truly in love

Слэш
R
Закончен
47
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 17 страниц, 3 части
Описание:
Два отстранённых парня, нашедшие надежду на любовь в друг друге, пытаются смириться с обстоятельствами и неловко признаться в чувствах.
Примечания автора:
Действия происходят в айленд моде(без участия монокумы).
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
47 Нравится 11 Отзывы 7 В сборник Скачать

Подушка

Настройки текста
На улице холодая ночь, относительно средней температуры острова, но один индивидуум возомнил себя главным героем какого-то грустного клипа, отчего ёрзая и обнимая себя за плечи в попытках согреться, шлялся по песчаному берегу. Из головы не могли выйти мысли об этих дико странных событиях: их учитель — миленькая игрушка-крольчиха, классная поездка(о которой он и узнал уже в пункте назначения), но как они прибыли туда, не выходя из кабинета? талант. —Талант?..—неосознанно произнёс Хината вслух. Больше всего его волновала естественность всего этого. Его одноклассники, которые сразу же пошли купаться и веселиться; жарковато, да, но разве это именно то, что сейчас должно тебя беспокоить, беспомощный школьник? —Хотя, Нидая это ебать же не должно? А Ханамура?..— в такой ситуации надрачивать на одноклассниц в купальниках?! — Мелкий хуесос. У Хинаты есть свои жизненные принципы и понятия, уж слишком отличные от принципов и понятий Абсолютного повара, отчего он и позволял себе столь резкие неоправданные высказывания. Проведя день со своими новыми одноклассниками, он лишь сильнее отстранился. Среди них, как отметил парень, не было ни одного Адекватного Человека. Ни одному он бы не смог довериться, что нагоняло панику. Быть...одному? Определённо не та тема. Не та. Мысли начали уходить в левую сторону, поэтому Хината попытался отвлечь бедный мозг шумом волн. Хаджиме присел на ледяной песок, скрипя зубами, сдерживая дрожь от чересчур освежающей прохлады. —Хината-кун, думаешь о жизни? — такое резкое нарушение спокойствия и уединения заставило Хаджиме дрогнуть, из-за чего парень резко обернулся. —Бл..-и-и-ин! Комаеда, ты нормальный так подкрадываться? — прозвучал ответ с ноткой агрессии. —Ах-ха, ой, извини Хината-кун. Я не хотел помешать тебе. Я тогда...— но шатен неожиданно прервал собеседника. —Ты чего здесь ходишь ночью? — среди ненормальных Хаджиме составил список от самых стрёмных до более менее приемлемых, в котором Нагито, как ни странно, был на первом. Хаджиме никогда не переносил таких "Вечно добрых, вечно улыбающихся, вечно счастливых" личностей, а укрепил его место номер один в топе окончательно, когда послушал этот бред сумасшедшего про надежду. —Я не могу заснуть. Ты ведь тоже? —Но я ни к кому не подкрадываюсь. Со спины. —Если я сяду рядом с тобой, будет ли это считаться, что я целенаправленно шёл поболтать с тобой? Ха-ха-ха. — на лице беловолосого расплылась детская улыбка. Будто он вышел из рекламы...рекламы сока, где вся семья сидит за обеденным столом и пьёт этот химозный чудесный напиток; они просто наслаждаются компанией друг друга; они просто счастливы по-своему. У каждого человека своё счастье. Главное лишь найти его. Такой точки зрения хотел бы придерживаться и Нагито, но талант, как он считает, этого не позволяет. Но так ли это на самом деле? —А я разрешил? — первое, что бросилось в глаза Хинате, на что он и ответил, но сразу же заметил ещё кое-что. — Стоп, ты сказал "целенаправленно"? —Нет-нет, извини за излишнее беспокойство, Хината-кун. Не буду тебе больше мешать. — сказав это максимально быстро, Комаеда уже планировал закончить свою миссию неудачей и сдаться в поиске своего счастья окончательно, но в этот раз ему повезло. Подул внезапный ветер, отчего Хината уже не выдержав, скатился на песок. Длительное время в лёгкой рубашке без рукавов и летних штанишках в непогоду отрицательно повлияло на способность двигать конечностями, на что Хаджиме даже не обратил ранее внимания. Вероятнее, он не только отморозил, но и отсидел ноги, поэтому этот дискомфорт не только наступил мгновенно при смене положения тела, но и был блядски сильным(судя по тому, какие слова крутились у темноволосого в голове). —...Хината-кун? Хаджиме в этот момент пытался размяться, лёжа на песке. Если точнее, то он еле-еле управляемыми ладошками пытался помассировать замёрзшие ноги и руки. Постепенно это начало работать. —Хината-кун, всё нормально? Ты замёрз? —Нет, блять, просто так дрожу. — Хинату начало прорывать. Сам он свою вину не признает, а в таком случае единственный, на кого её можно свалить(в комплекте с нахамить, наобзывать или обматерить) — Нагито. —У тебя руки такие красные.. — сказал беловолосый, подсаживаясь на корточки радом с лежащим одноклассником. — Ноги чувствуешь? Я могу тебе помочь? —А если и нет? На руках понесёшь? — с явной издёвкой ответил парень, явно не ожидая серьёзного волнения со стороны одноклассника. —Ну вообще мой домик сейчас ближе твоего, так что я могу, если ты не против, Хината-кун. —Стой. Я же не инвалид. Я был несерьёзен. Сам смогу дойти. —Хината-кун, давай я доведу тебя. Да и если ты сейчас чувствуешь себя "нормально", я всё равно уверен, что тебя продуло. Можешь надеть моё пальто. — с недовольным лицом Хаджиме встал с поддержкой Нагито. Тогда светловолосый убедился, что Хината может стоять(хоть и с ощущением жгучей боли); Комаеда снял с себя верхнюю одежду, оставаясь в тонюсенькой футболке, которая сразу начала развиваться и слегка задираться под порывом ветра. Темноволосый укутался в подходящее по размеру пальто, что оказалось ещё и очень удобным. —Комаеда, тебе самому сейчас "нормально"? —Не беспокойся, Хината-кун. Пойдём в сторону домиков.

***

До коттеджа Нагито они шли в полной тишине, только иногда светловолосый украдкой посматривал на друга. Неловкость, неловкость и ещё раз неловкость. Так думал только Хаджиме, ведь Комаеда и не нуждается в разговорах. После его гигантского жизненного опыта ему достаточно лишь присутствия. Просто чувства что ты не один, что ты кому-то нужен, что ты можешь помочь Абсолютному. Это прекрасное чувство наполняло Нагито надеждой. Он бы мог так бесконечно витать в облаках, снова и снова думая о том, как ему повезло, если бы не: —Комаеда? — сказал Хаджиме, не понимая, почему его спутник глядит в пустоту, застыв напротив входной двери. —А? А мы уже дошли.. Хорошо проходи и не стесняйся —М..ага... — "Стрёмный, блять... Я точно нормально работаю мозгом, раз иду к нему в коттедж, мать твою, ночью? Убьёт же сука, никто и не заметит, а горло, блять, болит. Я же даже закричать токлком не смогу! Он это всё продумал?! " — пронеслось у Хинаты в голове, — "Но мне же всё равно нужны какие-то лекарства. Просто возьму их и быстренько пойду к себе. Ну-у, даже в крайнем случае я определённо и в таком состоянии буду сильнее этого скелета." На первый взгляд домик Нагито ничем не отличался от домика самого Хаджиме. В действительности же, помимо интересных для рассуждения с самим с собой книг, аккуратно разложенных на столике, оказалось, что Нагито был более подготовленным к чп, судя по наличию базовой аптечки в ближайшем к кровати комоде. —Хината-кун. — позвал того Нагито из глубины комнаты. — Ты был бы против остаться у меня сегодня на ночь? — Ч-чего? Зачем? —Я, конечно, могу дать тебе сейчас некоторые лекарства, которые могут понадобиться в ближайшем будущем, но это слишком большая честь для меня, учитывая наличие Абсолютной Медсестры на острове. Если ты останешься, я смогу контролировать тебя и твое состояние. — улыбаясь, пояснил Абсолютный Везунчик. —Ты мне итак помог, спасибо. — "Нужно не показывать ему, что я о чём-то догадываюсь, определённо да. Но отчасти я правда благодарен ему, всё же пальто тёплое." —Я хочу оказать тебе максимальную помощь, которую только смогу. Я хочу подарить тебе надежду. —Господи, снова ты это начинаешь. С тобой поэтому общаться и не хотят, Комаеда. Ты всех пугаешь. Может стоит задуматься об этом? — неосознанно, скорее на автомате, Хаджиме понимая, что сейчас будет активный диалог, если даже не спор, потихоньку начал выходить из коридора в сторону кровати, рядом с которой стоял Нагито. —Я не считаю это чем-то плохим, Хината-кун. Ты не поймешь меня. Никто не поймет меня. Никто, больше меня, не сможет полюбить надежду. И никто не может понять всю её прелесть. —Комаеда, перестань нести эту чушь. Я начинаю думать, что это мне нужно, блять, оставаться с тобой, чтобы присмотреть за твоими припадками неадекватности. —Ха-ха, извини, Хината-кун. Впрочем, ты не должен слушать такого, как я. Та- —..Такой мусор не достоин быть на одном уровне с Абсолютными? Ты это уже говорил, Комаеда. Э-эх, — Хаджиме устало выдохнул, — Ты так раздражаешь своим..двуличием? Сначала заботишься, если это можно так назвать, помогаешь, а потом становишься психом. Я же всё ещё в шоке от: "...Заставить нас убивать друг друга", "...Я не против убить или быть убитым." Ты под чем это говорил? Это нисколько не было похоже на "смешной ха-ха" прикол, шутку и тому подобное, блять! А уж в сочетании с бреднями о надежде и подавно, еблан! Тебя родители навыками социального общения не учили? — не сдержавшись, парень уже планировал отборным матом покрыть одноклассника, если бы не: —Мои родители мертвы. ..."БЛЯТЬ!" В этот момент Хаджиме понял, что он никогда в жизни не проёбывался до такой степени. Большей неловкости он не испытывал никогда. Особенно, чувствуя сверлящий взгляд Нагито, но Хината не смог посмотреть ему в глаза, как и не смог сразу что-то сказать. Он просто пялился на свою обувь, в голове пытаясь придумать что-то связное, но ничего толкового не получалось из-за жуткого чувства стыда и убивающей тишины. Если так подумать, то неадекватность Нагито можно списать на травму, видимо, настолько сильно повлиявшую на психику, что надежда стала его верой и спасительницей; такое абстрактное понятие полностью поглотило его. Под таким углом он не выглядит страшным, скорее несчастным, который пытается убедить себя в обратном, постоянно улыбаясь. Жалость. От этого Хаджиме почувствовал себя ещё большим мудаком. —К-Комаеда... Извини меня... — темноволосый понимал, насколько убого звучит эта фраза после минутной тишины, но волнение успешно харкало на, определённо, важную в данной ситуации дружескую поддержку. —А? Тебе не нужно извиняться, Хината-кун. — с улыбкой произнёс Нагито. —У меня нет мозга... Ещё раз извини, Комаеда. За всё. Мне не стоило говорить такое. —Ничего страшного, Хината-кун, тебе правда не нужно извиняться, ха-ха. —Нет... —Как ты себя чувствуешь, Хината-кун? —Дерьмово. — честно признался парень, но дерьмово не только морально, но и физически. Горло активно напоминало о своём существовании режущей болью, голова начинала кружиться, становилось прохладно. Нагито был прав. —Что конкретно? — так и не подняв голову, Хаджиме присел на кровать. — Хината-кун? —Мне плохо. —Ложись. — темноволосый послушно выполнил просьбу. — Хината-кун, что ты сейчас чувствуешь? —Горло, знобит, кружится голова. —Хорошо... — Нагито порылся в аптечке и достал несколько лекарств с градусником. Подсаживаясь к другу на кровати, он продолжил, — Не стесняйся, ложись. — сказав это с типичной улыбкой, он укрыл Хаджиме одеялом. — Померь температуру для начала, потом горло. —М-гм. — парень засунул градусник в рот и принялся ждать. —...*Пи-и-ип*. —Дай, пожалуйста, посмотреть. Хм-м, 38.1...Вот: от горла и от температуры. Держи, Хината-кун. Я пока что окно закрою. Хаджиме первым делом забрызгал горло, быстро почувствовав горячую боль, но тут же ощущая облегчение. Если горло, по видимому, было задето не так сильно, отчего одного пшика средства вполне хватило, то, пока таблетки не подействуют, температура не спадёт вместе с ознобом. Даже лежа в пальто под одеялом, парень дрожал. —Эй, Хината-кун, ты же остаёшься на ночь тут? —У меня нет выбора. Хотя, я и не то что бы против. Тебе не кажется странным, — темноволосый решил завязать беседу, чтобы попробовать утомить себя и позже уснуть, — что Усами, которая пытается выглядеть такой "хорошенькой и заботливой", должна была по камерам всё заметить, но она не пришла. Учитель должен следить за состоянием учеников, разве не так? —М-м, я думаю что это может относиться к правилу №4, Хината-кун. —А? —"Учитель не имеет права непосредственно вмешиваться в жизнь учеников. Исключениями являются случаи, когда ученик нарушает правила." Считай, личная жизнь, так как Усами очень хочет мира и дружбы на острове. А мы сейчас мило беседуем, Хината-кун. Не ценно ли это, когда ещё пол часа назад ты не переносил меня? Ты ни с кем не общался, так что я хотел стать твоим первым другом тут, ха-ха. Впрочем, как ты себя чувствуешь, Хината-кун? —А-а... Извини...Мне всё ещё холодно, но горло прошло, спасибо. —Хм-м... У меня больше нет одеял, но я мог бы зайти к тебе в домик за твоим. Ты не против, Хината-кун? —Нет. — Хаджиме порылся под одеялом, в попытках не раскутываться, но достать карточку из кармана рубашки. Когда это получилось, он протянул её Нагито. — Ты так и пойдёшь в футболке? —Да, я быстро, Хината-кун. — сказал парень, вставая с кровати. —Но ты замёрзнешь. — на Хаджиме давило гигантское чувство вины. Мало того, что он ранее нахамил ему, так сейчас ещё и занял чужую кровать и забрал чужое пальто, поэтому Нагито будет спать на холодном полу, а сейчас в тонюсенькой футболочке пойдёт за вторым одеялом для Хинаты в ветряную погоду. Ужасная наглость, которая, как считал темноволосый, приносила Комаеде сильный дискомфорт. —Не волнуйся обо мне, Хината-кун. — сказав, Нагито пошёл в сторону входной двери коттеджа, оставляя смущённого Хаджиме наедине с самим с собой. Парень, ёрзал в кровати, успокоившись только в позе эмбриона. Как он понял, температура начала спадать; стало легче, слегка теплее. В таком положении он сильно расслабился, его глаза начали закатываться. Осталось лишь спокойствие. Осознанно или нет, он всё же уснул, не дождавшись Нагито.

***

—Хм-ф... —Хаджиме легонько сопел во сне. Какие-то яркие родные образы окружали его в грёзе, что-то очень приятное, что-то, что заставило появиться улыбку. Открыв глаза, парень был заспанный, поэтому мозг ещё не очень соображал. Он чувствовал приятное тепло, отчего снова закрыл глаза. Пока что он думал только о блаженном сне, который, к сожалению, после просыпания он сразу забыл, так что сейчас он просто лежал, стараясь вспомнить хоть маленький отрывок. Потихоньку он вспомнил очертания какого-то фонтана, что заставило его по неизвестным причинам снова улыбнуться, как сначала показалось Хаджиме, но только через несколько секунд он понял, что что-то не так. Одна рука, как он чувствовал, была прижата к груди. Вторая же лежала на чём-то массивном. Подушка? Вполне возможно. Хината имел такую привычку, засыпать так комфортнее, поэтому он не смутился. Немного полежав, он начал соображать. Первое — он определённо должен быть в домике Комаеды, второе — судя по относительно трезвому уму, у него всё прошло, третье — сейчас утро, раз солнце предательски нагрело одеяло и затылок. —М-мм... — недовольно простонав, парень открыл глаза. Поднимаясь, он использовал левую руку как опору, а правую оставил приложенной к подушке. "БЛЯТЬ!" — он отдёрнул руку. Белые волосы "подушки" аккуратно расстелились на поверхности двух смятых одеял. "Твою мать..."

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты