день сурка

Слэш
PG-13
Закончен
15
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Вечное тринадцатое число. Вечная пятница. Самый ужасный день, в котором он мог застрять. И тут даже непонятно, что можно исправить и как. Потому что автобус подъезжает, сверкает фарами. Чанёль закрывает глаза, тяжело вздыхает - его день начинается. Точно такой же день, как и пять дней до этого. Чанёль закрывает глаза...
Посвящение:
любимому стеклянному чонину, спасибо за идею
Примечания автора:
я хотел написать маленький скетч, но почему-то вышел фанфик

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
У Чанёля дергается глаз. Потому что он снова на остановке, снова стоит и ждет автобус номер 385, который отвезет его на работу, где он снова и снова будет штамповать бумажки. И в его голове полный кавардак, потому что этот день точно такой же, как и вчера. Один в один. Чанёль думает, что сходит с ума. Или уже сошел. Потому что он знает, что на остановку сейчас подойдет девушка и спросит у мужчины в шляпе, отсюда ли идет 15 автобус. Девушка подходит. Девушка улыбается. Мужчина в шляпе кивает на ее вопрос. Она точно не может спрашивать об этом каждый раз. Каждый новый день. Чанёль смотрит на экран телефона и снова зависает. Ну да, ничего не меняется. Вечное тринадцатое число. Вечная пятница. Самый ужасный день, в котором он мог застрять. И тут даже непонятно, что можно исправить и как. Потому что автобус подъезжает, сверкает фарами. Чанёль закрывает глаза, тяжело вздыхает — его день начинается. Точно такой же день, как и пять дней до этого. Чанёль закрывает глаза… Он открывает глаза. Идёт на работу. Снова остановка. И он точно знает, что ничего не поменяется. Потому что _он идёт на работу_. Пятница, а не суббота. И надо же было застрять именно в этом дне. Почему не в понедельнике? Ведь все ненавидят понедельник — было бы куда логичнее. Логичнее в любом случае не получается, остается довольствоваться только тем, что есть. Он отворачивается. Не смотрит на мужчину в шляпе, не ждет девушки, чтобы посмотреть на нее в который раз за эти несколько дней. В общем-то, не делает ничего из того, что делал до этого. Хотя… не смотреть Чанёль тоже пробовал. Пробовал менять место, оставаться на остановке дольше, опаздывать. И он до сих пор здесь — пятница, 13. Чанёль слушает. Слушает почти до бесконечности. Ждет шагов девушки. Ждет того, как она задаст свой вопрос. Но именно в этот раз что-то идет не так. Потому что девушки нет. Зато есть автобус Чанёля. Милый, любимый и одновременно ненавистный 385. А потом за спиной раздается голос: — Ну, как тебе этот день сурка? Чанёль чертыхается, поворачивается и чуть ли не спотыкается об того, кто это ему говорит. Парень в костюме, дорогом и слишком приятном на вид улыбается ему кошачьей улыбкой. И выглядит так, будто он самое настоящее солнце и это совсем не его вина. — Какого черта? — Этого. — Что? Молодой человек лишь улыбнулся и пожал плечами. Прошло несколько долгих минут с того момента, Чанёль начал смотреть на него. Смотреть и не понимать, что вообще происходит прямо сейчас. — Опоздаешь на работу. Ведь автобус не будет ждать тебя вечно. — Черт, черт, черт, — Чанёль тут же спохватился, залетел в автобус, расплачиваясь на ходу. Двери за ним тут же закрылись, а когда он обернулся, на остановке уже никого не было. / / / Следующий день начинается точно так же, как и все предыдущие. И Чанёлю это откровенно не нравится. Потому что он-то надеялся, что все прошло. Что малейшее изменение в сценарии этого дня все поменяет. Что этот вечный день сурка закончится, что все будет так, как надо. Наконец. Но нет. Остановка встречает его почти привычно. Только парень в костюме уже там. Улыбается ему и чуть ли не рукой машет. Чанёль проклинает этот день и то, что это именно пятница. Тринадцатое. — Приветик, как утро, нравится? — Почему я застрял в этом дне? Парень смеется. Делает это ему прямо в лицо и улыбается чеширским котом, будто самое настоящее исчадие ада. Чанёлю хочется закричать, хочется наорать на всех вокруг, потому что никто ничего не видит, потому что всем все равно. Но только ему есть дело до этого. Бесит. — А ты еще не понял? — очередная улыбка в адрес Чанёля. — Потому что я так хочу, потому что этот день не закончится, пока я того не пожелаю. Это только моя прихоть, а ты моя игрушка. — Кто ты, черт возьми? — Тот, кого ты так часто припоминаешь. Хотя друзья зовут меня Чондэ. Чанёль глазами хлопает и не понимает, о чем говорит этот самый Чондэ. Потому что вообще уже ничего не понимает. Сколько бы он не пытался. Сколько бы ни убегал из этого вечного дня — оставаться дома, уходить из дома, идти на другую остановку. Брать такси. Он ведь столько всего перепробовать. А в итоге — это просто чья-то прихоть? Какого-то безумного парня? — Я не понимаю, о чем ты. Вообще ничего не понимаю. — Я дьявол. Исчадие ада. Черт. Как ты там меня еще называл? В общем, я — то самое чудовище, которое хочет получить твою душу, поэтому я свожу тебя с ума. Ну, как насчет сделки? — Иди к черту! — Домой? Ну, нет. Только с твоей душой, милый, — Чондэ подмигивает и снова улыбается. Чанёль в шоке. Во всяком случае, если говорить об этом прилично. Автобус подъезжает, и Чанёль делает просто все, чтобы не видеть этого наглого парня. Если он вообще является парнем, потому что по его словам — совсем нет. Вообще нет. И это вообще не круто. Чанёль запрыгивает в автобус и едет на работу. В его план одно действие входит — снова остаться дома и никуда не выходить. Авось пронесет. / / / — Чего разлегся? Чанёль падает с кровати. Грубо говоря. На самом деле в его глазах это выглядит так, будто он перекатывается, плавно приземляется на колени и встает в боевую стойку. Но падает все-таки правильнее сказать. Потому что он снова в шоке. И тут никаких эмоций кроме крика. — Какого хрена! — Ну, ты не пришел на остановку, так что я решил, что тебя стоит навестить. Как тебе мой план? — Чондэ улыбается своей излюбленной — кошачьим оскалом. Понятие «шок» плавно растворяется в мыслях Чанёля, заменяется на более лаконичное и подходящее к данной ситуации «в ахуе». Новая степень шока, доступная только после того, как твоей квартире появляется, по его же утверждениям, сам дьявол. Чанёль не знает, стоит ли думать о нем с заглавной буквы — Дьявол. — Если хочешь. — Что? — Ну, Дьявол — чуть более высокопарно, чем надо, говорит Чондэ. — Или Властелин Ада. Властелин Ада, кстати, всегда с заглавной. Мне так больше нравится. — Чертовщина какая-то. — Именно! Так, как насчет моей души? Лицо Чанёля предпочитает передавать все эмоции одновременно. А руки сами собой тянутся прикрывать ни то сердце, ни то жопу. Он так и не решается осознать, где на самом деле находится его душа, и что именно за словом «душа» подразумевает этот демон. Спрашивать как-то не хочется. — Во-первых, душа моя и только моя. Во-вторых, выпусти меня отсюда. — Не хочу, — игриво отвечает Чондэ. — Ты слишком забавный. Ведь ты, чтобы выйти из этого прекрасного кошмара 10 раз ударялся мизинцем об тумбочку. Так весело было смотреть. Жаль не помогло, да? — Да! — Чанёль почти кричит на Чондэ, потому что не знает, что еще может подействовать. — Давай сделку. Душа в обмен на то, что я тебя выпускаю. «Неравноценно», — думает Чанёль. Но выйти чертовски хочется. «Тьфу», — тут же проскальзывает в голове. Потому что упоминать этого… Чондэ всуе каждый раз, когда ругаться хочется — тоже такое себе. В ответ Чанёль говорит, конечно же, совсем другое: — Херня какая-то! — он даже голос повышает, чтобы звучать весомее, но ничего кроме улыбки на лице Чондэ не появляется. Ничего, даже тени расстройства нет. — Хочешь поиграть? Я только «за». Чанёль играть не хочет. Потому что наигрался. Потому что надо было слушать маму, когда та просила не чертыхаться и вести себя хорошо. А теперь вот это вот всё свалилось на него. И как быть он, по-настоящему, не знает. — Свали, а? — Неа, — Чондэ только головой качает, а потом исчезает в клубах красной дымки. — Ахренеть. — Знаю, — чужие цепкие пальцы впиваются в подбородок Чанёля, не давая повернуться назад. Чондэ у него за спиной и, наверняка, улыбается. Чанёль это затылком чувствует. И это все нервно. Напряжение так и искрит между ними. Чанёль пытается чужие пальцы от лица убрать — сопротивляется, как может. Только выходит плохо, почти никак. Отчасти потому, что он сам не понимает — что и как. — Просто так душу отдавать не хочешь, да? Даже если я тебя выпущу из этого маленького ада? — Слишком подло получается. — Могу поступить ещё хуже, — Чондэ это шепчет Чанёлю на ухо, а потом страшное делает. Дьявол, демон, настоящее чудовище вот так просто берет и опрокидывает его на кровать. Чанёль поворачивается и в глаза тому смотрит. Без испуга, конечно, но так будто прямо сейчас скажет — да ты охренел в конец. — Именно, — снова читает мысли Чондэ, а затем нависает над парнем. — Не хочешь по-хорошему, будет по-плохому. За доли секунды в голове Чанёля мелькают самые разные мысли: и о том, что он никогда не целовался в демонами. И о том, что вообще в жизни не особо целовался. Даже о том, что вообще это все похоже на самый настоящий цирк и кто-то из его «лучший» друзей просто напросто решил над ним пошутить. Поцелуй с демоном, в итоге, выходит странным и смазанным. Потому что Чанёль в первые несколько минут пытается отчаянно увернуться. Во всяком случае до тех пор, пока цепкие пальцы Чондэ не впиваются в его затылок и не вцепляются так, что Чанёль не может повернуть голову. У него получается только мычать, а еще подмечать мелкие детали. Например, о том, что губы у Чондэ невероятно горячие и одновременно мягкие, влажные. И целовать такие, на самом деле, одно удовольствие. Чанёль за такие мысли хочет избить себя, вырвать свой собственный язык. К слову о языке: у Чондэ он тоже невероятно горячий. И это буквально: «А-а-а-а-а-а». Стонами, безусловно. — Видишь, — улыбается Чондэ, смотря Чанёлю в глаза. — Тебе нравится. Очень нравится. И твоя душа уже почти моя. Еще поцелуй? — Боже, какого хрена… — Ну, дорогуша, нельзя же быть таким чувствительным или… Рука Чондэ быстро проскальзывает под домашнюю футболку парня, он оглаживает живот, пальцы этого демона трогают соски Чанёля — будто он пробует их на вкус, смакуя. А потом не выдерживает и задирает эту футболку, смотрит на бледное тело, смотрит на страх в глазах Чанёля. Чондэ это нравится. — Есть много способов забрать душу, если ее не отдают добровольно. — Сдалась тебе моя душа, — хнычет Чанёль, пытаясь отобрать край футболки назад и прикрыться. — Еще как сдалась, она такая сладкая, такая невинная. Ну, почти невинная. Потому что я вот прекрасно чувствую, как ты меня хочешь. Хочешь еще горячих поцелуев, хочешь, чтобы я тебя трогал, раздевал. Всего секунда в твоих мыслях — и я вижу все это. Чанёль дергается несколько раз, почти спихивает Чондэ с себя. Но тот оказывается проворнее и седлает его сверху с большим рвением, окончательно припечатывая к кровати. — Прочь из моих мыслей! — кричит Чанёль. — Если тебе не нравится, что я есть в твоих мыслях, — Чондэ сделал вид, что на секунду задумался, — как насчет того, чтобы я побыл в тебе? Чанёль, в общем-то, таким предложением полностью обескуражен. «Потерял дар речи» — как говорят в народе. А Чондэ только дай шанс воспользоваться этим. А тут и язык горячий и руки демона-Дьявола на теле смотрятся как-то даже слишком хорошо. И явно все дело только в том, что этот засранец Чанёлю такие мысли в голову внушает. — Ну, почти, — Чанёль даже не удивляется, когда тот снова читает его мысли. — Про язык ты сам. И, в общем-то, выходит все как-то скомкано. Потому что Чанёлю только и остается, что шутить. И даже мамино: «не шути, не играй с чертями, не делай так, плохо кончится» — не имеет никакого эффекта. Потому что на деле ему только и остается шутить. — А костюм твой тоже дымкой исчезает? — Поцелуй меня и узнаешь. — Душу отберешь? Чондэ хмыкает. Мерзко так, будто в голове у него план еще хуже, чем предыдущий. И Чанёлю от этого вообще не по себе. Но выбирать не приходится. — Посмотрим, вдруг ты слишком хорош в сексе и я не захочу у тебя ничего отбирать. — Сомнительная сделка. — А это не сделка, — говорит Чондэ и целует Чанёля, пробегаясь горячим языком по его губам. Чанёль чувствует, что вокруг все меняется и какое-то наваждение уходит, вокруг меняется даже сам воздух. Неприятное чувство рассеивается легкой дымкой (или это костюм Чондэ?), да только, кажется, день сурка заканчивается.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты