут же откликнулся и сильнее прогнулся. И Ярэк уже не мог ждать, быстро развязав пояс и смочив слюной два пальца, надавил на вход в его тело. Споус зашипел, когда Ярэк приставил головку и, потерев, сплюнул вниз. Споус крепко схватился за покрывало, комкая его, словно хотел выплеснуть боль. Ярэк знал, что не сможет избавить его от этого, поэтому не медлил. Толкнулся. Споус глухо замычал и сжался. Ярэк вцепился пальцами в его бедра, с трудом сдерживаясь, чтобы не кончить. Нужно было обождать, не двигаться хотя бы минуту, но спустя пару секунд Споус всхлипнул и сам раскрылся. У Ярэка в ушах зазвенело от прилива удовольствия. Ему стоило огромных усилий не подмять Споуса полностью под себя, вбиваясь до самого основания. — Споус… Ответа не последовало. Ярэк погладил его бедро и сжал его, отрезвляя. — Да… Я жив… Наверное, — откликнулся он. – Но мне все-таки страшно. Все совсем не так, как говорил мне Эсэм… — Ты не в гареме. Не нужно сравнивать. Ярэк прижался теснее и положил подбородок на плечо. От его кожи так сладко пахло маслом и самим Споусом, Ярэк не удержался от того, чтобы вылизать подставленную шею. А затем начал осторожно двигаться, со временем все больше ускоряясь и наращивая темп. Ему никогда не удавалось долго миндальничать, и этот раз не стал исключением. Ярэк быстро сорвался на более резкие толчки, почти вдавливая Споуса в кровать, ощущая, как он туго охватывал его плоть и пульсировал. Споус весь сжался, подгребая под себя локти, напрягая икры и поджимая пальцы на ногах. Казалось, что ему больно. Но когда Ярэк нашел его член и стиснул, на пальцах остались капли смазки. Осознание того, что Споус наслаждался его ласками, а не терпел их – разлилось огненной лавой по венам. Ярэк резко вышел и развернул его. Споус перекатился на спину и ошарашенно уставился на него. Его член бодро торчал вверх, а на животе блестели пятна естественной смазки. Споус доверял ему, но Ярэк все равно чувствовал его стеснение. Понимал, что для него это впервые, и Споус просто не знал, как реагировать. Ярэк оседлал его и, поймав за руку, притянул к себе. — Тебе понравилось. Это был не вопрос, но Споус все равно кивнул. — Да. Ярэк наклонился и поцеловал его, а затем, обхватив собственный член ладонью и двигая ею вдоль, разрядился порцией семени Споусу на грудь. Ярэк не мог перестать смотреть на его лицо, глаза, россыпи родинок на щеке и изящную шею, которую украшали следы его укусов. Кровь в голове зашумела с невероятной силой, опаляя в течение коротких секунд удовольствием все тело с ног до головы. Пальцы дрожали, но Ярэк не выпускал член, продолжая двигать рукой. А затем, когда туман отступил, Ярэк коснулся лужицы на его груди, испачкал пальцы и протянул их Споусу, тот безропотно открыл рот. И Ярэка засосала невидимая воронка, он словно утонул в его взгляде. В желании, в наслаждении, в безумной страсти, которую испытывал к нему. — Хочешь? — Я… Ярэк, — Споус высунул язык и лизнул его, собирая с пальцев остатки их желания. Ярэк спустился вниз и раздвинул его ноги, а затем вобрал в рот член, который тут же мягко ткнулся ему в горло. Ярэк протолкнул в него сразу три пальца и быстро нашел маленькое уплотнение. Жар внутри него опалял, и Ярэк пожалел, что закончил так быстро. Споус был таким нежным и податливым, послушным. Он открылся, доверился ему, а затем выгнулся и закричал: — О, мой Бог! Яр-эк… Ох… Ярэк не реагировал на его стоны, продолжая. Споус был солоноватым и пряным у него на языке, и Ярэку нравилось ощущать его крепость во рту. Никогда раньше он не делал такого, но со Споусом хотелось испытать все. Каждую крупицу удовольствия. Споус хватался за его плечи, крутил задницей, скулил и даже хныкал. Ярэк получил именно то, чего так хотел с самого начала – его отзывчивость, чувственный отклик, который безумно завораживал. Споус оказался довольно шумным, выказывая свое желание, но когда оргазм все-таки накрыл его, он мог лишь молча хлопать ртом, как выброшенная на берег рыба, и тяжело дышать. Тихо, едва слышно. В глазах застыла блаженная пустота, а дыхание с трудом вырывалось из груди. Ярэк видел, что он полностью измучен и не способен связно мыслить. Щеки залило румянцем, а губы распухли и покраснели от укусов. Ярэк с трудом удержался от улыбки. — Я должен поблагодарить? – сипло спросил Споус. Он не смотрел на него, и Ярэк понял, что Споус немного растерян. — Если хочешь. Споус положил руку ему на грудь, когда Ярэк лег рядом и подтянул его к себе. — Это было даже лучше, чем тогда в пустыне, чем когда-либо вообще. Именно это я должен был делать с Йэном? – невинно поинтересовался он. Ярэк наградил его тяжелым взглядом и сел, спустив ноги с постели. — Именно это ты никогда не будешь делать с Йэном. — Он не просил меня, только настаивал, чтобы я проходил все необходимые приготовления. Ему не хотелось, чтобы кто-то знал, что он даже пальцем не касается меня. И он был добр ко мне, — Споус приподнялся на локте. — Ему не стоило брать тебя в гарем. Не стоило называть своим. — Тогда мне было все равно, — сказал Споус, и Ярэк обернулся, касаясь его лица. — Тогда? Но не сейчас? — Нет, не сейчас, — подтвердил он. — Я могу взглянуть на тебя? — Да, — Ярэк пошел за водой и салфетками. Ему нечего было скрывать, его тело не было идеальным – шрамированное и угловатое. Тело воина. Мужчины. В детстве мать часто шутила, что им повезло, что он такой смуглый и волосы черные. Если бы не европейское имя, Ярэка легко можно было принять за чистокровного араба. И зачастую его это выручало. Мужчинам вроде Джоби нелегко приходилось в окружении местных, в отличие от смуглых темноволосых иноземцев. — А еды нет? – спросил Споус, когда Ярэк вернулся и вытер его от следов семени. – Лепешки или фруктов? Ярэк скептически вскинул бровь, глядя, как Споус тянет на себя покрывало. Но его обнаженные шея и грудь выглядели не менее привлекательно, чем все остальное. Ярэку хотелось снова нырнуть в постель и избавить его от этой запоздавшей стеснительности. — Ты ведь совсем недавно ужинал. — Мне кусок в горло не лез, а теперь я хочу, — Споус все-таки отпустил несчастное покрывало, и оно упало до пояса. — Хорошо. Ярэк накинул на себя халат и пошел к выходу, чтобы дать поручение Кемалу. Керим присылал к нему своих рабов, но Ярэк предпочитал пользоваться услугами своих людей. Слуга отсутствовал не больше четверти часа, а когда вернулся, поднос ломился от еды. Ярэк отпустил его и пошел в спальню. Аппетита не было, поэтому Споусу досталось все: полная тарелка каши с бараниной, половинка сочной дыни и три сырные лепешки. Ярэк разбирал свой сундук, пока Споус ел, и лишь закончив, понял, что тот уже давно задремал. Во сне он выглядел особенно беззащитно, и у Ярэка внутри все переворачивалось от нежности и желания. *** На рассвете Ярэк разбудил его и перекатил на спину. Споус был сонным и податливым. И ответил коротким стоном на легкие поцелуи в основании шеи. Ярэк любовался на следы, которые сам оставил на нем. И лукавую улыбку, когда Споус понял, к чему идет дело. Ярэк достал из сундука найденное вечером персиковое масло, о котором до этого совсем забыл, и хорошенько смазал Споуса, приласкав пальцами, прежде чем войти. Споус болезненно охнул, но Ярэк не услышал ни единой жалобы, когда начал двигаться. Споус закрыл глаза, покорно сцепил ноги у него на пояснице и позволил продолжать. Ярэку хотелось дать ему и себе больше удовольствия, хотелось сделать его своим, поставить метку и выжечь клеймо на внутренней поверхности его век, чтобы, закрывая глаза, Споус всегда помнил, кто с ним. И только и мог, что тихо стонать, обнимая за шею и целуя в колючую щеку. А затем Ярэк заставил его кончить, ласково поглаживая головку и не прекращая ритмично толкаться. Так правильно и так необходимо. Идеально. Споус молчаливо зашелся дрожью, часто моргая и кусая губы, чтобы не сорваться на крик. Ярэку казалось, что можно вечно наблюдать за ним, медленно и без излишней спешки раскачиваясь, слушая тяжелое дыхание и ощущая его ласковую хватку. Ярэк уже понимал, что околдован им, и не способен отпустить. Еще пару дней назад, но не сегодня и, возможно, никогда. Он знал, что, если понадобится, будет служить ему, как служил Йэну, будет заботиться о нем и защищать. Своим телом, положением, деньгами. И не отдаст, каким бы глупым ни казалось его собственничество. Потому что влюблен… Впервые в жизни. Любовь всегда казалась ему чем-то глупым и абстрактным. Но теперь Ярэк начинал понимать, почему Йэн решился на брак с Морриган. Почему Лейла так боролась за остатки привязанности со стороны своего супруга. А мама с такой нежностью вспоминала отца. Однажды Ирэн сказала ему одну вещь, о которой он даже спустя несколько лет изредка вспоминал. Она просила выдать ее замуж, как только Ярэк найдет себе жену, потому что не хотела наблюдать, как его благосклонность к ней угасает. Он пообещал ей. И казалось, что этот момент наступил. Только вместо жены, он нашел себе непослушного мальчишку. Когда-нибудь Споус действительно станет мужчиной, как пророчил Амаль, сильным и влиятельным. И Ярэк хотел это увидеть, хотел быть рядом с ним. Ирэн была права, в таких отношениях нет места третьему. Нет места никому, кроме них. Ярэк лежал, слушая глубокое дыхание Споуса, и смотрел на его сон, пока нужда не выгнала его в уборную, а после в купальни. Когда он вернулся с завтраком, Споус, натянув шаровары, все еще валялся на подушках в постели, но уже не спал. Ярэк пробежался по нему взглядом и с трудом удержался от того, чтобы подойти к нему. — Тебе письмо, — с едва скрытым любопытством сообщил он. Ярэк взглянул на маленький конверт у него в руках, а затем в глаза Споусу. — Его подсунули под дверь? — Нет, — отмахнулся Споус и подошел к столу, чтобы отщипнуть себе несколько виноградин. – Слуга принес. Я забрал. Ярэк взял письмо и посмотрел на печатку. Амаль Ибн Малик. Он спрашивал, не захочет ли Ярэк позавтракать с ним, Керимом и их матерью на женской половине. Ярэк не сомневался, что этой чести он удостоился не просто так, но Споусу об этом не нужно было знать. — Мой слуга? — Нет, — пожал плечами Споус, и Ярэк мысленно застонал. Не стоило оставлять Споуса одного в своей спальне. Теперь Амаль узнает, что Ярэк привез с караваном своего любовника. И тогда не сложно будет догадаться кто такой Споус. С минуту он раздумывал, сказать ли Споусу, какая опасность ему грозит. — Это написала Гэллия? – спросил он. – Как она? — Приглашение на завтрак в гарем. Его прислал Амаль. Брат Керима. — А-а-а-а… — Споус понимающе закатил глаза, но Ярэку не понравилась эта гримаса. Он подошел ближе и сел возле него. — Что это значит? Споус! Споус виновато потупился, но Ярэк взял его за подбородок и задрал голову. — Он подходил ко мне вчера, сказал, что я слишком хорошенький, чтобы заниматься грязной работой. И дал мне свое кольцо, я не принял и ответил, что с лица воды не пить. Он быстро ушел, скорее всего, оскорбился, надутый индюк. Ярэк обеспокоенно потер переносицу. — А ведь я просил тебя не говорить с ним? — Я не говорил, — нахмурился Споус. – Он сам ко мне подошел. И я бы не стал… Ярэк. Не мог же я проигнорировать его? Я не в том положении, чтобы задирать нос, ты сам сказал. — А теперь этот надутый индюк, как ты его назвал, знает, что ты был ночью здесь. Споус тут же взъерошился. — Это проблема? Пусть знает и больше не подходит ко мне. От одного его взгляда я почувствовал себя так, словно меня в дерьме изваляли. Я ведь жил в гареме и все понимаю. Эти слова украдкой и кольцо… Смазливая мордашка, и не больше. Он решил, что я шлюха? — Ты не шлюха. — Я лег с тобой, Ярэк, и, по мнению других, это многое меняет. Но я этого хотел. Это мой выбор. И я не в состоянии теперь думать о том, как бы мне не оскорбить этого Амаля или любого другого бея, который захочет меня. — Ты красив. От этого никуда не деться, — неохотно признал Ярэк. – На тебя смотрят, хочешь ты того или нет. А остальные примут тебя, как только ты проявишь себя. Со всеми новичками так. Споус расстроенно покачал головой. — Проблема не во взглядах и даже не в том, что я кажусь кому-то привлекательным. Ярэк, меня больше беспокоит мнение Альберта или Джоби, чем этого Амаля. И то, что я всегда буду оставаться в лагере, пока вы рискуете жизнью. Ярэк не стал отрицать, что не планировал пока давать ему шанс. Но для этого были объективные причины, а не желание лишить Споуса свободы. — Думаешь, я не знаю, что твои люди думают обо мне? – продолжил он. – Даже Джек сказал мне, что я предаю все, во что верил раньше, укладываясь в твою постель. Но где я сейчас? Где я был этой ночью? Я… я даже не понимаю, зачем говорю все это. Мне лучше уйти, – Споус не давал даже слова вставить, и Ярэк понял, что все его вопросы сугубо риторические. Не требующие ответа, потому что приоритеты уже расставлены. Споус принял решение, когда вступил с ним в связь, рискнул собой. — Я возьму одну из твоих туник и пойду в бараки. Мне не стоило оставаться на всю ночь. Ярэк перехватил его за руку и остановил. — Споус, Амаль, скорее всего, понял, что ты считался наложником Йэна и моим… Ты должен учитывать это и вести себя осторожно. — Откуда он знает? – спокойно спросил он. — Гэллия видела тебя. И это было ожидаемо, но… я бы хотел, чтобы этого не произошло. — И что теперь? Мне спрятаться в гареме? Это ведь всегда будет так, ты не думал? Мне всегда будет угрожать что-то. И я должен бояться? Тибериона, бандитов на дороге, Амаля, да кого угодно! Споус говорил справедливые и вполне разумные вещи, но Ярэка это раздражало. Потому что он понимал – Споус прав. Вне высоких стен Намада или Хамбры Споус всегда будет в опасности рядом с ним. Потому что жизнь Ярэка – это опасность. — Ты никогда не будешь для меня обыкновенным наемником, — откровенно признал Ярэк. – Никогда. Неужели тебе казалось, что это будет просто? Споус грустно покачал головой. — Нет. Не казалось. Это сводит с ума, Ярэк, потому что я думаю только о том, что было ночью. Если бы я уехал – это решило бы проблему. Ты мог бы отправиться со мной… быть рядом. — Нет. — Ярэк, пожалуйста, подумай… Раньше мне казалось, что я смогу жить здесь, но чем дальше, тем больше я вижу, что всегда буду обузой. Чужим. Тем, кого надо ограждать и защищать, прятать, как грязный секрет. Даже Альберт, он был так мил сначала, но затем, когда они увидели, что я… Ярэк я не хочу испытывать стыд за то, что чувствую к тебе. — Неужели для этого обязательно уносить ноги? — Ты не был на моем месте. — Если ты про то, что произошло ночью, то могу тебя уверить – это не так. Споус заметно удивился. Ярэк отпустил его и отошел к окну. — Я говорю о том, что ты прославленный воин, который добился высокого положения, — начал Споус. – И уважения, а я всегда буду любовником визиря. На меня будут смотреть лишь с этой позиции, и оценивать так же. Я не жалею о нашей связи, но я не вижу будущего. — В Намаде… — В Намаде все станет еще хуже из-за Йэна. Думаешь, он примет все как есть? Он говорил тебе про Энолу? Мне не кажется, что Йэн будет рад тому, что я ложусь в одну постель с его племянником, пока он метит меня в мужья своей дочери. Ярэк, он любит тебя, как родственника, но стоит ему счесть тебя опасным… Он поставит ультиматум, который ты либо примешь, либо тебе… нам придется уйти. Если, конечно, он отпустит меня так просто. Ярэк не знал, что ответить. — А разве головорезы Тибериона не смогут добраться до тебя в Америке? — Смогут. Поэтому я здесь и обсуждаю это с тобой, а не седлаю лошадь, направляясь в ближайший порт. Думаешь, мне не страшно? Ярэк, черт, я такой идиот… ты сильный. Ты всегда казался мне непоколебимым. Возможно, я излишне нафантазировал себе, но я хочу быть с тобой. Хочу уехать, но не в одиночестве и не потому, что без тебя умру. Ты мне нужен. Я… Ярэк, — Споус с надеждой посмотрел ему в глаза. И это пугало, потому что на мгновение Ярэк поддался, вообразил себе, что это возможно. — Нет, — припечатал он. Ярэк не хотел об этом думать и даже отдаленно рассматривать подобную перспективу. Споус сделал шаг назад. — Я возвращаюсь к себе. В барак. *** В доме Малика у Ярэка не было особых занятий. В другой ситуации он бы провел время, отдыхая перед новой поездкой: взял предложенную евнухом женщину, а может быть и не одну; ездил на прогулки по городу, покупая подарки матери и сестре; встречался с Керимом за вежливой беседой и ждал завершения всех традиционных ритуалов. Но не в этот раз. Утренний спор со Споусом заставлял его чувствовать себя не в своей тарелке. Завтрак с матерью Маликов, Исалой, прошел идеально. Джек тоже был приглашен и вел себя чинно и выверено, как настоящий сын своего отца. Если бы Йэн присутствовал, то мог бы им гордиться. Еда была восхитительна, как и питье, что подавали после. Исала была интересной и уверенной в себе женщиной, которая умела себя преподнести. Конечно, она не была такой властной, как Лейла. Но в ней чувствовался стержень и заметная, даже с полуслова, харизма. Ярэку понравились ее умные и ласковые глаза – единственное, что можно было разглядеть без помех. И она, и Гэллия закрыли чадрой лицо. Керим все свое внимание направил на Гэллию, которая казалась донельзя смущенной. Прошедшая ночь сделала из нее жену, а не невесту Керима. Исала ласково успокаивала и поглаживала ее по руке, развлекая всех беседой. А затем Ярэку представили дочерей Исалы, сестер Керима и Амаля. И неожиданная честь стала вполне понятной. После Керим предложил ему брак с одной из своих сестер, чтобы связь их семей стала по-настоящему неразрывной. Джек даже развеселился, наблюдая за их вежливой пляской вокруг да около. Керим не принял отказа и заставил его пообещать обдумать это предложение. Когда же Ярэк, наконец, вернулся к себе, то удивился, заметив у себя в покоях Картера. — Эфенди, — поклонился тот. – Я ждал вас. Мне сказали, что вы ушли на женскую половину. — Выйдем в сад? – предложил Ярэк, взяв с собой лежащее на подносе влажное полотенце. В комнате к средине дня стало душно, и влажная ткань помогала хоть немного освежиться. Картер кивнул и прихватил с собой сверток. Солнце уже было в зените, но не доставало до выложенных мрамором плит за густыми кронами деревьев. — Что это? – спросил Ярэк уже на балконе и опустил руку на широкие перила. — Кое-что для Джона, эфенди. Это принесли утром, еще до того, как он вернулся, — голос Картера звучал крайне сухо. Ярэк взял пакет и вскрыл его, внутри лежал шелковый кафтан, вышитый золотом. Хорошенькая и дорогая вещица. И без слов было понятно, что это значит. Амаль послал Споусу еще один подарок. Картер рассматривал этот дар вместе с ним, и в его глазах Ярэк заметил неодобрение. О подарке явно знали и остальные. — Он это видел? — Нет. Ярэк грубо скомкал нежную ткань, ощущая грубоватую вязь золотых ниток. Ему хотелось затолкать этот кафтан Амалю прямо в глотку. Ярэку казалось, вчера он доходчиво объяснил ему, что Споус не станет с ним спать. И теперь он хотел подкупить его мальчика. Сначала кольцо, а теперь этот кафтан. — Уничтожь. Картер нахмурился. — Эфенди, но… — Я неясно выразился? Убери эту мерзость с моих глаз. И Джону ничего не говори. Завтра мы уедем отсюда. Это не важно. Картер покорно кивнул и спрятал кафтан обратно в бумагу, а затем сунул за пазуху. Ярэк отрешенно посмотрел на деревья, и Картер, еще раз поклонившись, поспешно ушел. Больше всего Ярэку хотелось отправиться в покои Амаля и разъяснить ему, что его люди не продаются. И что Споус не шлюха и не наложник, но Ярэк не мог… Демонстративные заявления привели бы лишь к ссоре. А вражда с Маликами по такому поводу будет крайне не одобрена Йэном. Ярэк понимал, что Споус никогда бы не принял подарок от Амаля. Он не лег бы в чужую постель за красивую тряпку, но сам факт того, что Амаль предположил подобное, оскорблял Ярэка. Амаль знал, кому Споус принадлежит, и все равно хотел засунуть в него свой член. Хотел плюнуть Ярэку в лицо, а подобные вещи в любые времена карались жестоко. От вызова Ярэка сдерживал лишь тот факт, что он гость в этом доме. Но даже будучи гостем, он не собирался делиться Споусом. Ярэк невольно вспомнил о минувшей ночи и о том, чем все в итоге закончилось. Он хотел найти Споуса и поговорить, но стоило открыть дверь – перед ним склонился слуга Керима, приглашая его на прогулку.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты